Научная статья на тему 'Роль новых медиа в контексте медиатизации политических процессов'

Роль новых медиа в контексте медиатизации политических процессов Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
1930
308
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НОВЫЕ МЕДИА / NEW MEDIA / МЕДИАКРАТИЯ / MEDIACRACY / МЕДИАТИЗАЦИЯ / MEDIATIZATION / ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ / POLITICAL COMMUNICATION / ИНТЕРНЕТ-ТЕХНОЛОГИИ / INTERNET TECHNOLOGY

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Суворова Алина Юрьевна

Рассматривается влияние масс-медиа на политические процессы, в частности значение Интернет-технологий и новых медиа. Автором приводятся подходы различных исследователей к пониманию роли средств массовой информации (СМИ) в контексте понятия «медиакратия», к определению понятия «новые медиа» ииспользованию современных технологий в политике, отмечается необходимость конкретизации термина «новые медиа» и выявления должных типологических признаков для данного явления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE ROLE OF NEW MEDIA IN THE CONTEXT OF COVERAGE OF POLITICAL PROCESSES

This article investigates the impact of massmedia on political processes,especially the value of Internet-technologies and new media. The author gives the approaches of different researchers to the role of the media in the context of the concept of «mediocracy», to the definition of «new media» and to use of modern technologies in politics. The article notes, that there is the need to define the term «new media» and to identify the proper typological features of this phenomenon.

Текст научной работы на тему «Роль новых медиа в контексте медиатизации политических процессов»

ш ш ш РОЛЬ НОВЫХ МЕДИА В КОНТЕКСТЕ МЕДИАТИЗАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ

Автор: СУВОРОВА А.Ю.

СУВОРОВА Алина Юрьевна - аспирант Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Москва, Российская Федерация. E-mail: al.suvorova@bk.ru.

Аннотация: рассматривается влияние масс-медиа на политические процессы, в частности - значение Интернет-технологий и новых медиа. Автором приводятся подходы различных исследователей к пониманию роли средств массовой информации (СМИ) в контексте понятия «медиакратия», к определению понятия «новые медиа» и использованию современных технологий в политике, отмечается необходимость конкретизации термина «новые медиа» и выявления должных типологических признаков для данного явления.

Ключевые слова: новые медиа, медиакратия, медиатизация, политическая коммуникация, интернет-технологии.

Для цитирования: Суворова А.Ю. Роль новых медиа в контексте медиатизации политических процессов. - Коммуникология. Том 5.№1.С.69-78 DOI 10.21453/23113065-2017-5-1-69-78

На современном этапе развития общества взаимодействие средств массовой информации и политики представляется одним из наиболее актуальных вопросов. Массовые коммуникации являются неотъемлемой частью политики, которая в большей мере, чем иные сферы общественной деятельности, нуждается в различных средствах информационного обмена. Если, например, экономика вполне может функционировать на основе рыночного саморегулирования при ограниченных, преимущественно непосредственных формах взаимодействия людей, то политика невозможна без опосредованных форм общения и специальных средств связи между различными носителями власти, а также между государством и гражданами. Это обусловлено самой природой политики как деятельности, направленной на достижение коллективных целей и реализацию интересов, затрагивающих впоследствии все общество. Средства массовой информации обеспечивают целостность и единство направленности действий множества людей, что не представляется возможным при непосредственном контакте граждан.

Масс-медиа как инструмент управления политическими процессами

Более того, средства массовой информации - важнейший инструмент реализации политического процесса, предоставляющий политическим ак-

торам необходимые для их функционирования легитимность и возможность наладить отношения с общественностью. Средства массовой информации выступают связующим звеном между властью и народом, платформой для диалога между ними.

Современное общество нередко называют обществом медиакратическим, ученые в своих работах все чаще оперируют понятиями «медиакратия», «ме-диапредставительная система власти», «медиатизация». На данный момент в широком смысле под медиакратией понимается участие журналистики в так или иначе связанных с властью событиях; в более узком смысле данное понятие имеет несколько определений, зависящих от подхода.

Медиакратия как власть средств массовой информации. Данный этимологический подход рассматривает медиакратию как некую искаженную форму демократии, в которой бразды правления переданы крупнейшим медиакор-порациям, формирующим повестку дня и пути решения проблем и таким образом контролирующим действия политических акторов. В поддержку данной интерпретации можно привести ряд факторов: монополизация и усиливающаяся концентрация масс-медиа, высокий уровень доверия аудитории средствам массовой информации, постепенный отрыв журналистики от своей аудитории и так далее. Как отмечает исследователь С.С. Бодрунова, «в «этимологической» теории медиакратии система средств массовой информации признается автономным и самым важным игроком в публичной сфере; ей принадлежит право и стремление создавать общественное мнение и влиять на политический процесс по собственной воле и в собственных интересах» [1].

Медиакратия как новый вид политики. Медиакратия выступает как опосредованная форма проведения политики, в которой своеобразным медиатором являются средства массовой информации. В данном контексте можно говорить о тенденции сращения политического и медийного полей, при которой третья сторона - общество, аудитория средств массовой информации - представляется пассивным реципиентом.

По мнению известного исследователя Р. Дебре, предложившего сам термин «медиакратия», средства массовой информации сегодня выполняют функции, принадлежавшие в средневековой Европе церкви, причем место прежних святых в общественном сознании заняли творимые имиджмейкерами «звезды», кумиры толпы, а место веры - выражаемое через СМИ общественное мнение [2]. Так или иначе, но информационная составляющая в значительной мере присуща современному политическому процессу.

Взаимодополняющие тенденции - медиатизация политики (понимаемая как трансфер политических процессов в символическое поле средств массовой информации) и политизация средств массовой информации - по своей сути являются двумя сторонами одной медали и оказывают существенное влияние на формирование современной картины мира. «При этом политизация - это процесс, затрагивающий больше содержание, чем форму, а медиатизация - процесс, больше затрагивающий форму, чем содержание» [3].

На сегодня роль средств массовой информации возросла настолько, что реальные действия и события становятся значимыми лишь в том случае, когда они представлены в масс-медиа. При этом особое пространство, формируемое средствами массовой информации - медиареальность - изначально субъективное в силу своей природы и неспособное в полной мере отобразить реальность во всей ее многогранности, аудиторией воспринимается как объективное.

Политическая коммуникация на данном этапе развития также представляется особым видом политических отношений, в которых человек существует в мире дискурсов, символов, мифов, но никак не в мире истины. Современный мир живет по принципу «не прозвучало в средствах массовой информации - не существовало на самом деле», и данный принцип находит свое отражение в политических процессах: практически любой политический актор при достаточной растиражированности его образа в масс-медиа может добиться достаточной популярности и высоких рейтингов. Заметной тенденцией становится персонализация политики [4].

Из-за особенностей восприятия информации аудиторией правомерен и принцип «как сказано в масс-медиа - так оно и есть», что особенно актуально для игроков мировой политической арены. Представляется очевидным, что немаловажную роль в политической коммуникации в целом сыграла последняя информационная революция конца прошлого века. Современные коммуникационные технологии, появление интернета и последующая активная интернетизация мира способствовали многократному увеличению возможностей средств массовой информации и масштабу их воздействия на общественность.

Особое значение интернета в политической коммуникации связано со множеством факторов, из которых ключевыми выступают переход традиционных средств массовой информации на онлайн-платформы, а также свойства Сети, обуславливающие высокую скорость и значительные масштабы распространения информации. Как в свое время предсказал М. Маклюэн, мир постепенно превращается в «глобальную деревню», в которой границы пространства-времени в их классическом понимании стираются в силу возможности мгновенной передачи любого объема информации на любые расстояния. Исследователь О.Е. Гудошникова отмечает, что «интернет как инструмент содействует привлечению социально-политически активных граждан, улучшению политической коммуникации, повышению прозрачности и расширению доступа к информационным активам, что должно противодействовать тенденции увеличения политической апатии» [5]. Благодаря своей сущности Интернет имеет дуалистическую природу и является как пространством политической коммуникации, так и средством ее осуществления. Говоря о влиянии Интернета на политические процессы, нельзя не остановиться более подробно на таком явлении, как новые медиа.

Новые медиа и политические процессы

Несмотря на пристальное внимание, как практиков, так и теоретиков в области политологии и средств массовой информации и тот факт, что термином «новые медиа» начали оперировать еще два десятилетия назад, само понятие по-прежнему остается нечетким, а его границы - весьма расплывчатыми. Так, например, в своей статье «Новые медиа как фактор модернизации СМИ» Е.Л. Вартанова условно употребляет понятия «Интернет» и «новые медиа» в качестве синонимов [6].

Отчасти отсутствие конкретной формулировки изучаемого термина связано с нестабильностью и стремительным развитием среды, в которой он формируется и функционирует. К определению понятия «новые медиа» можно выделить два наиболее общепринятых подхода:

- новые медиа - это сетевые средства массовой информации. В данном случае новые медиа понимаются как электронные версии традиционных средств массовой информации, а также самостоятельные интернет-издания, а интернет предстает площадкой для размещения контента с определенным набором свойств (гипертекстуальность, интерактивность и так далее) как канала передачи информации. Этот подход достаточно узок и не учитывает в полной мере потенциал среды Web 2.0, акцентируя свое внимание по большему счету исключительно на технологических возможностях [7];

- новые медиа - это комплекс явлений web-среды. Данная формулировка смещает фокус с технологий Сети на потребителей контента, одновременно являющихся и его производителями. Согласно данному подходу, новые медиа включают в себя максимально широкий перечень медиаформатов: от интернет-СМИ, блогосферы и социальных медиа до виртуальных книг и кино, рассчитанного на интернет-аудиторию [8].

Важно отметить, что термин «медиа» значительно шире, чем «средства массовой информации». Понятие «СМИ» имеет множество определений, зависящих от выбранного исследователем ракурса (с точки зрения юридической, социологической, психологической и так далее), в контексте данной статьи можно выдвинуть следующий тезис: все средства массовой информации являются медиа, но не все медиа - средства массовой информации, то есть СМИ - это медиа, некий посредник, через которого информация, контент, идет от адресанта - журналиста (выступающего медиатором) - к адресату (аудитории). Из этого тезиса следует, что пространство новых медиа не ограничивается тем или иным типом средств массовой информации, таким образом, понятие «Интернет-СМИ» нельзя считать абсолютно тождественным понятию «новые медиа». Более того, нередко исследователи, изучающие роль новых медиа в политической коммуникации, сосредотачивают свое внимание скорее на социальных медиа, потенциал которых был неоднократно продемонстрирован во время народных волнений на Ближнем Востоке, которые привели к смене правящих режимов (так называемая «арабская весна»). Еще одно название данных волнений - «сетевые революции» - дает возможность обозначить значительное влияние именно но-

вых медиа (в частности - медиа социальных) на ход развития событий «арабской весны».

Исследователи О. Стинс и Д. Ван Фухт отмечают, что в основе как старых, так и новых медиа лежит то главное, что их роднит, - коммуникативная задача, доставка сообщения как ключевая цель медиа. Также в своей работе «Новые медиа» они приводят ряд существенных различий между старыми и новыми медиа, наиболее важными из которых являются следующие [9]:

- новые медиа быстрее, чем старые;

- новые медиа открытые, старые - закрытые;

- новые медиа имеют пользователей, старые - публику;

- новые медиа кратки, старые - многословны;

- новые медиа доставляют «картинку», старые - текст;

- новые медиа активны, старые - пассивны;

- новые медиа обеспечивают пользователю возможность генерировать содержание, старые медиа дают эту возможность производителю.

О. Стинс и Д. Ван Фухт в исследовании приходят к следующему заключению: «Прелесть понятия «новые медиа» состоит в том, что дефиниция никогда не будет окончательной» [9]. Тем не менее, на сегодняшний день нет достаточно веских причин для возведения термина «новые медиа» в ранг абстрактных и в принципе не способных иметь конкретную формулировку. Стоит разграничивать понятия «новые медиа», «цифровые (дигитальные) медиа», «гибридные медиа», «социальные медиа», а также относительно новые категории мультимедиа, трансмедиа и кроссмедиа, которые нередко используются исследователями как синонимичные, едва ли не полностью тождественные друг другу. Представляется очевидным, что такое сложное и неоднозначное явление, как «новые медиа», нуждается в уточнении определения и типологи-зации, что может стать предметом отдельной полноценной работы.

Так или иначе, дискуссия о новых медиа в некотором роде является лишь продолжением двух дискуссий - о позитивном и негативном влиянии появившихся медиа (например, в свое время «новыми» медиа считались - и именно по отношению к ним М. Маклюэном был впервые употреблен этот термин - электронные медиа, которые также становились поводом для активного обсуждения в научных кругах), а также о влиянии техногенных факторов на сферу общественных отношений. Исследователи отмечают, что явления Интернет-среды, в частности новые медиа, не способны порождать ни политические процессы, ни феномены: они лишь выступают в роли инструмента, часто довольно манипулятивного, при помощи которого осуществляется воздействие на публичную сферу [11].

Новые медиа как инструмент «мягкой силы»

В контексте политических коммуникаций, международных отношений новые медиа - инструмент «мягкой силы» (soft power). Впервые данный тер-

мин использовал профессор Гарвардского университета Джозеф Най, который противопоставлял традиционные способы принуждения и сдерживания с помощью военной и экономической силы («жесткая сила» - hard power) новым ненасильственным методам воздействия, конечной целью которых являлось достижение геостратегических целей за счет добровольного участия союзников. Источниками «мягкой силы» является политическое, экономическое и культурное влияние на международные процессы, таким образом, «мягкая сила» - прежде всего внешнеполитический ресурс, основной задачей которого является латентное управление. Степень влияния мягкой силы напрямую зависит от информатизации общества, так как распространение новых технологий расширяет сферу возможностей и уровень проникновения механизмов мягкой мощи, позволяя с легкостью преодолевать национальные границы государств. Грамотное использование интернет-пространства и создание привлекательных функций и услуг обеспечивает достижение популярности среди населения, желания сотрудничать и быть сопричастным с теми или иными событиями [12].

Меняющееся пространство медиа не только достигает новых качественных характеристик (гиперпространство и киберпространство), но и обретает уникальное пространство, не существующее в традиционно понимаемой реальности - пространство виртуальной реальности игиперкоммуникации (виртуальное гиперпространство), в котором многие классические теории «старых медиа» частично или полностью утрачивают свое значение [13]. То, что могло являться значимым фактором либо ограничителем, обозначающим пределы возможностей «старых» медиа, для «новых» медиа может не иметь значения, терять свой смысл. Интернет-технологии способны оказать влияние на политические процессы, в частности преобразовать пространство политической коммуникации и формы ее осуществления.

На данный момент можно выделить три подхода к использованию интернет-технологий в политических процессах:

- интернет-технологии ведут к демократизации политических процессов, позволяя увеличить количество политических акторов и способствуя их конкурентоспособности по отношению к политической элите (Д. Рушкофф [14], Дж. Триппи [15]);

- сложившаяся на политической арене ситуация проецируется в интернет-среде: разрыв между элитой и иными акторами в реальности идентичен разрыву между ними в Сети (М. Норрис [16], М. Марголис, Д. Резник [17]);

- политические процессы преобразуются в Интернет-среде, результат подобного взаимодействия специфичен и зависит от множества факторов (Н. Анстеад [18], Р. Гибсон, В. Лусоли, С. Вард [19]).

Фактически новые медиа являются многофункциональной инфраструктурой, способной оказать существенное влияние на политическую культуру населения, взаимоотношения граждан и власти, за счет неоспоримых преимуществ своей цифровой природы и Интернет-среды: возможность по-

строения как вертикальных, так и горизонтальных отношений, доступность широким слоям населения (относительная дешевизна), передача информации в режиме реального времени, многоканальная коммуникация (на смену строгой схеме «один - многим» пришла схема «многие - многим»). По сравнению со «старыми» медиа потенциал «новых» - в некотором роде по-настоящему безграничен, при этом он скрывает в себе как множество уникальных, свойственных только новым медиа достоинств, так и определенные риски, связанные с возможностью манипулятивного воздействия на широкие слои населения.

Выводы

Таким образом, обществу еще предстоит осмыслить результаты деятельности новых медиа: критерии, возможности, правовое регулирование и тому подобное. С одной стороны, исследователи отмечают, что «даже незначительное участие с помощью «новых медиа» в политической жизни способствует открытости общества, развитию демократических принципов его развития, вносит разнообразие, динамику, развивает гражданскую активность, формирует новую политическую культуру, создает качественно новое интернет-пространство для его участников с разными интересами, потребностями и целями коммуникации» [10]. Действительно, невозможно отрицать, что Интернет-среда, в частности новые медиа, открывает значительное количество возможностей для действующих политических акторов, а также позволяет вовлечь новых коммуникаторов. С другой стороны, технологии новых медиа оказывают на политическую коммуникацию не только положительное влияние: использование новых медиа играет не последнюю роль (скорее даже ключевую) в информационном противодействии игроков международной политической арены, усиливает манипулятивные возможности средств массовой информации.

В условиях доступности и возможности трансфера любого количества информации на любые расстояния остро встает и вопрос информационной безопасности в современном мировом обществе. Влияние новых медиа на политическую коммуникацию, трансформационные процессы в пространстве политического и пространстве медийного - все это требует осознания и пристального внимания со стороны как политологов, так и исследователей масс-медиа. Актуальность этой темы подтверждается ее достаточной ма-лоизученностью и отсутствием многих необходимых четких формулировок.

Источники:

1. Бодрунова С.С. Медиакратия: атлантические подходы к определению термина // Ме-диафилософия: границы дисциплины. СПб, 2008. С. 90-105.

2. Debray, R. Introduction a la mediologie. Paris, PUF. 2000.

3. КоданинаА.Л. Политика и журналистика как родственные коммуникационные сферы // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2014. № 2 (2). С. 443-451.

4. Паулов С.В. Масс-медиа в системе политической коммуникации современного российского общества // Научные ведомости Белгородского государственного университета. 2008.

Серия: История. Политология. №2 (42). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/mass-media-v-sisteme-politicheskoy-kommunikatsii-sovremennogo-ross/ystogo-obscftesfva.

5. Гудошникова О.Е. Технологии «новых медиа» как платформа гражданской активности // Современные проблемы науки и образования. 2015. №1-1. С. 19-28.

6. Вартанова Е.Л. Новые медиа как фактор модернизации СМИ // Информационное общество. 2008. № 5-6. С. 37-39.

7. Рогалева О.С., Шкайдерова Т.В. Новые медиа: эволюция понятия (аналитический обзор)// Вестник ОмГУ. 2015. №1 (75). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/novye-media-evolyutsiya-ponyatiya-analiticheskiy-obzor.

8. Карякина К.А. Актуальные формы и модели новых медиа: от понимания аудитории к созданию контента // Медиаскоп. 2010. №1. С. 6.

9. Стинс О., Ван ФухтД. Новые медиа // Вестник Волгоградского государственного университета. 2008. Серия 8: Литературоведение. Журналистика. № 7. С. 98-106.

10. Гришин О.Е. «Новые медиа» как инструмент политической коммуникации: некоторые аспекты реализации // Сборники конференций НИЦ «Социосфера». Прага, 2015. № 17. С. 143-145.

11. Гигин В.Ф. Новые медиа как фактор политики: стереотипы и тенденции // Вестник ВЭГУ. 2016. №3 (83). С. 132-139.

12. Касуканова К.Е. Новые медиа как инструмент влияния на общественное мнение // Научный журнал. Иваново, 2016. №4 (5). С. 92-97.

13. Богоявленский А.Е. Понимание медиа: внутреннее сжатие цивилизации // Вестник Воронежского государственного университета. 2016. №1. С. 84-87.

14. Rushkoff D. Open source democracy: How online communication is changing offline politics. London, 2003.

15. Trippi J. The revolution will not be televised: Democracy, the Internet, and the overthrow of everything. New York, 2004.

16. Norris P. Preaching to the converted? Pluralism, participation and party Web sites, Party Politics. 2003. P. 21-45.

17. Margolis M., Resnick D. Politics as usual: the cyberspace revolution. Thousand Oaks, CA, Sage Publications, 2000.

18. Anstead N. The Internet and Campaign Finance in the U.S. and the UK: An Institutional Comparison. Journal of Informaf/on Technology & Pol/f/cs. 2008. P. 285-302.

19. Gibson R., Lusoli W., & Ward S. Online participation in the UK: Testing a contextualised model of Internet effects. Br/f/sh Journal of Pol/f/cs and Infernaf/onal Relaf/ons. 2005. P. 561-583.

T ■ ■ ■ HE ROLE OF NEW MEDIA IN THE CONTEXT OF COVERAGE OF POLITICAL PROCESSES

Author: SUVOROVA A.Yu.

SUVOROVA Alina Yuryevna, postgraduate student of the Institute of Public Administration and Management of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA). Moscow, Russian Federation. E-mail: al.suvorova@bk.ru.

Abstract: this article investigates the impact of mass media on political processes, especially -the value of Internet-technologies and new media. The author gives the approaches of

different researchers to the role of the media in the context of the concept of «mediocracy», to the definition of «new media» and to use of modern technologies in politics. The article notes, that there is the need to define the term «new media» and to identify the proper typological features of this phenomenon.

Keywords: new media, mediacracy, mediatization, political communication, Internet technology.

For citation: Suvorova, A. Yu., the Role of new media in the context of the mediatization of political processes. - Communicology. Volume 5. No.1.Pp.69-78 DOI 10.21453/23113065-2017-5-1-69-78

References

1. Bodrunova S.S. Mediakratija: atlanticheskie podhody k opredeleniju termina // Mediafilosofija: granicy discipliny. SPb, 2008. P. 90-105. [S. Bodrunova. Mediacracy: Atlantic Approaches to the definition // Mediaphilosophy: discipline boundaries. St. Petersburg, 2008. P. 90-105]. (In Russ.).

2. Debray, R. 2000Introduction a la mediologie. Paris, PUF.

3. Kodanina A.L. Politika i zhurnalistika kak rodstvennye kommunikacionnye sfery // Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. Nizhnij Novgorod, 2014. № 2 (2). S. 443-451. [Politics and journalism as related communicative spheres // Vestnik of Lobachevsky University of Nizhni Novgorod. 2014. № 2 (2). P. 443-451]. (In Russ.).

4. Paulov S.V. Mass-media v sisteme politicheskoj kommunikacii sovremennogo rossijskogo obshhestva // Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Belgorod, 2008. Serija: Istorija. Politologija. №2 (42). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/mass-media-v-sisteme-politicheskoy-kommunikatsii-sovremennogo-rossiyskogo-obschestva. [S. Pavlov. Mass media in political communication system of a modern Russian society. Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Belgorod, 2008. Series: History. Political science. №2 (42). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/mass-media-v-sisteme-politicheskoy-kommunikatsii-sovremennogo-rossiyskogo-obschestva]. (In Russ.).

5. Gudoshnikova O.E. Tekhnologii «novyh media» kak platforma grazhdanskoj aktivnosti // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. Penza, 2015. №1-1. S. 19-28. [O. Gudoshnikova. Technology of «new media» as a civic engagement platform // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. Penza, 2015. №1-1. P. 19-28]. (In Russ.).

6. Vartanova E.L. Novye media kak faktor modernizacii SMI // Informacionnoe obshhestvo. M., 2008. №5-6. S. 37-39. [E. Vartanova. Novye media kak faktor modernizacii SMI // Information Society. Moscow, 2008. №5-6. P. 37-39]. (In Russ.).

7. Rogaleva O.S., Shkajderova T.V. Novye media: jevoljucija ponjatija (analiticheskij obzor) // Vestnik OmGU. Omsk, 2015. №1 (75). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/novye-media-

evolyutsiya-ponyatiya-analiticheskiy-obzor. [O. Rogaleva, T. Shkajderova. New media: evolution of concepts (analytical review) // Vestnik OmGU. Omsk, 2015. №1 (75). URL: http://cyberleninka.ru/ article/n/novye-media-evolyutsiya-ponyatiya-analiticheskiy-obzor]. (In Russ.).

8. Karjakina K.A. Aktual'nye formy i modeli novyh media: ot ponimanija auditorii k sozdaniju kontenta // Mediaskop. M., 2010. №1. P. 6. [K. Karjakina. Actual forms and models of new media: from understanding the audience to content creation // Mediascope, 2010. №1. P. 6]. (In Russ.).

9. Stins O., Van Fuht D. Novye media // Vestnik OmGU. M., 2008. Serija 8: Literaturovedenie. Zhurnalistika. № 7. S. 98-106. [O. Stins, D. Van Fuht. New Media // Vestnik OmGU., 2008. Series 8: Literature. Journalism. №7. Pp. 98-106]. (In Russ.).

10. Grishin O.E. «Novye media» kak instrument politicheskoj kommunikacii: nekotorye aspekty realizacii // Sborniki konferencij NIC «Sociosfera». Praga, 2015. № 17. P. 143-145. [O. Grishin. «New

media» as a tool of political communication: some aspects of implementation // Proceedings of the conference «Sociosphere». Prague, 2015. № 17. P. 143-145]. (In Russ.).

11. Gigin V.F. Novye media kak faktor politiki: stereotipy i tendencii // Vestnik VEGU. Ufa, 2016. №3 (83). P. 132-139. [V. Gigin. New media as a factor in politics: patterns and trends // Vestnik VEGU Academy. Ufa, 2016. №3 (83). Pp. 132-139]. (In Russ.).

12. Kasukanova K.E. Novye media kak instrument vliyaniya na obshchestvennoe mnenie // Nauchnyjzhurnal. Ivanovo, 2016. №4 (5). P. 92-97. [K. Kasukanova. New media as a tool of influence on public opinion // Nauchnyj zhurnal. Ivanovo, 2016. №4 (5). P. 92-97]. (In Russ.).

13. Bogoyavlenskij A.E. Ponimanie media: vnutrennee szhatie civilizacii // Vestnik OmGU. Voronezh, 2016. №1. S. 84-87. [A. Bogoyavlenskij. Understanding Media: Internal compression of civilization // Vestnik OmGU., 2016. №1. P. 84-87]. (In Russ.).

14. Rushkoff D. Open source democracy: How online communication is changing offline politics. London, 2003.

15. Trippi J. The revolution will not be televised: Democracy, the Internet, and the overthrow of everything. New York, 2004.

16. Norris P. Preaching to the converted? Pluralism, participation and party Web sites, Party Politics. 2003. P. 21-45.

17. Margolis M., Resnick D. Politics as usual: the cyberspace revolution. Thousand Oaks, CA, Sage Publications, 2000.

18. Anstead N. 2008. The Internet and Campaign Finance in the U.S. and the UK: An Institutional Comparison. Journal of Information Technology & Politics. P. 285-302.

19. Gibson R., Lusoli W., & Ward S. Online participation in the UK: Testing a contextualised model of Internet effects. British Journal of Politics and International Relations. 2005. P. 561-583.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.