Научная статья на тему 'Роль Казанского Общества археологии, истории и этнографии в изучении и сохранении архивного наследия Казанской губернии (1878-1917 гг. )'

Роль Казанского Общества археологии, истории и этнографии в изучении и сохранении архивного наследия Казанской губернии (1878-1917 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
28
3
Поделиться
Ключевые слова
КАЗАНСКОЕ ОБЩЕСТВО АРХЕОЛОГИИ / ИСТОРИИ И ЭТНОГРАФИИ / АРХЕОГРАФИЯ / ЭТНОГРАФИЯ / АРХИВ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Самигуллин Иршат Талгатович

В данной статье автор рассматривает особенности деятельности и опыт Казанского общества археологии, истории и этнографии по сохранению и изучению архивного наследия Казанской губернии в период с 1878 по 1917 гг.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Самигуллин Иршат Талгатович,

THE PART OF «ARHEOLOGIC, HISTORIC AND ETHOLOGIC SOCIETY OF KAZAN» IN STUNING AND SAVING OF ARCHIEVE LEGASY OF KAZAN REGION (1878-1917)

In this work author analizing experience of Arheologic, Historic and Ethnograthic Society of Kazan University in investigating and saving of Kazan archieve legacy.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Роль Казанского Общества археологии, истории и этнографии в изучении и сохранении архивного наследия Казанской губернии (1878-1917 гг. )»

УДК 930.25:470.41 Самигуллин И.Т.

РОЛЬ КАЗАНСКОГО ОБЩЕСТВА АРХЕОЛОГИИ, ИСТОРИИ И ЭТНОГРАФИИ В ИЗУЧЕНИИ И СОХРАНЕНИИ АРХИВНОГО НАСЛЕДИЯ КАЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ (1878-1917 ГГ.)

В данной статье автор рассматривает особенности деятельности и опыт Казанского общества археологии, истории и этнографии по сохранению и изучению архивного наследия Казанской губернии в период с 1878 по 1917 гг.

Ключевые слова: Казанское общество археологии, истории и этнографии; археография; этнография; архив.

Проблемы охраны культурного и исторического наследия всегда волновали человечество. Наиболее духовно и интеллектуально активная ее часть - интеллигенция, люди мира науки и представители общественности -всякий раз оказывалась крайне восприимчива к этим проблемам. В истории развития культур всех народов такие люди, как справедливо в свое время отмечал Л. Гумилев, обладают неким пассионарным зарядом. Проблемы родного народа воспринимаются ими как вызовы к активному действию и действуют они со всей страстью (от англ. passion - страсть) и энергией.

Примером организации деятельности таких интеллектуально и духовно активных людей можно назвать Казанское общество археологии, истории и этнографии (КОАИЭ). Свою работу Общество начало еще в 1872 году. В 1877 году на IV Всероссийском Археологическом съезде, проходившем в Казани, также прозвучала идея создания общества по изучению местной старины. Это было крупным событием в научной жизни Казанского университета и всего Поволжья, которое привлекло внимание ученых из Российской Академии наук Москвы и Петербурга, Императорского археологического общества. На съезде были сформулированы задачи исследования местного края, направления поисков источников, которые заключались в «изучении прошедшего и настоящего русского и инородческого населения в территориях бывших Булгарско-Хазарского и Казанско-Астраханского царств, с прилежащими к ним местностями».

Первый Устав Общества был утвержден министром народного просвещения 18 марта 1878 года. Общее организационное собрание членов

Общества состоялось в том же году, 5 мая. Его председателем был избран П. Шестаков, попечитель Казанского учебного округа, а заместителем -С. Шпилевский, доктор государственного права, профессор Казанского Императорского университета. В состав совета Общества входили известные ученые, коллекционеры и краеведы - А. Лихачев, Н. Загоскин, Д. Корсаков, Н. Фирсов, П. Осокин, И. Бодуэн де Куртенэ, Ш. Марджани, Г. Ахмаров, С. Аитов и другие. Общество видело свои задачи не только в изучении, но и в пропаганде историко-культурного наследия. При нем действовали музей археологии, нумизматический кабинет, библиотека и архив рукописей и актов.

Как было отмечено ранее, в год возникновения при Казанском университете КОАИЭ было заявлено, что цель его состоит, прежде всего, в изучении и охране историко-культурного и архивного наследия. В части реализации данного направления деятельности, члены Общества проводили объемную работу с архивными документами, собирали археологические, исторические и этнографические сведения и материалы, которые в то время хранились в местных архивных собраниях и у частных лиц. На заседаниях в Обществе принимались решения о том, каким образом результаты их исследований могли найти применение в науке.

В качестве одной из главных задач Общества было «принятие особенных мер к приведению в известность и сохранению старинных рукописей». Политика, принятая в Обществе, была такова, что основной упор делался не на систематический охват архивного материала, а на всесторонний коллекционерский подход, посредством которого интересовавшиеся архивными документами и «старинными рукописями» могли осуществлять более комплексные исследования.

Чтобы понять специфику осуществления деятельности Общества, следует оговорить два важных момента, игравших значительную роль в его судьбе. Во-первых, в работе принимал участие довольно широкий круг сотрудников Общества различной научной специализации или вида архивной службы. Во-вторых, Общество существовало долгое время преимущественно на частные пожертвования и взносы сотрудников. К примеру, к концу 1880 года члены Общества издали I и II тома «Известий ...», а в 1881 году из-за отсутствия достаточных средств издали лишь «Отчет за 1880-1881 гг.». Летом 1881 года в результате ходатайства Общество добилось выделения ежегодной субсидии из казны в 300 рублей серебром на поддержку хранения булгарских древностей. В 1888 году постановле-

ния и решения Общества главным образом были бытового характера: нанять сторожа для охраны булгарских развалин, поддержать и ремонтировать по указаниям архитектора палаты в Булгарах, огородить их заборами и т.д. Даже архив самого Общества располагался в одной единственной комнате верхнего этажа университетского корпуса, которая не могла похвалиться обилием света и тепла.

Архив Общества пополнялся в разные годы документами, иногда довольно необычными. Так, известнейший казанский коллекционер, почетный член Казанского университета и член-руководитель КОАИЭ Г. Мешков пожертвовал Обществу целую серию примечательных документов - здесь были и автографы М. Сперанского; счета, принадлежавшие к царствующей династии; 22 автографа Александра II; официально засвидетельствованная копия с формулярного списка о службе Александра II в бытность его Великим князем и командиром гвардейского корпуса.

На архивном поприще КОАИЭ свою задачу видело, прежде всего, в сборе, научном изучении и выборочной публикации материалов, имевших «исторический или этнографический интерес». В этом плане Общество добилось определенных успехов. К концу XIX века оно успело собрать довольно обширную коллекцию документов, «составленную исключительно путем частных пожертвований».

Участники КОАИЭ осознавали острую необходимость осуществления реорганизации архивного дела в России в целом и хотели предпринять нечто большее для сохранения всего архивного наследия Казанской губернии. Деятельность членов Общества велась при отсутствии в России единого архивного законодательства, в условиях противоречивости, устарелости и неполноты существовавших ведомственных положений об архивных комиссиях, на которые правительством официально была возложена забота об охране и сборе архивных материалов. Единого руководства за деятельностью архивных комиссий не существовало и поэтому большое значение приобретал обмен опытом в изучении и сохранении архивного наследия.

В истории архивного дела в России особое место принадлежит XI (Киев, 1899) и XII (Харьков, 1902) Археологическим съездам, на которых была предпринята активная попытка воздействовать на правительство в целях централизации архивов. Обществом были налажены связи с Тверской, Рязанской, Нижегородской, Тамбовской учеными архивными комиссиями. Последняя даже предложила совместно организовать в февра-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ле 1902 года областной археологический съезд ученых архивных комиссий средней полосы России. Некоторые члены Общества являлись деятельными участниками разного рода губернских архивных комиссий средней полосы России. Библиотека Общества пополнялась изданиями Московского главного архива Минюста, Сенатского архива, Тверской ученой архивной комиссии и т.д.

Необходимо отметить, что на страницах периодического издания самого Общества - «Известий .» - были переданы гласности немногочисленные знаки внимания как со стороны столичных исторических учреждений и обществ, так и правительственных учреждений к проблеме «архивного наследия» в России. Существующие преимущественно на добровольные пожертвования, материально малообеспеченное Общество тем не менее с большим успехом занимались археологическими изысканиями, издательской деятельностью, созданием музея и работой по исследованию местного края и иных регионов России, однако не находило ни средств, ни возможностей проведения столь же обстоятельных архивных работ.

Безусловно, у членов Общества было желание сделать все возможное для сохранения архивного наследия Казанской губернии. Это проявлялось и в том, что оно участвовало в работах «по приведению в ясность», сохранению научной разработке архивных собраний не в качестве организатора или руководителя, а лишь путем делегирования обычных, необходимых по инструкции сотрудников от «ученого учреждения». Так было и в деятельности специальной комиссии, работавшей в течение 1912 года при архиве губернского правления и церковного историкоархеологического общества.

Дореволюционная Россия являлась одним из немногих научных государств, где не была проведена централизация архивного дела. Это свидетельствовало как о замедленности экономического развития, так и о невысоком уровне административной культуры. Ученые архивные комиссии являли собой попытку привлечения общественности к улучшению архивного дела. В Казанской губернии рубежа XIX-XX веков деятельность КОАИЭ при университете была направлена на спасение лишь некоторых архивных комплексов.

Следовательно, Общество осуществляло свою работу в крайне сложных условиях. Во-первых, его деятельность была в крайней степени мало обеспечена, недостаток финансирования был одной из основных его проблем. Члены Общества при всем своем затруднительном положении,

тем не менее, активно занимались исследованиями и популяризацией старинных документов и рукописей, освещали актуальные проблемы истории и культуры города Казани и всей губернии. Во-вторых, работа как Общества в частности, так и в целом различного рода архивных учреждений и специальных комиссий, велась в положении полного отсутствия согласованной, официально закрепленной политики централизации управления и деятельности архивов. Организация обмена опытом между архивами и специальными комиссиями, работавшими с архивными источниками, осуществлялась самостоятельно, в том числе и силами членов Общества, на различных съездах, на страницах периодических изданий и в личной переписке исследователей. Наконец, как было отмечено П. Пономаревым, исследователем деятельности Общества и современником его членов, работа производилась в условиях необходимости «возродить дух общественности, открыть сбыт для хороших сочинений по части наук и промышленности и быть эпохою народных улучшений во всех родах» [1]. При этом призывы отдельных деятелей Общества П. Пономарев называет «гласом вопиющего в пустыне». Он же отмечает, что спустя 30 лет, «нравы обывателей» все же смогли «несколько смягчиться».

Таким образом, КОАИЭ, действовавшее при Казанском университете со второй половины XIX до начала XX века, успешно реализовало поставленные перед ним задачи изучения, сохранения и освещения достойных внимания общественности примеров историко-культурного и архивного наследия. Более того, опыт Общества крайне ценен и важен для развития исторического знания об истории и культуре Казани как уникальный пример работы сообщества активных, внимательных к проблемам города исследователей, благодаря усилиям которых призывы к общественности перестали быть «гласом вопиющего в пустыне». Труды деятелей Общества необходимо исследовать в дальнейшем в рамках изучения и охраны историко-культурного наследия не только Казани, но и сыгравших весомую роль в истории становления татарской государственности и культуры.

Источники

1. Пономарев П.А. Вопрос об открытии городской публичной библиотеки в Казани // Известия ОАИЭ. 1895. № 3. Т. 13. С. 579-577.

Зарегистрирована 17.02.2011 г.