Научная статья на тему 'Русские эмигранты-востоковеды в Харбине'

Русские эмигранты-востоковеды в Харбине Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
642
138
Поделиться
Ключевые слова
РУССКИЕ В МАНЬЧЖУРИИ / ВОСТОКОВЕДЕНИЕ В КИТАЕ / МУЗЕЙВ ХАРБИНЕ / РУССКИЕ ВОСТОКОВЕДЫ / НАУЧНЫЕ ОБЩЕСТВА

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Хисамутдинов Амир Александрович

Статья посвящена Харбинской школе востоковедения, формированию первых научно-общественных учреждений, характеристике исследователей и их трудов. Отмечается роль научно-просветительских организаций заведений, основанных русскими в Харбине, в исследованиях севера Китая и формировании молодого поколения русских востоковедов.

Текст научной работы на тему «Русские эмигранты-востоковеды в Харбине»

Хисамутдинов А.А.

Русские эмигранты-востоковеды в Харбине

Понятие "востоковедение" имеет весьма широкое значение. Это и научное изучение стран Дальнего Востока, и подготовка специалистов. К востоковедению можно подходить с чисто теоретических позиций, а иногда оно носит прикладной, практический характер. Именно этот аспект был важен при зарождении Российского востоковедения в Китае и деятельности русских эмигрантов-востоковедов, где основным центром был Харбин.

Гражданская война на Дальнем Востоке привела к тому, что в Харбине оказалось немало исследователей, которые занялись изучением Китая, организовав несколько организаций. Одной из первых стало Экономическое бюро Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), которое брало начало с Экономического кружка, основанного И.А. Михайловым осенью 1920 г.[20, с. 56]. Бывший министр финансов в правительстве А.В. Колчака И.А. Михайлов в Харбине сотрудничал с газетами "Заря" и "Харбинское время", одно время издавал журнал "Manchurian Economic Review". Вклад в экономические исследования в Маньчжурии вносили также Тарифно-показательный музей, метеорологические станции и земельный отдел КВЖД.

Первые работы русских эмигрантов-востоковедов о КВЖД относятся к началу 20-х гг. ХХ в. В 1922 г., при подготовке к 25-летию со дня открытия дороги, военному юристу Е.Х. Нилусу было поручено составить исторический обзор [15]. Тогда же вышла монография, посвящённая экономике Северной Маньчжурии и КВЖД [19]. О Южно-Маньчжурской железной опубликовал интересную работу востоковед И.В. Свит. Свои труды публиковала Монгольская экспедиция по заготовке мяса для действующей армии, которой руководил А.С. Мещерский.

Наиболее важные работы по Маньчжурии были написаны начальником Коммерческой части КВЖД П.Н. Меньшиковым и экономистом Е.Е. Яшновым, чья книга "Китайское крестьянское хозяйство в Северной Маньчжурии" вышла в 1926 г. "Напрасно было бы,

- отмечалось в предисловии, - искать главный интерес предлагаемой книги в общих воззрениях автора по вопросу о теории крестьянского хозяйства, которым и сам он отвёл лишь ограниченное место в заключительной главе. Хотя эти воззрения и в состоянии вызвать жаркие споры, но кто при оценке книги интересовался бы прежде всего содержащимися в ней общими теоретическими соображениями, тот неминуемо просмотрел бы исключительно крупное и совершенно бесспорное значение предлагаемого труда в сфере "цифр и фактов", установленных впервые для сельского хозяйства Маньчжурии на основе научных методов исследования" [9, с. V]

За эту работу Яшнов получил в 1928 г. награду Русского Географического общества. В рукописи остался набросок его интересной работы "Тёмные проблемы экономики сельского хозяйства в Китае". "Бесспорно, - писал автор, - что в настоящее время Китай пере-

живает весьма тяжёлый аграрный кризис. Авторы "буржуазного" направления объясняют его пересечённостью страны. В более "левых" кругах причины видят в недостатках существующего строя и в "грабительской" политике империалистов. За последнее десятилетие второе направление приобрело себе немало адептов среди китайских экономистов. К сожалению, несмотря на довольно большую литературу по данному вопросу, многое в нём остаётся не освещённым, отчасти благодаря отсутствию надёжных цифровых материалов, отчасти же в силу предвзятости многих исследователей, что нередко ведёт их к забвению некоторых бесспорных предпосылок, которые, казалось бы, должны лежать в основе всяких суждений на эту тему. В результате порой авторы впадают в явные - но, однако, не замеченные ими - противоречия и делают выводы, не соответствующие реальному положению вещей. Цель этой работы - указать на некоторые пробелы в нашем понимании китайского аграрного кризиса" [Собр. А.А. Хисамутдинова. Коллекция писем Е.Е. Яшнова].

Обращали на себя внимание труды В.И. Сурина. "Сообщения о событиях на КВЖД, - отмечала критика, - в середине 20-х годов не сходили с газетных полос. Поэтому издание книги "Северная Маньчжурия" было как никогда своевременно. Автор показал через цифры (сведения на 1924 г.), как Россия помогла поднять Китаю экономику её северной провинции, приблизив к ней рынки Дальнего Востока. Исчерпывающе даны сведения о земледелии, животноводстве, лесопромышленности и добывающей промышленности Северной Маньчжурии. [... ] даёт богатый материал для ознакомления с хозяйственной жизнью нашего ближайшего соседа на Д. Востоке, с которым история связала нас железной дорогой, а перед лицом будущего поставила большие вопросы по урегулированию этой связи и взаимоотношений" [6, с. 205-206].

Большое количество экономических работ опубликовал А.Е. Герасимов, работавший в коммерческом бюро КВЖД. Известным экономистом-сменовеховцем и автором многих работ по экономике Китая был Г.Н. Дикий. В Харбине он заведовал коммерческим агентством Уссурийской железной дороги и экономическим бюро КВЖД. В Экономическом бюро также служил Л.И. Любимов. Помимо основной работы, он преподавал на курсах русского языка КВЖД, редактировал "Юбилейный сборник Харбинского биржевого комитета", был председателем Русского национального общества при ст. Маньчжурия, принимал участие в составлении учебников для китайцев на русском языке.

Харбинский журнал "Вестник Маньчжурии" являлся еженедельным органом Экономического бюро КВЖД и вначале выходил под названием "Экономический вестник Маньчжурии" (№ 1 - 28 января 1923 г.). "Мы приступаем к изданию, - писала редакция, - в исключительно тяжёлое время. Край переживает огромный финансовый и торгово-промышленный кризис. Торговля и промышленность в застое. Пока ещё не видно просвета впереди, и трудно надеяться на улучшение положения в более или менее близкое время" [14, с. 1].

В то же время деятели КВЖД считали издание нового экономического журнала очень важным делом. Требовалось выяснить условия выхода из кризиса, помочь теоретикам и практикам разобраться в экономике Дальнего Востока. Как орган КВЖД журнал большую часть своих страниц посвящал русскому и китайскому транспорту и разрабатывал вопросы, связанные с ним. Учитывая большое значение издания, КВЖД решило с 1 января 1925 г. назвать его "Вестник Маньчжурии" и выпускать ежемесячно в большем объёме. Ключевыми темами были вопросы торгово-промышленного характера и сельского хозяйства. "Имея перед собой узкоспециальную задачу, - отмечал "Вестник Маньчжурии", - помогать торговопромышленникам в их повседневной работе, наш журнал, естественно, должен отвести большое место и обратить особое внимание на чисто-информационную, коммерческо-финансовую часть в виде хозяйственных и коммерческих обзоров, специальной хроники, товарных и валютных бюллетеней и т.п." [16, с. 1].

В журнале существовали следующие разделы: общий, "На Китайско-Восточной железной дороге", "По Маньчжурскому краю", "По Китайской республике", "По Советскому Союзу" и библиография. В выпуске журнала принимали участие экономисты и востоковеды П.Н. Меньшиков, А.Н. Тихонов, В.А. Кормазов, Л.И. Любимов, В.И. Сурин, Э.Э. Анерт, Е.Е. Яшнов, А.Е. Герасимов, В.Г. Кудреватов, А.Я. Авдощенков, А.И. Погребецкий, А.И. Граждан-цев, В.Н. Жернаков, Н.А. Сетницкий, А.А. Митаревский, В.В. Трес-вятский и др. Подводя итоги десятилетней деятельности, редакция "Вестника Маньчжурии" отмечала: "Немало внимания в журнале уделялось вопросам железнодорожной техники и вопросам товароведческого описания грузов дороги. Библиографические указатели журнала разрослись до пределов книжной летописи стран Дальнего Востока. Даже такие обзоры, как конъюнктурный обзор рынка, обзор погоды и др. в настоящее время представляют большой интерес как единственный солидный источник для сравнительно большого отрезка времени" [8, с. 2].

Наряду с экономическими вопросами журнал регулярно печатал статьи, посвящённые быту Китая и краеведению (И.Г. Баранов, И.И. Серебренников, И.Н. Верёвкин и др.), истории (Б.Ф. Сквир-ский и др.), археологии (В.Я. Толмачев и др.), природе и географии (Г.Г. Авенариус, Н.А. Байков, А.В. Иванов, Б.В. Скворцов, Е.М. Чепурковский, А.В. Лукашкин и др.), климату, химии, агрономии (И.Ф. Крюков и П.Ф. Константинов), почвоведению и др. Раздел библиографии вели А.Д. Воейков, Е.Х. Нилус, И.Г. Баранов, В.Н. Крылов и др. Большим достоинством журнала являлось наличие аннотаций на английском языке. Одно время имелось приложение, "Экономический бюллетень". С 1933 г. журнал издавался дважды в месяц. В нём появился раздел "Научная хроника стран Дальнего Востока".

Подлинным краеведческо-востоковедческим центром Маньчжурии стало Общество изучения Маньчжурского края (ОИМК). Оно просуществовало всего шесть лет, но сделало многое, сумев объеди-

нить исследователей-энтузиастов. Среди основателей ОИМК, помимо русских исследователей Э.Э. Анерта, В.В. Гагельстрома, П.Н. Меньшикова, А.В. Спицына, Б.В. Скворцова, П.В. Шкуркина и других, было немало китайцев. Задумывая создать полновесное научнопросветительское общество с музеем и библиотекой, они взяли за основу владивостокское Общество изучения Амурского края, позаимствовав отчасти и название. В циркулярном письме властям говорилось: "Всем известно, какое огромное культурное и просветительское значение имеют выставки и музеи не только в отношении повышения общего уровня культуры, но и развития рациональных методов работы, делового практического настроения, которое является непременным залогом успеха в хозяйственной и интеллектуальной жизни. Всё это побудило группу лиц взять на себя инициативу создания в Харбине Общества изучения Маньчжурского края, главной целью которого является использование и объединение всех культурных сил края". На первом общем собрании ОИМК 29 октября 1922 г. приняли участие 105 человек [12].

Деятелями ОИМК были известные исследователи и краеведы русской Маньчжурии: Александр Андреевич Болотов (1867 - 1934, Харбин), Николай Викторович Борзов (1971 - 1955, Беркли, Калифорния, США), Николай Львович Гондатти (1860 - 1946, Харбин), Виктор Владимирович Гагельстром (1883 - 1931?, Дайрен), Владимир Владимирович Ламанский (1879 - после 1943, Шанхай), Пётр Александрович Павлов (1872? - после 1946), Павел Николаевич Меньшиков (1869 - 1934?, Харбин), Михаил Семёнович Тю-нин (1965 - после 1946, СССР), Павел Васильевич Шкуркин (1868

- 1943, Сиэтл), Григорий Яковлевич Маляровский (1866 - 1932, Харбин), Иннокентий Валерианович Козлов (1898 - 1984, Сан-Франциско), Алексей Иванович Галич (1879 - после 1947, СССР), Александр Николаевич Тихонов, Владимир Яковлевич Толмачёв (1879 - 1942, Шанхай) и многие другие [27].

Большое внимание обращалось на изучение культурного развития края. Члены секции регулярно читали доклады, которые затем обсуждались слушателями. Большинство работ публиковалось в "Известиях Общества изучения Маньчжурского края". "Три культуры, -писала редакция в первом номере, - должны встретиться в работе О-ва, а следовательно, найти отражение в "Известиях": китайская, русская и маньчжурская. И верим мы, "Известия" помогут всем культурным силам края найти общий язык и дружными усилиями пойти к единой цели, к всестороннему изучению местного края". Всего вышло десять выпусков "Известий ОИМК", также было издано десять трудов, 12 выпусков по экономике. Первым отдельным изданием была книга Александра Ильича Погребецкого "Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции". Всего же ОИМК издало более 200 работ своих членов.

Большое участие в организации ОИМК принял геолог Э.Э.Анерт, который в то время был директором Дальгеолкома и совершил несколько экспедиций по Маньчжурии. Окончательно переехав в Харбин 1 июля 1924 г., Эдуард Эдуардович сразу же занялся

организацией секции геологии. Участник международных конгрессов и автор множества научных работ, он пользовался среди исследователей большим авторитетом. В 1939 г., когда друзья и ученики Анерта торжественно отмечали пятидесятилетие его творческой деятельности, он был членом-корреспондентом многих научных организаций, в том числе Германской академии наук (с 1937 г.) [10].

Один из учредителей ОИМК, ботаник Б.В. Скворцов, стал учёным секретарём Общества и председателем подсекции ботаники. Борис Васильевич работал сотрудником музея, ботанического сада, а также Сунгарийской речной биологической станции. ОИМК выпустило около десяти работ учёного [11]. В последние годы жизни в Китае Скворцов был тесно связан с Лесным институтом Академии наук КНР, Сельскохозяйственной академией и Лесной академией Северо-Восточного Китая в Харбине. "В этих научных учреждениях, - вспоминал современник, - он работал в качестве ботаника, инструктора по ботанике у начинающих преподавателей и лектора. Во время работы в вышеупомянутых учреждениях он совершил много ботанических экскурсий в различные части Северо-Восточного Китая, в результате чего опубликовал ряд отчётов об этих экскурсиях. В 1951 г. он принял участие в ботанической экспедиции Лесной академии в верховье р. Гана (Гэньхэ), правый приток р. Аргуни. Лесная академия - учебное заведение, в котором обучалось 5000 студентов и насчитывалось около 500 преподавателей. В течение 1956 - 1958 гг. в Лесной академии он занимался подведением итогов своих альго-логических работ, совершённых им за время долголетнего пребывания в Китае. В результате он составил 6 отчётов на русском, английском и латинском языках с описанием 5000 видов разных водорослей, из которых 50% были ещё неизвестными для науки". Б.В. Скворцов принял активное участие в издании справочника "Древесные растения Северо-Восточного Китая", увидевшего свет в 1955 г.

Историко-этнографической секцией руководил бывший военный А.М. Баранов, автор многих работ о Монголии и Маньчжурии. Главными задачами своей секции Алексей Михайлович считал сбор и хранение этнографического материала Северной Маньчжурии, а также заботу о сохранности древних памятников Маньчжурии. Проведя их детальное обследование, было решено зарегистрировать все памятники [4]. После смерти Баранова в 1927 г. эту работу продолжил П.В. Шкуркин.

А.М. Баранов руководил и этнографическим отделом музея ОИМК, открытого 11 ноября 1923 г. и посвящённого природе, быту, экономике и культуре Маньчжурии. Этнографический отдел был особой гордостью создателей музея. Он "...занимал пятый зал и часть шестого зала. В пятом зале находился подотдел восточноазиатского искусства. Здесь находились фарфоровые и фаянсовые вазы, различная посуда, клуазоне, изделия из нефрита, слоновой кости весьма художественной работы. В подотделе религиозных культов были интересны две витрины с алтарями ламаитского и китайского буддизма, коллекции по даосизму и шаманизму, и коллекция по ламаитской иконографии. Подотдел был представлен рядом коллекций, посвя-

щённых быту китайцев, маньчжур, монголов, ороченов, солонов и даур. Находились там коллекции мандаринских халатов, маньчжурской одежды и обуви, монгольской одежды, китайских музыкальных инструментов, игрушек, игр, домашней утвари" [26, с. 152].

Деятельным членом ОИМК был Т.П. Гордеев, с 1925 г. преподававший естествознание в различных учебных заведениях Харбина. "За этот период, - вспоминали его ученики, - Тарас Петрович воспитал несколько тысяч русских юношей и девушек. Преподавал он свои любимые предметы в нескольких средних школах, везде создавая кружки любителей природы, с которыми дополнительно занимался во внешкольное время. Беженские школы только начинали вставать на ноги. В них не было буквально никаких пособий, и Тарас Петрович со своими юными энтузиастами на скромные средства, собранные среди учеников, работал над изготовлением наглядных пособий и моделей, чем с годами обогатил школьные музеи. Одновременно он ввёл практические занятия в школьных садах" [7]. В 1945-67 гг. Гордеев работал в Харбинском музее. Названия его небольших работ свидетельствуют о широте интересов исследователя.

Под влиянием Гордеева и Скворцова изучать естественные науки начал Андрей Иванович Баранов. Окончив Юридический факультет в Харбине, он поступил в Пекинский университет на отделении ботаники, а затем до 1950 г. был научным сотрудником Харбинского краеведческого музея и Института лесного хозяйства и почвоведения при Академии наук КНР в Харбине. "В процессе работы, - писали об исследователе, - он участвовал во многих экспедициях, в том числе на Малый Хинган и по реке Амуру, которые были особенно полезны и интересны. Руководители института относились к нему с большим уважением и высоко ценили его работу. Для китайцев, занимающихся ботаникой, Андрей составил латинский словарь ботанических терминов, за что получил особую благодарность и премию. Узнав о намерении Андрея уехать из Харбина, руководители долго уговаривали его остаться в Институте, предлагая хорошие условия для работы, в том числе, обещая сделать его полным профессором" [4].

С 1929 г. все занятия в кружке натуралистов посещал В.Н. Жер-наков, в течение 17 лет он был его бессменным секретарём и редактором научных трудов. Ещё во время учёбы Жернаков стал работать в музее Бинцзянской провинции. После окончания факультета в 1937 г. он поступил на работу в музей "Да-лу". Уже тогда он совершил несколько увлекательных поездок и экскурсий. С 1938 г. он работал в музее Континентального института при ведомстве Совета министров Маньчжу-Ди-Го. Владимир Николаевич щедро делился своими знаниями с приезжающими в Китай коллегами: французским геологом и философом Т.де Шарденом, академиком Х. Брейлем, немецкими географами Б. Плетшке, Е. Тилем, Г. Фохлер-Хауке и многими другими. Иностранные учёные высоко оценивали его знания. Во время войны Жернаков работал лектором в колледже Христианского союза молодых людей. Много лет он преподавал экономику

географии Китая в Харбинском политехническом институте, где был заместителем декана транспортно-экономического факультета.

Результаты исследований и экспедиций Жернакова вышли в 1960 г. отдельным томом в трудах Академии наук КНР. Работал он и как геоботаник, исследуя флору и фауну озёр. Одним из его корреспондентов был академик В.Л. Комаров. Хотя время от времени у учёного и возникали политические проблемы с правящим коммунистическим режимом, он продолжал трудиться на благо науки Китая, но культурная революция всё же заставила его в сентябре 1962 г. эмигрировать с семьёй в Австралию, где В.Н. Жернаков работал в клубе натуралистов Мельбурна, совершая поездки и собирая коллекции. В 1972 г. он переехал в США, где на следующий год перенёс серьёзную операцию на сердце. Последние годы жизни он писал воспоминания, публикуя их в сан-францисской газете "Русская жизнь". Он написал также ряд работ о своих учителях и старших товарищах в Китае: Н.А. Байкове, И.И. Гапановиче, А.П. Хионине,

В.В. Поносове, Т.П. Гордееве и многих других, каждый из которых был личностью в науке и литературе [29]. Всего насчитывают 166 научных, научно-популярных, биографических очерков, статей и заметок, опубликованных Жернаковым в русских, английских, немецких, французских, японских и китайских научных и популярных журналах [13].

Интересную книгу "Амур и его бассейн" выпустил в 1925 г. бывший начальник 3-го участка водных сообщений на Амуре Александр Андреевич Болотов, член комитета Общества изучения Маньчжурского края, работавший в Харбине наблюдателем Сунгарийской биологической станции. Вот какую рецензию получила эта работа: "Автор монографии, местный старожил и краевой деятель (20 лет непрерывной работы по водному управлению) увлекательно раскрывает перед читателем скрытое могущество своего края. Детально изучив Амурский бассейн с края до края, он уводит читателя в своеобразные причудливые и такие разные условия Амурской жизни. [... ] Автор умеет захватить читателя своим простым, правдивым и красочным повествованием о причудливом крае" [5].

В работе ОИМК принял активное участие и натуралист Николай Аполлонович Байков, автор многих краеведческих работ о Маньчжурии.

Так как ОИМК собрало под своим крылом не только энтузиастов изучения Маньчжурии, но и многие общественные организации Харбина, это отразилось на фондах его библиотеки. "Книжный состав библиотеки ОИМК, - сообщалось в "Известиях ОИМК", - значительно пополнился присоединением библиотек Общества ориенталистов и Маньчжурского сельскохозяйственного общества. В связи с основанием в Харбине Центральной библиотеки КВЖД, имеющей большие материальные возможности и специальное здание, наша библиотека, во избежание параллелизма в работе и ради сохранения небольших своих средств была реорганизована. Весь книжный фонд библиотеки был пересмотрен, в ней оставлены следующие издания: а) книги и брошюры о Маньчжурии и соседних областях, б) спра-

вочные, классические и фундаментальные научные сочинения по тем отраслям знания, в направлении которых по преимуществу развивается деятельность ОИМК, в) словари, энциклопедические и языков, г) обменные издания учёных учреждений и обществ, краеведческих организаций и д) научные периодические издания" [17].

До 1924 г. в Маньчжурии никто не только не занимался составлением библиографических справочников, но даже не собирал коллекцию местных печатных изданий [18, с. 351]. Газеты выписывало управление гражданской частью КВЖД, но с её ликвидацией это собрание было уничтожено. Библиотеки Железнодорожного и Коммерческого собраний Харбина хранили только текущую периодику. В 1924 г. ОИМК решило ликвидировать этот пробел, основав при своём музее отдел местной печати, который возглавил Михаил Семёнович Тюнин. В июле 1924 г., приступив к работе, он обратился от имени ОИМК к редакциям всех харбинских газет и владельцам типографий с просьбой прислать их издания для будущей коллекции. "Помимо книг, газет, журналов, - писал Тюнин, - в отделе собираются и хранятся и другие предметы тиснения, выпущенные в пределах Маньчжурии как из-под печатного станка, так и с литографического камня. Собираются, по возможности, все опубликованные распоряжения властей, обязательные постановления, объявления учреждений, собираются географические карты и отдельные чертежи, рисунки, портреты, коллекционируются афиши спектаклей, концертов, программ их, афиши и объявления кинематографов, всевозможные торговые объявления и, наконец, более мелкие теснения в виде пригласительных писем, билетов, меню обедов, летучек и т.д. Собираются печатные произведения на всех языках, но поступают в отдел издания более на русском языке" [22].

Среди первых на просьбу библиографа с энтузиазмом откликнулось управление КВЖД, передав не только текущие издания, но и всю печатную продукцию прошлых лет, включая карты. Отдел местной печати также получил коллекцию издательств "ОЗО" и "Заря". Русско-китайский политехнический институт и другие учебные заведения Харбина передали Тюнину свои учебники и пособия. Немало редкостей поступило в отдел от местных коллекционеров-краеведов. Проведённые в начале мая 1925 г. "Дни Книги" позволили значительно увеличить коллекцию, для которой в музее выделили большую комнату.

К 1927 г. библиотека ОИМК насчитывала 7 тысяч томов, а его отдел местной печати собрал около 12 тысяч книг, журналов, брошюр и прочей малотиражной литературы, и Тюнин смог приступить к составлению "Библиографии Маньчжурии", первого местного библиографического справочника. Он тщательно анализировал содержание изданий, их владельцев и продолжительность выпуска, отмечая недолговечность многих изданий: к 1927 г. "почти третья часть всех харбинских изданий просуществовала менее года, а именно 89 из общего числа 243. Если же предположить, а это именно вероятно, что большинство изданий, помещённых в рубрике "время существования неизвестно", выходили менее года, - то число краткосрочных

изданий ещё значительно увеличится". Изданием, выходившим в Харбине дольше других, является "Торговый бюллетень Харбинской биржи", просуществовавший непрерывно 17 лет и продолжавший выпуск своих бюллетеней. Из газет самой долговечной оказался "Харбинский вестник", издававшийся КВЖД на протяжении 15 лет, а из журналов - "Вестник Азии" (14 лет). На втором месте по продолжительности издания стояли журналы "Сельское хозяйство в Северной Маньчжурии" и "Известия Харбинского общественного управления", выходившие, хотя и с перерывами, в течение 10 лет [24, с. 71-72].

После выхода библиографического указателя в свет М.С. Тюнин продолжил составление библиографии местной печати и в 1936 г. выпустил новый, более профессиональный справочник. Он не только дополнил старую работу, но и дал более полное библиографическое описание, необходимые аннотации, расширил справочный аппарат. Эта работа проходила в более сложных условиях, так как Общество Маньчжурского края было упразднено, и Тюнин перебрался в библиотеку КВЖД. "Регистрация же изданий для настоящего, второго выпуска, - отмечал он, - была сопряжена с некоторыми, а иногда и с большими затруднениями. А причина - отсутствие в городе за ряд последних лет книгохранилища местной печати, где можно было бы найти все без исключения периодические издания Харбина. Приходилось для собирания сведений бывать во многих учреждениях и у отдельных лиц, чтобы найти тот или другой журнал или газету, и поиски эти производить возможно часто, так как в противном случае можно было рисковать совершенно не найти того или другого произведения местной печати" [25, с. IV].

Одновременно с составлением библиографии М.С. Тюнин публиковал статьи о редких изданиях. В частности, он написал о харбинском журнале "Досуги Заамурцев", выходившем с января 1905 г. по 1911 г. Он рассказал не только о целях и задачах этого издания, но и раскрыл некоторые подробности, остававшиеся неизвестными. "На популярность журнала "Досуги Заамурцев" обратила своё внимание местная организация социалистов-революционеров и попыталась использовать его название для своих целей. Организация успела выпустить несколько номеров своего органа (подпольного, конечно) под таким же названием - "Досуги Заамурцев". Легальный, настоящий журнал "Досуги Заамурцев" боролся со своим подпольным тёзкой, и местные власти быстро его ликвидировали" [23].

В дальнейшем Тюнин продолжил работу, составив библиографический указатель издательской деятельности разных конфессий Харбина в период с 1 января 1936 г. по 31 декабря 1939 г. Библиограф проанализировал издания (периодические и отдельные книги), выпущенные православной церковью, католической епархией византийско-славянского обряда, протестантской церковью (издательство "Посох"), общинами духовных христиан-молокан, адвентистов 7-го дня, христиан евангельской веры (пятидесятники), старообрядческой и лютеранской церквями, дав подробно сведения о тиражах и издателях [21].

В феврале 1929 г. китайские власти закрыли ОИМК по формальной причине его "преобразования" в Общество изучения культурного развития Особого района Восточных провинций (ОРВП), членами которого могли быть только китайцы. Музей ОИМК перешёл в ведение Департамента народного образования ОРВП, при котором в январе 1931 г. создали Научно-исследовательский институт ОРВП. Несмотря на эти, а также последующие преобразования, в музее в основном работали русские исследователи: Б.П. Яковлев,

А.С. Лукашкин, М.А. Фирсов, Н.А. Байков.

Нет нужды говорить о том, что эмигрантская молодёжь довольно бегло говорила на китайском языке. Если взрослые не обращали большого внимания на китайскую культуру и больше занимались поисками хлеба насущного, многие дети быстро привыкали не только к языку, но и вникали в местные традиции и реалии. Харбинские педагоги и исследователи обращали большое внимание на воспитание подрастающего поколения, всячески привлекая молодых людей в свои научные общества и объединения, издавая материалы этнографического характера. Редактор популярного детского журнала "Ласточка" Е.А. Васильева вспоминала: "Приятель мой, Кешенька Ку-хин, который хорошо знал китайский язык, нередко переводил мне для "Ласточки" китайские сказки. В отделе "Почему и отчего" были всякие полезные сведения, но это уже писала не я, это не моя специальность, разве что описания китайского Нового года или японского праздника детей" [28, с. 188].

В Маньчжурии активно работали молодёжные научнообщественные организации. Наиболее крупным объединением был Клуб естествознания и географии Христианского союза молодых людей, основанный бывшими членами ОИМК. 7 апреля 1929 г. деятели клуба создали "Национальную организацию исследователей-пржевальцев", которую возглавил В.В. Поносов. Отмечая десятилетие организации, были подведены первые итоги: "Работа велась исключительно с молодёжью. Было сделано около 200 экскурсий, собирались коллекции. В юбилейные дни была устроена отчётная выставка в помещении 1-го Русского реального училища. "Центральное место на выставке занимал скелет мамонта (правда, неполный), добытый пржевальцами в местности Хуаншань, к северу от Харбина. Это первая находка скелета мамонта в Маньчжурии. Рядом были расположены археологические находки, относящиеся главным образом к эпохе народа Мохэ (1500 лет тому назад) и империи Цинь (700 - 800 лет назад). Привлекал также внимание этнографический уголок с шаманскими принадлежностями и божками, а также и зоологические сборы пржевальцев. Фоном для всего этого были многочисленные китайские лубки, которыми были затянуты стены помещения" [2].

Организация исследователей-пржевальцев была закрыта в 1946 г. К этому времени им удалось издать только один выпуск "Сборника научных работ пржевальцев". Окончательно российские краеведы прекратили свои занятия по изучению Китая и Маньчжурии с закрытием Клуба естествоиспытателей и географии в 1955 г.

Последней краеведческой организацией стало Харбинское общество естествоиспытателей и этнографов, основанное в 1946 г., которое просуществовало 9 лет. Обществом руководили Б.В. Скворцов и

В.Н. Алин, интересами последнего были зоология, энтомология и этнография [1].

В заключение надо отметить, что деятельность российского эмигрантского востоковедения в Харбине в рассматриваемый период, в отличие от столичных школ, многие годы находилась в тени. В то же время многие аспекты научно-общественного востоковедения, деятельность и труды профессоров и сотрудников учебных заведений, работы эмигрантов-востоковедов безусловно являются частью золотого фонда отечественного востоковедения. Таким образом, можно сделать следующий вывод: научное изучение северо-востока Китая было начато с позиций научно-общественного востоковедения, характерными чертами которого были проведение экспедиций, лекционная и музейная работа, публикация трудов членов обществ; востоковеды-эмигранты смогли подготовить фундамент для создания в Китае высшей школы для российской эмиграции; научные исследования востоковедов-эмигрантов органично вошли в общую систему российского и мирового востоковедения. Их труды являются достойным вкладом в теоретические дисциплины, такие как сравнительная лингвистика, языкознание, составление словарей; успешно действовала Харбинская школа востоковедения, деятельность которой требует нового переосмысления и дополнительного анализа. Оценивая уроки российского эмигрантского востоковедения в Китае, надо подчеркнуть, что его представители показали специалистам примеры подлинного служения науке.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алин В.Н. Верования и суеверные обычаи китайцев, связанные с вредителями сельского хозяйства // Зап. Харбин. о-ва естествоиспытателей и этнографов. 1946. № 1. С. 37-39: ил. (Отд. отт.)

2. Аргус. По стопам Пржевальского // Рубеж. 1939. 27 мая. (№ 22). С. 19.

3. Баранов А. Регистрация памятников в Маньчжурии // Изв. ОИМК. 1923. № 3 (Июнь). С. 37-40.

4. Баранова Н. Андрей Ипполитович Баранов // Друзьям от друзей. Австралия. 1987. № 27. С. 22-23.

5. "Виф". Отзывы о новых книгах // Вольная Сибирь. 1927. № 1. С 206207.

6. "Виф". Рецензия // Вольная Сибирь. 1927. № 1. С. 205-206.

7. Группа бывших учеников Тараса Петровича Гордеева: Памяти русского ученого // Русская жизнь. Сан-Франциско, 1972. 27 апр.

8. Десять лет // Вестн. Маньчжурии. Харбин, 1933. № 1 (Янв.). С. 2-5.

9. Дикий Г.В. Предисловие // Яшнов Е.Е. Китайское крестьянское хозяйство в Северной Маньчжурии: Экон. очерк. Харбин: Тип. КВЖД, 1926. С. III

- VI.

10. Жернаков В. Э.Э. Анерт - исследователь русского Дальнего Востока и Северной Маньчжурии: к 20-летию со дня смерти // Рус. жизнь. 1967. 8 янв.

11. Жернаков В.Н. К восьмидесятилетию Б.В.Скворцова // Рус. жизнь. 1976. 27 янв.

12. Исполнительное бюро. Циркулярно // Изв. ОИМК. Харбин, 1922. № 1 (Нояб.). Б.с.

13. Лукашкин А.С. Владимир Николаевич Жернаков (Ко дню полугодовой кончины) // Рус. жизнь. 1977. 27 авг.

14. Наши задачи // Экон. вестн. Маньчжурии. Харбин, 1923. № 1 (28 янв.). С. 1.

15. Нилус Е.Х. Исторический обзор Китайской Восточной железной дороги, 1896-1923 гг. Т. 1. Харбин: Тип. Кит. Вост. ж.д. и т-ва "Озо", 1923. XVIII, 692 с.: ил., 11 карт.

16. Пять лет "Вестника Маньчжурии" // Вестн. Маньчжурии. 1928. № 1 (Янв). С. 1.

17. Рачковский А.А. Шесть лет // Изв. ОИМК. 1927. № 7 (Дек.). С. 5.

18. Сатовский-Ржевский Д.Г. Эмигрантская печать в Маньчжу-Ди-Го // Великая Маньчжурская империя. К десятилетнему юбилею / Изд. М.Н.Гордеев. Харбин: Изд. Гос. организации Кио-ва-кай и Гл. Бюро по делам рос. эмигрантов в Маньчжур. империи, 1942. С. 345 - 56.

19. Северная Маньчжурия и Китайская Восточная железная дорога: Сб. / Сост. Экон. бюро КВЖД. Харбин: Изд. Экон. бюро, 1922. xi, 692, xvi, прил.

20. Серебренников И.И. Мои воспоминания. Т. 2. Тяньцзинь: Изд. автора, 1940. 267 с.

21. Тюнин М.С. Духовно-нравственные издания г. Харбина: Библиографический очерк // Хлеб Небесный. 1940. № 10. С. 42-48; Там же. № 11. С. 35-40.

22. Тюнин М.С. Отдел местной печати. (Обзор деятельности) // Изв. ОИМК. 1928. № 7 (Дек.). С. 71-72.

23. Тюнин М.С. Первый журнал в Харбине // Харбинская старина: Сб. Харбин: Изд. О-ва старожилов г. Харбина и Сев. Маньчжурии, 1936. С. 43.

24. Тюнин М.С. Указатель периодических и повременных изданий, выходивших в Харбине на русском и других европейских языках по 1 января 1927 г. Харбин: Изд-во ОИМК, 1927. 127 с.

25. Тюнин М.С. Указатель периодической печати г. Харбина, выходившей на русском и других европейских языках. Издания, вышедшие с 1 января 1927 г. по 31 декабря 1935 г. Харбин: Изд. Экономическое бюро Харбинского управления государств. железных дорог, 1936. IV, 145 с.

26. Харбинский музей (Ист. очерк) // Юбилейный сб. Политехник. 1969 -1979. Сидней, Австралия. № 10. С. 145-152.

27. Хисамутдинов А.А. Российские толмачи и востоковеды на Дальнем Востоке: Материалы к библиографическому словарю. Владивосток: Изд-во Дальне-вост. ун-та, 2007. 273 с.

28. Юрка. Детский журнал "Ласточка": (Воспоминания) // Политехник. Юбилейный сб. 1969 - 1979 / Объединение инженеров, окончивших Харбинский политехнический институт. Sydney, Australia, 1979. № 10. С. 181-189.

29. Zissermann N.V. Vladimir Nikolaevich Jernakov. Russians in Australia. №

5. The University of Melbourne, 1986. 19 p.

Транслитерация по ГОСТ 7.79-2000 Система Б

1. Alin V.N. Verovaniya i suevernye obychai kitajtsev, svyazannye s vreditelyami sel'skogo khozyajstva // Zap. KHarbin. o-va estestvoispytatelej i ehtnografov. 1946. № 1. S. 37-39: il. (Otd. ott.)

2. Argus. Po stopam Przheval'skogo // Rubezh. 1939. 27 maya. (№ 22). S.

19.

3. Baranov A. Registratsiya pamyatnikov v Man'chzhurii // Izv. OIMK. 1923. № 3 (Iyun ). S. 37-40.

4. Baranova N. Andrej Ippolitovich Baranov // Druz'yam ot druzej. Avstraliya. 1987. № 27. S. 22-23.

5. "Vif". Otzyvy o novykh knigakh // Vol'naya Sibir'. 1927. № 1. S 206207.

6. "Vif". Retsenziya // Vol'naya Sibir'. 1927. № 1. S. 205-206.

7. Gruppa byvshikh uchenikov Tarasa Petrovicha Gordeeva: Pamyati russkogo uchenogo // Russkaya zhizn'. San-Frantsisko, 1972. 27 apr.

8. Desyat' let // Vestn. Man'chzhurii. KHarbin, 1933. № 1 (YAnv.). S. 2-5.

9. Dikij G.V. Predislovie // YAshnov E.E. Kitajskoe krest'yanskoe khozyajstvo v Severnoj Man'chzhurii: EHkon. ocherk. KHarbin: Tip. KVZHD, 1926. S. III

- VI.

10. ZHernakov V. EH.EH. Anert - issledovatel' russkogo Dal'nego Vostoka i Severnoj Man'chzhurii: k 20-letiyu so dnya smerti // Rus. zhizn'. 1967. 8 yanv.

11. ZHernakov V.N. K vos'midesyatiletiyu B.V.Skvortsova // Rus. zhizn'. 1976. 27 yanv.

12. Ispolnitel'noe byuro. TSirkulyarno // Izv. OIMK. KHarbin, 1922. № 1 (Noyab.). B.s.

13. Lukashkin A.S. Vladimir Nikolaevich ZHernakov (Ko dnyu polugodovoj konchiny) // Rus. zhizn'. 1977. 27 avg.

14. Nashi zadachi // EHkon. vestn. Man'chzhurii. KHarbin, 1923. № 1 (28 yanv.). S. 1.

15. Nilus E.KH. Istoricheskij obzor Kitajskoj Vostochnoj zheleznoj dorogi, 1896-1923 gg. T. 1. KHarbin: Tip. Kit. Vost. zh.d. i t-va "Ozo", 1923. XVIII, 692 s.: il., 11 kart.

16. Pyat' let "Vestnika Man'chzhurii" // Vestn. Man'chzhurii. 1928. № 1 (YAnv).

S. 1.

17. Rachkovskij A.A. SHest' let // Izv. OIMK. 1927. № 7 (Dek.). S. 5.

18. Satovskij-Rzhevskij D.G. EHmigrantskaya pechat' v Man'chzhu-Di-Go // Velikaya Man'chzhurskaya imperiya. K desyatiletnemu yubileyu / Izd. M.N.Gordeev. KHarbin: Izd. Gos. organizatsii Kio-va-kaj i Gl. Byuro po delam ros. ehmigrantov v Man'chzhur. imperii, 1942. S. 345 - 56.

19. Severnaya Man'chzhuriya i Kitajskaya Vostochnaya zheleznaya doroga: Sb. / Sost. EHkon. byuro KVZHD. KHarbin: Izd. EHkon. byuro, 1922. xi, 692, xvi, pril.

20. Serebrennikov I.I. Moi vospominaniya. T. 2. Tyan'tszin': Izd. avtora, 1940. 267 s.

21. Tyunin M.S. Dukhovno-nravstvennye izdaniya g. KHarbina: Bibliograficheskij ocherk // KHleb Nebesnyj. 1940. № 10. S. 42-48; Tam zhe. № 11. S. 35-40.

22. Tyunin M.S. Otdel mestnoj pechati. (Obzor deyatel'nosti) // Izv. OIMK. 1928. № 7 (Dek.). S. 71-72.

23. Tyunin M.S. Pervyj zhurnal v KHarbine // KHarbinskaya starina: Sb. KHarbin: Izd. O-va starozhilov g. KHarbina i Sev. Man'chzhurii, 1936. S. 43.

24. Tyunin M.S. Ukazatel' periodicheskikh i povremennykh izdanij, vykhodivshikh v KHarbine na russkom i drugikh evropejskikh yazykakh po 1 yanvarya 1927 g. KHarbin: Izd-vo OIMK, 1927. 127 s.

25. Tyunin M.S. Ukazatel' periodicheskoj pechati g. KHarbina, vykhodivshej na russkom i drugikh evropejskikh yazykakh. Izdaniya, vyshedshie s 1 yanvarya 1927 g. po 31 dekabrya 1935 g. KHarbin: Izd. EHkonomicheskoe byuro KHarbinskogo upravleniya gosudarstv. zheleznykh dorog, 1936. IV, 145 s.

26. KHarbinskij muzej (Ist. ocherk) // YUbilejnyj sb. Politekhnik. 1969 - 1979. Sidnej, Avstraliya. № 10. S. 145-152.

27. KHisamutdinov A.A. Rossijskie tolmachi i vostokovedy na Dal'nem Vostoke: Materialy k bibliograficheskomu slovaryu. Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2007. 273 s.

28. YUrka. Detskij zhurnal "Lastochka": (Vospominaniya) // Politekhnik. YUbilejnyj sb. 1969 - 1979 / Ob"edinenie inzhenerov, okonchivshikh KHarbinskij politekhnicheskij institut. Sydney, Australia, 1979. № 10. S. 181-189.

29. Zissermann N.V. Vladimir Nikolaevich Jernakov. Russians in Australia. №

5. The University of Melbourne, 1986. 19 p.