Научная статья на тему 'Репрезентация языковой картины мира ребенка в автобиографических произведениях русских писателей (на материале повести С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука»)'

Репрезентация языковой картины мира ребенка в автобиографических произведениях русских писателей (на материале повести С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука») Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1750
211
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДЕФИНИЦИЯ ДЕТСТВА / ВОЗРАСТНАЯ ПЕРИОДИЗАЦИЯ / ЛИЧНОСТЬ РЕБЕНКА / АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ДЕТСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ / ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ / ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА / CHILD'S PERSONALITY / CHILDREN'S WORLD VIEW / DEFINITION OF CHILDHOOD / AGE PERIODIZATION / AUTOBIOGRAPHICAL WORKS / LINGUISTIC PERSONALITY / LINGUISTIC WORLD-IMAGE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Сальникова В. В.

В статье рассматривается понятие «детство» в психологическом, педагогическом, литературоведческом и лингвистическом аспектах, а также освещаются вопросы возрастной периодизации детства и определения его границ. Автор осуществляет краткий обзор автобиографических повестей XVIII-XX веков о детстве, выясняет причины обращения писателей к данной теме (творчество Л. Н. Толстого, Н. Г. Гарина-Михайловского, А. Н. Толстого, В. П. Астафьева). Особое внимание уделяется повести С. Т. Аксакова «Детские годы Багровавнука», в частности, анализируются основные компоненты языковой картины мира ребенка и лексическое наполнение данных составляющих. На основе проведенного анализа делается вывод о совпадении ключевых моментов языковой картины мира ребенка, представленной в произведениях разных авторов, что свидетельствует об объективности ее художественной интерпретации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

REPRESENTATION OF CHILD LINGUISTIC WORLD-IMAGE IN AUTOBIOGRAPHICAL LITERARY WORKS OF RUSSIAN WRITERS (ON THE MATERIAL OF S. T. AKSAKOV'S NOVEL CHILDHOOD YEARS OF BAGROV'S GRANDSON)

The article deals with the concept of childhood in the psychological, pedagogical, literary and linguistic aspects, as well as the questions of age periodization of early years and determination of the boundaries of childhood. The author makes a brief overview of autobiographical novels of the 18-20th centuries on childhood and investigates the cause of the writers' appeal to this topic (L. N. Tolstoy, N. G. Garin-Mikhailovsky, A. N. Tolstoy, V. P. Astafiev). Special attention is paid to S. T. Aksakov's novel Childhood Years of Bagrov's Grandson. In particular the author analyses the main components of the child's linguistic world-image as well as lexical contents of these components. Basing on the analyses the author concludes that the key moments of the child's linguistic world-image in literary works of different writers coincide, that proves the objectiveness of its artistic interpretation.

Текст научной работы на тему «Репрезентация языковой картины мира ребенка в автобиографических произведениях русских писателей (на материале повести С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука»)»

УДК 81’42

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА РЕБЕНКА В АВТОБИОГРАФИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ (НА МАТЕРИАЛЕ ПОВЕСТИ С. Т. АКСАКОВА «ДЕТСКИЕ ГОДЫ БАГРОВА-ВНУКА»)

© В. В. Сальникова

Бирская государственная социально-педагогическая академия Россия, Республика Башкортостан, 452455 г. Бирск, ул. Интернациональная, 10.

Тел./факс: +7 (919) 614 80 27.

E-mail: salnikova. v. v@gmail. com

В статье рассматривается понятие «детство» в психологическом, педагогическом, литературоведческом и лингвистическом аспектах, а также освещаются вопросы возрастной периодизации детства и определения его границ. Автор осуществляет краткий обзор автобиографических повестей XVIII—XX веков о детстве, выясняет причины обращения писателей к данной теме (творчество Л. Н. Толстого, Н. Г. Гарина-Михайловского, А. Н. Толстого,

В. П. Астафьева). Особое внимание уделяется повести С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука», в частности, анализируются основные компоненты языковой картины мира ребенка и лексическое наполнение данных составляющих. На основе проведенного анализа делается вывод о совпадении ключевых моментов языковой картины мира ребенка, представленной в произведениях разных авторов, что свидетельствует об объективности ее художественной интерпретации.

Ключевые слова: дефиниция детства, возрастная периодизация, личность ребенка, автобиографические произведения, детское мировоззрение, языковая личность, языковая картина мира.

Мир детства является неотъемлемой частью образа жизни и культурного развития любого отдельно взятого народа и человечества в целом. Интерес к нему и попытки его исторического осмысления возникают на определенном этапе индивидуального и социального развития. Актуальность обращения к данной проблематике обусловлена важностью изучения закономерностей возникновения и развития языковой картины мира у самых истоков, то есть с детского возраста, поэтому нас особенно интересует изображение мира через восприятие ребенка. Изучение языковой картины мира ребенка актуально в свете антропологической и когнитивной лингвистики, а также с онтологической точки зрения, поскольку рассмотрение особенностей формирования картины мира ребенка позволяет выявить направления развития не только языка, но и сознания. В рамках одной статьи невозможно охватить все аспекты изучения данной проблемы, поэтому мы сосредоточим свое внимание на лингвистической стороне художественного воплощения темы детства, уделив особое внимание творчеству С. Т. Аксакова, язык произведений которого недостаточно изучен. Наше исследование представляет собой попытку описать с опорой на лексический материал особенности формирования языковой личности ребенка - героя автобиографической повести С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука» - и развития его языковой картины мира. Для объективного, целостного лингвистического анализа многообразного фактического материала необходим междисциплинарный синтез данных возрастной психологии, социологии воспитания, философии, педагогики и литературоведения. Прежде всего нуждается в конкретизации сам термин «детство», поскольку дефиниция любого возраста

имеет несколько аспектов. В «Толковом словаре русского языка» С. И. Ожегова дается следующее определение этого слова: детство - «ранний, до отрочества, возраст; период жизни в таком возрасте» [1]. В словаре В. И. Даля оно приведено со следующим значением: дитя или дите - «младенец, ребенок, малолетний; дитятей называют до 14 или 15 лет, когда детство переходит в отрочество» [2]. В Словаре современного русского литературного языка представлена следующая дефиниция: детство -«время жизни до отрочества; детский возраст» [3].

В научной литературе термин «детство» трактуется широко и многозначно. В индивидуальном плане - это устойчивая последовательность актов взросления растущего человека, его состояние «до взрослости». В обобщенном плане - это совокупность детей разных возрастов, составляющих «дов-зрослый контингент» общества. Д. И. Фельдштейн определяет это понятие как «процесс постоянного физического роста, накопления психических новообразований, освоения социального пространства, рефлексии всех отношений в этом пространстве, определение себя, собственной самоорганизации, которая происходит в постоянно расширяющихся и усложняющихся контактах ребенка со взрослыми и другими детьми...» [4, с. 4]. Детство как разновозрастная совокупность детей представляет собой неотъемлемую часть общества, выступает как особый обобщенный субъект многоплановых, разнохарактерных отношений, в которых оно объективно ставит задачи и цели взаимодействия со взрослыми, определяя направление их деятельности с ним, развивает свой общественно значимый мир. Основной целью детства в целом и каждого ребенка в частности является взросление - освоение, присвоение, реализация взрослости. О детстве как периоде па-

радоксов и противоречий, без которых невозможен процесс развития, писали В. Штерн, Ж. Пиаже, И. А. Соколянский и многие другие. Теоретические вопросы происхождения детства и характеристика его основных периодов были разработаны в трудах отечественных и зарубежных психологов: Л. С. Выготского, П. П. Блонского, Д. Б. Элькони-на, А. В. Петровского, В. С. Мухиной, Л. Ф. Обуховой, З. Фрейда, Э. Эриксона, Л. Колберга. С точки зрения современной психологии, детство - это «период, продолжающийся от новорожденности до полной социальной и психологической зрелости; это период становления ребенка полноправным членом общества» [5, с. 37]. Вопрос о детстве связан с возрастной периодизацией, которая наиболее полно рассматривается в работах Л. С. Выготского, Д. Б. Эльконина. Детское развитие - это сложный процесс, который в силу ряда причин приводит к изменению личности ребенка на каждом возрастном этапе. Для Л. С. Выготского развитие - это возникновение нового. Идеи ученого о возрастном развитии ребенка нашли свою дальнейшую разработку в трудах Д. Б. Эльконина, но в несколько ином ракурсе: в его понимании ребенок является целостной личностью, которая активно познает мир -мир предметов и человеческих отношений - и вступает в две системы отношений: «ребенок - вещь» и «ребенок - взрослый». Э. Эриксон и Л. Ф. Обухова считают, что специфика развития личности зависит от экономического и культурного уровня развития общества, в котором растет ребенок, а также исторической эпохи, воспитания в семье.

Детство, по международным нормам, закрепленным в Конвенции ООН о правах ребенка, охватывает период жизни от рождения до младшего юношеского возраста (до 18 лет). По возрастной периодизации, принятой в педагогике, детством считается период до 11 лет. Вместе с тем отметим, что современные периодизации развития личности несколько расходятся с определением границ детства в художественной литературе. Так, в произведении С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука» описывается жизнь ребенка с рождения до девяти лет, далее, по мнению писателя, начинается период отрочества. Повесть Л. Н. Толстого «Детство» - это описание двух дней деревенской и городской жизни десятилетнего мальчика и отдельных событий текущего года. Н. Г. Г арин-Михайловский в повести «Детство Темы» изображает ребенка от 8 до 12 лет. Героем книги «Детство Никиты»

А. Н. Толстого также является десятилетний мальчик. Внимание большинства писателей, исследующих процесс становления личности ребенка, привлекает период от 5 до 12-13 лет. Интересно, что многие произведения о ребенке, особенно автобиографического жанра, содержат в своем названии слово «детство»: например, у Л. Н. Толстого,

М. Горького, П. С. Романова - повести под названием «Детство», у Н. Г. Гарина-Михайловского -

повесть «Детство Темы», «Детство Никиты» - у А. Н. Толстого, у Ф. В. Гладкова - «Повесть о детстве», «История одного детства» - у Е. Водовозовой, у Клавдии Лукашевич - «Мое милое детство». По мнению И. Г. Минераловой, «важная линия в произведениях этого жанра выражается следующим образом: детство есть ключ к поэтическому творчеству, исток талантливости; всякий писатель родом из детства» [6, с. 125]. К данной теме в своем творчестве обращались также А. Погорельский, Д. И. Мамин-Сибиряк, Ф. М. Достоевский, А. П. Чехов, В. Г. Короленко; создание образа ребенка оказалось в центре творческих исканий многих художников Серебряного века, мир детства привлек Д. Мережковского, З. Гиппиус, И. Бунина, А. Куприна, Ф. Сологуба, К. Бальмонта, М. Цветаеву, И. С. Шмелева; позднее она нашла свое отражение в творчестве А. Н. Толстого, С. Есенина, Ф. В. Гладкова,

A. Солженицына, И. Э. Бабеля, В. Высотского,

B. П. Астафьева, П. Санаева и многих других. Как мы видим, тему детства раскрывают в своих произведениях преимущественно писатели-мужчины, женская проза и поэзия о детстве представлена незначительно, что позволяет говорить о гендерных особенностях обращения к этой теме.

В художественной литературе данная тема имеет две диаметрально противоположные трактовки: в изображении одних авторов детство теплое, гуманное, светлое, чистое, то, каким оно и должно быть в действительности у каждого ребенка (например, у С. Т. Аксакова, Н. Г. Г арина-Михайловского); у других - порочное, страшное, «украденное детство» (у Ф. М. Достоевского,

М. Горького, А. П. Чехова, П. Санаева). Для нас представляет интерес именно первый подход к изображению детства в автобиографических повестях.

Образ Алеши, главного героя книги Антония Погорельского «Черная курица, или Подземные жители», открывает галерею образов детей в автобиографических повестях С. Т. Аксакова, Л. Н. Толстого, Н. Г. Гарина-Михайловского. В

книге С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука» необычайно пристально и подробно прослежена жизнь ребенка от младенчества до девятилетнего возраста. Автор указывает основные источники познания героем окружающей действительности: это общение с миром природы, слушание русских народных сказок и песен, установление взаимоотношений с миром людей, чтение книг. Но основным средоточием жизни маленького Сережи Багрова является он сам, его внутренний мир, дом, отношения в семье. Различные способы создания образов взрослых и детей обусловили своеобразие каждого из автобиографических произведений Л. Н. Толстого и С. Т. Аксакова. Л. Н. Толстой в повести «Детство» раскрыл духовный феномен детства и создал его концепцию: обнаружил его закономерности, главные качества, показал «диалектику души ребенка», истоки духовного роста

личности. Г. М. Первова пишет: «Память автора произвела выбор детских впечатлений, который определился интеллектуальной и эмоциональной зрелостью и молодостью писателя. В репродукции детства Л. Н. Толстой восстанавливает чувственные впечатления первого десятилетия жизни, нравственные и умственные усилия ребенка. Зарисовки детства писатель делает через восприятие ребенка, но детские ощущения в повести получают взрослую оценку. Совмещение двух планов изображения, рисование детской и взрослой моделей мира делает повесть сложной, новаторской для своего времени, вневозрастной» [7, с. 17]. По Л. Н. Толстому, детство - это не только первая, но и лучшая пора жизни человека, материнский возраст. С. Т. Аксаков подходит к изображению процесса формирования личности ребенка как естествоиспытатель и художник одновременно. Такой синтетический взгляд позволяет глубже, полнее раскрыть детскую душу, показать соединение в характере ребенка природного, нравственного и социального начал. С. Т. Аксаков - психолог детской души, ему был органически близок мир детского восприятия, воображения, активности. В его пристальном внимании к детству просматривается отношение к миру. Прелесть аксаковского повествования, на наш взгляд, заключается в том, что образы мира вещей, природы, семьи даны здесь в той незамутненности, какую сохраняет только детское видение.

П. И. Федоров считает, что в «Детских годах Баг-рова-внука» обращение автора к своему детству помогает ему проникнуть в суть изображаемых событий, увидеть за внешним, повседневным бытом сущностные категории бытия, сохраняя при этом чистоту, свежесть и непосредственность детского восприятия мира» [8, с. 124]. Н. Г. Гарин-Михайловский в автобиографической повести «Детство Темы» наследует традиции Л. Н. Толстого и С. Т. Аксакова, их умение передать «диалектику души» героя, интерес к его внутреннему миру, становлению характера, уделяя большое внимание вопросам морали, нравственности и воспитания ребенка. В прозе И. С. Шмелева, Б. Зайцева, М. М. Пришвина, В. Набокова продолжается акса-ковская традиция, давшая в 20-е гг. XX века автобиографическую повесть А. Н. Толстого «Детство Никиты», в которой представлена историография души ребенка. По содержанию и построению «Детство Никиты» - хроника одного года, композиционно разделенная на части соответственно временам года. В книге органично соединяются лирический взгляд ребенка на мир и лирико-философское «воспоминание» взрослого человека. Автор с глубоким психологизмом изображает духовный рост личности ребенка, который осознает себя в кругу семьи, сверстников, осваивает быт, уклад жизни, ежедневно впитывает радость открытия мира, постигает науку жизни среди людей; радость обыденного перерастает в повести в осознание радости

бытия. Однако если Л. Н. Толстой сосредоточивался именно на изменениях внутреннего мира своего героя, то для А. Н. Толстого на первый план выходит сама действительность, окружающая ребенка. В книге В. П. Астафьева «Последний поклон» уловимы и толстовская «диалектика души», и «чистота нравственного чувства», и горьковский «жестокий» реализм, и тонкий лиризм Бунина, и шмелевская одухотворенность предметов и деталей быта. Но жанрово-стилевая детерминированность книги, ее сюжетно-композиционное построение, широта и глубина охвата жизненного материала свидетельствуют об оригинальном художественном явлении. <...> Влечение В. Астафьева к теме детства имеет тот же нравственный исток, что и влечение к ней И. Шмелева или И. Бунина. Это желание восстановить естественное течение жизни, утраченную целостность бытия и тем самым обрести душевный покой. <...> В возвращении к детству, в прикосновении к детской душе, отзывчивой, доверчивой и открытой миру, воспринимающей его как что-то необыкновенное, сказочное, видит Астафьев лучшую и, пожалуй, единственную возможность воче-ловечиться», - отмечает А. Н. Мешалкина [9, с. 18].

Далее остановимся на проблеме языковой картины мира ребенка и ее репрезентации в художественном тексте, для этого обратимся к творчеству С. Т. Аксакова, к уже упомянутому произведению «Детские годы Багрова-внука». Книга С. Т. Аксакова позволяет увидеть мир ребенка целостно, наблюдать расширение его границ, выявить разные стороны личного жизненного пространства ребенка. Автор показал непрерывный процесс развития своего героя и параллельно обогащение образноязыковой картины его мира. Рассмотрение проблем лингвистики в аспекте языковой картины мира обеспечивает изучение строя языка и его системы неотрывно от среды, общей картины мира. Роль языка всеобъемлюща в жизни каждого человека. Посредством языка он реализует себя в мире и через язык постигает мир. Общая картина мира «осваивается» личностью через языковую картину мира: «Единицы языка должны рассматриваться как элементы структуры языка, а вся структура языка может сопоставляться со структурой мира. картина мира как совокупность знаний человека о мире подменяется картиной мира, существующей в языке, т.е. языковой картиной мира» [10, с. 62].

В художественном произведении (тексте) при помощи различных языковых средств воплощена индивидуально-авторская интерпретация картины мира. Писатель осознанно или неосознанно придает произведению черты окружающей его реальной действительности. Следовательно, языковая картина мира автора и языковая картина мира персонажей имеют одни истоки: ту среду, в которой пребывает автор. Языковая картина мира зависит от физического и культурного опыта личности, по-

этому можно говорить о специфике мировосприятия конкретной личности, о присущих ей способах категоризации действительности, о специфическом «языке личности» [11]. При описании языковой картины мира мы обращаемся к языку ребенка как отдельной языковой личности. Языковая личность, с одной стороны, - это теоретическая категория («образ автора»), а с другой - конкретная личность (например, писатель или персонаж литературного произведения) с ее индивидуальной грамматикой, лексикой, стилевыми стереотипами словоупотребления [12].

Языковая картина мира в отношении ребенка -это образно-языковая картина мира, которая развивается и усложняется по мере познания им окружающей действительности. Образно-языковая картина мира отражает путь мысли маленького человека от образа (который первоначально воспринимается им на чувственном уровне) к понятию, а затем к слову. Явления и предметы окружающей действительности представлены в сознании ребенка в основном в виде образов. Языковая же картина мира представляет собой систему знаков, которая реализует сложные отношения между реальностью и ее языковой репрезентацией.

В отечественной науке язык произведений С. Т. Аксакова не являлся объектом целостного анализа, хотя отдельные исследования были осуществлены: изучен язык писателя [13], особенности психологизма С. Т. Аксакова в повести «Детские годы Багрова-внука» [14], опубликован Лингво-культурологический словарь-комментарий к произведениям С. Т. Аксакова [15], описана языковая личность писателя [16]. Нами создан «Словарь языка ребенка: субстантивная лексика (на материале книги С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука»)» [17]. Материалом для анализа в данной работе послужили единицы лексико-семантического уровня. Были выявлены и проанализированы тематические группы единиц, отражающих особенности детского мировидения. Словарь включает следующие разделы: Раздел 1. Реальное физическое пространство (1.1. Человек как биологическое существо. 1.2. Предметный мир. 1.3. Растительный мир. 1.4. Животный мир. 1.5. Экосреда. 1.6. Географическая среда. 1.7. Космическая среда: небо и небесные тела. 1.8. Природные явления). Раздел 2. Социальное пространство (2.1. Семейный (микро-социальный) мир. 2.2. Макросоциальный мир). Раздел 3. Духовное пространство (3.1. Душа и разум. 3.2. Чувства. Эмоции. Состояния. 3.3. Восприятие мира). Раздел 4. Пространство и время (4.1. Времена года. Месяцы. 4.2. Отрезки времени). Раздел 5. Формы общественного сознания (5.1. Рели-

гия. 5.2. Обычаи и обряды. 5.3. Праздники. 5. 4. Искусство).

Рассмотрим одну из тематических групп, относящуюся к разделу 4. Пространство и время (4.2. Отрезки времени).

С. Т. Аксакову удалось ярко показать в своей книге динамику жизни ребенка, то, как герой воспринимает себя, ощущает свой возраст, внутренний мир на определенном отрезке времени: После моего выздоровления я начинаю помнить себя уже дитятей... [18, с. 233]; Я очень обрадовался им, особенно дяде Сергею Николаевичу... Я напомнил ему, как он дразнил меня, когда я был маленький. [18, с. 372]; Несмотря на мой детский возраст, я сделался ее [матери] другом...[18, с. 436]; ...все это думалось по-детски. Вместе с автором мы наблюдаем и постоянное взросление ребенка: Все говорили, что я переменился, что я вырос и поумнел [18, с. 292]; Сестрицу я любил час от часу горячее; ее дружба очень утешала меня, но я был старше, более развит. [18, с. 415]. Я начинал уже считать себя выходящим из ребячьего возраста: чтение книг, разговоры с матерью о предметах недетских, ее доверенность ко мне, ее слова, питавшие мое самолюбие: «Ты уже не маленький, ты все понимаешь...» - и тому подобные выражения, которыми мать, в порывах нежности, уравнивала наши возрасты, обманывая самое себя..[18, с. 439].

Любознательного Сережу Багрова интересуют многие вопросы, понятия, события, разобраться в которых зачастую он самостоятельно не может и поэтому обращается за помощью к взрослым, прежде всего к родителям. Ребенок оценивает эти объяснения с позиции своего возраста: Применяясь к моему ребячьему возрасту, мать объяснила... [18, с. 336]; Что такое староста Мироныч - я хорошо понял, а что такое барщина - по моим летам понять мне было трудно [18, с. 252]; Сначала смешанною толпою новых предметов, образов и понятий роились у меня в голове... я обратился к отцу и матери, прося объяснить и растолковать их мне. Объяснения и толкования показались мне не удовлетворительными, вероятно потому, что со мной говорили как с ребенком, не замечая того, что мои вопросы были гораздо старше моего возраста [18, с. 263]. Детский пытливый ум ребенка способен воспринимать, осмысливать многие серьезные, глубокие вещи. Главный герой - необыкновенно способный, развитый не по годам, мыслящий ребенок, наверное, потому его гораздо больше привлекает общество взрослых, нежели сверстников. Он и сам об этом говорит: Во все время моего детства и в первые года отрочества заметно было во мне странное свойство: я не дружился со своими сверстниками и тяготился их присутствием даже тогда, когда оно не мешало моим охотничьим увлечениям, которым и в ребячестве я страстно предавался.Это происходило, вероятно, от долговременной болезни, с которою неразлучно отчу-

жденье и уединенье, заставляющие сосредотачиваться и малое дитя... Голова моя была старше моих лет, и общество однолетних со мной детей не удовлетворяло меня, а для старших я был сам молод [18, с. 326]; Я всегда предпочитал детскому обществу общество людей взрослых, но в Чурасове оно как-то меня не удовлетворяло [18, с. 476].

Результаты проведенного нами исследования показали языковую картину мира ребенка, запечатленную в повести С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука», что позволяет сделать следующие выводы. С первых дней жизни ребенок начинает наблюдать, познавать мир. На начальной стадии познания мира он знакомится, прежде всего, с близкородственным окружением (например, мать, кормилица, сестрица, нянька, отец) и с предметным миром (например, игрушки). Воспринимая окружающий мир, ребенок дискретирует его в своем сознании. Постепенно у него формируется картина мира, которая в ходе взросления не только детализируется, но и усложняется, отражая представления о совокупности предметов и явлений окружающей действительности, множество существующих между ними логических связей. Динамизм картины мира ребенка обусловлен его собственным биологическим и социальным развитием: он не только растет, но и включается в разнообразные социальные отношения (игру, учебу и т.д.). Развивается и внутренняя эмоционально-оценочная сфера жизни героя, формируется морально-этический компонент картины его мира. Развитие ребенка имеет природосообразный и культуросообразный характер. Через посредство языка маленький Сережа Багров узнает не только внеязыковой мир действительности, но и самого себя.

Таким образом, обращение к повести

С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука» с позиций современной лингвистики, с использованием ее основных идей и понятий требует синтетического подхода, что, в свою очередь, позволяет увидеть язык произведения более объемно, целостно. Книга С. Т. Аксакова имеет большое значение в воспитании уважения и внимания к детству, к ребенку как полноправному члену семьи, рода, общества, служит образцом формирования полноценной личности во всех ее проявлениях и заслуживает дальнейшего углубленного изучения.

В заключение было бы интересно проанализировать общие тенденции художественного представления языковой картины мира ребенка в произведениях разных авторов, о которых говорилось выше, в частности, С. Т. Аксакова, Н. Г. Гарина-Михайловского, А. Н. Толстого, В. П. Астафьева. Это позволило бы выявить, насколько языковая картина мира ребенка адекватно интерпретируется мастерами слова. Так, в повестях С. Т. Аксакова, А. Н. Толстого, В. П. Астафьева события происходят в определенное время года. Каждое время года связано с каким-либо моментом жизни героя, что

отражается и в названиях глав книг: «Зима в Уфе», «Зимняя дорога в Багрово», «Багрово зимой», «Первая весна в деревне», «Летняя поездка в Чура-сово», «Осенняя дорога в Багрово» (у С. Т. Аксакова); «Осенние грусти и радости» (у В. П. Астафьева); «Весна» (у А. Н. Толстого). Употребление в названиях глав-обозначений времен года, а также слов дорога, поездка придает повествованию динамизм, а вместе с тем указывает на этапы взросления ребенка. Большое внимание авторы уделяют описанию христианских праздников, приобщению ребенка к быту, культуре, традициям народа, что свидетельствует о духовном развитии личности героя. Например, это описание Святого праздника Пасхи, Рождества. Важная роль в произведениях С. Т. Аксакова и Н. Г. Гарина-Михайловского отводится образу матери. Мать для Сережи Багрова и Темы -это друг, самый лучший, самый родной и горячо любимый человек. У А. Н. Толстого мы встречаем новый аспект изображения мира ребенка: это первая детская любовь (автор описывает внутренний мир героя, его чувства и переживания). Если у

С. Т. Аксакова, Н. Г. Гарина-Михайловского и А. Н. Толстого мы видим ребенка-выходца из дворянской семьи, то В. П. Астафьев изображает ребенка из крестьянской среды. В «Детских годах Багрова-внука» и в «Последнем поклоне» представлена тема деревни, труда. Повествование в этих произведениях ведется от первого лица, это придает им особую достоверность. В повестях Н. Г. Гарина-Михайловского и А. Н. Толстого изложение ведется от третьего лица. Большое место во всех произведениях отводится восприятию мира природы, сферы цвета и запахов, изображению уклада семьи, показу игры как ведущего вида деятельности ребенка, передаче представлений о моральнонравственных категориях. В автобиографических повестях наблюдается сходство в репрезентации языковой картины мира ребенка: она одинаково структурируется, совпадают ее ключевые моменты.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им.

B. В. Виноградова. 4-е изд., доп. М.: Азбуковник, 1997. 944 с.

2. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка / Под ред. проф. И. А. Бодуэна де Куртенэ. В четырех томах. Т.І, А-З. М.: Цитадель, 1998. 1743 с.

3. Словарь современного русского литературного языка в 17-ти томах / Академия наук СССР. Ин-т рус. яз. Т3. М.; Л.: Наука, 1954. 1339 с.

4. Фельдштейн Д. И. Детство как социально-

психологический феномен и особое состояние развития // Вопросы психологии. 1998. №1. С. 3-19.

5. Обухова Л. Ф. Детская возрастная психология. М.: Педагогическое общество России, 2000. 448 с.

6. Минералова И. Г. Детская литература: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / И. Г. Минералова. М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2007. 175 с.

7. Первова Г. М. Феномен детства в изображении Л. Н. Толстого // Начальная школа. 2010. №9. С. 15-19.

8. Федоров П. Голоса совести: Евразийские мотивы в книге

C. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука» и повести

М. Карима «Долгое-долгое детство» // Бельские просторы. 2002. №1. С. 123-135.

9. Мешалкин А. Н. Заветная книга В. П. Астафьева: мир детства, добра и красоты в повести «Последний поклон» // Литература в школе. 2007. №3. С.18-22.

10. Колшанский Г. В. Объективная картина мира в познании и языке. М.: Наука, 1990. 108 с.

11. Петренко В. Ф. Психосемантика сознания. М.: изд-во Моск. ун-та, 1988. 216 с.

12. Новиков Л. А. Искусство слова. 2-е изд., доп. М.: Педагогика, 1991. 144 с.

13. Николина Н. А. О языке С. Т. Аксакова // Русский язык в школе. 1981. №4. С. 55-60.

14. Николаева Н. Г. Позиционный анализ текста как способ выявления психологизма С. Т. Аксакова в повести «Детские годы Багрова-внука» // Лингвосинергетика: проблемы и перспективы. Барнаул, 2001. С. 118-121.

15. Кузьмина Г. Ш. «И образ мира, в слове явленный...»: лингвокультурологический словарь-комментарий к произведениям С. Т. Аксакова I Под ред. проф. Л. Г. Саяховой. Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, 2004. 302 с.

16. Кузьмина Г. Ш. Синергетика концептосферы С. Т. Аксакова как русской языковой личности в дилогии «Семейная хроника» и «Детские годы Багрова-внука»: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Уфа, 2005. 4 с.

17. Сальникова В. В. Словарь языка ребенка: субстантивная лексика (на материале книги С. Т. Аксакова «Детские годы Бангрова-внука»): Пособие для студентов педвузов, аспирантов и учителей. Бирск: изд-во Бирск. гос. соц.-пед. акад., 2005. 100 с.

18. Аксаков С. Т. Семейная хроника; Детские годы Багрова-внука I Предисл. и примеч. С. Машинского. М.: Худож. лит., 1982. 542 с.

Поступила в редакцию 07.09.2011 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.