Научная статья на тему 'Роль американского миссионерства в развитии образования в Китае в поздние годы династии цин: Вильям Мартин и пекинская школа иностранных языков Тунвэньгуань (Вт. Пол. XIX - нач. ХХ вв. )'

Роль американского миссионерства в развитии образования в Китае в поздние годы династии цин: Вильям Мартин и пекинская школа иностранных языков Тунвэньгуань (Вт. Пол. XIX - нач. ХХ вв. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
354
57
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОБРАЗОВАНИЕ / ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ / ЦИНСКАЯ ИМПЕРИЯ / ШКОЛА ТУНВЭНЬГУАНЬ / МИССИОНЕРСТВО / ВИЛЬЯМ МАРТИН / КИТАЙСКО-АМЕРИКАНСКИЕ СВЯЗИ / EDUCATION / FOREIGN LANGUAGES / QING EMPIRE / T'ONG-WEN KUAN / MISSIONARY / WILLIAM MARTIN / CHINESE-AMERICAN TIES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Лапин Павел Андреевич

Во второй половине ХІХ в. в Китае начала складываться новая система образования, целью которой была подготовка кадров в интересах реформ прозападного типа, проводившихся в Цинской империи. Важен в этой связи опыт пекинской Школы Тунвэньгуань первого в государстве нового учебного заведения, где было организовано преподавание иностранных языков и ряда европейских точных наук. С учетом специфики учебного заведения большое внимание уделялось набору преподавателей, наиболее ярким из которых был миссионер американской пресвитерианской церкви Вильям Мартин. Выдвинутые им инициативы способствовали усилению образовательного потенциала школы, укреплению ее позиций в среде китайской интеллигенции. Вместе с тем эти шаги предпринимались в условиях пока еще консервативного Китая, что накладывало свой отпечаток на процесс модернизации системы образования в китайской столице, в том числе в упомянутой школе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The role of American missionaries in the development of education in China in the late Qing period: William Martin and the T’ong-Wen Kuan (late XIXth -early XXth century)

In the second half of the XIX century China began to develop a new system of education aimed at training staff for the benefit of pro-Western reforms of Qing dynasty. In this regard, Beijing Foreign Languages School T’ong-wen Kuan presents an interesting example of the first state-owned educational institution to teach foreign languages and a number of European naturals sciences. Taking into account specifics of the educational institution, great attention was paid to the recruitment of teachers, the most impressive of which was a missionary of the American Presbyterian Church William Martin. His initiatives helped to develop the educational potential of the school and strengthen its position among the Chinese intellectuals. However, these steps were taken in the conditions of traditional China, which had its impact on the process of modernization of Chinese educational institutions including T’ong-wen Kuan School.

Текст научной работы на тему «Роль американского миссионерства в развитии образования в Китае в поздние годы династии цин: Вильям Мартин и пекинская школа иностранных языков Тунвэньгуань (Вт. Пол. XIX - нач. ХХ вв. )»

ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ВОСТОКА

УДК: 371 П.А. Лапин*

роль американского миссионерства

в развитии образования в китае

в поздние годы династии ЦИн:

вильям мартин и пекинская школа

иностранных языков тУнвЭнЬГУАнЬ (вт. пол. XIX - нач. ХХ вв.)

Во второй половине XIX в. в Китае начала складываться новая система образования, целью которой была подготовка кадров в интересах реформ прозападного типа, проводившихся в Цинской империи. Важен в этой связи опыт пекинской Школы Тунвэньгуань - первого в государстве нового учебного заведения, где было организовано преподавание иностранных языков и ряда европейских точных наук.

С учетом специфики учебного заведения большое внимание уделялось набору преподавателей, наиболее ярким из которых был миссионер американской пресвитерианской церкви Вильям Мартин. Выдвинутые им инициативы способствовали усилению образовательного потенциала школы, укреплению ее позиций в среде китайской интеллигенции. Вместе с тем эти шаги предпринимались в условиях пока еще консервативного Китая, что накладывало свой отпечаток на процесс модернизации системы образования в китайской столице, в том числе в упомянутой школе.

Ключевые слова: образование, иностранные языки, Цинская империя, Школа Тунвэньгуань, миссионерство, Вильям Мартин, китайско-американские связи

The role of American missionaries in the development of education in China in the late Qing period: William Martin and the T'ong-Wen Kuan (late XIXth -early XXth century). PAVEL A. LAPIN (Embassy of Russia in Beijing, China)

In the second half of the XIX century China began to develop a new system of education aimed at training staff for the benefit of pro-Western reforms of Qing dynasty. In this regard, Beijing Foreign Languages School T'ong-wen Kuan presents an interesting example of the first state-owned educational institution to teach foreign languages and a number of European naturals sciences.

Taking into account specifics of the educational institution, great attention was paid to the recruitment of teachers, the most impressive of which was a missionary of the American Presbyterian Church William Martin. His initiatives helped to develop the educational potential of the school and strengthen its position among the Chinese intellectuals. However, these steps were taken in the conditions of traditional China, which had its impact on the process of modernization of Chinese educational institutions including T'ong-wen Kuan School.

Keywords: education, foreign languages, Qing Empire, T'ong-wen Kuan, missionary, William Martin, Chinese-American ties

* ЛАПИН Павел Андреевич, кандидат исторических наук, руководитель группы гуманитарного сотрудничества и информации Посольства России в Китае. E-mail: waijiao2000@mail.ru © Лапин П.А., 2017

Во второй половине XIX в. иностранное миссионерство получило широкие права и привилегии по осуществлению в Китае религиозной деятельности. Весьма сильные позиции принадлежали протестантским служителям культа как «представителям наиболее динамично развивающихся государств» [20, с. 265]. Среди последователей этой христианской ветви особо выделялись выходцы из США1. В течение столетия, с 1840-х гг. до 1940-х гг., они играли важную роль в культурно-образовательной, идейной и духовной жизни китайского общества, содействовали созданию современного по западным меркам государства.

Во второй половине XIX в. Цинская империя стояла перед выбором дальнейшего пути развития. Военные столкновения с иностранными державами в ходе двух "опиумных воин", последовавшая за ними серия неравноправных мирных договоров, налагавших на слабеющую восточную династию международные обязательства, постепенно вовлекали Китай в систему новых межгосударственных отношений колониального типа. Применявшиеся там в течение продолжительного периода времени традиционные формы государственного управления показывали свою неэффективность и требовали глубокого переосмысления. Долгая придворная борьба между прогрессивно настроенной частью цинской интеллигенции с консервативным крылом местного чиновничества привела в итоге к победе первых, что позволило уже в 1860-х гг. приступить к реализации первых реформ прозападного образца.

Протестантские миссионеры, служившие в Китае (первый американский миссионер Э. Брид-жмен прибыл в Китай в 1830 г.), являлись людьми во многом просвещенными и высокоинтеллектуальными, некоторые из них кроме духовного образования также владели знаниями в рамках современных светских профессий, востребованных китайцами. После своего назначения в это восточное государство они успешно изучали местные языки (были такие, кто с целью ведения эффективной проповеди в первую очередь овладевали диалектами и только потом изучали нормативный китайский язык)2. Этой категории иностранцев,

1 Численность американских протестантов, служивших в Китайском государстве, росла довольно быстрыми темпами. Если в середине 1850-х гг. их насчитывалось всего 107 чел., то в 1920-х гг. - уже порядка 5 тыс. чел. [19, с. 179-180; 20, с. 265].

2 Несмотря на хорошую подготовку миссионеров, результаты их пасторской деятельности были довольно скромными. В 1949 г., то есть через сто лет после начала работы первых протестантских священнослужителей в Китае, в этом государстве насчитывалось

таким образом, было под силу проникнуть в закрытое китайское общество, оказаться востребованными в условиях начавшихся в Цинской империи преобразований. «Вызов, который миссионеры бросали традиционной китайской структуре и ценностям, подчеркивая приоритет личности перед семьей, равенства перед иерархией ... , их самоотверженная работа в деле создания очагов модернизации, таких как университеты, школы, госпиталя, сельскохозяйственные станции, издание газет и журналов, их высокий моральный облик и социальные чаяния - все имело революционный эффект» [Цит. по: 20, с. 267].

Важен в этой связи вклад американских миссионеров-протестантов в модернизацию китайского образования. В связи с участившимися контактами с иностранцами и необходимостью подготовки своих дипломатов и переводчиков летом 1862 г. в китайской столице была открыта первая в государстве современная школа иностранных языков и точных наук - пекинская Школа Тунвэньгуань (кит.: Цзинши тунвэньгуань). Учеб-

ное заведение являлось структурным подразделением учрежденной годом ранее новой внешнеполитической структуры - Главноуправлющего ведомства по делам всех государств (кит.: ЙЭ-^ Цзунли гэго шиу ямэнь) [22, с. 41-42]. В первые годы работы школы туда принимались дети «восьмизнаменных служивых людей в возрасте 13-14 лет» [24, Т. I, Цз. 8, с. 432].

Первоначально было открыто отделение английского языка, где проходили обучение десять человек. В 1863 г. были учреждены отделения русского и французского языков [24, Т. II, Цз. 15, с. 656]. В 1871 г. начало функционировать отделение немецкого, а с 1897 г. - отделение японского языков [22, с. 52-53]. Кроме языковых направлений, в учебном заведении в 1867 г. появился класс астрономии, а в 1888 г. - класс математики [21, с. 18; 22, с. 48-50, 52]. Свою работу также вели отделения химии и медицины [25, с. 83].

Была разработана стабильная правовая база учебного заведения. В 1862 г. двор принял первый устав Тунвэньгуань, состоящий из шести статей, в 1885 г. - второй устав, который дополнил предыдущий инструктивный документ. Постоянно издавались целевые инструкции, регулирующие различные сферы деятельности этого учреждения

всего 2,7 млн. христиан, при этом протестантов было не более 500 тыс. человек. Становилось понятным, что «христианская церковь осталась экзотикой на китайской земле, только небольшая часть китайцев приняла христианство и еще меньшая поняла христианские догмы» [Цит. по: 20, с. 266].

[23, с. 27-29; 25, с. 231-232; 26, с. 88]. Школа была обеспечена штатом административных служащих3, имела стабильное финансирование4.

Были предусмотрены месячные, квартальные, годовые и выпускные экзамены [23, с. 33]5. Первоначально срок обучения составлял три года. Те, кто успешно сдавали выпускные экзамены, получали седьмой ранг, но на должность не назначались, а после успешной повторной сдачи получали должность старшего делопроизводителя (кит.: чжуши; начальная чиновничья должность в государственных ведомствах; сотрудники, служившие на этой позиции, занимались канцелярской работой, переводами, являлись писарями) [7, л. 3об].

Выпускники школы распределялись на переводческие и дипломатические должности, назначались на вакантные места на современных производствах и предприятиях, зачислялись на должности учителей в новых школах и училищах6.

3 Руководил ею главный управляющий сановник (кит.: Й^^Е, цзунгуань дачэнь) и его заместитель -специальный управляющий сановник (кит.: ^^^Е, чжуаньгуань дачэнь), конкретные функции выполняли два распорядителя (кит.: тидяо) и их два заместителя. Служащие на эти должности назначались из числа чиновников Главноуправляющего ведомства по делам всех государств. Общее количество административных работников составляло 9-11 человек [16, с. 90].

4 Учебное заведение финансировалось в рамках средств, выделявшихся двором для организации деятельности Ведомства по делам всего государств. Поддержание школы, по всей видимости, считалось одним из приоритетных направлений работы ведомства: от 6,5 тыс. лянов серебра (11,26% от общего объема бюджета ведомства) - в 1866 г. до 23,7 тыс. лянов серебра в год (27,8%) - в 1887 г. [25, с. 83]. Основной денежной единицей в цинском Китае был серебряный лян. Один стандартный (или таможенный) лян весил 37,7 г. Серебро изготавливалось казенными литейными мастерскими в виде слитков юаньбао весом до 50 лянов; в ходу также были средние слитки (10 лянов) и мелкие (5 лянов).

5 Месячные экзамены проводились в первый день месяца по лунному календарю, квартальные - в первые дни второго, пятого, восьмого и одиннадцатого месяцев. Во время квартальных экзаменов месячные не проводились. Годовые экзамены организовывались до десятого дня десятого месяца [23, с. 33].

6 В поздние годы династии Цин и до 1918 г. среди

54 посланников китайского двора в зарубежных дипломатических представительствах 13 были выпускниками Тунвэньгуань. В 1891 г. впервые пост посланника цинского двора при иностранном правителе занял выпускник Тунвэньгуань (Ван Фэнцзао, занявший пост главы китайской дипломатической миссии в Японии)

[2, с. 110]. Вообще, по данным «Доклада первой конфе-

Большое внимание уделялось комплектованию преподавательского состава. Приглашались китайские и иностранные наставники, однако с учетом специфики учебного заведения количество работавших иностранных специалистов зачастую превышало количество местных. Так, в период с 1862 по 1898 гг. там преподавали 64 иностранца, в то время как китайцев было всего 44 [22, с. 71-72, 176-178]7.

Одним из таких приглашенных иностранных преподавателей был миссионер американской пресвитерианской церкви Вильям Мартин (William Alexander Parson Martin; кит. имя Дин Вэйлян (Т 1827-1916), проработавший в этом учебном заведении тридцать лет 8. Священнослужитель

ренции выпускников Тунвэньгуань» (1916 г.), из 91 выпускника 40 были заняты на дипломатической службе, в военных ведомствах работали 27 человек, в области образования - 4. Порядка 20 выпускников были задействованы в развитии новых отраслей, в том числе железнодорожного транспорта [18, с. 81].

7 Иностранные наставники преподавали не только языки, хотя таких было большинство, но и другие предметы школьного курса - астрономию, химию, математику, медицину, международное право. Образовательный ценз некоторых из них был довольно высоким: восемь учителей имели докторскую степень, а трое магистерскую [13, с. 27]. Были, правда, и специалисты с весьма низким профессиональным уровнем: «В Тунвэньгуань преподавал один англичанин по имени Оливер - довольно резкий и зазнавшийся человек, который не только не обладал знаниями, наоборот, был почти безграмотным», - характеризовал иностранного наставника выпускник школы 1900 г. Ци Жушань [9, с. 156; 23, с. 46].

8 Вильям Мартин родился 10 апреля 1827 г. в США в местечке Ливония, штат Индиана, в семье священника пресвитерианской церкви. С малолетства Мартин посещал церковную школу, где в том числе изучал греческий язык и христианские канонические писания. В 1841 г. с целью продолжения обучения в высшей школе по решению отца семья перебралась в Блумингтон, где Мартин и его брат Самуель Ньюил (Samuel Newell) поступили в Университет штата Индиана. В течение четырех лет обучения «подготовленный к учению Мартин погрузился в математику, химию, начертательную геометрию, науки об электричестве и высоких температурах, оптику, астрономию и машиноведение - области знаний, которые он позже поможет открыть китайцам» [12, с. 12]. Учась в университете, Мартин по настоянию отца в 1846 г. был записан в Пресвитерианскую теологическую семинарию в Нью Олбани, штат Индиана, где начал изучать различные религиозные дисциплины, в том числе имеющие отношение к миссионерской деятельности. В 1849 г. по линии Американской пресвитерианской церкви в статусе священнослужителя был командирован в Китай. В апреле 1850 г. прибыли в Гонконг, откуда перебрался

был принят в Тунвэньгуань в 1865 г. на вакантную должность преподавателя английского языка, образовавшуюся после ухода в отставку учителя английского отделения Дж. Фрайера (J. Fryer)9. Мартину было установлено весьма приличное по тем временам жалование10. В соответствии с внутренними инструкциями американцу категорически запрещалось вести проповедь среди учащихся, разучивать с ними канонические религиозные писания, что, естественно, сводило к минимуму его миссионерскую деятельность, от которой он не отказывался и с которой в том числе связывал свое нахождение в этом учебном заведении [3, с. 218].

В связи с преобразованием учебного плана и решением включить в перечень предметов школьного курса международное право и политэкономию, преподавание которых имелось в виду поручить

в Нинбо, провинция Чжэцзян, где с 1845 г. уже была открыта первая американская пресвитерианская церковь, на базе которой в 1850 г. была организована религиозная миссия и церковная школа. С целью ведения проповеди среди местного населения Мартин начал увлеченно изучать местный диалект и лишь по прошествии нескольких лет приступил к освоению нормативного китайского языка, который ему особенно пригодиться в его будущей преподавательской деятельности (подробнее о жизни и деятельности В. Мартина до приезда в Китай и первых годах его миссионерской деятельности в этом государстве см.: [10, с. 185-191; 12, с. 11-25]). В 1863 г. при поддержке американских и английских дипломатов переехал в Пекин, где в том же году открыл отделение Американской пресвитерианской церкви [3, с. 196].

9 Американец пользовался поддержкой среди местного дипломатического корпуса, поэтому, когда Ведомство по делам всех государств обратилось к американскому посланнику в Пекине Э. Барлингейму (Anson Burlingame, кит. имя: Пу Аньчэн (М^Е), 1820-1870) и советнику британского посольства Т.Ф. Вэйду (Thomas Francis Wade, кит. имя: Вэй Тома (Ш%Щ), 1818-1895) с просьбой рекомендовать нового преподавателя, оба дипломата высказались за Мартина.

10 Несмотря на то, что в соответствии с планом ра-

боты иностранных специалистов Мартин преподавал всего два часа в день, размер его жалованья составлял

1 тыс. лянов серебра в год (по тогдашнему курсу - 1330 долл. США) с возможностью предварительного получения аванса за полгода. Это существенно превышало годовое жалованье американца, которое он получал по линии командировавшей его в Китай Американской пресвитерианской церкви (700 лянов серебра) и даже было сопоставимо с объемом ассигнований, выделявшихся этой религиозной организацией на поддержание деятельности пекинского отделения пресвитерианской церкви в Китае (в 1863 г. Мартин направил запрос о выделении ему для организации работы представительства в 1864 г. 1454 долл. США) [3, с. 196].

Мартину, американец летом 1867 г. взял длительный учебный отпуск и выехал в США для совершенствования своих знаний в Йельском университете. Во время пребывания Мартина в Америке школа Тунвэньгуань начала постепенно погружаться в кризис. Учебное заведение, видимо, пока не пользовавшееся авторитетом среди местной интеллигенции, не могло привлечь талантливых абитуриентов и было вынуждено зачислять слабо подготовленных молодых людей, чтобы оправдать свое существование в принципе11. По той же причине нарушались требования по возрастному цензу учащихся. Как писал в газету «North-China Herald» заменивший Мартина преподаватель английского языка М. Обрайн (M.J. Obrien), для обучения на отделении астрономии прежде всего необходимо было овладеть английским языком, на котором потом шло преподавание технических дисциплин, однако «среди принятых учащихся лишь двоим было до 30 лет, возраст же остальных был от 35 до 50 лет, что вовсе не подходило для изучения иностранного языка. Ученики постоянно пропускают занятия, не обращают никакого внимания на важность изучения английского языка» [Цит. по: 3, с. 201].

Мартин вернулся в Пекин в сентябре 1869 г. По предложению главы китайской императорской морской таможни (Imperial Maritime Customs of China), англичанина Роберта Харта (Robert Hart; на службе в Китае - с 1863 г.), который по линии Ведомства по делам всех государств финансировал Тунвэньгуань, Мартин был рекомендован на высокую должность старшего преподавателя (кит.: ШШ^, цзун цзяоси) этого учебного заведения. Перед зачислением Мартину было предложено сдать экзамен по математике, который он с легкостью преодолел, что «позволило им (китайским экзаменаторам. - прим. авт.) принять решение о том, что я (Мартин. - прим. авт.) подхожу на должность старшего преподавателя школы, где в основном ведется преподавание западных наук» [11, с. 199]. 26 ноября при участии чиновников Ведомства и американского посланника в Китае С. Вильямса (Samuel Wells Williams, по возвращении в США в 1877 г. был назначен на

11 Скажем, в 1867 г. на новооткрывшиеся отделения астрономии и математики из 72 претендентов были зачислены 30 человек, после проведения через полгода очередного месячного экзамена стало понятно, что и набранные ученики не способны качественно изучать предметы курса. Был организован повторный экзамен, по результатам которого 20 учащихся были отчислены, а десять оставшихся поровну распределены на языковые отделения - английское и французское [1, с. 57].

должность профессора китайского языка и литературы в Йельском университете) была проведена пышная церемония вступления Мартина в должность [11, с. 199]12.

Принимая предложение занять высокую преподавательскую должность в столичной школе, Мартин, надо думать, осознавал всю трудность своей будущей работы на этом посту. Еще будучи в США в 1868 г., он писал: «В этом государстве писания и каноны означают все, а наука - ничего. Люди окружают себя словами, но не делами» [12, с. 29]. Это и понятно, ведь в тот момент новое практическое образование только набирало ход, и его перспективы были пока еще не ясны, тогда как система государственных экзаменов «кэцзюй» (кит.: 44^), подвергавшаяся критике за свою архаичность и неприменимость с точки зрения прогрессистов, пока, тем не менее, была единственным и надежным способом комплектации государственного аппарата и ротации кадров.

Вскоре после назначения, 1 декабря 1869 г. Мартин направил в отделение зарубежных миссий пресвитерианской церкви США (Board of Foreign Missions of the Presbyterian Church in the United States of America) рапорт об увольнении со службы в пекинском отделении пресвитерианской миссии в Китае, правда, попросив сохранить за собой духовный сан и возможность ведения проповеди. Свое решение он обосновывал желанием экономии средств церкви, испытывавшей экономические трудности, в том числе вызванные гражданской войной в США. Имелись и принципиальные разногласия Мартина с некоторыми руководящими членами миссии по вопросам дальнейшего продвижения христианства и ведения проповеди в Китае (подробнее см.: [14, с. 174]).

В Тунвэньгуань американцу было поручено преподавание международного права (кит.: ^ Й, Гунфа), политики мировых держав (кит.: !§ ШЖ, Фуго цэ) и естествознания (кит.: ЩЩ, Гэу) [14, с. 180]. Кроме учебных задач в рамках школы Мартин занимался различной организаторской работой, в том числе обеспечивал преподавание английского языка китайскому императору Гуансюй. Наставники для этих занятий назначались из чис-

12 Как вспоминал сам Мартин, перед входом в Тунвэньгуань выстроилось порядка сорока учащихся, одетых в праздничные длинные платья и нарядные шапки. Атмосфера встречи Мартина была весьма торжественной. Мартин выступил с кратким обращением, а присутствовавший на церемонии распорядитель учебного заведения, глава первого китайского посольства по государствам Европы маньчжур Биньчунь написал в честь Мартина праздничное поздравление, поднесенное американцу в ходе мероприятия [11, с. 199].

ла хорошо знавших английский язык китайских дипломатов, но методику преподавания разрабатывал сам Мартин, он же наставлял их, как необходимо качественно вести обучение [11, с. 214]13.

Новый статус, давший Мартину большие возможности в том числе и административного характера, позволил ему приступить к модернизации учебного процесса. Получив выход на высокопоставленных чиновников Ведомства по делам всех государств, он добивался принятия различных решений в интересах организации образовательной деятельности в Тунвэньгуань. Усиливали позиции Мартина и наработанные годами контакты с находившимися во властных кругах Пекина иностранцами (в том числе с тем же Робертом Хартом, а также главами американской, английской и других дипломатических миссий)14.

Главная цель, которую ставил перед собой Мартин, заключалась в создании более авторитетного и многопрофильного учебного заведения, способного готовить выпускников по широкому спектру специальностей. Начались преобразования с включения в учебный план серии новых дисциплин и увеличения срока обучения. В 1876 г. американец разработал и внедрил два учебных плана, рассчитанных на восьмилетний и пятилетний периоды обучения (вместо применявшегося до этого одного трехлетнего). Первый план предусматривал интенсивное изучение в течение первых трех лет одного из иностранных языков, а в последующие пять лет - параллельно с языком

13 По заверениям Мартина, Гуансюй весьма ответственно и внимательно относился к занятиям по английскому языку. Никогда не отменял уроки и выполнял все указания своих наставников. Поначалу учителя не осмеливались исправлять своего уважаемого ученика, но постепенно ситуация выправилась, и они начали более свободно вести обучение. Помогало то, что император к тому моменту уже продолжительное время изучал маньчжурский и монгольский языки, поэтому к выполнению учебных задач, которые ставили перед ним преподаватели, относился с пониманием [11, с. 214].

14 Вообще, Мартин, занимая лишь должность старшего преподавателя, видимо, в интересах дела пытался среди других иностранцев позиционировать себя в качестве руководителя учебного учреждения, указав в английской версии своей визитной карточки, что является директором (President) Тунвэньгуань [4, с. 109]. Позиции Мартина, по всей видимости, были настолько сильны и действовал он среди иностранцев настолько уверено, что ни у кого и не возникало мысли поставить под сомнение статус уважаемого человека. По крайней мере, в англоязычной исторической литературе того периода его уверенно называли первым президентом Тунвэньгуань [15, с. 65; 14, с. 174].

также ряда специальных дисциплин15. Второй же был рассчитан на изучение лишь точных наук, без иностранного языка. Использование новых учебных планов имело большое значение в контексте развития школьного образования в Китае16.

Расширение образовательных программ предполагало преобразование системы набора учащихся. Мартин выступил с инициативой увеличения количества принимаемых абитуриентов и повышения требований к их зачислению. В устав Тунвэньгуань от 1885 г. с подачи американца было заложено, что на всех отделениях должны обучаться 120 человек (первоначально их было 24) [23, с. 40], возрастной ценз был определен в пределах от 15 до 20 лет, при наборе учащихся предлагалось не ограничиваться только маньчжурами, но также вести набор среди молодых «образованных китайцев» [23, с. 40].17 Впослед-

15 На первом курсе ученики постигали иностранную азбуку и основы словообразования, на втором переходили к изучению основ грамматики и составлению предложений, на третьем им преподавалась география и история зарубежных государств, а также основы перевода, на четвертом ученики постигали основы математики и алгебры, практиковались в переводе официальной переписки, на пятом изучали основы естествознания, геометрию, тригонометрию и занимались переводами, на шестом велось преподавание механики, дифференциальных интегралов, навигационных расчетов и также перевода, на седьмом переходили к изучению химии, астрономии, международного права и практиковались в переводах, наконец, на последнем, восьмом, году обучения ученики продолжали заниматься астрономией, постигали географию металлов и материалов, изучали основы политики иностранных государств и продолжали отрабатывать навыки перевода [23, с. 31-32].

16 Например, вскоре после внедрения восьмилетнего учебного курса в Тунвэньгуань, другое новое учебное заведение, также открытое американским миссионером Яном Эллином (Young John Allen) в 1881 г., -Шанхайская школа китайско-западного обучения (кит.: Щ^К, Шанхай чжунси шуюань), полностью переняло наработки Мартина и организовало свой образовательный процесс также в соответствии с восьмилетнем учебным планом [3, с. 113].

17 Эта инициатива позволила привлечь значительное количество абитуриентов: в том же 1885 г. в общей сложности подали заявки на участие во вступительных экзаменах 394 человека, которые в течение четырех дней 11 месяца приняли участие в отборочных сессиях, по итогам которых в следующий тур прошли 150 абитуриентов. Для этой группы людей был организован дополнительный экзамен, который выдержали лишь

108 человек, в итоге зачисленных в школу [4, с. 110-111]. В 1888 г. в Тунвэньгуань были зачислены 125 человек -максимальное количество учащихся за всю историю существования учебного заведения [14, с. 178].

ствии именно китайские учащиеся составили основу ученического состава школы: в 1893 г. их было чуть больше половины, остальные были представителями «знамен» [14, с. 178].

По заверению старшего преподавателя, учащиеся демонстрировали в целом удовлетворительные результаты. Точные науки, особенно химия и естествознание, давались легче, а с иностранными языками приходилось сложнее, кстати именно поэтому учебным планом было предусмотрено изучение лишь одного иностранного языка [11, с. 212].

Происходило комплектование учебного заведения приглашенными иностранными преподавателями. В 1871 г. по рекомендации Мартина на должность учителя медицины и физиологии был приглашен миссионер Лондонского миссионерского общества в Пекине Дж. Даджен (J. Dudgeon), в 1877 г. из Мичиганского университета для чтения курса по астрономии им же был приглашен лектор М. Харрингтон (Mark Harrington) [2, с. 105; 14, с. 179].

Американский наставник старался включить в программу преподавания в школе лучшие американские и европейские теоретические разработки, знакомить учащихся с новыми зарубежными теориями и знаниями. И важным направлением работы здесь была организация качественного перевода иностранной учебной и научной литературы на китайский язык. Еще до назначения в Тунвэньгуань Мартин взялся за перевод работы известного американского юриста Генри Витона (Henry Wheaton, 1785-1848) «Элементы международного права» (англ.: Elements of International Law, кит.: Ш^ЙШЭ, Гоцзи фа юаньли), изданной в США в 1836 г. [5, с. 6]. Часть книги была переведена Р. Хартом, в 1862 г. перевод продолжил Мартин (тогда находясь еще в Шанхае), который был им завершен в 1864 г. На издание китайское внешнеполитическое ведомство выделило 500 ля-нов серебра, первый тираж составил 300 экземпляров [10, с. 191-192]. Издание получило название «Ваньго гунфа» (кит.: ^Ш^Й, досл. с кит.: «Общее право десяти тысяч государств») [5, с. 6]. Пособие, после одобрения в Цзунли ямэне, было направлено во все центральные ведомства и морские порты, где велась торговля с иностранцами [12, с. 25].

После назначения Мартина на должность старшего преподавателя, его работа по переводу иностранных научных изданий продолжилась. Американец сформировал специальную группу переводчиков, в которую вошли преподаватели и лучшие учащиеся. Основное внимание Мар-

тин предлагал уделять переводу зарубежных научных трудов по международному праву, дипломатии, экономике, химии, естествознанию, географии, истории, законодательствам, изданным на английском и французском языках, анатомии, физиологии, фармацевтике. Инициатива была поддержана Ведомством по делам всех государств [2, с. 105]. За все время службы в Тунвэньгуань Мартин совместно с сотрудниками и учащимися школы перевел, отредактировал и издал 9 наименований книг18, всего же за время его пребывания в должности сотрудниками школы было переведено и подготовлено к изданию 24 (по другим данным - 26) вида иностранных научных трудов [4, с. 117-144; 18, с. 81]. Среди них - сочинения американских, французских и английских авторов по экономике, теории дипломатии, международному праву, политэкономии, математике, астрономии и физике [10, с. 192; 12, с. 29]. В 1874 г. Мартин направил доклад в Ведомство по делам всех государств, предложив разработать систему поощрений особо отличившихся переводчиков из числа учащихся и преподавателей [4, с. 114].

Мартин пытался создать во всех отношениях совершенное учебное заведение, поэтому много внимания уделялось модернизации его технических возможностей. В связи с изданием переводной научной литературы и учебных пособий для нужд школы Мартин организовал открытие при Тунвэньгуань типографии, где было установлено семь современных печатных станков со сменным графическим набором китайских иероглифов и букв на латинице [11, с. 199]. Выступая с позиций европейского образования, объединявшего теорию и практику, он в 1876 г. инициировал открытие первой химической лаборатории и научного музея, предлагал для учащихся, посещавших курс по медицине, организовать ознакомительную практику в лечебных учреждениях. В 1888 г. американец приступил к созда-

18 Видимо, вследствие занятости самостоятельно Мартин перевел и подготовил к изданию лишь два произведения - уже упоминавшиеся выше «Международное право» и учебник «Введение в естествознание» (кит.: ЩЩАП, Гэу жумэнь; англ.: Natural Philosophy) [4, с. 114; 14, с. 182]. Оба пособия были включены в список Комитета по учебной литературе для школ (School and Textbook Series Committee) Ассоциации протестантских священнослужителей, ведущих проповедь в Китае, в качестве рекомендованных учебных пособий. Главными требованиями к таким изданиям являлось «исключительная научность содержания» [2, с. 113].

нию физической лаборатории и обсерватории19, где учащиеся могли бы отрабатывать на практике приобретенные в ходе занятий знания [12, с. 27; 13, с. 26]. Выступал за системное пополнение библиотеки Тунвэньгуань, которая в конце 1870-х гг. насчитывала более 4,5 тыс. изданий, 2,1 тыс. из которых были книги на иностранных языках и порядка 1 тыс. - на китайском, посвященные техническим наукам [8, л. 61].

Полезным для проведения реформ в стенах учебного заведения стала поездка Мартина в 1880-1882 гг. в Японию, США и государства Европы (Франция, Германия, Швеция, Италия) с целью изучения иностранного опыта по организации образования и преподавания20. По итогам своего турне американец подготовил доклад «Разыскания о западных науках» (кит.: Сисюэ каолюэ),

на базе которого в 1885 г. составил записку с десятью конкретными предложениями по дальнейшему совершенствованию образовательного процесса и вообще функционирования Тунвэньгуань21.

В 1895 г. Мартин ушел в отставку с поста старшего преподавателя Тунвэньгуань и уехал в США. Однако на этом его связь с китайским образованием не прервалась - уже через три года, в 1898 г.,

19 Китайский двор долгое время выступал против открытия при школе обсерватории, так как исторически сложилось, что следить за небесными телами, готовить с учетом полученных данных календари и делать соответствующие комментарии могли исключительно придворные астрономы. Идея следить за «движением неба» в научных целях долгое время не воспринималась и под предлогом отсутствия в Пекине, с точки зрения геомантии, подходящего места для возведения наблюдательной башни, Ведомство по делам всех государств в течение двадцати лет отказывало Мартину в обустройстве обсерватории [11, с. 209].

20 Вообще, Мартина как педагога-новатора ценили не только в Пекине, но и в его родном государстве. Еще в 1870 г. в знак признания его заслуг на этом поприще он был удостоен высокого звания почетного доктора юриспруденции Нью-Йоркского университета [10, с. 193].

21 Эти пункты включали следующие положения: выделение или строительство нового здания для школы, дополнительный набор преподавателей по математике, открытие на базе школы хирургического лечебного отделения, увеличение срока обучения, организация стажировок учащихся и выпускников Тунвэньгуань в зарубежных учебных заведениях, расширение географии принимавшихся в школу абитуриентов с упором на зачисление выходцев из провинций Гуандун и Сычуань, совершенствование практики распределения выпускников, улучшение системы премирования иностранных преподавателей, расширение и улучшение материальной помощи учащимся [4, с. 116].

он вновь прибыл в Пекин, где был назначен на должность старшего преподавателя в открывшемся в том же году Пекинском университете22. По примеру прошлого опыта Мартин и в этот раз среди иностранцев называл себя ректором этого учебного заведения. 23 сентября 1898 г. американская газета «New York Times» выпустила заметку «В Китае на должность ректора новооткрывашегося Пекинского университета назначен американец, доктор Мартин». В этой связи на следующий год Принстонский университет присвоил Мартину звание почетного доктора юриспруденции [10, с. 196].

В последующие несколько лет Мартин преподавал в Пекинском университете, в связи с внутригосударственными перипетиями, приводившими к приостановке работы учебного заведения, возвращался в США. В 1902 г. новоназначенный ректор Чжан Байси, испытывавший недоверие к преподававшим в университете миссионерам, под предлогом сокращения финансирования вуза принял решение уволить всех иностранных специалистов, в том числе и Мартина, выплатив им жалованье за восемнадцать месяцев вперед [10, с. 197]. После этого Мартин какое-то время преподавал в новой школе в Учане, после ее закрытия вновь вернулся в Пекин, где занялся проповеднической работой.

Вильям Мартин скончался в Пекине 17 декабря 1916 г. от болезни легких. Завершилась его служба на благо Китайского государства, продолжавшаяся 66 лет [10, с. 201].

Такова была деятельность Вильяма Мартина по организации нового образования в Тунвэньгу-ань, знакомства китайских подданных с западной научной мыслью и продвижению реформ цинско-го двора в области образования.

Общая оценка его работы на этом направлении, тем не менее, вряд ли может быть однозначной. Американец, занимая высокую учительскую должность, в течение нескольких десятков лет активно работал над преобразованием Тунвэньгу-ань, использовал свой опыт и богатые практические знания в целях превращения этого учебного заведения в сильный учебный центр по подготовке специалистов, владевших иностранными языками и базовыми знаниями в рамках европейских наук. Эти люди, занимая ответственные позиции на дипломатической, военной и гражданской

22 В 1902 г. школа Тунвэньгуань, которая к концу XIX в., похоже, уже перестала отвечать требованиям времени, на правах переводческого отделения (кит.: Я ЩЩ, фаньи кэ) была включена в состав этого университета [22, с. 58].

службе должны были содействовать дальнейшему включению Китайской империи в новую систему международных отношений, привнесению в пока еще глубоко традиционное и консервативное китайское общество современных взглядов и идей.

Мартин пытался организовать работу Тунвэнь-гуань по западному образцу. Были разработаны две учебные программы (кстати, именно в этой школе впервые в истории школьного образования в Китае была апробирована практика применения многолетнего взаимосвязанного учебного плана), определены требования по приему учащихся, сформулированы параметры аттестации, разработаны принципы распределения выпускников. Большую часть учебной программы обеспечивали иностранные преподаватели, носители европейских знаний и языков. Учебную структуру дополняли музей, лаборатории, типография, обсерватория - подразделения, хоть и носившие вспомогательный характер, но дававшие ученику возможность апробировать получаемые им знания на практике, что в корне отличалось от подготовки в классических схоластических конфуцианских школах, повсеместно работавших в Китае.

Предпринятые усилия, тем не менее, не давали значительных результатов. Образовательный процесс нуждался в постоянной доработке, которая не проводилась. Составленные единожды Мартином учебные планы впоследствии не обновлялись, несмотря на явный прогресс в научных знаниях, теориях и технологиях в Европе и отчасти в самом Китае. Это обстоятельство отрицательно сказывалось на качестве преподавания. Как писал в конце 1890-х гг. учащийся школы Ци Жушань, «некоторые слушатели учили русский язык по 6-7 лет. Военный совет как-то решил провести экзамены, по итогам которых выяснялось, что ученики даже русскую азбуку не могут произнести на память. Чиновники [Военного совета] пришли в негодование, отправили в Главноуправляющее ведомство по делам всех государств письмо, подвергнув их критике» [17, с. 46].

Слабая подготовка в итоге ограничивала возможности выпускников Тунвэньгуань получить хорошее распределение. По самым общим подсчетам, школу за весь период ее работы окончили порядка 300 учащихся и лишь немногие из них работали по специальности и совсем единицы добились благодаря полученным знаниям успехов.

В целом же стоит сказать, что Вильям Мартин внес определенный вклад в модернизацию китайского столичного образования. Китайский двор разделял устремления американца, признавал его заслуги, предложив высокий профессорский пост

в Пекинском университете. Вместе с тем работа Мартина велась в условиях консервативного и пока еще слабо вовлеченного в международные дела Китая. Выдвинутые им инициативы по организации западного образования в Пекине неминуемо наталкивались на защитников веками существовавшей в Китайской империи системы государственных экзаменов «кэцзюй», составлявшей суть китайского образования и учености. Это обстоятельство неминуемо накладывало отпечаток на деятельность миссионера, но не способно было остановить запущенные в Китайском государстве реформы, в том числе в области образования.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ван Айай. Цзинши тунвэньгуань ли дэ као-ши (Экзамены в пекинской Школе иностранных языков Тунвэньгуань) // Каоши шихуа. 2008. N° 11. С. 55-58.

2. Ван Вэйцзянь. Дин Вэйлян хэ цзинши тун-вэньгуань (Вильям Мартин и пекинская Школа иностранных языков Тунвэньгуань) // Чжуншань дасюэ сюэбао. 1984. № 2. С. 100-117.

3. Ван Вэйцзянь. Дин Вэйлян хэ цзинши тун-вэньгуань (Вильям Мартин и пекинская Школа иностранных языков Тунвэньгуань) // Чжунмэй гуаньси ши луньцун. Шанхай: Фудань дасюэ чу-баньшэ, 1985. С. 194-229.

4. Ван Вэньбин. Дин Вэйлян юй чжунго (Вильям Мартин и Китай). Пекин: Вайюй цзяосюэ юй яньцзю чубаньшэ, 2008.

5. Вань го гунфа (Международное право). Перевод: В. Мартина. Пекин: Чжунго чжэнфа дасюэ чубаньшэ, 2003.

6. Varg, P., 1958. Missionaries, Chinese and diplomats. Princeton: Princeton University Press.

7. Государственная национальная библиотека КНР, зал древних актов. Тунвэньгуань чжанчэн цзи сюйцзэн тяокуань (Устав Школы иностранных языков Тунвэньгуань и дополнительные к нему статьи). Цз. 1. Пекин: издательство Тунвэньгуань, 1875-1908. Шифр хранения: гуцзи 47195.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Государственная национальная библиотека КНР, зал древних актов. Тунвэньгуань тимин лу, ди лю цы (Журнал пекинской Школы иностранных языков Тунвэньгуань, шестая серия). Цз. 1. Пекин: издательство Тунвэньгуань, 22-й год Гуан-сюй (1896). Шифр хранения: гуцзи 11314.

9. Гу Вэйсин. Вань цин инъюй цзяосюэ яньцзю (Исследования преподавания английского языка в поздний период династии Цин). Сучжоу: Сучжоу дасюэ чубаньшэ, 2004.

10. Гу Чаншэн. Цун Малисюнь дао Сытулэйдэн -лай хуа синьцзяо чуаньцзяоши (От [Роберта] Мор-

рисона до [Джона Лейтона] Стюарта - миссионеры, прибывавшие в Китай для продвижения нового образования). Шанхай: Шанхай шуюянь чубань, 2005.

11. Дин Вэйлян (W. Martin). Хуацзя ицзи: и вэй мэйго чуаньцзяоши яньчжун дэ вань цин диго (Шестидесятилетние воспоминания: позднецин-ская империя в глазах одного американского миссионера). Перевод с английского: Шэнь Хун, Юнь Вэньцзе, Хао Тяньху. Гуйлинь: Гуанси шифань-дасюэ чубаньшэ, 2004.

12. Liu Kwang-Ching, 1966. Science and salvation in China: the life and work of W.A.P. Martin (1827-1916). In: American Missionaries in China. Papers from Harvard Seminars. Cambridge: Harvard University Press.

13. Лю Хуа. Лунь цзинши тунвэньгуань дэ га-одэн цзяоюй синчжи (О сути высшего образования в пекинской Школе иностранных языков Тун-вэньгуань) // Чжэцзян дасюэ сюэбао (жэньвэнь шэхуэй кэсюэ бань). 2004. № 1. С. 22-29.

14. Covell, R.R., 1978. W.A.P. Martin: pioneer of progress in China. Washington: Christian College Consortium.

15. Ping Wen Kou, 1915. The Chinese system of public education. New York: Columbia University.

16. Сы Хунчан. Ваньцин синь ши сюэтан дэ цзучжи цзягоу. Цун тунвэньгуань кань 19 шицзи чжун хоуци дэ синьши сюэтан (Структура новых учебных заведений в поздний период династии Цин. Новые учебные заведения середины-второй половины XIX в. с позиции Школы иностранных языков Тунвэньгуань) // Гоцзи цзяоюй синчжэн сюэюань сюэбао. 2006. № 11. С. 89-91.

17. Хао Пин. Бэйцзин дасюэ чуанбань шиши каоюань (К истокам истории образования Пекинского университета). Пекин: Бэйцзин дасюэ чу-баньшэ, 1998.

18. Хэ Дацзинь. Дин Вэйлян юй цзинши тун-вэньгуань (Вильям Мартин и пекинская Школы иностранных языков Тунвэньгуань) // Бэйфан луньцун. 2005. № 4. С. 79-82.

19. Цзоу Миндэ. Мэйго чуаньцзяоши юй тай-пинго шици дэ мэйго дуй хуа чжэнцэ (Американские миссионеры и политика США в отношении Китая в период Тайпинского государства) // Чжунмэй гуаньси ши луньцун. Шанхай: Фудань дасюэ чубаньшэ, 1985. С. 167-193.

20. Цыганкова С.П. Американские миссионеры в Китае в первой половине ХХ в. // Американские исследования в Сибири. Материалы международной научной конференции «Американский и сибирский фронтир» (4-6 октября 1996 г.). Вып. 2. Томск: издательство Томского государственного университета, 1997. С. 265-270.

21. Чжунго цзиньдай сюэчжи шиляо (Исторические материалы по системе образования в Китае в Новое время). Первое издание. Т. I. Шанхай: Хуадун шифань дасюэ чубаньшэ, 1983.

22. Чжунго цзиньдай цзяоюй ши цзыляо хуэй-бянь. Янъу юньдун шици цяоюй (Сборник материалов по истории образования в Китае в Новое время. Образование в период Движения «по освоению заморских дел»). Шанхай: Шанхай цзяоюй чубаньшэ, 2007.

23. Чжунго цзиньдай цзяоюй ши цзяосюэ цань-као цзыляо (Справочные материалы по преподаванию истории образования в Китае в Новое время). Т. I. Пекин: Жэньминь цзяоюй чубаньшэ, 1986.

24. Чоубань иу шимо, Тунчжи чао (Полное изложение сведений по ведению дел с варварами в правление Тунчжи). Т. I-II. Пекин: Чжунхуа шуц-зюй, 2008.

25. Чэнь Сянъян. Вань цин цзинши тунвэньгу-ань цзучжи яньцзю (Системное изучение поздне-цинской пекинской Школы иностранных языков Тунвэньгуань). Гуанчжоу: Гуанду гаодэн цзяоюй чубаньшэ, 2004.

26. Чэнь Сянъян. Цзинши тунвэньгуань дэ сюэ-шэн гуаньли (Управление учащимися в пекинской Школе иностранных языков Тунвэньгуань) // Гуанчжоу дасюэ сюэбао (шэхуэй кэсюэ бань). 2011. № 4. С. 87-91.

27. Schlesinger, A.M. jr., 1974. The missionary enterprise and theories of imperialism. In: Fairbanks, J. ed., 1974. The missionary enterprise in China and America. Cambridge: Harvard University Press.

REFERENCE

1. iMM, 2008.

[Examinations at Beijing School of Foreign Languages T'ong-wen Kuan] // ^11%

pp. 55-58. (in Chinese)

2. 1984. TH^^i^t® [William Martin and Beijing School of Foreign Languages T'ong-wen Kuan] // ФШ^^Ж. pp. 100117. (in Chinese)

3. 1985. T^^MWHt® [William Martin and Beijing School of Foreign Languages T'ong-wen Kuan] // Ф^^Ж^^А. ЙЖА

pp. 194-229. (in Chinese)

4. it^, 2008. ТШЙ^ФИ [William Martin and China]. ^м: (in Chinese)

5. ОТ^Й, 2003. Тй^(^) [International law]. ^м: ФИ№А¥ЖШ±. (in Chinese)

6. Varg, P., 1958. Missionaries, Chinese and diplomats. Princeton: Princeton University Press.

J. ФИИЖШШ^Ш. IHt®«»^ [State National Library of China, hall of ancient

acts. The charter of School of Foreign Languages T'ong-wen Kuan and additional articles]. jb M: 1875-1908). ^M: Mll

47195. (in Chinese)

J. + HH^M®Mll®.

[State National Library of China, hall of ancient acts. Journal of the Beijing School of Foreign Languages T'ong-wen Kuan]. 1#. jbM: N^® (1896). ^M: Mll 11314. (in

Chinese)

9. MM, 2004. [Studies of teaching English in the late Qing Dynasty]. ^jil: ^

(in Chinese)

10. M^, 2005. — *

[From [Robert] Morrison to [John Leighton] Stuart - missionaries who came to China to promote new education]. (in Chinese)

11. T^fe, 2004.

+ [A Cycle of Cathay or China, South

and North with Personal Reminiscences by W.A.P. Martin, D. 'D.LL.D.]. ^ffl^. ft

#: TffiW^^^^Mtt. (in Chinese)

12. Liu Kwang-Ching, 1966. Science and salvation in China: the life and work ofW.A.P. Martin (1827-1916). In: American Missionaries in China. Papers from Harvard Seminars. Cambridge: Harvard University Press.

13. 2004.

[On the essence of higher education in Beijing School of Foreign Languages T'ong-wen Kuan] //

%1% pp. 22-29. (in

Chinese)

14. Covell, R.R., 1978. W.A.P. Martin: pioneer of progress in China. Washington: Christian College Consortium.

15. Ping Wen Kou, 1915. The Chinese system of public education. New York: Columbia University.

16. ^e, 2006.

m - [The

structure of new educational institutions in the late period of Qing Dynasty. New educational institutions of mid-XIXth century from the point of the School of Foreign Languages T'ong-wen Kuan] // H^^W^T % 11% pp. 89-91. (in Chinese)

17. ^Y, 1998. [To the roots of the origin of Beijing University]. jbM: A^Mtt. (in Chinese)

18. 2005. T^^MWN^® [William Martin and Beijing School of Foreign Languages T'ong-wen Kuan] // ^iiÄ. %4% pp. 79-82. (in Chinese)

19. »I, 1985.

W^H^^ÄÄ [American missionaries and US

policy towards China during the Taiping state] // ^^ ^«A. ±»: pp. 167-193.

(in Chinese)

20. Tsigankova, S.P., 1997. Amerikanskie missionery v Kitae v pervoy polovine 20 veka [American missionaries in China in the first half of the XXth century]. In: Amerikanskie issledovaniya v Sibiri. Materialy mezhdunarodnoy nauchnoy konferentsii «Amerikanskiy i sibirskiy frontier» (4-6 oktyabrya 1996 g.). Vyp. 2. Tomsk: izdatelstvo Tomskogo gosudarstvennogo universiteta, pp. 265-270. (in Russ.)

21. [Historical materials on the education system in China in modern times]. %—ft, iffl. 1983. (in Chinese)

^ 22.

W [Collection of materials on the history of education in China in modern times. Education during the Movement "to develop overseas affairs"]. ife 2007. (in Chinese)

23. [Reference materials on the teaching of the history of education in China in modern times]. jkM: Al^^Wft Mtt, 1986. (in Chinese)

24. INfé® [A full account on dealing with barbarians in the reign of Tongzhi]. 1-2 №. ^kM: + 2008. (in Chinese)

25. 2004.

[Systemic study of the Late Qing Beijing Foreign Language School T'ong-wen Kuan]. ^jil: (in Chinese)

26. «ra, 2011.

[Management of students at Beijing Foreign Languages School T'ong-wen Kuan]. pp. 87-91. (in Chinese)

27. Schlesinger, A.M. jr., 1974. The missionary enterprise and theories of imperialism. In: Fairbanks, J. ed., 1974. The missionary enterprise in China and America. Cambridge: Harvard University Press.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.