Научная статья на тему 'Роль 14-й армии в активной фазе Приднестровского конфликта'

Роль 14-й армии в активной фазе Приднестровского конфликта Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
3404
142
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Роль 14-й армии в активной фазе Приднестровского конфликта»

© 2007 г. В.А. Колосов

РОЛЬ 14-й АРМИИ В АКТИВНОЙ ФАЗЕ ПРИДНЕСТРОВСКОГО КОНФЛИКТА

Сейчас практически все люди, хоть сколько-нибудь интересующиеся политикой, знают о существовании Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) и о неурегулированном приднестровском конфликте. Тема Приднестровья сейчас как никогда актуальна для России главным образом потому, что народ этой непризнанной республики, много раз демонстрировавший свое желание быть вместе с Россией, 17 сентября 2006 г. еще раз высказался за «курс на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединения Приднестровья к Российской Федерации». По официальным данным Центральной избирательной комиссии, 97,1 % приднестровцев, участвовавших в референдуме 17 сентября, проголосовали за независимость республики и последующее свободное присоединение ее к России [1]. Несомненно, Россия и российское руководство не могут игнорировать мнение тысяч людей, считающих себя частью России, многие из которых имеют российское гражданство. Российская Федерация является одним из участников переговорного процесса по урегулированию конфликта. Более того, военное присутствие России обеспечивает стабильность и мир в регионе, а также является гарантией существования ПМР. В настоящее время в Приднестровье находятся российские миротворцы и остатки 14-й общевойсковой гвардейской армии, преобразованной в Оперативную группу российских войск (ОГРВ).

О приднестровском конфликте можно написать очень много. Но в рамках данной статьи нам хотелось бы сосредоточиться на важнейшем факторе конфликта, коим являлась 14-я армия. Вообще, армия всегда влияет на все конфликты, так как это -оружие, боеприпасы, боевая техника, профессиональные кадры.

Роль России в ходе переговорного процесса по мирному урегулированию приднестровского конфликта огромна. Прекращение кровопролития в регионе - заслуга России. Это признают даже молдавские политики. «Именно Россия в 1992 году остановила вооруженный конфликт на берегах Днестра», - сказал премьер-министр Республики Молдова Думитру Брагиш, выступая на открытии совместных российско-молдавских военных учений «Голубой щит-2000» [2].

Но когда говорят о значении России в регионе, об ее миротворческих заслугах, остановленной войне, надо понимать, что все это стало возможным лишь благодаря наличию в зоне конфликта 14-й

армии. Российские военнослужащие в Приднестровье были и остаются важнейшим инструментом российской политики в регионе, а также гарантами мира, стабильности и существования ПМР как форпоста российского влияния в Юго-Восточной Европе. Собственно, это и является темой нашего исследования.

Приднестровский конфликт берет начало с принятия Верховным Советом Молдавской ССР в августе 1989 г. дискриминационных законов о языке. Конфликт в своем развитии прошел ряд фаз. Большинство ученых считают, что его активная фаза, т.е. непосредственно боевые действия, продолжалась с 1 марта по 1 августа 1992 г. В этот период конфликт достиг своей кульминации и значение 14-й армии было решающим.

Она представляла собой мощное, оснащенное, экипированное, признаваемое специалистами как самое лучшее соединение Варшавского договора [3, с. 27], после распада Советского Союза оказавшееся на территории трех государств: Украи -ны, Молдовы и ПМР. Собственно под названием 14-й армии в данной статье фигурируют ее подразделения, дислоцированные в Приднестровье и перешедшие под юрисдикцию Российской Федерации. К слову сказать, там находились лучшие и самые боеспособные части 14-й армии и огромные склады боеприпасов.

После распада Советского Союза Республика Молдова стремилась обзавестись всеми атрибутами независимого государства, главнейшим из которых является армия. Она заявила свои претензии на имущество и вооружения подразделений 14-й армии, дислоцированных на ее территории. Президент Мирча Снегур указом от 14 ноября 1991 г. объявил собственностью Республики Молдова «вооружение, средства передвижения, технику, базу и другое имущество, принадлежащее частям Советской армии, дислоцирующимся на территории республики» [3, с. 23]. Но одно дело объявить, а другое - воплотить свои слова в реальность. Снегуру пришлось чуть-чуть подождать с национализацией армии.

После подписания беловежских соглашений СССР перестал существовать. «Мы оказались никому не нужными. Наступил момент, когда армия оказалась ничьей... Офицеры не знали, что делать, кому служить» [4, с. 165]. Такими словами характеризовал обстановку военный комендант города Тирасполь М. Бергман. Армия перешла в подчинение Вооруженных Сил СНГ. 15 января 1992 г. Б. Громов представил армии нового командарма,

им стал Ю.М. Неткачев. 23 марта 1992 г. Главно -командующий объединенными вооруженными силами СНГ, маршал авиации Е. Шапошников подписал приказ № 314/1 «О передаче соединений, частей, учреждений, военной техники, вооружения и имущества Вооруженных Сил бывшего Союза ССР, дислоцирующихся на территории Республики Молдова, под непосредственное командование соответствующих структур министерства обороны Республики Молдова». Благодаря этому приказу Молдова получила огромное ко -личество оружия и боевой техники и смогла приступить к реальному формированию национальной армии и подготовке к силовому наведению в Приднестровье «конституционного порядка». Приднестровье не получило ничего. Среди частей, переданных под юрисдикцию Республики Молдова, не было частей, дислоцированных на территории ПМР. Не перешло под командование РМ несколько частей, дислоцированных в правобережной Молдове, например 300-й парашютно-десантный полк в Кишиневе.

Несмотря на желание молдаван прибрать к своим рукам всю армию целиком, возможности осуществить это у них не было, так как левобережные территории были им неподконтрольны, а сам факт, пусть даже на бумаге, передачи подразделений 14-й армии, дислоцированных в ПМР, Молдове вызвал бы скорее всего их переход под юрисдикцию ПМР. Такой сценарий развития событий был довольно реален. «День ото дня в дивизии усиливалось брожение умов - все чаще и чаще звучали предложения о переходе под юрисдикцию Приднестровья. ... большинство армейских частей было готово присягнуть на верность народу ПМР», - так оценивала обстановку в 59-й мотострелковой дивизии Г. Андреева [5]. В этом, на наш взгляд, и кроется причина перехода 14-й армии под юрисдикцию Российской Федерации. Руководство Республики Молдова не имело возможности подчинить себе подразделения 14-й армии, базировавшихся в Приднестровье, и очень сильно боялось их перехода на сторону приднестровцев. Руководству Молдовы было необходимо срочно решить несколько задач. Во-первых, не допустить переход частей и соединений 14-й армии, дислоцированных в ПМР, под ее юрисдикцию. Во-вторых, не допустить вооружение силовых структур ПМР из арсеналов 14-й армии. На тот момент руководству Молдовы виделся один способ - передать воинские части Российской Федерации. Вероятнее всего, что молдавская сторона сама вышла на руководство Российской Федерации с подобным предложением. А иначе, как объяснить после периода забвения вдруг появившийся интерес РФ к осколкам некогда могучей армии, находящимся в эпицен-

тре конфликта? Можно предположить существование негласных договоренностей о том, что переданные воинские соединения будут соблюдать нейтралитет, а также не будут вмешиваться в происходящие события, а возможно, и вовсе будут выведены в Россию. Вскоре после перехода 14-й армии под юрисдикцию Российской Федерации молдавское руководство потребовало от России вывода войск [6]. Но осуществить его даже при всем желании было невозможно. Во-первых, некуда и не на что. Во-вторых, затруднения вызывал транзит вооружения и боевой техники через территорию независимой Украины. В-третьих, армия оказалась втянутой в конфликт.

Итак, 1 апреля 1992 г. Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин подписал Указ «О переходе под юрисдикцию Российской Федерации воинских частей Вооруженных Сил бывшего СССР, находящихся на территории Республики Молдова». Согласно Указу, 14-я гвардейская армия, соединения, воинские части и учреждения Вооруженных Сил бывшего СССР, находящиеся на территории Республики Молдова и не вошедшие в состав ее собственных вооруженных сил, переводились под юрисдикцию Российской Федерации с подчинением их Главнокомандующему Объединенными вооруженными силами Содружества Независимых Государств. Уполномоченному представителю РФ поручалось принять меры по недопущению вовлечения войск, переведенных под юрисдикцию Российской Федерации, в межнациональные конфликты и их вмешательства во внутренние дела Республики Молдова, а также по пресечению попыток захвата вооружения, военной техники и военных объектов воинских формирований, переведенных под юрисдикцию РФ [7]. С этого момента Россия обрела не только воинские подразделения в регионе и стала обладательницей самой крупной, боеспособной и организованной силой в зоне конфликта, но и оказалась непосредственно вовлеченной в конфликт. На нее легла ответственность за жизни людей и за будущее этой земли, ибо от позиции РФ и действий 14-й армии зависело дальнейшее направление развития конфликта.

Россия заняла позицию нейтралитета и невмешательства в конфликт. Командующему 14-й армией генералу Ю.М. Неткачеву неизменно давались инструкции: соблюдать нейтралитет, не допускать захвата складов с вооружением. Однако если официально 14-я армия соблюдала нейтралитет, то неофициально отдельные подразделения и офицеры помогали приднестровцам, вплоть до перехода на сторону ПМР. Этот факт признал Ельцин, сказавший в своем интервью «Комсомольской правде»: «Что касается положения в Молдове - безусловно, среди офицерского

состава 14-й армии имеются сторонники Приднестровья, и они начинают переходить, иногда и с техникой, на сторону приднестровцев... Но это не интервенция России, это - защита живущих там людей по личной инициативе живущих там офицеров» [8]. Но были факты открытого и организованного перехода на сторону ПМР, например, 18 мая 1992 г. 66-й отдельный инженерно-саперный батальон (в/ч 48414), дислоцированный в с. Парканы, перешел под юрисдикцию ПМР.

Молдавская сторона скрупулезно фиксировала все факты участия 14-й армии в конфликте на стороне ПМР. Руководство Республики Молдова неоднократно заявляло об участи 14-й армии в вооруженном противостоянии на стороне ПМР, более того, прямо обвиняя Российскую Федерацию в том, что «. территория Молдовы на левом берегу Днестра оккупирована силами 14-й армии» [9]. Факты участия 14-й армии в конфликте были опубликованы в печати и неоднократно озвучивались различными должностными лицами. Министр обороны Республики Молдова дивизионный генерал И. Косташ приводит следующие факты участия 14-й армии в конфликте на стороне сепаратистов: «Во время дубэсарских событий 26 - 31 ноября 1991 года командир военизированного отряда из г. Рыбницы Сабуров Б. получил для своего подразделения оружие и боеприпасы со складов в/ч 72431, расположенной в с. Колбасное Рыбницкого района. В ночь на 19 ноября 1991 года из 183 МСП 59 МСД были переданы отрядам „Национальной гвардии" 200 автоматов и боеприпасы к ним. Со складов в/ч 74273 гвардейцы получили два 120-мм минометов и 20 мин. .Так, в середине марта из 66-го отдельного инженерно-саперного батальона, расположенного в с. Парканы, гвардейцы вывезли без всякого сопротивления военных более тысячи автоматов, 1,5 млн патронов, 20 гранатометов, другое вооружение. Из 183 МСП 59 МСД переданы сепаратистам автомобиль КамАЗ, загруженный автоматами, 3 автомобиля „ЗИЛ" с патронами, сигнальными ракетами, другими боеприпасами. 24 апреля из 308 подвижной ракетно-технической базы двумя вертолетами было направленно в Дубэсарь оружие и боеприпасы.

В марте - апреле 1992 г. гвардейцы стали получать от военных бронетехнику. В их распоряжение перешла вся техника 237 инженерно-саперной бригады из г. Дубэсарь. 26 апреля на позициях гвардейцев вблизи села Кочиерь появились 8 БТР и БАТ. 4 мая в Дубэсарь из Одессы прибыли 6 „амфибий". .Вечером 19 мая из 183 МСП 59 МСД были переданы гвардейцам Т64Б -10 ед. БТР 70 - 10 ед., БТР 60 ПБ - 1 ед., 120-мм минометов - 6 ед., 100 мм ПТП - 3 ед.,

АТС 17 - 2 ед., СПГ 9 - 9 ед., РПГ 7- 12 ед., АКС - 63 ед., ПКТ - 21 уд., автомобили ГАЗ-66 -6 ед., автомобили УРАЛ - 3 ед.

Подготовкой и передачей гвардейцам боевой техники и другого вооружения руководил командир 2-го МСБ подполковник Виник, который вместе с 44-мя офицерами, 5-ю прапорщиками, 47-ю солдатами и около 100 гвардейцами, в том числе женщинами, выехал в зону конфликта. Там военнослужащие 14-й армии принимали участие в боевых действиях, в результате чего потеряли убитыми ст. лейтенанта Зиманова А., лейтенанта Чернавского Ф., рядовых Папрели Д., Дигорана С. Силами полиции был подбит один танк и несколько БТРов 14-й армии.

20 мая из расположения 183 МСП 59 МСД военнослужащие передали гвардейцам Т 64Б - 10 ед., БТР 70 - 10 ед., БТР 60 ПБ - 1 ед., одну минометную батарею, одну батарею СГ "Гвоздика", противотанковые средства, большое количество боеприпасов... Гвардейцы беспрепятственно распоряжаются на 1411 складе артиллерийских боеприпасов в с. Колбасна, где хранятся 2700 вагонов с вооружением, поступившим сюда из Венгрии, Чехословакии, бывшей ГДР. 22 мая с этих складов были направлены в зону конфликта два автомобиля „КамАЗ", загруженные снарядами для реактивных установок „Град". В настоящее время готовятся к передаче гвардейцам зенитные комплексы „Бирюза" и „Стрела-10". ... 24 мая в Тирасполь прибыл заместитель Главнокомандующего Объединенных Вооруженных Сил СНГ Столяров. В ходе совещания с руководством Приднестровья и командованием 14-й армии он заявил, что так называемая ПМР и 14-я армия представляют геополитические интересы России в этом регионе и исходя из этого руководство России всегда поддерживало тесные связи с лидерами так называемой ПМР. На совещании рассматривались варианты решения Приднестровского кризиса. Предпочтение отдавалось получению Приднестровьем полной независимости. Не исключалась и возможность ее включения в состав Молдовы со статусом самостоятельной политической единицы на федеративных началах. Как вариант изучалась возможность присоединения Приднестровья к России. Аналогичные мысли прозвучали и в ходе встречи генерала Столярова с офицерским составом 59 МСД. Заместитель Главнокомандующего отметил, что в последнее время Россия теряет влияние в этом регионе и поэтому 14-я армия выводиться из Приднестровья не будет. Дал указание ускорить укомплектование частей личным составом, форсировать строительство необходимых для армии объектов и жилья для офицеров» [10]. Вышеизложенный материал, с точки зрения генерала И.

Косташа, свидетельствует о прямом включении частей российской 14-й армии в вооруженный конфликт в Приднестровье.

Зарубежные исследователи считают доказанным факт участия российских войск (14-я армия) в конфликте на стороне Приднестровья в сражении за г. Бендеры. Помимо этого, 14-я армия поставляла оружие и боеприпасы приднестровским военизированным отрядам и осуществляла боевую подготовку республиканской гвардии ПМР [11]. В 2004 г. Страсбургский суд по правам человека вынес вердикт по делу «Илашку и другие против Молдовы и России», жалоба № 48787/99. В ходе рассмотрения дела суд пришел в выводу, что во время конфликта 1991 - 1992 гг. силы бывшей 14-й армии находились в Приднестровье, части территории Республики Молдова, и сражались на стороне приднестровских сепаратистов. Более того, большое количество оружия со складов 14-й армии было добровольно передано сепаратистам, у которых также были возможности завладеть оружием и вопреки воле российских солдат [12].

Даже российские исследователи признают факт участия 14-й армии в конфликте. Например, полковник М.М. Бергман, непосредственный участник событий, пишет: «20 мая в районе села До-роцкое одна артиллерийская батарея 14-й армии, дав несколько залпов, уничтожила минометную батарею ОПОН. В районе села Голерканы в момент переправы другая батарея уничтожила паром и баржу с вооружением и десантом» [3, с. 65]. А чуть далее он откровенно пишет, о бен-дерских событиях 19 - 23 июня 1992 г.: «Итогом первых четырех дней войны стало то, что Приднестровские вооруженные формирования благодаря вмешательству 14-й армии смогли избежать полного уничтожения, воспрянули духом и немного стабилизировали положение в Бендерах, Копанке, Кицканах и Дубоссарах» [3, с. 85].

Несмотря на все обвинения молдавской стороны в адрес Российской Федерации, официально 14-я армия придерживалась нейтралитета. Но позиция руководства в Москве - это одно, а действие людей на местах - это совсем другое. Позиция российского руководства была дружественной по отношению к Республике Молдова, об этом говорит даже факт подписания в апреле 1992 г. договора об установлении дипломатических отношений между РФ и Молдовой. На наш взгляд, единственное, в чем Молдова имеет полное право упрекнуть Россию, так это в отсутствии должного контроля за 14-й армией, ее арсеналами и личным составом.

Причины оказания помощи 14-й армии прид-нестровцам, а порой прямого перехода на сторону ПМР кроются в следующем.

Во-первых, личный состав 14-й армии симпатизировал властям ПМР, так как около 80 % его, включая офицеров и прапорщиков, были местными жителями. Они не хотели никуда уезжать и не желали распространения всех нововведений последних лет на Левобережье.

Во-вторых, молдавское руководство расценивало военнослужащих 14-й армии как оккупантов, и не раз заявляло о своем нежелании сохранять привилегии военнослужащим, обеспечивать их жильем и выплачивать пенсии военным пенсионерам. Власти ПМР, напротив, на самом высшем уровне подтвердили: сохранение всех привилегий военнослужащим и членам их семей; их право на предоставление жилья и т.п. Сохранение ПМР становилось для военнослужащих гарантией их социального статуса и материального благополучия в будущем.

В-третьих, вооруженные формирования Республики Молдова неоднократно устраивали провокации против военнослужащих 14-й армии и их семей, обстреливали и нападали на ее подразделения. Особенно показателен инцидент, произошедший в в/ч № 65161 2 марта 1992 г. Военнослужащие ощутили себя в непривычной обстановке - брошенными на произвол судьбы заложниками разгорающегося конфликта. Не желая безучастно наблюдать за гибелью мирного населения Приднестровья, военные негласно оказывали помощь приднестровцам.

Несмотря на все упреки руководства Молдовы в адрес Российской Федерации, случаев санкционированной передачи оружия из 14-й армии представителям Приднестровья практически не было. За передачу ПМР 482 автоматов, по приказу начальника Генерального штаба генерала армии М.А. Моисеева, командующий 14-й армией генерал-лейтенант Г. Яковлев был снят с должности и уволен из вооруженных сил. Ю.М. Неткачев, чтобы не допустить утечки вооружений из арсеналов к приднестровцам, в начале марта 1992 г., издал приказ «разукомплектовывать технику на левом берегу Днестра, снимать с нее оптические приборы и аккумуляторы и минировать подходы к складам» [4, с. 185]. Но многие офицеры и солдаты, чувствуя себя виноватыми из-за своего бездействия, передавали оружие придне-стровцам или создавали условия для того, чтобы приднестровцы сами беспрепятственно его взяли. Многие офицеры, уволившись или будучи уволенными за помощь приднестровцам, поступали на службу в вооруженные силы ПМР.

У Молдовы был реальный шанс использовать нейтралитет 14-й армии для беспрепятственного подчинения Приднестровья. Но провокациями и непродуманными заявлениями, а подчас и прямыми нападениями на воинские части и обстре-

лами транспортных средств и летательных аппаратов молдавская сторона настроила против себя личный состав подразделений.

На протяжении всего конфликта 14-я армия обладала гигантским стабилизирующим и миротворческим потенциалом, который не использовался в силу неопределенности позиции Москвы, а также нерешительности и бесхарактерности командующего армией. Даже простое заявление офицерского военного совета 14-й гвардейской общевойсковой армии, в котором говорилось, что в случае «. если после окончания переговоров 02.04.1992 г. окончательно не будут прекращены боевые действия и провокации и не начнется отвод вооруженных формирований, личный состав армии приведет соединения и части в полную боевую готовность согласно боевым расчетам. Приведение начинается с 16 часов 02.04. 1992 г.» [4, с. 200]. Конечно же, никто армию в боевую готовность так и не привел кроме генерала А. Лебедя. Но подобные угрозы были довольно эффективны до некоторого времени. Так, вскоре после этого заявления вооруженные формирования РМ были выведены из г. Бендеры. Офицеры на военных советах уже давно говорили о возможности, сохраняя нейтралитет, выйти на линию соприкосновения противоборствующих сторон в качестве «голубых касок», таким образом, разделив их. Но вместо того чтобы реализовать свой миротворческий потенциал, остановив конфликт, 14-я гвардейская армия продолжала служить источником оружия, боеприпасов и профессиональных военных кадров, являясь катализатором конфликта.

Конфликт достиг апогея 19 июня 1992 г., когда войска Республики Молдова вторглись в Бендеры и началось сражение за город. Молдавская сторона, несмотря на свою очевидную и несомненную виновность, тем не менее обвинила во всем происходящем Российскую Федерацию. Приднестровская сторона обвинила 14-ю армию и Россию в преступном бездействии и потворстве Молдавии. И вот, когда стало ясно, что конфликт разрастается, армия выходит из-под контроля, а молдавский блицкриг провалился, руководство Российской Федерации решило определиться со своей политикой в Приднестровье.

Ельцин решил взять сложившуюся ситуацию под личный контроль. В ночь с 21 на 22 июня он заслушал по телефону доклад Ю.М. Неткачева о ситуации в городе Бендеры и в регионе в целом. Стало ясно, что надо что-то предпринимать. Ельцин сделал жесткое заявление, прозвучавшее как предупреждение: «Россия всегда выступала и выступает за решение конфликтных вопросов политическим путем, но когда предпринимается подобное, гибнут десятки людей мы обязаны от-

реагировать. И пусть Снегур об этом знает»[13]. И отреагировали.

23 июня в Приднестровье прибыл «полковник Гусев». Под этим псевдонимом скрывался генерал-майор А. И. Лебедь, который быстро проанализировал обстановку и взял командование армией на себя. Несомненно, что Лебедь получил карт-бланш на действия по урегулированию конфликта в регионе от Б.Н. Ельцина. «От имени Президента России Лебедю было поставлено пять задач. Первая - остановить любыми доступными средствами кровопролитие. Вторая - при необходимости обеспечить эвакуацию семей военнослужащих. Третья - взять под жесткий контроль все базы и склады с оружием и боеприпасами. Четвертая - обеспечить беспрепятственный пропуск эшелонов с боеприпасами, оружием и техникой через территорию Украины или создать условия и предпосылки для этого. Пятая - создать условия непрепятствования для выполнения вышеуказанных задач со стороны Молдовы» [3, с. 90].

Самой трудной задачей была первая. За время командования Ю.М. Неткачева армия потеряла свой авторитет. Для того чтобы восстановить его и заставить уважать мнение армейского руководства, надо было располагать силой. Лебедь дал приказ отмобилизовать армейские части по штату военного времени и привести их в состояние полной боевой готовности. К концу июня все подразделения были полностью готовы к боевым действиям, их численность составила 17 тыс. чел. 26 июня Лебедь созвал пресс-конференцию, где заявил: «Армия будет продолжать сохранять нейтралитет, но качество этого нейтралитета изменится. Это будет другой, качественно другой нейтралитет - вооруженный нейтралитет. Мы достаточно сильны для того, чтобы дать отпор кому угодно» [3, с. 93]. С 27 июня Лебедь стал официальным командующим армией.

С самого своего прибытия в Приднестровье Лебедь развил активную деятельность по прекращению конфликта. Он понимал, что заставить молдавскую сторону сесть за стол переговоров может только сила и решил продемонстрировать руководству Молдовы силу Российской армии. После того как армия Республики Молдова 2 июля вновь обстреляла Дубоссары и Дубоссарскую ГЭС, было решено нанести удар по ее войскам. И это было осуществлено в ночь со 2 на 3 июля, с 3 часов до 3 часов 45 минут в преддверии встречи руководства Молдовы и России в Москве и, несомненно, повлияло на позицию Молдовы на переговорах.

Чтобы окончательно прояснить ситуацию, Лебедь созвал 4 июля пресс-конференцию, где выступил с заявлением, которое навсегда вошло в

историю. Он квалифицировал конфликт как «геноцид, развернутый против собственного народа» и охарактеризовал Республику Молдова как фашистское государство. Лебедь отказался признавать президента Молдовы Снегура и в завершении выступления заявил, что «настало такое время - занять определенную позицию. Пора прекратить болтаться в болоте малопонятной, маловразумительной политики. ... Хватит. Пора за дело браться, державно сть блюсти» [14]. К тому времени он уже определился со своей позицией и не только на словах, но и на деле продемонстрировал ее. Во многом благодаря жесткой позиции Лебедя и его активным действиям стало возможным урегулирование конфликта. Решающая роль генерала А. Лебедя и 14-й армии в прекращении кровопролития признается, пожалуй, всеми.

Третьего июля в Москве состоялась встреча в верхах. Представители от ПМР не участвовали в переговорах. На встрече были приняты решения: прекратить боевые действия и развести воюющие силы; определить политический статус Приднестровья; вывести части 14-й армии в соответствии с двусторонними договоренностями, но только после реализации первых двух пунктов; сформировать и направить в Приднестровье части из состава ВДВ РФ для проведения миротворческой миссии. Президент РФ Б. Ельцин высказал мнение, что РМ должна быть единой, ПМР в рамках единого государства должна иметь свой политический статус; РФ категорически против объединения РМ и Румынии [15].

Итак, решение о завершении конфликта было принято, осталось достичь договоренности об условиях прекращения огня между противоборствующими сторонами. Седьмого июля в с. Ли-манское прошла встреча приднестровской и молдавской сторон при посредничестве России, на которой были определены условия временного перемирия, достигнуты договоренности о прекращении огня и выводе из г. Бендеры тяжелого вооружения. 9 июля в Хельсинки президенты России, Румынии и Молдовы подписали соглашение о прекращении огня в Приднестровье. Но мира в Приднестровье пока не было. Для того чтобы сохранить хрупкое перемирие и не допустить новой вспышки насилия, Лебедь выставил посты 14-й армии между враждующими сторонами. Риск себя оправдал. 21 июля 1992 г. в Москве президентами Российской Федерации и Республики Молдова в присутствии лидера ПМР Смирнова было подписано соглашение «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова». Соглашение создало миротворческий механизм, который существует до сих пор, условия

для мирного сосуществования и успешного решения споров между Молдовой и ПМР, в результате чего уже более 15 лет в регионе царит мир. 23 июля 1992 г. в вооруженных формированиях ПМР был отдан приказ о запрещении огня из всех видов оружия. Но провокации со стороны молдавских вооруженных сил не прекращались до первого августа, когда под наблюдением российских миротворческих сил начался отвод вооруженных формирований противоборствующих сторон с позиций.

Подведем итоги. В ходе активной фазы приднестровского конфликта 14-я армия сыграла заметную роль. Вплоть до конца июня она выступала в качестве катализатора конфликта из-за того, что в силу вышеуказанных обстоятельств оказалась источником оружия, боеприпасов, боевой техники и профессиональных военных кадров. Благодаря оперативным и грамотным действиям генерал-майора А.И. Лебедя, взявшего командование 14-й армией на себя и приведшего ее в состояние полной боевой готовности, армия смогла реализовать свой миротворческий потенциал, разделив противоборствующие стороны и прекратив кровопролитие. Именно благодаря переходу 14-й армии под юрисдикцию Российской Федерации Россия приобрела в виде ПМР геополитический форпост в Юго-Восточной Европе. Более того, 14-я армия на долгое время стала основным политическим инструментом России в регионе и оказалась козырем в геополитической игре с Западом. Нахождение ее в зоне конфликта обеспечило России ту заметную роль в переговорном процессе по мирному урегулированию конфликта, которую РФ играла и продолжает играть. 14-я армия помогла отстоять независимость Приднестровья и до сих пор является гарантом существования ПМР, а также мира и стабильности в регионе. Сам факт нахождения военнослужащих Российской Федерации в регионе делает невозможным «миротворческую» операцию НАТО и любой другой силовой вариант разрешения конфликта.

Литература и примечания

1. http://tiraspol.info/news/article_7732.html

2. Пряхин В. Ф. Региональные конфликты на постсоветском пространстве (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье, Таджикистан). М., 2002. С. 234.

3. БергманМ.М. Вождь в чужой стае. М., 2004.

4. Бергман М.М. На ринге эпохи: Необычайные приключения полковника Российской Армии, рассказанные им самим. М., 2001.

5. Андреева Г.С. Женщины Приднестровья. Тирасполь, 2000.

6. Заявление правительства Республики Молдова в связи с развитием событий в Приднестровье // Сфатул Цэ-рий. 1992. 8 апр. С. 1.

7. Trupele ruse în Republica Moldova (culegere de documente §i materiale) / Mihai Grecu, Anatol Taranu. Chi^inâu, 2004. P. 103-104.

8. Муратов Д., Сорокин Ю., Фролин Ф. Борис Ельцин: Я не скрываю трудностей и хочу, чтобы народ это понимал // Комсомольская правда. i992. 27 мая. С. 2.

9. Послание Президента Республики Молдова Его Превосходительству господину Бутросу Гали, Генераль-пому секретарю ООН // Гражданский мир. 1992. 30 мая. С. 1.

10. Infomatie sintetizata a Ministerului Apararii al Repub-licii Moldova cu privire la amestecul treptat al Ar-matei a i4-a a Federatiei Ruse în afacerile interne ale raioanelor din stînga Nistrului ale Republicii Moldova §i cu privire la transmiterea tehnicii militare, a arma-mentului §i munitiilor catre formatiunile armate ne-constitutionale (sf. Lunii mai 1992) // Trupele ruse în Republica Moldova (culegere de documente §i materiale) / Mihai Grecu, Anatol Taranu. Chiçinâu, 2004. Р. 132-138.

11. Европеизация и разрешение конфликтов: конкретные исследования европейской периферии / Брупо

Ростовский государственный университет

Коппитерс, Майкл Эмерсон, Мишель Хейссен, Тамара Ковзиридзе, Гергана Нутчева, Натали Точчи, Мариус Валь, с комментариями Нику Попеску, Гиа Нодиа; пер. с англ. М., 2005. С. 163; International Crisis Group (ICG). Moldova: Regional Tensions Over Transdniestria. Brussels: ICG Europe Report № 157. 17 June 2004; Jacson N.J. Russian foreign policy and the CIS: theories, debates and actions. London, 2003. P. 101-103; King C. The Moldovans: Romania, Russia, and the Politic of Culture. Stanford, 1999. Р 179208; Kolsto P., Edemsky A., Kalashnikova N. The Dniestr Conflict: between Irredentism and Separatism // Europe - Asia Studies. 1993. Vol. 45. № 6. P. 988.

12. Решение Европейского суда по правам человека по делу Илашку и другие против Молдовы и России (Жалоба №. 48787/99), от 08.07.2004 // http://www. suty ajnik.ru/rus/echr/judgments/ilascu_rus.htm

13. 22 июня 1992 года: на фронтах Содружества // Комсомольская правда. 1992. 23 июня. С. 1.

14. Заявление командующего 14-й общевойсковой гвардейской российской армией / Лебедь А.И. За державу обидно. Красноярск, 2004. С. 495-499.

15. Дальнейшее развитие конфликта Молдовы и Приднестровья // http://www.olvia.idknet.com/conflic1990-92. htm

10 октября 2006 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.