Научная статья на тему 'Русская армия и национальная политика. Часть 2'

Русская армия и национальная политика. Часть 2 Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
346
54
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Казачество
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ИНОРОДЦЫ / ИСТОРИЯ / АРМИЯ / ПОЛИТИКА / СОЦИОЛОГИЯ / КУЛЬТУРОЛОГИ / "PEOPLE OF FOREIGN RACE" / HISTORY / MILITARY FORCES / POLITICS / SOCIOLOGY / CULTURE EXPERTS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Варсонофьев В.В.

До 1917 года для обозначения определенной части жителей России применялся термин «инородцы», к которым относились подданные Российской империи. К ним применялся особый порядок управления, характеризовавшийся ссылкой на их происхождение, не позволявшее распространения на них в полном объеме действующих законов, в том числе и по вопросам военного строительства. Эта проблема по ряду причин относится к наименее изученному разделу военной истории российской государственности роли национального фактора в военном строительстве.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Русская армия и национальная политика. Часть 2»

Варсонофьев В.В.

кандидат политических наук, докторант Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, полковник

Русская армия и национальная политика

Часть 2

В российском обществе идет сложный процесс поиска единой мировоззренческой идеи. Она в армии представляется как объединяющая нравственная сила для представителей разных национальностей и конфессий в едином, воинском коллективе. Очевидно, что национальный аспект, как в обществе так и в армии может стать или мощным консолидирующим фактором или, наоборот, оказаться дестабилизирующим источником.

Опыт миротворческих и контртеррористических операций свидетельствует о наличии серьезных проблем комплектования подразделений, участвующих в урегулировании такого рода конфликтов представителями отдельных национальностей, особенно из зон не только самих конфликтов. Эти проблемы, как правило, возникают на уровне субъектов Российской Федерации и исходят из имеющихся проблем государственно-политического обустройства.

Ясно одно, что только количественные параметры прохождения военной службы народами России не могут быть критерием эффективности военной доктрины или национальной политики в армии и их выверенности на случай войны.

Из этого вытекает необходимость объективного осмысления исторического прошлого многонациональной российской армии. Проблемы реформирования армии в последнее время стали объектом пристального внимания не только военных, но и политиков, ученых, активистов общественных движений, широкой общественности. Многие из них хотя видят эти проблемы в тиши кабинетов или с трибун теоретических конференций. Предложения по реформированию армии исходят и от тех, кто или не стоял в солдатском строю или же недавно открыто бойкотировал военную службу в рядах российской армии, считая ее рабством. Военная история российских народов, наверное, проявляется в том, что все народы России во все времена честно служили ей и никогда не поддавались на

' *

такие призывы. Показать подвиги народов России плечом к . плечу с русским солдатом - одна из задача нашего времени. Долг политиков и военных вернуться к этим истокам, переосмыслить их значение для консолидации всех народов, живущих в Российской Федерации.

Основные задачи и направления демократических преобразований в современной армии обозначены в Конституции России, в Концепции национальной безопасности страны. Вопросы, касающиеся непосредственных проблем формирования многонациональных воинских коллективов, частично отражены в концепции государственной национальной политики. Она ставит своей целью необходимость разработки программ и курсов, способствующих воспитанию культуры межнационального общения, ознакомлению с духовным богатством народов России, и их внедрение в систему обучения в воинских частях и подразделениях1.

Мы более подробно остановимся на практической значимости проблем формирования многонациональных воинских коллективов, что определяется необходимостью более глубокого осмысления происходящих перемен в современном социально-политическом развитии России, разработки научных подходов, потребности политико-правового обеспечения демократических начал в реформировании воинских коллективов.

Внимание к исследуемой проблематике обусловлено тем, что ее разработка в научной литературе прежних лет страдала чрезмерной политизацией и идеологизацией. Здесь необходим чисто профессиональный подход и в тоже время комплексное исследование национальных проблем в армии. Этот подход диктует необходимость поиска и отработки новых форм, способов и средств военно-патриотического воспитания в новых демократических, социально-политических, этногеополити-ческих условиях развития страны.

Вопросы военного строительства в многонациональном Российском государстве, роли и места национального фактора в этом процессе, а также формирования многонациональных воинских коллективов разрабатывались многими российскими учеными, политиками, военными деятелями. Наибольший интерес к этой проблеме, естественно, стал проявляться с созданием регулярной армии в России. Они отражены,

1 См.: Концепция государственной национальной политики Российской Федерации. М., 1997. '

■■■; ,' Альманах «Казачество» '' '

. в частности, в трудах русских военных деятелей: Петра I, П.А.Румянцева, А.В.Суворова, Г.Ф.Покровского, П.С.Нахимова, М.И.Драгомирова, И.П.Маслова, Д.А.Коробчевского, А.А.Бильдеринга, Н.П.Михневича, Н.Д.Бутовского, С.К.Гер-шельмана, Л.В.Евдокимова, В.Н.Халтурина, К.М.Вольфа, А.В.Полторацкого, К.И.Дружинина, Г.Е.Шумкова и др.2. В этих работах рассматривались, кроме чисто военных вопросов солидный пласт национально-психологических проблем в русской армии. Во многих работах обоснованы социальные, биологические, демографические и природно-геогра-фические предпосылки, влияющие на профессиональную подготовку, моральное состояние воинов разных национальностей, необходимость учета этих факторов в процессе воспитания и обучения.

Для исследования национальных начал в военном деле немалый интерес представляют работа знатока древности академика Б.Д.Грекова «Киевская Русь»3 исследования Б.А.Рыбакова4 и А.В.Арциховского о военном деле и вооружении войск Древней Руси5.

В работах Л.Г.Бескровного, П.А.Зайончковского, А.Г.Кав-тарадзе и др., посвященных русской армии, изложены многие аспекты влияния национального фактора на военное искусство. В них содержатся сведения, несомненно представляющие интерес по истории Российской армии в т.ч. по численности и составу офицерского корпуса России6.

2 См.: Указы Петра Великого с 1714 по 1725 гг. СПб.: Изд-во Импер. АН, 1777; Румянцев П.А. Документы. М.: Воениздат, 1953. Т. 1; Суворов А.В. Документы. М.: Воениздат, 1952. Т. 3.; Покровский Г.Ф. Рассуждение о войне и свойствах воину нужных. М.: Универс. тип., 1810; Нахимов П.С. Документы и материалы. М.: Воениздат, 1954; Драгомиров М.И. Учебник тактики. Киев, 1910; Маслов И.П. Научные исследования по тактике. СПб., 1896. Ч. II; Коробчевский Д.А. Психология войны. СПб., 1892; Бильдеринг А.А. Разведчики // Русский инвалид. 1887. № 43; Бутовский Н.Д. О способах обучения и воспитания современного солдата. СПб., 1908. Т.1; Гершельман С.К. Нравственный элемент в руках А.В.Суворова. Гродн. губ. тип, 1900; Евдокимов Л.В. Нравственная статистика армии // Досуги Марса. 1887. № 2; Халтурин В.Н. Психологическое обоснование военной дисциплины // Критический очерк. СПб., 1896; Вольф К.М. Наши унтера. СПб., 1900; Полторацкий А.В. Шведская гимнастика // Русский инвалид. Приложение 2. 1909; Дружинин К.И. Воинский дух // Офицерская жизнь. 1991. № 269; Шумков Г.Е. Психика бойцов во время сражений. СПб., 1905. Выпуск 1.

3 См.: Греков Б.Д. Киевская Русь. Учпедгиз, 1949. С. 510.

4 См.: Рыбаков Б.Д. Русское военное искусство XXIII вв. М., 1945.

5 См.: История культуры Древней Руси. Т. I. Академия наук СССР. М., 1948. Главы 10 и 11.

6 См.: Бескровный Л.Г. Русское военное искусство XIX в. М.: Наука, 1974; Зай-ончковский П.А. Российское самодержавие в конце XIX в. М.: Наука, 1970; Он же. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М.: Наука, 1978; Кавтарадзе А.Г.

' Военные специалисты на службе Республики Советов. 1917-1920 гг. М.: Наука, 1988.

ДЦ, _

Следует отметить, что национальный вопрос как отдель- . ный предмет исследования в русской армии не рассматривался. Но он всегда достойно занимал и занимает важное место в ее истории, т.к. без его учета не могла существовать и сама армия России.

Национальные аспекты военного строительства в советский период рассмотрены достаточно широко. Но они, как правило, имеют классовую, партийную направленность. В этом плане выделяются работы многих советских государственных, партийных и военных деятелей. Автор остановил свой выбор на трудах Зайцева А, Краснова П.Н, Ильина И.А, Маккихэна И. и Кэмпбелла Р.Е., Фрунзе М.В. и др.7.

Проблемы формирования многонациональных воинских коллективов в условиях постсоветских преобразований рассмотрены в трудах и публикациях этого периода. А.Белькова, Ю.Белова, Р.Гайнутдина, В.М.Дейнекина, П.И.Зайцева, Г.А.Зюганова, В.Косарева, А.Лебедева, А.Д.Лизичева, В.Мухина, А.О-вечкина, О.Онколенко, Е.С.Ушакова, К.М.Цаголова, В.И.Шер-паева, Н.Ф.Шубина и др8.

Широк спектр работ, изучающих влияние национально-

7 См.: Зайцев А. Интернационализация Красной Армии // Военная мысль в изгнании. Выпуск 16. М., 1999; Краснов П.Н. Душа армии: очерки по военной психологии, Берлин. 1927; Ильин И.А. О христолюбивом воинстве // Россия, 1939, 30 апреля; Маккихэн И. и Кэмпбелл Р.Е. Межнациональные конфликты в Советской Армии // Социологические исследования. 1992. № 1; Фрунзе М.В. Избранные произведения. М.: Воениздат, 1977.

8 См.: Бельков О.А. Культура межнационального общения в воинском коллективе. М.: Наука, 1998; Ушаков Е.С. Сплочение многонациональных воинских коллективов - важное условие высокой боевой готовности Советских ВС. М., 1989.; Лизичев А.Д. Обновление интернационального воспитания. М., 1989; Зайцев П.И. Особенности интернационального воспитания советских воинов в современных условиях // Партийно-политическая работа по организации межнациональных отношений в армии и на флоте. М., 1990; Этнокультурные и национальные проблемы общества и армии // Военная мысль. 1990. № 11; Шерпаев В.И. Моральный дух российской армии. Екатеринбург, 1999; Шубин Н.Ф. Актуальные проблемы перестройки интернационального воспитания советских воинов // Перестройка в Советских Вооруженных силах: опыт и проблемы. М., 1990; Онколенко О. У российской армии славянское лицо: А самой «военной» религией является православие // Сегодня. 1998. 4 декабря; Иванов В. Национальный вопрос в военном строительстве: опыт отечественной истории и его использование в сплочении многонациональных воинских коллективов // Ориентир. 1998. № 6; Зюганов Г.А. Национальные проблемы в Вооруженных Силах // Военная реформа: оценка угроз национальной безопасности России. М., 1997.; Гайнутдин Р. «Верши добро сегодня»: Влияние мусульманских традиций на повседневную жизнедеятельность армии и флота // Ориентир. 1995. № 2; Цаголов. К. Цивилизационное решение проблем межнациональных отношений // Ориентир. 1994. № 2; Мухин В. Славянский фактор в армиях «мусульманских» государств СНГ // Армия. 1994. № 10; Косарев В. Знай и уважай национальные особенности твоих сослуживцев, будь терпим к ним // Аргумент. 1993. № 4; Белов Ю. Национальное в военном деле // Вестник ПВО. 1993. № 6; Лебедев А. Национальные отношения и подготовка войск // Вестник ПВО. 1993. № 7 и др. '

. психологических особенностей на боевую подготову и боевую деятельность на опыте иностранных армий. Но эти работы появились в основном в советский период. Это труды В.Бычкова, М.Джури, Е.Ефименко, А.Конакова, А^ачай и др.9. В этих работах в большей степени анализируется влияние национально-психологических особенностей военнослужащих на боевые возможности многонациональных воинских коллективов.

Общие подходы к изучению межнациональных проблем в армии отражены в трудах Р.Г.Абдулатипова, А.М.Арбузова, Л.П.Арской, А.Ф.Дашдамирова, К.В.Калининой, А.А.Мацне-

ва и др.10.

Тем не менее анализ публикаций по проблемам национально политики в армии свидетельствует, что пока в современной отечественной науке еще не сложились четкие представления о концептуальных ее аспектах и особенно важно о механизмах ее реализации. Главное направление действий видится в использовании самобытного потенциала народов России, их исторического опыта в обеспечении безопасности России. Недостаточен анализ последствий неконституционного взаимоотношения центральной и местных властей постсоветского времени и их влияния на проблемы не столько строительства армии, формирование боеспособных воинских коллективов, но особенно важно на ее применение в условиях внутригосу-

9 См.: Ефименко Е.Н. Национально-психологические особенности китайских военнослужащих // Информационный сборник. 1999. № 3; Хачай А.И. Национально-психологические особенности японских военнослужащих // Социально-психологические и военно-полит. проблемы. АТР. 1998; Шигов М.В. Национально-психологические особенности военнослужащих бундесвера // ИнФ. сборник. 1998. № 3; Джури М. Решение некоторых расовых и этнических проблем в Вооруженных Силах США // Зарубежное военное обозрение. 1990. № 7; Конаков А. О национально-психологических особенностях американских военнослужащих // ИнФ. сборник. 1998. № 1; Бычков В.О. Национально-психологические особенности английских военнослужащих // ИнФ. сборник. 1997. № 1.

10 См.: Абдулатипов Р.Г. Вопросы национальных и федеративных отношений. Ч.П. М., 1997; Арбузов А.М. Деятельность командиров, политработников и партийных организаций по сплочению многонациональных воинских коллективов, формированию в них уставных взаимоотношений // Деятельность командиров, политработников по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в армии и на флоте. М., 1990; Арская Л.П. Россия: в поисках стратегии безопасности (проблемы безопасности, ограничения вооружений и миротворчества. РАН. ИМЭМО. Центр полит. и военн. прогнозов. М.: Наука, 1996; Дашдамиров А.Ф. Культура межнационального общения: предпосылки, проблемы принципы // Известия академии педаг. и социальн. наук. IV М., 2000; Калинина К.В. Национально-культурная политика России и национальная безопасность. М.: РАГС, 1999; Мацнев А.А. Национализм: генезис, сущность, эволюция // Вопросы межнациональных и федеративных отно-

' шений М.: РАГС, 1995.

дарственных конфликтов. Мы стали свидетелями, когда ряд руководителей субъектов Российской Федерации в условиях вооруженного конфликта на Северном Кавказе проигнорировали, мягко выражаясь, решение Верховного Главнокомандующего о применении Вооруженной Силы для его локализации. Эти вопросы пока не стали предметом комплексного исследования в контексте обеспечения национальной безопасности России во взаимосвязи с национальной политикой и военной доктрины Российской Федерации. Несомненно, рассматриваемая проблема намного шире, чем проблемы самой армии. Она больше всего затрагивает этнополитическую сферу обеспечения военного строительства, а именно вопросы совершенствования национальных и федеративных отношений. Только более тесная консолидация многонационального российского общества может вывести на более высокий уровень боевые возможности российских Вооруженных Сил и безопасность страны.

Важной составляющей национальной политики в армии должен являться анализ военного строительства в истории России и спроецирование его на сегодняшние проблемы в армии. Этот опыт действительно очень богат и не использовать его сегодня просто нельзя. В связи с этим уместно рассматривать следующие подходы в этой области:

- объективно показать исторический опыт учета национального фактора в военном строительстве России;

- проанализировать и оценить на примере исторического опыта, политико-правовые механизмы строительства российской армии;

- продемонстрировать процесс формирования современной многонациональной армии России и возникающие в ходе его проблемы в контексте развития национальных и федеративных отношений в Российской Федерации;

- осветить теоретически-правовые аспекты регулирования национальных проблем в военном строительстве и степень их влияния на формирование многонациональных воинских коллективов на примере законодательства субъектов Российской Федерации и опыта зарубежных армий;

- рассмотреть национальные аспекты военного строительства и проблемы формирования многонациональных воинских коллективов в контексте государственной национальной политики Российской Федерации;

№ - предложить конкретные рекомендации по совершенствованию деятельности военных органов, касающиеся учета и использования национальных и конфессиональных аспектов в военном строительстве.

Теоретической и источниковой базой аналогичных работ могут являться результаты научных разработок в области национальных и федеративных отношений в обществе и армии, а также политологического, философского, государствовед-ческого, психологического, социологического, исторического направлений и существующая нормативно-правовая база международного, федерального и особенно уровней национально-территориальных образований страны.

Важной источниковой базой естественно будут являться материалы Министерства обороны, архивные материалы ГАРФ, РГВИА, ЦАМО РФ, ГИМ, ГАКО, ЦИАМ.

Методологической основой исследований могут служить сравнительно-исторический метод, применяемый в исследовании межэтнических процессов, методы конкретного и системного анализа, ориентирующие на комплексное изучение проблем военного строительства в процессе становления национальных и федеративных отношений в России, широко может применяться в этой области метод политологического анализа и специфические методы изучения проблем военного строительства.

Научная новизна работ, связанных с исследованиями проблем национальной политики в армии, может представлять сегодня собой комплексное исследование места и роли этно-конфессионального фактора в целом в военном строительстве. Такой комплексный подход подразумевает военно-политический, национальный и федеративный аспект рассматриваемой проблематики в условиях резкой радикализации мусульманского мира. И этот вопрос сегодня непосредственно связан с вопросами военно-политического обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

При опоре на исследованные документы, источники и литературу естественно следует осмыслить, что становление многонациональной армии - это длительный процесс, сопряженный с мучительными поисками. И он связан непосредственно с историческим опытом российской государственности и он является ключевым моментом в становлении армии России.

. Видение путей оптимизации межнациональных отноше-

ний в российской армии и обеспечения социально-экономической и политической стабильности России многопланово. Разнообразна и попытка применения исторического опыта строительства русской армии на практике военного строительства. В этой связи важно стремиться обратить внимание на архивные материалы, ранее не использовавшиеся в практике разработки национальных проблем в армии. Многие из них еще не стали еще достоянием научной общественности.

В российском обществе идет сложный процесс поиска единой мировоззренческой идеи. Она в армии представляется как объединяющая нравственная сила для представителей разных национальностей и конфессий в едином, воинском коллективе. Очевидно, что национальный аспект, как в обществе так и в армии может стать или мощным консолидирующим фактором или, наоборот, оказаться дестабилизирующим источником. Великие полководцы русской армии об этом знали не понаслышке, а потому они и стали великими, что национальная политика ими реализовывалась наравне с военными их планами. Особый, присущий только для русских полководцев комплексный и системный учет национальных и конфессиональных факторов стал путеводной звездой их побед. Коротко обратимся к их теоретическому наследию.

Петр I, А.В. Суворов, П.А. Румянцев, Г.А. Потемкин, Д.А. Милютин, Н.Н. Обручев, М.И. Драгомиров, А.З. Мыш-лаевский русскую военную доктрину базировали исключительно на национальной идеологии. Об этом свидетельствует массив документов XVIII - начала XX века, отражающие взгляды М.И. Кутузова, М.Б. Барклая де Тол-ли, П.И. Багратиона, А.П. Ермолова, М.Д. Скобелева, Э.И. Тотлебена, А.Н. Куропаткина, А.А. Брусилова и многих других на национальный фактор в русской армии. В документах Департамента Генерального штаба, Азиатской части Главного штаба, Главного управления Генерального штаба, Военно-ученого архива имеются проекты, отчеты и переписка Ф.Ф. Берга, Н.М. Пржевальского, М.И. Венюкова, П.К. Козлова, Н.А. Северцова и других, отмечающих исключительную важность национального начала в воинских коллективах. Несмотря на то, что принципом комплектования армии на всем протяжении XVIII века была не национальность, а всесослов-ность, тем не менее, национальный вопрос оставался приоритетом военного строительства.

. Об этом свидетельствует порядок прохождения военной

службы национальными меньшинствами Петра I11. В указе «О приеме вольноопределяющихся в Преображенский полк и о записи желающих в Приказе Военных дел» указаны национальности, которые призывались в русскую армию, «за исключением Татар, Колмыков, Мунгал, Поляков, Черкесс, Волохов, пашенных крестьян, а из дворовых людей поваров, приспешников и хлебников»12. Петр I, создавая национальную армию считал, что, прусский наемник безразличен к идеалам прусской государственности и служит ей за страх и ради выгоды, и полагал, что армия, порожденная нацией, должна являться духовным отражением ее народов.

Петр I учитывал национально-психологические особенности иностранных наемников, мотивацию прохождения ими службы13. Его Указ «О жаловании Генералам и прочим Офицерам из иноземцев, кои будут с полками на Москве» гласит: «Французу всегда можно давать большие жалования, он весельчак и все что получает, проживает здесь. Немцу также нужно давать не менее, ибо он любит хорошо поесть и попить. Англичанину нужно давать еще более: он любит хорошо жить, хотя бы должен был и из собственного имения прибавлять к жалованию. Но голландцам нужно давать менее, ибо они едва досыта наедятся для того, чтобы собрать больше денег, а итальянцам еще менее потому, что они обыкновенно бывают умеренны и для того только и служат в чужих землях и живут бережливо, чтобы накопить денег»14.

Учитывались их национальные особенности в военной форме одежды. Так российский флот того времени долгое время не имел единой формы одежды для корабельных офицеров, в том числе и из-за того, что на флоте служило много иноземцев, а они не хотели расставаться со своей национальной формой одежды, что оговаривалось в контракте.

Петр I понимал, что западные государства ушли далеко вперед в развитии военного дела, что вынудило Петра I к соз-

11 Комплектование войск и управлений, заведений и учреждений военного. СВП. Кн. 6. 2-е изд. 83 с.; Классификация порядка комплектования; Порядок поступления на службу по призыву (по жребию), вольноопределяющимися и охотниками; Порядок приема на службу офицеров запаса и из отставки; Правила о приведении к присяге на верность службы государю и отечеству молодых солдат различных вероисповеданий и язычников, на различных языках и наречиях.

12 ПСЗ. Собр. 1-е. - Т. 4. № 1912. 24. 04. - С. 196 - 197. 1869.

13 ПСЗ. Собр. 1-е. - Т. 4. № 2170. 5. 12. С. 394.

14 Штелин Я.Я. Подлинные анекдоты о Петре Великом. - М., 1830. - Т. 1. - С.

' 75-76. 1707.

данию постоянного войска по образцу европейских армий, привлекая на русскую службу иностранцев. Он не рассчитывал на патриотизм иностранцев, и вынужден был делать ставку на материальный фактор: штатом Г711 года были введены два оклада: «иноземный» и «русский»15, и придерживался принципа: там, где создавалась возможность заменить иностранца русским, такая замена производилась немедленно.

Принципы национальных аспектов Петра I: «военное невежество, хотя бы послушной серой скотиной, не может побеждать, а только обесславит свой народ»; «...для управления массами нужно по-ихнему спать, есть, одеваться, думать и говорить; раз это поняв, он, несмотря на возвышение, сохранил тот же образ жизни, тот же склад мысли.»16; «не держаться устава, яко слепой стены» и суворовское «местный лучше судит. ». Эти методологические аксиомы переросли в последующем в этноконфессиональную идеологию русской армии: «Мы русские, с нами Бог!».

А.В. Суворов роль национальных аспектов в армии оценивал в прикладной их направленности в непростых условиях феодально-абсолютистского режима, преклонения перед Западом, тормозивших развитие национальных начал в войсках. Он боролся против введения в русской армии прусских порядков: «лучше все завоеванное потерять, нежели быть послушным правилам чужой державы.»17. Военная система, занесенная из Европы, называлась им «злоглупой», где не приживается ни культура, ни творческая мысль, и всячески отторгалась и русским солдатом. Введенный в русскую военную практику прусский устав назвал «немороссийским переводом рукописи».

Неприемлемость инонациональности в военном строительстве А.В. Суворов отмечал и в форме одежды, утверждая национальный здравый смысл и практический взгляд: пудра - не порох, букли - не пушки, косы - не тесаки, мы - русские, а не пруссаки. Это была борьба политическая, чем военная.

Хотя официального понятия «национальность» в России и не суествовало, но оно вкладывалось А.В. Суворовым в понятия «Отечество», «Русский», «Вера», подразумевая под понятием «мы русские», «русская армия» «русский офицер» не национальность, а его фактическое гражданство, вероиспо-

15 См.: Левшин Д.М. Пажеский его величества корпус за сто лет. 1802-1902. - С. 28.

16 Драгомиров М.И. Курс тактики. - Изд. 2-е. - СПб., 1867. - С.361.

17 Суворов А.В. Документы. - Т.4. - С. 399.

. Принципы и методы учета национальных аспектов в рус-

ской армии А.В. Суворова поддерживались Екатериной II. По поводу присоединения к России новых южных земель 2 декабря 1792 года она призывает А.В. Суворова использовать национальные воинские формирования присоединенных народов: «В губернии Екатеринославской и области Таврической заведены разные войски, которые, как Вам известно, с пользою для службы заменою и облегчением регулярных войскам нашим употреблены были»1. Доклады и записки Военной коллегии на имя Екатерины II (1775-1795 гг.), документы об организации и состоянии частей русской армии: комплектовании, дислокации и материально-техническом снабжении гренадерских, пехотных, кавалерийских, казачьих и ландмилицких полков2 - свидетельство позиции Екатерины II.

А.В. Суворов, командуя этнически однородной русской армией, выработал принципы и методы не только государственной национальной политики в армии, но и возвел их до стратегического уровня - этногеополитика и Вооруженные Силы государств. В современных условиях в многонациональных коллективных силах и различных коалициях Вооруженных Сил различных государств без учета этих аспектов не обойтись.

В этом плане важным является его вывод по поддержанию связей славянами в ходе войны с Турцией: «Задунайская Болгария представляет собой страну, изобилующую хлебами и кормами; если в войсках будет поддерживаться хорошая дисциплина, то эта плодородная страна сможет обеспечить их существование на все время»3. Из местного населения, если его «приласки-вать», можно рекрутировать вспомогательную силу, способную подкрепить регулярные войска («вооруженные обыватели»).

А.В. Суворов эффективно использовал местные ресурсы, обеспечивая межнациональную стабильность в тылу. Планируя операцию «на Париж», он предполагает оставить в тылу и на границе «прекрасные вспомогательные армии» корпуса милиции в Италии и Швейцарии. Действуя в Италии, он настаивает на использовании «для подкрепления», «для работ», «для охранения мене важных пунктов» то «вооружившихся в нашу пользу крестьян», то мантуанское земское войско, то пьемонтскую армию. А.В. Суворов ее предлагал принять на русскую службу: «О, если бы здесь можно было иметь мне пье-

1 Суворов А.В. Документы. - Т. 3. - С. 136.

2 РГВИА. Ф. 24, 277 ед. хр., 1701 - 1796 гг., оп. 1 ' 3 Там же. - С. 263.

монтскую армию от 10 до 15 тысяч и на земском содержании: она бы делала Великому императору Римскому превеликие услуги»4. В войне с Турцией он предполагает создавать целые «отборные корпуса» из восставших христиан в Греции, Болгарии и Румелии, «которые могли бы быть очень полезны»5.

Благодаря эффективному использованию национальных факторов суворовские войска не находились в безусловно враждебной среде, не возбуждали против себя народного сопротивления на почве этнической и конфессиональной нетерпимости, а имели дело с изолированным от поддержки со стороны населения вооруженным противником. Обеспечивалась основная ее задача - всегда рассчитывать на дружелюбие и ресурс местного населения и быть спокойным за безопасность своего тыла и коммуникаций.

Он полагал, что именно вера, язык, нравы влияют на многонациональные военные союзы. Не допускал «враждолюбия», требовал «содружества» и «союзничества» даже с не всегда верными России кубанскими, а тем более закубанскими народами, веря в то, что благодаря дружелюбной политике они освободятся «от дикостей азиатских», «непостоянства» и тем самым можно будет упрочить не только границы, но и «благосостояние немалого числа сограждан России в сих народах замыкающегося, человеколюбивым и снисходительным о них призрением и великодушным прощением в случае какого более безрассудного, нежели умышленного злобного со стороны их преступления»6. Он считал возможным «трактовать с ними о миролюбии и дружбе к России», жестко различая «народы» и незначительное число «разбойников» в их среде: «не есть то народы, но воры». Вражда - только на них, а с населением -дружба и согласие»7.

По результатам применения Российско-Австрийской многонациональной коалиции указал на ряд принципов: необходимость для этого сближения в системах: «вера, язык, нравы - россияне в союзных влияют.»8; обоюдное согласие: «разногласие в соединенной армии быть не может.»9; деятельно соревноваться в успехах: «российское войско вливало в упадший дух

4 Суворов А.В. Документы. - Т. 4. - С. 104, 107; Суворов А.В. Письма. - С. 339

5 Суворов А.В. Документы. - Т. 3. - С. 261, 264.

6 Суворов А.В. Документы. - Т. 2. - С. 207.

7 Там же. - С. 161.

8 Суворов А.В. Письма. - С. 273.

9 Там же. - С. 351, 347.

австрийцев соревнование», которое «подавало взаимно рука руке помощь и пополняло недостающее»10. Боеспособность этой коалиции А.В. Суворов оценил неутешительно: «Различием веры, нравов, обычаев Союзных армиев - правило со многими я сделал давно ложными...»11. Это вывод свидетельствует о том, что многонациональная армия или коалиция чрезвычайно сложный организм. В современных армиях эт-ноконфессиональные факторы объективно только будут нарастать, в том числе и в радикальных формах.

Формулой же победотворчества А.В. Суворов считал: «Я знаю свою нацию и способы действенные». В отличие от Российско-Австрийской коалиции, армия А.В. Суворова была русской по национальному составу и православной по вероисповеданию, и великий полководец знал, доверял русскому солдату.

А.В. Суворов в формировании содержания национальной идеологии важную роль отвел политике: «Ни английские деньги, ни русские штыки, ни кавалерия и тактика австрийцев, ни Суворов не восстановят порядка и не одержат таких побед, которые бы привели к желаемому результату. Этого в состоянии достигнуть лишь политика справедливая, бескорыстная, прямодушная и честная, только таким путем можно всего добиться»12. Поэтому правители должны «ведать военное и мирное искусство» («искусство ведения войны и установления мира»).

А.В. Суворов ставку делал на индивидуализацию национальных начал в боеспособности армии. «Вы русские», - обращался полководец к своей армии. Так не могли обращаться к своим войскам такие военачальники, как Фридрих Великий и Наполеон, армии которых пополнялись в значительном количестве пленными и наемниками. Он всячески стремились сохранить национальный фактор в армии, несмотря на некоторые отмеченные им негативные национально-психологические факторы: неумение сговориться, страсть считаться только со своими взглядами и личными убеждениями, «анархичность» мышления, национально-психологическую пассивность. Именно знание этих качеств позволило А.В. Суво-

10 Суворов А.В. Документы. - Т. 4. - С. 299, 373.

11 Там же. - С. 383.

12 Цит. по: Головин Н.Н. Суворов и его «Наука побеждать»; наука о войне. О социологическом изучении войны // Антология отечественной военной мысли. Выпуск первый. - М.: ВАГШ ВС РФ, 1995. - С. 54-55.

I со/

рову нейтрализовать их - ничего, кроме наступательного.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Взгляды полководца П.А. Румянцева затрагивают воспитательную роль национального фактора в армии, его связь с практикой войск и самочувствием воинов. Одной из его составляющих является национально-психологические особенности воинов, как природные способности: «по разному роду службы, потребны разные в людях и способности. Надлежит определять в Поморскую - при морях, озерах и главных реках живущих людей; в кавалерию при способности лучшей к конской езде в егерские корпусы - по природе или случайно сделавшихся охотников и стрелков»13.

Актуальны его методы обучения и в наши дни: «показывать как возможно с изъяснением и терпением, чтобы люди, как иностранные и по большей части азиатских народов, толь понятнее оное вразуметь и без огорчения делать могли»14.

В 1765 году созданные по предложению П.А. Румянцева егерские команды имели особую национальную военную форму одежды, состоявшую из картуза, камзола, штанов, сапог с короткими голенищами и шинели и вполне этногеогра-фическим особенностям России. Он считал: «Мундир верхней и нижней полевым и гарнизонным полкам определить на известный срок, по сходству употребления в тех местах.»15.

Доклады президента Военной коллегии Г.А. Потемкина Екатерине II о привлечении крымских мурз на российскую государственную службу (1783), документы о привлечении казаков-некрасовцев на русскую службу (1784), обязанность «печься о защите прав, интересов свободы вероисповедания татар и других иноверцев» и другие архивные материалы свидетельствуют о широком поле этноконфессиональных проблем в армии.

Отстаивая этногеографические факторы в форме одежды воинов, отмену прусского костюма Г.А. Потемкин писал: «В России, когда вводилось регулярство, вошли офицеры иностранные с педантством того времени, а наши, не зная прямой цели вещам военного снаряда, почли все священным... Им казалось, что регулярство состоит в косах, шляпах, клапанах, обшлагах, ружейных приемах и прочем. Занимая же себя таковой дрянью. Словом, одежда войск наших и амуниция такова, что придумать почти нельзя лучше к угнетению солда-

13 Румянцев П.А. Документы. - М.: Воениздат, 1959. - Т. 3. - С. 21.

14 Румянцев П.А. Документы. - М.: Воениздат, 1953. - Т.1. - С. 39.

15 П. Румянцев. О реформе воинской. '

та... Красота одежды военной состоит в равенстве и в соответствии вещей с их употреблением», и он «зачал было все переменять, и мундиры, и сапоги»16, ущемляющие национальные традиции.

Война 1812 года во всем своем блеске показала целомудрие этноконфессиональной политики русского государства, хотя анализ архивных материалов свидетельствует, что «составители не смогли собрать достаточного количества материалов, содержащих сведения о подвигах рядовых ратников, в войне 1812 года донского казачества, а так же ополчений башкир, калмыков и других национальностей», «мало в публикации документов о действиях ополчения в период изгнания вражеских войск из пределов России»17.

Национальный вопрос неотступно следовал за М.И. Кутузовым. Еще до войны 1812 года он на посту директора Сухопутного шляхетского корпуса, командующего войсками в Финляндии, инспектора по инфантерии войск Финляндской инспекции, литовского, петербургского и киевского военного губернатора вплотную занимался с национальной проблематикой18.

В войне 1812 года он сумел одержать победу, опираясь исключительно на национальный фактор, влив в армию и народы России национально-освободительное ее содержание и объединив их. Он утверждал, что моральный дух войск - та сила любой нации, которая движет людьми, определяет исход сражений: «Не численность войск, а их храбрость, рвение и дух, их оживляющие по большей части решают успех. Что касается русской армии, то она с избытком обладает этими качествами»19.

Известный русский полководец А.П. Ермолов еще в «битве народов» под Лейпцигом приобрел опыт руководства русской и прусской гвардиями, а в сражении за Париж - объединенной русской, прусской и баденской гвардией. Впоследствии он отмечал этногеографические аспекты обмундирования войск, на методы лечения местных болезней: «О сделанном мною предложении переменить одежду солдат, приспособляя оную

16 Письма гр. Е. М. Румянцевой к мужу, фельдмаршалу П. А. Румянцеву. -СПб., 1888. - С. 201.

17 Волченков Г.И. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г.// Вопросы истории 1962. - №9. С.123.

18 РГВИА. Ф. 26, 1432 ед. хр., 1796 - 1816 гг., оп. 1 - 4

19 Кутузов М.И. Сборник документов. - М.: Воениздат, 1951. - Т.2. - С. 57.

к здешнему климату, вовсе умолчено»20. Правительство не . упустило в сем случае прислать несколько лекарей и наставления, но прежде сего взяты уже были нужные меры, и первые сведения о средствах пользования сей болезни доставлены мне англичанами, давно знакомыми с нею в Индии, и там пребывающими армянами21.

Актуальны и ныне принципы применения силы во внутригосударственных конфликтах: формирование воинских частей из числа местных жителей; установление связей со знаменитыми фамилиями, способными обеспечить мир. Он констатирует: «В Кубинской провинции нашел я большую часть бекских фамилий и вообще простой народ весьма приверженными правительству и старающимися доказать свою верность. Войска, в провинции временно набираемые, служат с усердием и довольно храбро. Семейства определенных на военную службу людей, из коих содержатся в провинции караулы и посылаются против неприятеля отряды, ограничил я числом четырехсот, с тем, чтобы пополняемые были убывающие семейства. В числе военных людей приказал назначить зажиточнейших, дабы могли иметь лучших лошадей и исправное оружие.

Обратил также, что при этом необходимо учитывать местные традиции, наличие реального авторитета местной элиты и власти: в Ширванской провинции не мог я тех же ввести постановлений, как в Кубинской, ибо народ и самые беки не имели времени сделать к нам привычки по недавнему введению управления нашего. Нельзя верить обещаниям паши, ибо не имеет он силы воздержать народы, к грабежам приобыкшие и ему не повинующиеся. Столько же неблагонадежны и клятвы самих народов, ибо нет между ними людей, имеющих власть, и никто влияние оной не допускает над собою»22.

20 21 22

Записки Алексея Петровича Ермолова во время управления Грузией.

Там же.

Записки Алексея Петровича Ермолова во время управления Грузией

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.