Научная статья на тему 'Рецензия на монографию Ирены цоневой Илиевой «Региональные конвенции по борьбе с терроризмом»'

Рецензия на монографию Ирены цоневой Илиевой «Региональные конвенции по борьбе с терроризмом» Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
103
21
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Рецензия на монографию Ирены цоневой Илиевой «Региональные конвенции по борьбе с терроризмом»»

72 КНИЖНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

в- ^ 1

ЕСТНИК

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кугафина(МГЮА)

Илиева И. Ц. Региональные конвенции по борьбе с терроризмом : монография. — ИД «Кронос», 201 2.

Книга представляет первый монографический труд, посвященный основным региональным конвенциям по борьбе с терроризмом. Они не исследованы в болгарской специализированной литературе и лишь частично изучены в иностранной. Региональные конвенции по борьбе с терроризмом весьма многочисленны, имеют различное содержание и объем обязанностей участвующих в них государств. Указанные конвенции приняты в ответ на необходимость борьбы с терроризмом в различных частях мира и являются интересным феноменом в современном международном праве.

Предметом исследования стали следующие региональные конвенции:

• Арабская конвенция по борьбе с терроризмом, подписанная на встрече Генерального секретариата Лиги арабских государств в Каире 22 апреля 1998 г., с депозитарием — Генеральным секретарем Лиги арабских государств;

• Конвенция Организации «Исламская конференция по борьбе с международным терроризмом», принятая в Уагадугу 1 июля 1999 г., с депозитарием — Генеральным секретарем Организации «Исламская конференция»;

• Конвенция Организации Африканского единства по предотвращению и борьбе с терроризмом, принятая в Алжире 14 июля 1999 г.;

• Соглашение о сотрудничестве между годударствами—членами Содружества Независимых Государств (СНГ) по борьбе с терроризмом, подписанное в Минске 4 июня 1999 г.;

• Конвенция Организации Американских государств по предотвращению и наказанию за совершение актов терроризма, принимающих форму преступления против лиц, и связанного с этим вымогательства, когда эти акты носят международный характер, подписанная в Вашингтоне 2 февраля 1971 г., с депозитарием — Генеральным секретарем Организации Американских государств;

• Межамериканская конвенция против терроризма, принятая на второй пленарной сессии Организации американских государств 3 июня 2002 г.;

• Региональная конвенция Южно-Азиатской ассоциации регионального сотрудничества по борьбе с терроризмом, подписанная в Катманду 4 ноября 1987 г

Указанные региональные конвенции проанализированы в контексте институциональных рамок, под чьей эгидой они приняты. Следуя этой логической структуре, каждая глава представляет международную организацию, в рамках и под эгидой которой выработана и действует соответствующая конвенция.

Глава первая представляет Лигу арабских государств с кратким историческим экскурсом, обзором основных соглашений между государствами-членами и институциональной структурой. Арабская конвенция по борьбе с терроризмом, подписанная в 1998 г. и вступившая в силу в 1999 г., анализирует опыт борьбы с террористическими актами, совершенными в арабском мире за 30-летний период.

Автор выделяет некоторые характерные особенности этого регионального соглашения: формулирование распоряжений в контексте понимания, что террористические преступления представляют угрозу безопасности и стабильности мусульманской «умме»; наличие легального определения «терроризм», «террористическое преступление», включая морское пиратство и др. Особое внимание уделено проблеме соотношения между определением террористического преступления согласно этой Конвенции и внутренним правом государства-участника по ней, возникшей перед Специальным трибуналом по Ливану, который рассматривал дело об убийстве Рафика Харири в 2005 г. (с. 29—34).

в

1 > 1 I Ш!/!!^

УНИВЕРСИТЕТА КНИЖНОЕ ОБОЗРЕНИЕ 173

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Во второй главе автор исследует Организацию исламского сотрудничества (ранее называлась «Организация " Исламская конференция"») и подписанную под ее эгидой Конвенцию по борьбе с международным терроризмом 1999 г Она, как указывает И. Илиева, структурирована по модели Арабской конвенции о борьбе с терроризмом. Характерной чертой этого Соглашения является наличие легальной дефиниции о «террористическом преступлении», на выработку которой сильное влияние оказало монархическое устройство государств-участников.

Конвенция Организации Африканского единства о предотвращении и борьбе с терроризмом 1999 г. проанализирована автором в динамике превращения этой Организации в Африканский союз в 2002 г. и специфики террористических актов в Африке. Конвенция содержит широкое определение террористического акта, а также большой круг обязанностей государств-членов, например таких, как приведение их внутреннего законодательства в соответствие с этой дефиницией. И. Илиева анализирует и Протокол к Конвенции о предотвращении и борьбе с терроризмом ОАЕ от 2004 г. Его основной целью является усиление эффективности применения Конвенции, чтобы инкриминировать и предотвратить финансирование терроризма, установить национальные звенья для связи и повысить эффективность Совета мира и безопасности Африканского союза. Впервые в болгарской специализированной литературе И. Илиева представляет и так называемую систему Ь^а1а, которая не без основания подозревается как один из способов финансирования терроризма (с. 116).

Глава четвертая посвящена Соглашению о сотрудничестве между государствами—членами Содружества Независимых Государств. Перед публикацией книги мы черпали информацию прежде всего из российских источников. Представление СНГ котороое предшествует анализу Соглашения, заполняет существенный пробел в болгарской специализированной литературе.

Анализ Соглашения дает важную информацию относительно определения терроризма принятого государствами—участниками и в целом на постсоветском пространстве. Представляется обоснованным и объяснение И. Илиевой, что распад бывшего Советского союза интернационализировал внутренние до того времени конфликты. Это «размывает» разницу между «внутренним» и «международным» терроризмом на этом пространстве. Содержание понятия «технологический» терроризм тоже является новостью. Особенно интересными являются части, посвещенные антитеррористическим формированиям, их большим правомочиям, практически отсутствием ответственности за причиненный ими вред и представлением Антитеррористического центра с резиденцией в Москве.

В пятой главе представлена борьба с терроризмом в Западном полушарии. Под эгидой Организации Американских государств подписаны две конвенции о борьбе с терроризмом: Конвенция Организации Американских государств о предотвращении и наказании за совершение актов терроризма, принимающих форму преступления против лиц, и связанного с этим вымогательства, когда эти акты носят международный характер, и Межамериканская конвенция против терроризма. Первая имеет более ограниченный предмет деятельности: борьба с террористическими актами против лиц, пользующихся международной защитой. Известная слабость второй конвенции состоит в том, что она не содержит собственного определения «терроризма», Н

а отсылает к существующим определениям в универсальных конвенциях по борьбе с терроризмом. Кроме того, большая часть государств (например, Венесуэла, Гвате-

I

мала, Колумбия и Коста Рика) с подписанием региональных деклараций исключили Е применение к ним некоторых универсальных конвенций по борьбе с терроризмом. обозрение1

6/2015

>

174 КНИЖНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

ЕСТНИК

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кугафина(МГЮА)

Глава шестая представляет Региональную конвенцию Ассоциации Южно-Азиатских государств по борьбе с терроризмом, а также и саму Южно-Азиатскую организацию о региональном сотрудничестве. Необходимо подчеркнуть, что до этого момента она не исследована в болгарской специализироанной литературе по праву международных организаций. Можно сделать вывод, что и в целом проблематика международных отношений в регионе Южной Азии не была предметом глубокого изучения в Болгарии. В этом смысле исследование борьбы с терроризмом в аспекте региональной безопасности в регионе (Индия — Пакистан) привнесено в монографию. Особенностью этой Конвенции является то, что понятие о террористическом акте подчинено правилам экстрадиции. В этом «деполитизирующем» аспекте она похожа на Европейскую конвенцию о борьбе с терроризмом, принятую в 1977 г. И. Илиева анализирует и Дополнительный протокол к этой Конвенции, принятый в 2004 г., основной целью которого является борьба с финансированием терроризма.

В Заключительной главе проведена классификация конвенций по таким признакам, как наличие собственно определения о терроризме и террористическом преступлении; деполитизирующем аспекте; разграничении между терроризмом и борьбой за самоопределение и национальное освобождение; «государственном» и «пользующимся государственной поддержкой» терроризме и др. Приведенные автором сравнения обосновывают вывод о том, что в мире существует международное исламское право; международный терроризм должен быть причислен к категории «международных преступлений»; пока еще не возникло универсальное обычное международное право по борьбе с терроризмом.

Габриела Белова-Ганева

кандидат юридических наук, профессор, декан историко-правового факультета Юго-Западного университета и мени Неофита Рильского (Болгария)

Международное право : учебник для бакалавров / отв. ред. К. А. Бекяшев. — М. : Проспект, 2014. — 352 с.

С включением в Конституцию Российской Федерации 1993 г. положения о признании общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров России составной частью ее правовой системы стало очевидно, что в современных условиях грамотному специалисту-юристу, равно как и предпринимателю или чиновнику любого профиля и уровня, сегодня уже недостаточно разбираться только в основах российской правовой системы. Для успешного выполнения своих функций он должен иметь хотя бы общее представление о законодательстве иностранных государств, об основных положениях ключевых источников международного права, уметь их анализировать и, в случае необходимости, применять в своей практической деятельности. Достижение этой цели невозможно без изучения базовых курсов по международному публичному и частному праву, которые в рамках существующего Федерального государственного образовательного стандарта по юриспруденции включены в число дисциплин, рекомендуемых к преподаванию на юридических факультетах вузов России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.