Научная статья на тему 'РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА «СЕМЬЯ (ғАИЛә)» В БАШКИРСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ ФОЛЬКЛОРНЫХ ТЕКСТОВ)'

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА «СЕМЬЯ (ғАИЛә)» В БАШКИРСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ ФОЛЬКЛОРНЫХ ТЕКСТОВ) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
4725
203
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БАШКИРСКИЙ ФОЛЬКЛОР / ПАРЕМИОЛОГИЯ / ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА / ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЯ / СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ / РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА "СЕМЬЯ" / ЛЕКСЕМА / ФРЕЙМ / REPRESENTATION OF THE CONCEPT "FAMILY" / BASHKIR FOLKLORE / PAROEMIOLOGY / LINGUISTIC WORLD-IMAGE / LINGUOCULTUROLOGY / FAMILY VALUES / LEXEME / FRAME

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Кульсарина Гульнур Галинуровна

Рассматривается концепт «семья» в башкирской языковой картине мира. Являясь одним из базовых, концепт «семья» отражает как общечеловеческие, так и национально-специфические представления о феномене семьи в башкирской культуре. Особое внимание уделено лингвокультурологической интерпретации концепта «семья», исследованию его контекстуальной актуализации в фольклорных текстах.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Representation of the Concept “Family (Ғ

The article depicts the concept “family” in Bashkir linguistic world-image. Being one of the basic ones, the concept “family” reflects both human and national-specific ideas of the phenomenon of the family in Bashkir culture. In the article particular attention is paid to linguistic and cultural interpretation of the concept “family”, to its study in the contextual actualization of folklore texts.

Текст научной работы на тему «РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА «СЕМЬЯ (ғАИЛә)» В БАШКИРСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ ФОЛЬКЛОРНЫХ ТЕКСТОВ)»

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 16 (345). Филология. Искусствоведение. Вып. 91. С. 52-58.

Г. Г. Кульсарина

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА «СЕМЬЯ (ГАИЛЭ)» В БАШКИРСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА (на материале фольклорных текстов)

Рассматривается концепт «семья» в башкирской языковой картине мира. Являясь одним из базовых, концепт «семья» отражает как общечеловеческие, так и национально-специфические представления о феномене семьи в башкирской культуре. Особое внимание уделено лингвокуль-турологической интерпретации концепта «семья», исследованию его контекстуальной актуализации в фольклорных текстах.

Ключевые слова: башкирский фольклор, паремиология, языковая картина мира, лингвокуль-турология, семейные ценности, репрезентация концепта «семья», лексема, фрейм.

Язык - зеркало культуры, в нем отражается не только реальный мир, окружающий человека, не только реальные условия его жизни, но и общественное самосознание народа, национальный характер, его менталитет, образ жизни, обычаи, традиции, мораль, мироощущение, система ценностей, видение мира. По справедливому мнению исследователей, он хранит культурные ценности - в лексике, в грамматике, в идиоматике, в пословицах и поговорках, в фольклоре, в художественной и научной литературе, в формах письменной и устной речи [5. С. 14].

Одним из перспективных направлений современной филологии является лингвофольк-лористика. Изучение картины мира конкретного этноса на основе фольклорных текстов позволяет выявить связь семантики и культуры народа-автора, объективизацию и контекстуальную актуализацию национально-специфических представлений в языке.

Семья является важнейшим общественным институтом, в котором формируется личность со всеми ее индивидуальными качествами, обусловливающими культурную, психологическую и социальную адаптацию человека в конкретном лингвокультурном сообществе. Концепт «семья/гаилэ», отражающий общечеловеческие и национально-специфические (социальные, этические, нравственные) представления о семье, можно отнести к числу универсально значимых концептов. В «Башкирско-русском словаре» слово «гаилэ» переведено на русский язык как «семья, семейство» [2. С. 148]. В настоящей статье рассматривается репрезентация и контекстуальная актуализация концепта «семья/гаилэ» и семейных отношений в башкирской народной культуре

на основе исследования разножанровых произведений башкирского фольклора [1].

В языковой картине мира башкирского народа с лексемой «семья/гаилэ» тесно связаны экспликанты концепта eйлэнеY (женитьба) и такие понятия, как тозалау, яусылау, кэлэшлеккэ ^ратыу, татынлы'кта ^ратыу, кэлэшлеккэ эйттереY, тсыз эйттереY, тсыз йэрэштереY, йэрэшеY, которые означают в переводе на русский язык «сосватать». Широко используются и такие определения, как тсыз алып биреY, ки-лен алыу - поженить, башлы-^зле булыу, ир менэн таган булыу - стать мужем и женой. Разные формы этого понятия нашли яркое отражение в народной прозе: Бер аз йерегэс, кыззы козалап, кэлэш итеп ала («Ерэнсэ батыр») (Через некоторое время сосватал девушку и женился на ней. «Ерэнсэ батыр»); Борон Ерэнсэ сэсэн бер байзьщ кызын кэлэшлеккэ алырга булган, ти. Шул кешене яусы итеп ошо кызга ебэрергэ булган, ти («Ерэнсэ сэсэндец кэлэш алганы») (Давным-давно Ерэнсэ сэсэн решил жениться на дочери одного бая. Решил отправить этого человека сватом родителям девушки. «Как Ерэнсэ сэсэн женился»); Былар ир менэн катын булып тороп киткэндэр («Айыу ара^1») (Стали они жить как муж и жена. «Род айыу»).

В текстах народных сказок часто встречаются словосочетания донъя кeтeY, тормош кисереY, гумер итеу, которые означают совместное семейное проживание и ведение хозяйства: Yз алдарына донъя кетэ башлайзар («Торахан менэн Йэнэбэхан hэм Ерэнсэ сэсэн») (Стали жить самостоятельно. «Турахан с Янбаханом и Ерэнсэ сэсэн»); Шул вакыттан алып улар бик озак татыу, матур тормош кисергэндэр («Ата^ш тоз кеYек яраткан

кы^») (С того времени они прожили долгую и счастливую жизнь. «Девушка, которая любила своего отца, как соль»); Былар ейлэнешкэндэр, бергэлэп донъя кетэ башлагандар («Он тарткан мулла») (Они поженились и стали жить вместе. «Мулла, который муку молол»).

В жизни людей брак и брачные отношения играют важную роль. Поэтому каждый человек старается подходить к женитьбе и замужеству со всей серьезностью, о чем свидетельствует также большое число народных изречений. Для башкир брак и семья - это ценности на всю жизнь. В брак вступают взрослые люди, уже сформировавшиеся под влиянием наследственности, семьи и воспитания, со своими привычками и вкусами, с определенным жизненным опытом. Поэтому к женитьбе, выбору второй половины народная мудрость призывает подходить серьезно, со всей ответственностью. Ярко и четко выражено это в башкирских паремиях: Акса алhац, hанап ал, катын алhац, ^шап ал (Если берешь деньги, пересчитай; если берешь в жёны, сперва испытай); Ат алhац, ейец менэн кэцэшлэш, катын алhац ауыльщ менэн кэцэшлэш (При покупке коня советуйся со всей семьей; при выборе жены советуйся со всей деревней); Ат алhац, якындан ал, татын алhац, алы^тан ал (Коня бери вблизи, жену издалека); АтаЬын кYP зэ - улына тсыз бир (Глядя на отца, выдай дочь за сына. В смысле: Каков отец, таков и сын).

Народ всегда ценил семейные отношения. В паремиях отмечается родительская забота о будущей семье детей, их старание выдать вовремя дочерей замуж: Кызыц булhа - ирзэ булЬын, ирзэ булмаЬа - гYPЗЭ булhын (Если есть дочь, пусть будет замужем); Кыз бала тешкэн ерендэ таш булып батhын (Девушка в доме мужа, как камень, пусть застынет); Кыз баланы еткэс тапшырган ятсшы (Хорошо выдать дочь замуж вовремя); Кыз ятсшы ергэ тешhэ - ялпая, яман ергэ тешhэ - тартая (Если девушка попадет в хорошую семью, станет краше; если в плохом доме станет невесткой, состарится); Кыззы биреYецэ тсыуанма, торо-уына тсыуан (Не радуйся, что выдал дочь замуж, а радуйся тому, что она живет с мужем); Кыззы бэхетле иткэн - ир (Девушку делает счастливой муж).

В народном творчестве часто встречаются примеры из социально смешанных браков, то есть в башкирском фольклоре «эндогамия» не соблюдается, богатые роднятся с бедными, бедные - с богатыми, молодые со старыми и

так далее. Вот как отразилось это явление в пословицах: Мал алhац - барлынан ал, тсыз алhац - ярлынан ал (Если покупаешь скотину, то надо у богатого; если сватаешь невесту, то из бедной семьи); Килен алhац, Y3ецдэн югарынан ал, тсыз бирhэц, Y3еццэн тYбэнгэ бир (Сосватай невесту из лучшей семьи, чем своя; выдай свою дочь за тех, кто хуже вас).

Неравный брак в отношении возраста и социального положения часто наблюдается в башкирских сказках: Алтмыш йэшлек бер мулла ун hигез йэшлек ■кыззы кэлэшлеккэ алган («Яуапкэр егет») (Шестидесятилетний мулла женился на восемнадцатилетней девушке. «Сообразительный парень»); Бер тсарт бат-ша, таганы Yлгэс, бик йэш кенэ сибэр татынга ейлэнэ («Ьалдат менэн батша таганы»). (Один старик после смерти своей жены женился на молоденькой девушке. «Солдат и царица»); Борон-борон заманда бер егет менэн тсыз бер-береhен бик яратып йерегэндэр, ти. Тик егет ярлы икэн, ■кыз бер байзыц берзэн-бер тсызы булган. ... Бабай менэн эбей: - Ярай, донъя кетерлек кеше икэ^ец, - тип ■кыззарын ярлы егеткэ биргэндэр, ти («Фэтсир кейэY»). (Давным-давно один парень и одна девушка полюбили друг друга. Однако парень был из бедной семьи, а девушка оказалась единственной дочерью богатого человека... Родители решили: «Ладно, ты, оказывается, человек, умеющий вести хозяйтво», - сказали они парню и выдали замуж за него свою дочь. «Бедный зять»).

Одной из основ прочности брачного союза считается наличие взаимопонимания между супругами. Об этом народ выразился кратко и четко: Берзэмлектэ - бэрэкэт (В единстве - благополучие); Берзэмлектэ - бэрэкэт, тартсаулытста - hэлэкэт (В единстве - благополучие, в разобщенности - погибель). Мир и покой в семье во многом зависели от женщины. Девочек с детства воспитывали в духе сдержанности и скромности (Оялсан тсыз hейкемле булыр - Скромная девочка вырастет милой), терпеливости и кротости (Тыйнатс ■кызза бэрэкэт бар - в порядочной девочке есть благополучие). Сабырлытс (терпеливость) -это физическое и моральное качество, то есть умение переносить жизненные тяготы, способность понимать поступки других людей: Сабыр иткэн - моратына ирешкэн (Умеющий терпеть достигнет цели). Терпение и сдержанность в семье поддерживались и верой в судьбу: Язмыштан узмыш ютс (От судьбы не уйдешь). По представлениям башкир, каж-

дый человек от природы наделен своей долей (тэкдир), которая отмеряется сверху и записывается на лбу человека, поэтому в народе говорят: «тэкдирецэ язганы» - то, что выпало на твою долю, «елешец» - твоя доля - твое предначертание [6. С. 103].

Устойчивость традиционных семейных отношений была обусловлена также тем, что каждая семья относилась к более широкой родственной группе. Члены семьи, с одной стороны, чувствовали ответственность не только за себя и свою семью, но и за весь род. Опорой для женщины в жизни является муж: Ир канаты ат булыр, катын канаты ир булыр (Крылья мужчины - конь, крылья женщины - муж); Ирле катын - терэкле, маллы катын - йерэкле (Замужняя женщина имеет опору, женщина с достатком - смелость). Для мужчины - жена: Каты^ыз ир - ЙYгэнhез ат (Неженатый мужчина, что конь без узды).

Традиционно главой башкирской семьи был мужчина. Женщине предписывалось оказывать знаки внимания мужу, быть ему покорной. Считалось, что своим покладистым поведением женщина могла изменить характер самого несносного мужчины. Ир - баш, катын - муйын, муйын кайза боролhа - баш та шунда борола (Муж - голова, жена - шея, куда поворачивается шея, туда и голова), Ирзе - ир иткэн дэ, ер иткэн дэ катын (Женщина может и возвысить мужчину, и опозорить). Проявление эмоций на людях также не одобрялось. Жена не должна была прилюдно укорять мужа, принижать его достоинства. По поверью, за публичное оскорбление мужа жене на том свете будут прижигать лицо головешками. За публичное оскорбление мужчина может проявить свой характер с негативной стороны: Аш хурлама -кодторор, ир хурлама - бодторор. В свою очередь и мужчина, и женщина не должны были выказывать свое недовольство, указывать на недостатки супруга при посторонних: Акыллы ир катынын яманламад; Ирен яманлаган катындан биз, катынын яманлаган ирзэн биз. Этикет требовал, чтобы мужчины выказывали уважение к женскому полу: не ссориться, не браниться при них, не оскорблять женщину. Также не принято прилюдно хвалить друг друга, особенно женщин: Ай айламай атыц мактама, йыл йылламай килен мактама; Акыллы атын мактар, тинтэк катынын мактар; Катынынды нык мактаЬац, никахыц бозок булыр; Yзен мактаган бер ахмак, катынын мактаган мец ахмак.

В фольклоре есть примеры, когда женщина может главенствовать в семье. Если она содержит семью, обеспечивает материальный достаток: Арт йортто туйзырган катын иренэ баш бирмэд (Женщина, обеспечивающая материальный достаток семье, не подчиняется мужу); когда муж пассивнее, глупее и не работящий, а она наоборот: Экрен иргэ катын баш (Медлительному мужу жена голова); Идэр ирзэн акыллы катын артык (Мудрая женщина лучше, чем глупый мужчина).

Каждое общество по родовому признаку состоит из мужчин и женщин. Биологические различия между мужчинами и женщинами одинаковы во всем мире, но их социальные роли в обществе лишь в малой степени объясняются биологическими различиями. Статусы отца и матери в семье также тесно связан с детьми: Атаны кYреп ул Y5ер, инэне кYреп кыз YSер (Сын воспитывается по примеру отца, дочь по образцу матери); АтаЬыз ул адрама, инэhез кыз адрама (Без отца не воспитывай сына, без матери не расти дочь); Кыз кызлы булмад, эсэ кэзерен белмэhэ, ул уллы булмад, ата кэзерен белмэhэ (Девушка не станет хорошей матерью для своей дочери, если не ценит родную мать; сын не станет хорошим отцом, если не чтит родного отца).

В башкирском фольклоре важная роль отводится статусу отца. Он представлен мудрым, опытным наставником для молодого поколения. Много паремий сложено об этом: Атайзар hYЗе - акылдыц Y3е (Отцовское слово - сама мудрость); Атыц барза ер таны, атайыц барза ил таны (Имея коня, признавай родную землю; когда есть отец, уважай свой род); Атайыц Yлhэ лэ, атайындыц дудын ташлама (И после смерти отца не бросай его друга).

Многие виды поведения, которые не связаны непосредственным образом с проблемой продолжения рода, считаются в обществе типично мужскими или женскими. Однако те виды поведения, которые считаются характерными для того или иного пола, меняются от культуры к культуре. В башкирском обществе в прошлом, как и в любом другом антагонистическом обществе, четко отражается данный диморфизм, где соблюдается разграничение мужской и женской ролей. Мужчина выступает главой семьи, вотчинником, собственником семейного имущества. Общественная деятельность принадлежит, в основном, сфере мужских интересов. Сфера женских интересов ограничена, главным образом, семьей, до-

мом: Катын кеше тсамыр менэн тсартая, бала менэн hарFая (Женщину старит приготовление еды и забота о детях); Ирен hейгэн тсатындыц ейенэ нур яуыр (У женщины, любящей своего мужа, дом полон света); Йортто тоткан - ир, ейзе тоттсан - тсатын (Хозяйство держится на муже, а дом на женщине). Благополучие и счастье мужа зависит также от женщины: ДэYлэт-байлытс дуд-иш артсаЬында, ятсшы исем тсатын артсаЬында; Ирзе келдергэн дэ тсатын, белдергэн дэ тсатын; Ирзе эзэм иткэн дэ тсатын, эрэм иткэн дэ тсатын; Ятсшы тсатын яман ирзе ир итер, яман ир ятсшы тсатынды ер итер; Белдергэн дэ тсатын, келдергэн дэ тсатын. В вышеприведенных пословицах констатируется мысль о том, что хорошая жена станет опорой своего мужа в его делах, сделает его успешным, а плохая жена погубит и хорошего мужчину.

Муж и жена одно целое: Ир менэн тсатын икеhе бер сыбытстан тсыуылFан (Муж да жена одним лыком вязаны); Ир менэн тсатын тала-шыр, тYшэгендэ ярашыр (Муж с женой коли день поссорит, ночь помирит); Ир таба, тсатын тота (Муж находит, а жена хранит); Ир - ат, тсатын - арба (Муж - конь, жена - телега); Ир - баш, тсатын - муйын (Муж - голова, жена

- шея); Ир - белэк, тсатын - терэк (Мужчина

- сила, женщина - опора); Ир - келэт, тсатын -йозатс (Муж - склад, жена - замок).

Следующим важным моментом, определяющим стабильность отношений между мужем и женой, была верность супругов. Эталоном женской верности для башкирских женщин был образ красавицы Хумай из древнего эпического сказания «Урал-батыр», дочь Солнца и царя птиц Самрау, которая была женой Урал-батыра. После его смерти она превратилась в лебедя и дала обет хранить верность: «Я птичью шубу уже не сниму, облик, в который можно влюбиться, больше никогда не приму». Однако в сказках встречаются случаи измены жены мужу: Бер батша, тсатыны Yлгэс, бик йэш кенэ сибэр тсатыша ейлэнэ. Катын ирен хушЬынмай, ти. Нисек тэ уныц едтенэн йеремэктэ, ти, уйы («Ьалдат менэн батша тсатыны»). Изменниц народ наказывал: Иренец едтенэн йерегэн кешене хекем итергэ кэрэк, - ти ("Айгел"); Шунан теге тсатынды: - Ирзэр менэн зина итте, - тип, ялFан шаЬиттар яллап, тсатынды тсазы^а алып барFан. Казый, ул ватсытта йола буйынса, тсатынды таш менэн атып Yлтерергэ, тип хекем сыFарFан ("Изге тсатын"). В случившейся измене супругов народ обвиняет обе стороны: Ятсшы ир едтенэн тсатын йеремэй, ятсшы тсатын едтенэн

ир йеремэй (Жена не изменит хорошему мужу, а у хорошей жены муж не будет смотреть на других).

В фольклоре запечатлен морально-этический кодекс для вдов и вдовцов, основных положений и правил которого они старались придерживаться, чтобы сохранить свое честное имя и лицо. С учетом того, что вся ответственность по содержанию семьи ложилась на плечи мужчин, вдов старались как можно скорее выдать замуж, но существовала и иная, моральная сторона. По обычаю левирата, на сноху-вдову могли претендовать следующие лица: первый из них - младший брат умершего: Кэйнеш -ярты ир, ир ЮFында бетен ир. Далее - племянник, сын брата покойного мужа: Ецгэ тсатын ейэндеке. Существует и такая поговорка: ТэYге тсатын - мал аgырарFа, hуцFы тсатын -йэн аsырарFа, что означает, что с первой женой можно вести хозяйство, а со второй доживать остаток жизни. В то же время в народе не приветствовались женитьба и замужество во второй раз: Ирем Yлде, иргэ барзым - башыма имгэк алдым, тсатыным Yлде, тсатын алдым -башыма тсаЙFы алдым; Ирзэн иргэ йерегэнсе, гYPЗЭн гYргэ йере. Также в пословицах и поговорках осуждаются такие реалии, которые подчеркивают нежелательные последствия института многоженства: Ике тсатын алFандыц тсолаFы тынмад (У мужа с двумя женами уши болят); Эйзэ ике тсатын булhа, изэн hеперелмэg (В доме, где две хозяйки, пол не подметён). Если в новеллистических сказках встречаются примеры многоженства героев (Иц оло улыныц ике бисэhе бар икэн («Балтсантаз»); Йэш тсыз менэн никахлашып, ес кен YтеYгэ, ^раша-hораша килэ торFас, егетте тэYге тсатыны килеп таптсан. Егет уны атаЬы менэн йэш кэлэшенэ кYрhэткэн, уларзыц ризалыFын алып, ике тсатын менэн йэшэй башлаFан, ти («Ике кэлэшле хан»), то в бытовых сказках описываются случаи развода. Именно в сказках сохранились обычаи расторжения брака по канонам ислама, когда муж, произнося три раза слово «талак», может отказаться от своей жены: Батшабыз уFа: «Мин улай икэн, талатс, талатс, талатс. Мин hине айы-рам», тигэн («ЭFЗЭм»); Катыны тсайтыу менэн тсатынын талатс тсылды, ти («Хэлэле мылтытссы тсарт»).

В пословицах же развод осуждается: Ирендэн айырылFансы, кYкрэгецдэге йэнецдэн айырыл (Развод с мужем - что оторвать душу с тела); Катынынан айырылFандыц - тсанаты тсайырылFан (Разведенный - что бескрылая

птица); Кашыгаяк шалтыраган hайын катын айырмайзар (Каждый раз, когда посуда бьется, не разводятся с женой).

Семья как первичная ячейка общества характеризуется совокупностью социально одобряемых норм, образцов поведения, регулирующих взаимоотношения между супругами, детьми и родителями: Ата-инэ берзэм булhа, балалары кYндэм була (У сплоченных родителей дети бывают послушными); Ата-инэгэ кэзер кYрhэткэн, бала-саганан кэзер кYрер (Оказавший уважение своим родителям будет ценим своими детьми). Дети являются основной ценностью семьи: Балалы кеше - бай кеше (Человек, имеющий детей, самый богатый); Бал татлы, балдан бала татлы (Дети слаще меда); Балалы ей - базар, балаЬыз ей тулы зар (Дом с детьми - базар, без детей - могила). Традиционно в башкирской культуре поощрялось их большое количество без разделения по половому признаку: Балац булhа кYп булhын, кYп булмаhа юк булhын; Алгы итэгенде бала баghын, арт итэгенде мал бад^ш; Яцгыз бала яузан яман.

Отношения в семье традиционно строятся с учетом биологических признаков (пол, возраст), брачного состояния (муж, жена), родственных и свойственных уз. Эти факторы учитываются в распределении места в пространстве и помещении, труда и пищи, касаются предписаний и запретов. Во время семейной трапезы при разделе мяса соблюдались определенные правила. Лучшие куски предназначались хозяину и старшим мужчинам. Членам семьи отец давал кусок мяса в руки, те с благодарностью принимали. В произведениях устного народного творчества сохранились образцы текстов, описывающих особенности угощения и приема пищи у башкир. А. Н. Киреев в книге «Башкирский народный героический эпос» приводит один из вариантов эпоса «Кунгыр-буга», в котором есть сюжет, где аксакал распределяет баранью тушу и определяет, кому какая часть предназначена: Баш heйэге - башлауга, тала-лары - ташлауга, hум иттэре - ашауга, heйэк тоЛац - кимерерhец, електэрен hурырhыц. Башын алыр атайыц, муйынын алыр эсэйец, бо-тон алыр агайыц, карындашыц - аягын, ецгэц алыр - тоягын [3. С. 114-115].

При разделе птичьего мяса тоже существовали правила: ТY3гэнгэ тYш булыр, тY3мэгэндэр буш булыр. Ир кешегэ - баш булыр, катынга -муйын тейер, кимереп туйын, тиер. Кемдэр алыр канатын? Кыззар алыр канатын, егеттэргэ

бот тейер [4. С. 151]. Обычай выделять дочерям крылышки подчеркивал тот факт, что им предстояло выйти замуж и «улететь» из родительского дома (кыз балага - канат), ножки предназначались сыновьям, чтобы они «крепко стояли на земле» и были помощниками в хозяйстве (ир балага - аяк); голова являлась долей хозяина -главы семейства (иргэ - баш), а матери-хозяйке доставалась шея или хвостик (катынга - муйын, койрок). Семантика шеи в обряде распределения мяса также весьма прозрачна: у башкир, как и у многих других народов, считалось, что жена может манипулировать «головой», то есть мужем, по своему усмотрению. Хвостовая часть символизировала преданность семье, своему дому, домовитость. Каждая доля имела смысловую нагрузку (по функции указанных органов): крылышки, чтобы дочери не засиделись; ножки - иметь крепкие ноги, чтобы твердо стоять на земле, увидеть мир; голова - глава; грудинка - опора.

У башкир деление по возрасту в семье, следовательно, и в обществе было более значимым, чем по полу: Оло кешене хeрмэтлэhэц, хермэт кYрерhец (Если будешь уважать старших, будешь уважаемым сам в старости); Олоно оло ит, кесене кесе ит (Старших уважай, младших не обижай). Наряду с фактическим возрастом на характер взаимоотношений влияло и позиционное старшинство. Оно прослеживается во взаимоотношениях родителей и детей, мужа и жены, между женами в полигамной семье, гостем и хозяином и так далее.

Во все времена у всех народов выполняемые женщиной социальные роли определяли её место, статус как в семье, так и в обществе. В этом отношении башкирское общество и семья ничем не отличались от других. В башкирской традиционной семье и в обществе в целом во все времена статус женщины-матери и бездетной женщины, молодой невестки и женщины-хозяйки, девушки на выданье и девочки не был одинаковым: Бер якшы кыз ете улга тора (Одна хорошая дочь заменит семерых сыновей); КейэY ул булмад, килен кыз булмад (Зять не станет сыном, сноха не будет дочерью); Yземдец киленем яман, кызымдыц кэйнэhе яман (У самой сноха плохая, а у дочери свекровь злая); Якшы атты урлайзар, якшы кыззы зурлайзар (Хорошего коня крадут, хорошую девушку хвалят).

В фольклорных текстах наиболее глубоко и рельефно вербализируется и концепт «эсэй (эсэ, инэ)/ мать».

Паремии часто строятся на параллельном сравнении и сопоставлении, где образ матери всегда сравнивается с солнцем: Кояш янында йылылытс, эсэ янында изгелек (Где солнце, там тепло; где мать, там доброта).

Материнство во фразеологической системе башкирского языка предстает как необходимое условие для реализации женщины в этой жизни, поэтому коннотировано положительно: Кыз ^целендэ - балалы бишек, ир ^целендэ эйэрле ат (На сердце женщины - ребенок с колыбелью, в мыслях мужчины - оседланный конь); БалаИыз тсатын - емешhез аFас (Женщина без детей, что дерево без плода). Мать выступает как источник комфорта, заботы, спасения, защиты: Инэц Yлhэ - йылFац тсорор; АтаИыз етем — ярты етем, эсэйhез етем — Yкhез етем.

Связь матери с ребенком имеет важное место в картине мира у башкир: Бала шатлыны -эсэ шатлыны (Радость ребенка - радость матери); Баланыц бармаFы ауыртhа, эсэнец йерэге ауырта (Если у ребенка болит палец, то у матери - сердце); Эсэ ^целе балала, бала кYцеле далала (Думы матери - о ребенке, думы ребенка - в степи); У^ан тсатын ул табыр, изге тсатын тсыз табыр (Старательная женщина родит сына, благородная - дочь). Воспитание детей также ложилось на плечи матери: Бала у^ан тсатындыц бер тсулын бэйлэй, уцмаFан тсатындыц ике тсулын да бэйлэй (У старательной женщины ребенок занимает одну руку, а у ленивой - обе руки). В то же время это не освобождало ее от ведения домашнего хозяйства: Катын белэге ир ^шлар, ир белэге ил ^шлар; Ирзэр мал таба, тсатындар тсапсытс тегэ (Мужчины зарабатывают деньги, женщины шьют мешки).

Естественно, статус матери, дающей жизнь ребенку и тем самым продолжающей род, был довольно высок. О высоком статусе женщины-матери у башкир свидетельствуют многовековые обычаи и обряды. В частности, по представлениям башкир, эсэй hете (материнское молоко), эсэй тсулы (материнская рука) способны исцелить, спасти человека от всех болезней, бед и невзгод. И, наоборот, эсэ йэше (материнские слезы), эсэй тсарFышы (материнское проклятие) являются страшной карой для человека. Высокий статус женщины-матери у башкир был обусловлен и тем, что она не только рожает, но и охраняет, защищает, оберегает дитя. Поэтому, очевидно, и возникли пословицы и поговорки типа: Инэц Yлhэ - йылFац тсорор; АтаИыз етем - ярты етем, эсэ^ез етем -

Yкhез етем. О том, что в представлениях башкир мать, женщина выполняет охранительную, защитную функцию, свидетельствуют и названия мифических образов: инэhе (мать воды), тау инэhе (хозяйка горы), арыш инэhе (мать ржи). В башкирской мифологии мать воды охраняет воду, мать или хозяйка горы - гору. В башкирском фольклоре существует множество легенд и преданий о том, как после ухода матери или хозяйки воды источник высыхал, исчезал.

Прекрасная половина человечества всегда являлась украшением для семьи, создавая уют в домашнем очаге: Ятсшы тсатын - ей кYрке, ятсшы кейем - туй кYрке (Хорошая жена -украшение дома, хорошая одежда - свадьбы); Аштыц тэме тоз менэн, ейзец йэме тсыз менэн (Суп с солью хорош, дом краше с дочерью); Егет - ил кYрке, тсыз - ей кYрке (Сын для страны, дочь для дома краса); Ир бала - ата-инэгэ таяу, тсыз бала - ейгэ ятстсан буяу (Сын - опора для родителей, дочь - украшение для дома). Народ всегда возвышал трудолюбивых и старательных женщин: Аттыц юрFаhын, бисэнец у^анын ал (Покупай коня быстрого, женись на трудолюбивой); Кызыцдыц теден матстама, эшен матста (Хвали дочь не за красоту, а за трудолюбие). В то же время народ осуждает неряшливых хозяек: Катыныц йыбыткы булhа, энэ-ебенде YЗец тоторhоц (Если жена ленивая, иглу и нитку сам будешь держать); Сынынсы ат тэртэ ^1ндыра, уцмаFан тсатын тсашыFаятс hындыра (Плохая лошадь телегу ломает, нехорошая жена посуду бьет).

В фольклорных текстах концепт «жена» репрезентируется с помощью описаний её внешности и духовных составляющих. При этом часто используются такие лексемы, как «матур» («красивая»), <Лэйбэт» («хорошая»): Матур тсатын - ир кYрке (Красивая жена - украшение мужа); Матур тсатын - ир кYрке, батыр егет -ил кYрке; Катын сибэр, hэйбэт кеше булFас, тегелэрзец донья^1 бозолмай, эле булhа, ятсшы донья кетэлэр, ти («Катындан уцFан ир») (Поскольку жена была красивой и хорошей, семья у них не распалась, и сейчас они живут дружно и счастливо. «Муж, которому повезло с женой»). Согласно народному представлению женская красота совместима с молодостью и здоровьем: Йэш тсыз алыу йэшэртэ; Менгэн атыц атсбуз бу^ын, hейгэн йэрец йэш тсыз бу^ын. Следующие пословицы описывают жену как нравственную и духовную личность: Атсыллы тсатын - хазина (Мудрая

жена - сокровище); Катыныц якшы булhа, ож-мах кэрэкмэй (Если жена хорошая, даже рай не нужен); Белемле кыз - бирнэле кыз (Девушка с образованием - невеста с приданым).

В башкирском паремиологическом фонде имеется множество пословиц, характеризующих женщин в сопоставительном плане: с положительной оценкой и с отрицательной коннотацией. Такие паремии построены на антонимах: Якшы катын - йэн азыгы, яман катын -баш казыгы (Хорошая жена - услада для души, плохая жена - боль для головы); Якшы катын йэшэртер, яман катын картайтыр (С хорошей женой помолодеешь, с плохой состаришься); Катын якшы булhа - казна, удал булhа - каза (Если жена хорошая - казна, плохая - беда).

В фольклоре представлены также отрицательные образы женщин. В бытовых сказках с отрицательной коннотацией описывается мачеха, которая обладает следующими образно-аксиологическими составляющими: злая, сварливая, коварная, жестокая, вредная, некрасивая, ненавидящая падчерицу или пасынка, любящая только родную дочь, жадная, корыстная, завистливая. Такой представлена мачеха в сказке «Падчерица Гульбика»: Борон заманда йэшэгэн, ти, бер тол катын. Удалдыц-удалы, ямандыц-яманы булган, ти, ул. Ике кызы бар ине, ти, быныц: береhе - Y3 кызы, икенсеhе -Yгэй кыз. Yзенец кызы Мицлебикэ, Yгэй кызы Гелбикэ исемле булган. Был катын Гелбикэне кенен-тенен эштэн бушатмаган: ебен дэ илэткэн, йенен дэ теттергэн, за ташыткан, керен дэ йыузырган, башын да калкытмай эшлэгэн дэ эшлэгэн, эммэ Yгэй эсэhенэ бары-бер ярай алмаган, ти ('^гэй кыз Гелбикэ").

В пословицах и поговорках также есть примеры, подтверждающие вредность мачехи: Yгэй эсэ ураза тоттора, ашатып та кодтора (Мачеха заставит поститься); Эсэйец Yгэй булhа, Y3 атайыц да ят була (При мачехе и родной отец чужой).

В семантическое поле родственные отношения входят большое количество синонимов, номинирующих родственную связь, и лиц, состоящих в этих отношениях. Данные лексические единицы позволяют более точно определить тип родства и положение отдельного родственника в «системе координат» родственных отношений. Лексемы, обозначающие родственные узы, делятся на две группы по половому признаку - женские и мужские. Женские: бисэ, байбисэ, килен, ефет, ецгэ, кэлэш, кэйнэ, апай, hецле, балдыз, кыз, катын,

эсэй, инэй, бикэс, козагый, ецгэ-катын, козаса, ейэнсэр и так далее: Бай килене булгансы, ярлы кызы булhамсы (Чем быть снохой богатых, лучше быть дочерью бедняка); Килен кэйнэ усагынан ярала (Свекровь и невестка из одного очага). Мужские: атай, олатай, ир, ул, кейэY, коза, кэйнеш, езнэ, кайнага, мырза, ба-бай и так далее: Ьэр hакаллы олатайыц булмад (Не каждый старик, кто с бородой, станет твоим дедом); Агай-эненец кызыгы - алыш-биреш, козалыктыц кызыгы - барып килеш (Родственники для взаимовыручки, сваты - гостевать) и так далее.

Таким образом, сегментированность и многоуровневость концепта «семья/гаилэ» -различные варианты языковой репрезентации фреймов, - а также активность лексики, вербализующей данный концепт, свидетельствуют о значимости данных фрагментов национальных картин в сознании носителей башкирского языка. Являясь одним из базовых, концепт «семья» отражает как общечеловеческие, так и национально-специфические представления о феномене семьи в башкирской культуре. Фольклорные тексты эксплицируют яркую выраженность в башкирском менталитете линий жены, матери, показывают серьезное отношение народа к созданию семьи.

Список литературы

1. Башкорт халык рщэйэттэре hэм леген-далары / Ф. А. Нэзершина. Эфе, 2001. 468 б. ; Башкорт халык ижады. Экиэттэр. II китап. Тылсымлы героик экиэттэр. Эфе, 1976. 344 б. ; Башкорт халык ижады. Экиэттэр. III китап. Батырзар тураЬындагы экиэттэр. Эфе, 1978. 352 б.; Эхтэмов, М. Х. Башкорт халык мэкэлдэре hэм эйтемдэре hY3леге. Эфе, 2008. 774 с.

2. Башкирско-русский словарь : 32 000 слов / Уфимский научный центр РАН. АН Республики Башкортостан ; под ред. З. Г. Ураксина. М., 1996. 884 с.

3. Киреев, А. Н. Башкирский народный героический эпос. Уфа, 1970. 220 с.

4. Мигранова, Э. В. Башкиры. Традиционная система питания: историко-этнографическое исследование. Уфа, 2012. 296 с.

5. Тер-Минасова, С. Г. Язык и межкультурная коммуникация : учеб. пособие. М., 2000. 624 с.

6. Хисамитдинова, Ф. Г. Понятие «елеш» («доля») в башкирской мифологии // Ватандаш. 2003. № 1. С. 103-105.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.