Научная статья на тему 'Русские просветители и крепостное право'

Русские просветители и крепостное право Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
323
44
Поделиться
Ключевые слова
КРЕПОСТНОЕ ПРАВО / ПРОСВЕЩЕНИЕ / ПРОСВЕТИТЕЛИ / ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ / ЕКАТЕРИНА II / С.Е. ДЕСНИЦКИЙ / S.E. DESNITSKY / Н.И. НОВИКОВ / N.I. NOVIKOV / Д.И. ФОНВИЗИН / D.I. FONVIZIN / КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС / SERFDOM / ENLIGHTENMENT / SOCIAL-POLITICAL THOUGHT / CATHERINE II / PEASANT ISSUE / ENLIGHTENERS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Моряков Владимир Иванович

В статье рассмотрены выступления русских просветителей с критикой крепостного права, в защиту обездоленных крепостных крестьян, проанализированы просветительские предложения по улучшению их жизни и быта. Автор обосновывает положение, что главное значение деятельности просветителей состояло в том, что они воздействовали на общество, укрепляя в нем растущие антикрепостнические настроения, разрушая цельность крепостнической психологии общества в России и готовя тем самым постановку в стране крестьянского вопроса.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Моряков Владимир Иванович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Russian Enlighteners and serfdom

The article presents the Russian enlighteners criticism of serfdom, their protection of disadvantaged serfs, analyses their proposals on the improvement of peasants living conditions. The author substantiates the position that the main importance of the work of the enlighteners consisted in the fact that they had effected the society, strengthening it’s antiserfdom mood, destroying the integrity of the serfdom psychology of Russian society and preparing thereby posing the peasant issue.

Текст научной работы на тему «Русские просветители и крепостное право»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 2014. № 3

В.И. Моряков

(доктор ист. наук, профессор кафедры истории России до начала XIX в.

исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)*

РУССКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ И КРЕПОСТНОЕ ПРАВО

В статье рассмотрены выступления русских просветителей с критикой крепостного права, в защиту обездоленных крепостных крестьян, проанализированы просветительские предложения по улучшению их жизни и быта. Автор обосновывает положение, что главное значение деятельности просветителей состояло в том, что они воздействовали на общество, укрепляя в нем растущие антикрепостнические настроения, разрушая цельность крепостнической психологии общества в России и готовя тем самым постановку в стране крестьянского вопроса.

Ключевые слова: крепостное право, Просвещение, просветители, общественно-политическая мысль, Екатерина II, С.Е. Десницкий, Н.И. Новиков, Д.И. Фонвизин, крестьянский вопрос.

The article presents the Russian enlighteners criticism of serfdom, their protection of disadvantaged serfs, analyses their proposals on the improvement of peasants living conditions. The author substantiates the position that the main importance of the work of the enlighteners consisted in the fact that they had effected the society, strengthening it's antiserfdom mood, destroying the integrity of the serfdom psychology of Russian society and preparing thereby posing the peasant issue.

Key words: serfdom, Enlightenment, enlighteners, social-political thought,

Catherine II, S.E. Desnitsky, N.I. Novikov, D.I. Fonvizin, peasant issue.

* * *

Во второй половине XVIII в. в России усиливается самодержавно-крепостнический строй. Упрочение государства, усиление центральной власти, защита своей территории от внешних вторжений — все это требовало значительных сил и средств. Получить их в стране с неблагоприятными для хозяйственного развития природно-климатическими условиями, скудными природными богатствами, низкими урожаями, слабыми городами, подчиненными государству, бедным, малоплатежным и немногочисленным населением можно было лишь за счет усиления крепостного права. В силу этого Россия с ее земледельческим характером экономики, замедленными темпами экономического развития представляла контраст с развитыми странами Запада.

Но Россия не желала оставаться примитивным земледельческим социумом и, особенно в XVIII в., активно пыталась преодолеть

* Моряков Владимир Иванович, тел.: (495) 939-54-40.

«вопиющий контраст с Западом». По мнению Л.В. Милова, для поступательного развития, обретения статуса сильного европейского государства в России были выработаны «компенсационные механизмы». К ним он относил прежде всего самодержавное государство и крепостное право1. Система крепостного права была нужна государству, дабы оно могло гарантированно получать и с крестьян, и с посадских людей необходимые ему налоги и выполнение повинностей. Поэтому государство проводило крепостническую политику в отношении всего тяглого населения страны.

Система крепостного права давала абсолютную власть государству над всеми его подданными. Крепостные крестьяне были лишены всех прав и находились под неконтролируемой властью помещиков. В сознании большинства дворян крепостные — «хамы», а не люди, ленивые и нерадивые работники, а потому в обращении с ними жестокость просто необходима. Львиная доля помещиков была убеждена, что крепостным нужен надзор. Если его не будет, то они перестанут работать, впадут в разврат, займутся воровством и разбоями. Помещики смотрели на крепостных как на инвентарь, который следует всегда держать исправным. Поэтому само собой разумеющимися были кандалы, розги, пощечины и зуботычины и т.д. за проявление даже малейшего намека на скрытое или открытое сопротивление крепостного. Крепостничество во второй половине XVIII в. стало привычным и естественным.

Если крепостничество способствовало усилению мощи России, превращению ее в могучую державу, то с ментальной точки зрения от крепостного права эффект был другой. На сознание русских людей оно оказывало пагубное влияние. Крепостное право вырабатывало у крестьян рабское послушание, сковывало личную инициативу, воспитывало двоякое отношение к труду — при работе на своей и на барской пашне, прививало желание присваивать барское и государственное имущество. Обмануть, украсть, навредить — все это для крепостного стало делом, которым негрешно и похвастать. Крепостные были не заинтересованы в своем труде, так как он не давал средств для пристойного существования. Помещиков крепостное право освобождало от забот по добыче средств к существованию, вырабатывало у них леность, чувство безнаказанности за чинимый произвол, культивировало лесть, угодничество, раболепие перед вышестоящими.

Крепостной был, как писал А.Н. Радищев, «в законе мертв, разве по делам уголовным». Крестьянин имел, по сути, только право на жизнь. Этого права его мог лишить только Бог. Но в России это

1 Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998.

могло сделать и самодержавное государство, имевшее право суда и назначения наказаний в отношении всех подданных.

Средство обеспечения своего более или менее сносного существования крестьяне видели в активном или пассивном сопротивлении государству, когда же его наступление на их права и имущество переходило все разумные пределы, происходил взрыв антигосударственных выступлений, которые жестоко подавлялись. Немалое значение имели пассивные формы сопротивления (сокрытие доходов, нежелание увеличивать производство и т.д.). Хотели ли крестьяне свободы? Хотели, но они воспринимали ее как освобождение от всех обязательств в отношении государства и общества, от налогов и повинностей. Идеалом, к которому они стремились, было самоуправление, общий сход для решения всех вопросов, выборная власть и суд, полное равенство и уравнительное распределение.

Огромная часть дворян России и слышать не хотела и думать не думала, чтоб что-то менять в крепостнической действительности. «Если, — писала в конце 60-х гг. Екатерина II, — посмеешь сказать, что они [крепостные] тоже люди, как и мы, и даже тогда, когда я сама это говорю, я рискую, что в меня станут бросать каменьями... Я думаю, не было и двадцати человек, которые по этому предмету мыслили бы гуманно и как люди»2. Однако такие люди во второй половине XVIII в. в России были, и они говорили о положении крепостных крестьян с гуманистических позиций. Россия, стремясь преодолеть отставание от Запада, использовала его цивилизационные успехи. Они были существенным ориентиром развития и обладали огромным и прогрессивным влиянием на русское общество3, в первую очередь на образованное дворянство. Сильнейшую роль в этом играли идеи Просвещения, которое было в XVIII в. типом общественного сознания периода перехода от феодализма к капитализму, включавшим идеологию, мировоззрение, философские, этические, социальные представления. Для Просвещения было характерно, что в центр внимания был поставлен человек с его естественными правами. «Общее благо» — благо человека и общества — было основным этическим и социальным законом просветительства. Идеи Просвещения отражали сущность XVIII в. и воспринимались представителями всех направлений тогдашней общественно-политической мысли.

С середины века жизнь привилегированных слоев русского общества проходила под влиянием идей европейского Просвещения. Следствием этого и внутренних процессов развития России стало

2 Записки императрицы Екатерины II. М., 1989. С. 174—175.

3 История России с древнейших времен до конца XVII века / Под ред. Л.В. Ми-лова. М., 2006. С. 7-8.

формирование просветительской идеологии, по сути своей антисамодержавной и антикрепостнической, которая стала самостоятельным и ярким направлением русской общественно-политической мысли. Во второй половине XVIII в. русское просветительство развивалось в довольно острой полемике с властью, которая пыталась использовать идеи Просвещения для модернизации и укрепления существующего строя. Екатерина II проводила их на базе развивавшегося вширь и вглубь крепостного права. В то время власть, а она практически не вмешивалась в дела дворянских имений, способствовала расширению дворянского землевладения и власти дворян-помещиков над крестьянами, практически не внося в крепостное право изменений. Как заметил А.С. Лаппо-Данилевский, императрица «много рассуждала о вредных последствиях "порабощения", но не коснулась его сущности: она хотела улучшить положение владельческих крестьян, но кончила тем, что способствовала усилению помещичьей власти и распространению крепостного права»4. В советской и новейшей российской историографии превалирует мнение, что Екатерина II, осознавая проблему крепостного права, обдумывала пути ее решения. Но по мнению одних ученых, Екатерина II не была уверена в возможности ликвидации крепостного права уже во второй половине XVIII в. из-за неготовности к этому России. Другие исследователи считают, что императрица остановилась в своих намерениях облегчить положение крепостных из-за боязни вызвать недовольство дворян, что было чревато потерей власти. Мы считаем, что правы и те, и другие. Но кроме того, на наш взгляд, императрица стояла и, это следует учитывать, перед необходимостью решения национально-государственных задач, что требовало больших финансовых затрат. Получить их в России, где в силу природно-климатических условий производился малый совокупный прибавочный продукт, можно было только за счет усиления крепостничества. Поэтому, думается, несмотря на свою просветительскую самооценку и самоидентификацию, Екатерина проводила усиление крепостного права сознательно, руководствуясь интересами государства и дворянства. Крепостное право было «компенсационным механизмом» прежде всего для дворянской монархии и дворянства и обеспечивало рост мощи государства и всевластия дворян над крестьянами.

Крепостничество, его усиление вызывали протест у просветителей. Просветители Европы и России считали, что «мнения правят миром», а потому стремились формировать общественное сознание в духе свободы. Одной из особенностей русского просвети-

4 Лаппо-Данилевский А.С. Екатерина II и крестьянский вопрос // Екатерина Вторая: Pro et contra. СПб., 2006. С. 505-506.

тельства была его яркая антикрепостническая, тираноборческая направленность. Русские просветители развернули критику самодержавно-крепостнического произвола. Они выступили в защиту человеческой личности крестьянина, которого крепостное право, по словам В.О. Ключевского, отчуждало от остального общества.

Вопрос об отношении Екатерины II к крепостному праву и положению крепостных крестьян в произведениях просветителей России второй половины XVIII в. рассматривался многими исследователями5. Практически все они были единодушны в том, что русские просветители выступали с резкой критикой крепостничества, в защиту крепостных, анализировали предлагаемые ими проекты по улучшению жизни крепостных. Многие исследователи считали, что реализация некоторых просветительских предложений уже в то время могла облегчить жизнь крепостных.

По иному решал этот вопрос Л.В. Милов. Он полагал, что «при всей отталкивающей жестокости крепостничества» благодаря ему были достигнуты весьма существенные успехи, и прежде всего то, что Россия стала великой европейской державой6. Просветительские идеи, по мнению Л.В. Милова, «имели в большей мере лишь нравственную основу, а реальность их была в то время иллюзорна». Однако в восприятии просветителей России, испытавших на себе влияние идей западноевропейского Просвещения, «жестокости крепостничества заслуживали сокрушительной критики»7.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Думается, оценивая идеи русских просветителей, касающиеся крепостного права, следует исходить в первую очередь не из воз-

5 Горбунов М.А. Философские и общественно-политические взгляды А.Н. Радищева. М., 1949; Пигарев К.В. Творчество Фонвизина. М., 1954; Макогоненко Г.П. Радищев и его время. М., 1956; Алефиренко П.К. Крестьянское движение и крестьянский вопрос в России в 30-50-е годы XVIII в. М., 1958; Коган Ю.А. Очерки по истории русской атеистической мысли XVIII века. М., 1962; Белявский М.Т. Крестьянский вопрос в России накануне восстания Е.И. Пугачева. М., 1965; Каря-кин Ю.Ф., Плимак Е.Г. Запретная мысль обретает свободу. М., 1966; Штранге М.М. Демократическая интеллигенция в России. М., 1968; Щипанов И.Я. Философия русского Просвещения. Вторая половина XVIII в. М., 1971; Дербов Л.А. Общественно-политические и исторические взгляды Н.И. Новикова. Саратов, 1974; Орешкин В.В. Вольное экономическое общество в России. М., 1963; Белявский М.Т. Французские просветители и конкурс о собственности крепостных крестьян в России // Вестн. Моск. ун-та. Сер. История. 1960. № 6; Он же. Просветители на конкурсе о собственности крестьян в России // Вестн. Моск. ун-та. Сер. История. 1961. № 2; Моряков В.И. Русское просветительство второй половины XVIII века. М., 1994; Пантин И.К., Плимак Е.Г., Хорос В.Г. Революционная традиция в России 1783-1883. М., 1986; Моряков В.И. Екатерина II — просветитель или консерватор? // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8. История. 2010. № 3; Он же. Общественно-политические взгляды просветителей России во второй половине XVШ в. // Общественно-политическая мысль европейского Просвещения. М., 2002.

6 История России с древнейших времен... С. 301.

7 Там же.

можностей реализации их проектов и предложений, как это делал Л.В. Милов, а именно из той нравственной основы, которая была характерна для их критики жестокостей крепостничества. Эта сторона была крайне важна для общества, в котором, с одной стороны, происходило падение нравов, а с другой — появился запрос на обсуждение безнравственности и аморальности крепостного права, и деятельность русских просветителей была ответом на него. Немалое значение, на наш взгляд, в оценке роли просветителей имела их общественная деятельность для постановки и решения в России крестьянского вопроса.

В данной работе мы ставим цель представить мнения просветителей по вопросу о крепостном праве, их предложения о смягчении положения крестьян, регламентации их повинностей, ликвидации всеобъемлющей власти помещика над крестьянами, предоставлении крестьянству собственности на землю и движимое имущество в рамках существующей системы. Мы считаем необходимым показать, что для русских просветителей было важнее не столько практическое воплощение в жизнь своих положений, сколько возможность обратить внимание власти и дворянства на положение угнетенных и обездоленных крепостных крестьян. Просветители хотели убедить власть и общество в правильности своего учения, его способности решить все проблемы наиболее справедливым образом, создать в обществе мнение о безнравственности и аморальности крепостного права. Просветители второй половины XVIII в. своей деятельностью разрушали цельность крепостнической психологии в обществе и стояли у истоков крестьянского вопроса в России.

Впервые вопрос о крепостном праве и положении крепостных крестьян в России был поднят в 1766 г. на конкурсе Вольного экономического общества о возможности предоставления крестьянам собственности на движимое и недвижимое имущество и в 1767— 1768 гг. на заседаниях Большого собрания Уложенной комиссии, где прозвучало 58 антикрепостнических выступлений депутатов от различных сословий.

Просветительские положения были высказаны в ряде работ, поданных на конкурс ВЭО российскими авторами. В работах № 77 и 99, авторы которых так и остались неизвестными, а также С. Александрова, Эйзена крепостное право было подвергнуто критике, показано бедственное положение крестьян, содержались требования прекратить произвол помещиков и предложения регламентировать крестьянские повинности. Эти авторы выступали также за предоставление крестьянам собственности на движимое и недвижимое имущество, но, в отличие от французских просветителей, у них отсутствовало буржуазное понимание собственности.

Русские просветители весьма часто, например, отождествляли право частной собственности крестьян с правом пожизненного, часто наследственного пользования землей. В отличие от французских просветителей, в частности Вольтера, русские просветители не поднимали вопроса о выкупе крестьянами права частной собственности на землю и освобождения от обязанностей и повинностей.

Резкой критике подверг помещичий произвол, показал бедственное положение крепостных в своей конкурсной работе А.Я. Поленов. Его практические предложения во многом совпадали с предложениями авторов вышеназванных работ. «Я не нахожу, — писал он, — беднейших людей как наших крестьян, которые, не имея ни малой от законов защиты, подвержены всевозможным не только в отношении и имения, но и в самой жизни обидам и претерпевают беспрестанные наглости, истязания и насильства»8.

Для облегчения положения крестьян он предлагал помещикам наделить их землей, которой было бы «довольно... для сеяния хлеба и паствы скота». Владеть ею земледелец мог «наследственным образом». Что касается движимого имущества, «состоящего в скоте и получаемых от земледелия плодах», то он считал, что в распоряжении им «крестьянам должно дать полную власть и волю». Он полагал также необходимым регламентировать законом размеры податей, повинностей и работы крестьян. Подати и повинности в пользу казны, по его мнению, должны составлять не более десятой части крестьянского дохода, а объем работы крестьянина на помещика должен составлять всего один день в неделю. Необходимо, по мнению А.Я. Поленова, также создать специальные административно-судебные учреждения: деревенских судей из крестьян для расследования мелких дел и крестьянские суды для решения споров между помещиками и крестьянами. Задача крестьянских судов — «защищать крестьян от наглости помещиков, которые их без всякой пощады и милосердия мучат, отнимая все то, что им на глаза попадется, и чрез то приводят в несказанную бедность, от которой они никогда не в состоянии избавиться»9. Средство для исправления «рабского состояния и бедности наших крестьян», общественных пороков, как и все просветители, веривший во всесилие просвещения, А.Я. Поленов видел в воспитании и обучении крестьян.

Просветители в Уложенной комиссии требовали для крестьян безусловного и законом оформленного владения движимой собственностью. По их мысли, крестьянские повинности в пользу помещиков должны были быть ограничены законодательным путем.

8 Поленов А.Я. О крепостном состоянии крестьян в России // Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIП века. Т. 1. М., 1950. С. 15.

9 Археографический ежегодник за 1960 год. М., 1962. С. 352.

Просветители выдвигали различные варианты регламентации крестьянских повинностей. Коробьин предлагал, чтобы крестьянская «дань» была «мерной», с учетом условий той или иной местности. В зависимости от этого, говорил он, надо определять, где лучше получать ее деньгами, а где продуктами. Его поддержали Чупров, Жеребцов, Козельский. Последний выступил за то, чтобы помещик и крестьянин сами договаривались о форме выполнения повинностей — барщине или денежном оброке, но чтобы работа на помещика не превышала двух дней в неделю; еще два дня крестьянин выполняет государственные повинности, а остальное время работает на себя.

При обсуждении крестьянского вопроса в Уложенной комиссии в острой борьбе со сторонниками сохранения и укрепления крепостного права представители просветительской мысли показали бедственное положение крестьян, выразили их нужды и чаяния, говорили о необходимости предоставить им права собственности на движимое и недвижимое имущество, в том числе и на землю. Они доказывали, что крепостное право — главная причина разорения, нищеты и невежества крестьян.

Просветители понимали, что крепостное право обрекало крепостного крестьянина на изнурительный, рабский, малопроизводительный труд. Именно крепостной труд не позволял ему увеличивать урожай со своих наделов и вкупе с неблагоприятными природно-климатическими факторами и малоплодородием почв принуждал производить лишь необходимый продукт и чуть-чуть сверх него. Половина из этого уходила на уплату государственных налогов и мирских сборов. «Блаженны, — писал уже в 90-е гг. А.Н. Радищев, — блаженны, если бы весь плод трудов ваших [крестьян] был ваш. Но, о горестное напоминовение!. Ниву селянин возделывает чуждую и сам, сам чужд есть, увы!... Господин есть господин его имения... он судия и исполнитель своих приговоров... Селянин, если имеет употребление чего-либо, то делается из бла-госердия господина»10. Стараясь улучшить и облегчить положение крепостных, просветители предлагали ограничить и регламентировать крестьянские повинности. На заседаниях комиссии даже прозвучала мысль о необходимости конфискации крестьянских наделов и крестьян у помещиков, ликвидации помещичьей власти над крестьянским имуществом и личностью крестьянина. Авторы предложений считали, что провести эти меры в жизнь можно, не ликвидируя существовавшей системы.

10 Радищев А.Н. Описание моего владения // Радищев А.Н. Избранные философские и общественно-политические произведения. М., 1952. С. 422, 440—441.

С роспуском Большого собрания Уложенной комиссии обсуждение вопроса о крепостном праве и положении крепостных не прекратилось. Оно продолжалось на страницах многочисленных сатирических журналов, в публицистических, философских, литературных произведениях, письмах, записках, проектах. Русские просветители много внимания уделяли этой проблеме.

С.Е. Десницкий писал в приложении к «Представлению о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи», что главным и единственным правом, которое нужно предоставить крестьянам, является свобода. Вольность они должны получить от помещика сразу и не только для себя, но и для своего потомства «с запрещением вступить снова в крепость». Подобно А.Я. Поленову, С.Е. Десницкий надеялся в деле освобождения крестьян на законодательство и на гуманность помещиков, считая, что эту меру надо подготовить и провести так, чтобы «не нарушать спокойствие государства, не учинить во вред помещиков, ниже не подать крестьянству поползновения к непослушанию и верности»11.

Важнейшим средством в деле исправления пороков самодержавно-крепостнического строя призвана была стать сатира. Сатиры «смелыми властелинами» были Н.И. Новиков и Ф.И. Фонвизин. Как все просветители, они в критике крепостничества исходили из морально-гуманистических принципов, руководствовались просветительским учением о человеке. В своих произведениях они утверждали мысль о том, что труд крестьян, «питателей России», является основой существования русского общества, что благополучие крестьян — благополучие России. Считая, что виновниками бедственного состояния земледельцев являлись помещики, Н.И. Новиков и Д.И. Фонвизин обличали, осмеивали, осуждали поведение «худых» дворян, критиковали пороки дворянского общества.

Перед читателем со страниц комедий Д.И. Фонвизина и сатирических журналов Н.И. Новикова предстает галерея «извергов человечества». Простакова и Скотинин, Фалалей, его дядюшка и родители, помещик Григорий Сидорович, владелец деревни Разоренной, Григорий Терентьевич, Змеян, Безрассуд, Злорад и другие дворяне паразитируют, живут за счет крестьян, обдирая их. «А с мужиков, — жалуется Фалалею отец его Трифон Панкратьевич, — ты хоть кожу сдери, так не много прибыли. Я, кажется-таки, и так не плошаю, да что ты изволишь сделать: пять дней ходят они на мою работу, да много ли в пять дней сделают; секу их нещадно, а все прибыли нет, год от году все больше мужики нищают... ума не

11 Десницкий С.Е. Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи (1767). Приложения // Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVШ века. Т. 1. С. 319-320.

приложу, что с ними делать»12. Особенно трагичной предстает судьба крепостных в образе Филатки, оставшегося с «четверыми ро-бятками» без лошади, которая пала. Хлеба ему «достать не на чем и не с кем, пришло пойти по миру». Но помещик Григорий Сидо-рович приказывает объявить Филатке, «чтобы он впредь пустыми своими челобитными не утруждал и платил бы оброк без всяких отговорок и бездоимочно»13.

Помещиками движет, доказывали Д.И. Фонвизин и Н.И. Новиков, стремление к личной выгоде, наживе, получению теплых местечек, страсть к чинам, обогащению любыми средствами. Они избегают общественной деятельности, государственной службы, у них отсутствует чувство патриотизма, долга. В то же время от положения крестьян в немалой степени, считали просветители, зависит уровень развития земледелия, без которого невозможно развитие ремесел и торговли. Рассуждая о значении торговли в трактате «О торговле вообще», Н.И. Новиков показал, что торговля зависит от ремесленного производства, а его развитие неразрывно связано с земледелием. Пренебрежение к земледелию, считал он, приведет к уменьшению в государстве продуктов питания, а это в свою очередь вызовет увеличение дороговизны ремесленных изделий. При росте цен на промышленные товары, недостатке продукции земледелия, увеличения числа жителей страны внимание с необходимостью будет привлечено к обработке земли, «которой награждающие плоды обещают тогда прибыль»14. Поэтому Н.И. Новиков говорил, что развитие ремесел и мануфактур должно быть соразмерно развитию земледелия. «Если же земля не может пропитать большого множества народа, то заведение торга хлебом есть остальное средство к замене сего недостатка»15. Н.И. Новиков утверждал, что в государстве, где граждане заняты земледелием, нужно прежде всего развивать торговлю сельскохозяйственными продуктами, так как «единая и достаточная пружина земледелия есть известный расход и соразмерно прибыльна цена жатвы земледельца»16. Без этого земледелец работает только для собственных нужд, и государство лишается многих выгод от торговли продуктами земледелия17.

В трактате «О торговле вообще» Н.И. Новиков не говорил прямо о крестьянах и дворянах, а рассуждал о бедных и богатых людях:

12 Новиков Н.И. Живописец (1772-1773). Сатирические письма. Письмо уездного дворянина его сыну // Новиков Н.И. Избранное. М., 1983. С. 194-195.

13 Новиков Н.И. Трутень (1769-1770). Копия с помещичьего указа // Там же. С. 89.

14 Новиков Н.И. О торговле вообще // Новиков Н.И. Избранные сочинения. М.; Л., 1951. С. 546.

15 Там же. С. 547.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16 Там же. С. 550.

17 Там же.

«Когда мы видим скудость граждан и слабость и повреждение государств, последующие вообще от недостатка управления и путей к пропитанию; когда рассуждаем мы о печальном жребии бедных, которые... становятся тягостью государству либо частным его гражданам, и которых праздная и худая жизнь равную склонность к праздности и пороку вливает в потомство их, столько же сожаления достаточное, когда, наконец, рассуждаем мы о гражданине, который с пролитием пота и со всею охотою к работе не может приобрести себе более, нежели сколько необходимо ему на содержание себя и домашних своих», то можно высоко оценить выгоды торговли, заключал просветитель. Счастливо то государство, где «граждане находят обильные источники питания, где гражданин может возвыситься прилежностию и предприимчивостью», где отсутствует неравенство «в имуществе граждан, навлекающее на бедных все публичные тягости, которых, однако, не могут они сносить, не разоряясь совсем, и увольняющее богатых от принятия в том участия, ибо имеют они способы отвращать от себя все тягости»18.

Если земледелец видит «верный расход и награду за свою работу, [то] усугубляет рачение и старается сколько возможно возвысить доход от своея жизни», — писал Н.И. Новиков. Наличие имущества у земледельца дает ему возможность содержать семью, а это ведет к увеличению числа земледельцев и доходов от земледелия. По мнению просветителя, именно земледельцы являются полезными членами общества, а не те, кто, «отягощая трудящихся, сами не споспешествуют нисколько общему благосостоянию... Таких граждан надо почитать мертвыми в политическом смысле, бесполезными, отягчительными для государства, могущими истребить прочие его силы, получаемые от полезных своих членов»19.

Однако ни Н.И. Новиков, ни Д.И. Фонвизин, ни другие просветители 60-80-х гг. XVIII в. не ставили задачу уничтожения крепостного права. Н.И. Новиков считал, что дворяне — люди, «которым государь вверил некоторую часть людей же во всем им подобных в их надзирание»20, но они стали считать себя собственниками крестьян, и от этого в значительной мере произошло повреждение их нравов, и они «нужное подчинение превратили в несносное иго рабства».

Д.И. Фонвизин полагал, что крепостное право сложилось в определенных условиях, но в том виде, в котором крестьяне превратились в полностью зависимых от своих хозяев рабов, оно для России неприемлемо. «Государство, — писал просветитель, — которое

18 Там же. С. 551.

19 Там же. С. 549.

20 Новиков Н.И. Избранное. С. 462.

силой и славой своей обращает на себя внимание целого света и в котором мужик одним видом человеческим от скота отличается... где люди составляют собственность людей... пресмыкаясь во мраке глубочайшего невежества, носит безгласно бремя жестокого рабства»21. Д.И. Фонвизин и Н.И. Новиков были убеждены, что для искоренения жестокостей крепостничества следует больше внимания уделять просвещению и воспитанию добронравия.

В XVIII в. лишь А.Н. Радищев сказал о необходимости уничтожения крепостного права. Он был его непримиримым противником. На страницах «Путешествия из Петербурга в Москву» даны картины вопиющей жестокости и насилии помещиков над крепостными. «Зверь лютый, чудовище, изверг», — так именовал А.Н. Радищев помещика, продающего своих крестьян. Русские крепостные были сведены до положения рабов, рабочего скота. А.Н. Радищев так пишет об эксплуатации крепостных крестьян: «для достижения своея цели он [помещик] отнял у них малый удел пашни и сенных покосов, которое им на необходимое пропитание дают обыкновенно дворяне, яко в воздаяние за все принужденные работы, которые они от крестьян требуют. Словом, сей дворянин некто всех крестьян, жен их и детей заставил во все дни года работать на себя. А дабы они не умирали с голоду, то выдавал он им определенно количество хлеба, по именем месячное известное». Изобилие «земли во многих краях России» создавалось, по мнению А.Н. Радищева, потом, слезами и стенанием русских крепостных крестьян. «Варвар! — восклицает он, обращаясь к помещику. — Не достоин ты носить имя гражданина... Богатство сего кровопийца ему не принадлежит. Оно нажито грабежом и заслуживает строгого в законе наказания...»22. Видя невозможность освобождения крестьян сверху, А.Н. Радищев пришел к выводу, что крепостничество может быть уничтожено силой восставшего народа. Свобода может прийти, грозил просветитель, не от «зверей алчных, пиявиц ненасытных», «жестокосердных помещиков», а от «самой тяжести порабощения». Такое в то время было невозможно в России. Радищев и сам это понимал, осуждая восстание Е.И. Пугачёва. Он говорил, что зрит «сквозь целое столетие». Просветитель грозил крепостникам революцией, если угнетение крепостных будет продолжаться.

Резкая критика просветителями жестокостей крепостничества была адресована власти и дворянству. Просветители взывали к их совести и гуманности, старались показать безнравственность, амо-

21 Фонвизин Д.И. Рассуждение о непременных государственных законах // Фонвизин Д.И. Собр. соч. В 2 т. Т. 2. С. 265.

22 Радищев А.Н. Путешествие из Петербурга в Москву // Радищев А.Н. Полн. собр. соч. М.; Л., 1938-1952. Т. 1. С. 325.

ральность крепостничества. Думается, что многие просветительские проекты и предложения касательно положения крестьян действительно во многом были иллюзорны, хотя предложения о регламентации крестьянских повинностей, просвещении крестьян, уменьшении барщины, высказанные Поленовым, Коробьи-ным и др., могли быть, на наш взгляд, реализованы без ущерба для страны и помещиков. Но это было не в интересах самодержавного государства и дворянства. Кроме того, для отмены крепостного права или внесения существенных изменений в положение крепостных в России второй половины XVIII в. отсутствовали условия экономического характера.

Да, просветители не ставили задачу уничтожения крепостного права, более того, они сами были владельцами крепостных, но усвоив антропоцентрические идеи Просвещения, идеи укреплении роли личности, стремления к индивидуальной свободе, естественного права, правового государства и гражданского общества, видя их несоответствие крепостнической действительности России, то, что большинство дворян не считают крепостного крестьянина за человека, просветители развернули жесткую критику крепостного права. Мы согласны с Б.И. Краснобаевым в том, что противоречие «между развитием человеческой личности, осознанием ее достоинства и самоценности, с одной стороны, и низведением личности крепостного до полной потери его своего суверенитета — с другой — одно из самых глубоких и острых противоречий русской жизни второй половины XVIII — первой половины XIX века»23. Оно определяло мировоззрение и характер людей.

Русские просветители были активными людьми и стремились изменить жизнь к лучшему, а потому своей деятельностью воздействовали на общество, становление которого пришлось на XVIII век.

«Вопрос о том, что такое общество, время его зарождения, что его отличает от социума и т.д., вопрос по сию пору в отечественной историографии неразработанный»24. Не вдаваясь в полемику по этим вопросам, мы считаем, что русское общество зародилось в XVIII в. под влиянием процессов, происходивших в развитии страны, и идей эпохи Просвещения. Под обществом XVIII в. мы склонны понимать образованную часть социума, которая находилась между властью и народом и была способна оказывать влияние на власть. Общество активно развивалось, включало новые соци-

23 Краснобаев Б.И. Русская культура второй половины XVIII — начала XIX в. М., 1983. С. 74.

24 Гросул В.Я. Русское общество XVIII—XIX веков. Традиции и новации. М., 2003.

альные прослойки, формировало общественную жизнь, как справедливо заметил В.Я. Гросул, «постепенно превращалось в параллельную структуру и на определенном этапе своего развития не могло с нею [властью] не столкнуться»25. Это столкновение было неизбежно, так как принципы самодержавия и принципы гражданского, правового общества были несовместимы. Русское общество XVIII в. было преимущественно дворянским и светским по характеру.

За время правления Екатерины II общество укрепилось, стало более активным, грамотным и в нем даже наметились черты размежевания. Произведения просветителей внимательно читались, изучались, они вызывали идейные споры. Самые разные люди искали в них ответы на волновавшие их проблемы. Мало кто в России второй половины XVIII в. понимал, что системообразующим в просветительстве было отрицание самодержавно-крепостнического порядка, идеал просветителей — внесословное право. Екатерина II это понимала, так как была очень проницательным человеком. Она сама увлекалась идеями Просвещения и пыталась использовать их в своей политике, не допуская, правда, того, чтобы они могли принести вред существующему строю. Императрица стремилась сохранить незымлемым абсолютизм, крепостное право и сословный строй.

Результатом политики Екатерины II стало углубление противоречий в стране. Рост самодержавного произвола и крепостного права вызывал в обществе протест и критику «просвещенной монархини». Но, как справедливо заметил П.Н. Милюков, суд и критика существовали для Екатерины II лишь в Европе, а в России «судьей была сама она — она одна. Общество было подсудимым, призванным выслушать над собой строгий, но суровый приго-вор»26. Однако общественное мнение всегда было важным для русской императрицы. Поэтому она стремилась воспитывать общество в духе «образцового послушания». Оно, по мнению Екатерины II, должно было состоять из послушных власти, верных самодержавному монарху и издаваемым им законам подданных. Для этого императрица использовала самые различные способы воздействия на умы и формирования нужного самодержавию общественного сознания, вплоть до законодательной регламентации и полицейского регулирования жизни общества. Однако это усиливало недовольство и протестные настроения.

Наиболее ярко они проявились в деятельности просветителей. Отстаивая идеал свободной человеческой личности, русские про-

25 Там же. С. 6.

26 Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: В 3 т. Т. 3. М., 1995. С. 238-239.

светители выдвигали свои программы, в которых отражалось стремление формировать людей высокообразованных; граждан, а не подданных государства; ненавидящих угнетение человека человеком; мыслящих, а не слепо повинующихся; истинных патриотов. В отличие от Екатерины II просветители мечтали о могучем государстве, где будут развиты промышленность и земледелие, которое будет управляться по справедливым законам, где не будет угнетателей и угнетенных, произвола чиновников-мздоимцев и полиции, все люди будут равны перед законом и уверены в своем будущем. Они стремились воздействовать прежде всего на общество, на монарха, дабы ускорить проведение преобразований в стране, и в этом проявилась их гражданственность. Просветители стремились воспитывать дворян, дабы они были достойны звания благородных. Для этого, по мнению просветителей, нужно хранить незапятнанной честь дворянина, которая изначально определяет его нравственное совершенство. Дворянину должно быть присуще чувство общественного долга, личного достоинства, трудолюбие, порядочность и высокая мораль. Благородный дворянин должен иметь отвращение к произволу и «чувствительность к крестьянскому состоянию». Только общество, где будет царить высокая нравственность и мораль способно, по мнению просветителей, добиться от власти искоренения «примесов тиранства» и жестокостей крепостного права.

Как справедливо заметил В.Я. Гросул, «общество признало необходимым освобождение личности, и эта установка была исходным моментом всех его социальных конструкций»27. Думается, что это стало возможно благодаря просветителям, которые вели за собою общество. Их деятельность, на наш взгляд, привела к тому, что «уже в XVIII веке, — как заметил Н. Рожков, — особенно к его концу, исчезла былая цельность крепостнической психологии. Уже тогда приходилось различать настроения отдельных дворянских групп...»28.

Во второй половине XVIII в. крестьянский вопрос как проблема освобождения крестьян вставал эпизодически и в довольно слабой форме. Но вопрос этот был уже поставлен и вызывал интерес и власти, и общества. Крестьянский вопрос как вопрос отмены крепостного права или изменений в нем определялся в России прежде всего властью. Для решения крестьянского вопроса в России было необходимо волеизъявление императора, самодержавная инициатива. Однако власть в лице Екатерины II, Александра I,

27 Гросул В.Я. Указ. соч. С. 492.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

28 Рожков Н. Русская история в сравнительно историческом освещении. Т. X. М.; Л., 1924. С. 62.

Николая I не собиралась решать его в направлении ликвидации крепостного права, внося лишь некоторые изменения в положение крестьян. Уничтожение крепостного права было не в интересах государства и дворянства, являвшегося опорой самодержавной власти. Но власти начиная со второй половины XVIII в. в решении крестьянского вопроса вынуждены были учитывать рост антикрепостнических выступлений крепостных крестьян и рост антикрепостнических настроений в обществе, несмотря на то, как отмечал А.А. Кизеветтер, что «правящая бюрократия привыкла пренебрегать этим элементом государственной жизни [обществом] и ставить ни во что роль общественного мнения»29. Но, как точно заметил Б.И. Краснобаев, пройдет «еще много десятилетий трудного развития русской истории, мысли и культуры, прежде чем будет совершено открытие и в крестьянине подлинной человеческой личности, с ее правом на суверенность, будет осознано значение крестьянской культуры для складывания культуры национальной, а в среде самых передовых представителей дворянства созреет идея о политической и духовной свободе всех классов и сословий об-щества»30.

Именно рост в первой половине XIX в. антикрепостнических настроений в обществе стал одним из факторов, который вынудил самодержавную власть пойти на диалог с обществом и позволил Александру II проявить свое волеизъявление, воспринятое как выражение самодержавной инициативы, и приступить к подготовке и проведению отмены крепостного права.

У истоков формирования антикрепостнических настроений в обществе стояли русские просветители 60—80-х гг. XVIII в. Они же поставили одну из важных для России социальных проблем — крестьянский вопрос. Именно в этом, на наш взгляд, заключается историческая заслуга перед Россией русских просветителей XVIII в.

Список литературы

1. Алефиренко П.К. Крестьянское движение и крестьянский вопрос в России в 30-50-е годы XVIII в. М., 1958.

2. Белявский М.Т. Крестьянский вопрос в России накануне восстания Е.И. Пугачева. М., 1965.

3. Горбунов М.А. Философские и общественно-политические взгляды А.Н. Радищева. М., 1949.

4. Гросул В.Я. Русское общество XVIII-XIX веков. Традиции и новации. М., 2003.

5. Дербов Л.А. Общественно-политические и исторические взгляды Н.И. Новикова. Саратов, 1974.

29 Цит. по: Гросул В.Я. Указ. соч. С. 481.

30 Краснобаев Б.И. Указ. соч. С. 74-75.

6. История России с древнейших времен до конца XVII в. / Под ред. Л.В. Милова. М., 2006.

7. Коган Ю.А. Очерки по истории русской атеистической мысли XVIII в. М., 1962.

8. Краснобаев Б.И. Русская культура второй половины XVIII — начала XIX в. М., 1983.

9. Карякин Ю.Ф., Плимак Е.Г. Запретная мысль обретает свободу. М., 1966.

10. Лаппо-Данилевский А.С. Екатерина II и крестьянский вопрос // Екатерина Вторая: Pro et contra. СПб., 2006.

11. Макогоненко Г.П. Радищев и его время. М., 1956.

12. Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998.

13. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. В 3 т. Т. 3. М., 1995.

14. Моряков В.И. Русское просветительство второй половины XVIII века. М., 1994.

15. Моряков В.И. Общественно-политические взгляды просветителей России во второй половине XVIII в. // Общественно-политическая мысль европейского Просвещения. М., 2002.

16. Моряков В.И. Екатерина II — просветитель или консерватор? // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8. История. 2010. № 3.

17. Орешкин В.В. Вольное экономическое общество в России. М., 1963.

18. Пантин И.К., Плимак Е.Г., Хорос В.Г. Революционная традиция в России 1783-1883. М., 1986.

19. Пигарев К.В. Творчество Фонвизина. М., 1954.

20. Рожков Н. Русская история в сравнительно-историческом освещении. М.; Л., 1924. Т. X.

21. Штранге М.М. Демократическая интеллигенция в России. М., 1968.

22. Щипанов И.Я. Философия русского Просвещения. Вторая половина XVIII в. М., 1971.

Поступила в редакцию 3 октября 2012 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.