Научная статья на тему 'Речевая манипуляция и приемы речевого манипулирования'

Речевая манипуляция и приемы речевого манипулирования Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
48805
7738
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Речевая манипуляция и приемы речевого манипулирования»

поэзии семантический характер, получая дополнительные значения» (Лотман, 1972. С. 36). Это происходит, как справедливо считал М.Л. Гаспаров, благодаря тому, что «когда мы... читаем стихи, то в конце каждой строки живо вспоминаем концы предыдущих строк (особенно когда они отмечены созвучиями), в начале каждой строки - начала предыдущих строк и т. д. Если прозу мы воспринимаем как бы в одном измерении, то стих - в двух, «горизонтальном» и «вертикальном»; это разом расширяет сеть связей, в которые вступает каждое слово, и тем повышается смысловая емкость стиха» (Гаспаров, 1989. 8 след.). Нельзя не согласиться с Ю.М. Лотманом, что «поэтический текст имеет высокую упорядоченность, при которой единицы различных языковых уровней - фонетического, грамматического, лексического, синтаксического - оказываются вовлеченными в тесные взаимосвязи. Именно эти связи, по мнению Ю.М. Лотмана, и создают художественный прием, в частности и художественность текста в целом, лежат в основе композиции произведения, через которую, в свою очередь, получает выражение его идейное содержание. Само собой разумеется, что основной задачей комплексного анализа текста является выяснение упомянутых взаимосвязей.

М. Н. Ковешникова

Речевая манипуляция и приемы речевого манипулирования

Манипуляция человеческим сознанием может осуществляться за счёт различных средств, в том числе и за счёт языка. Лингвистические средства манипулирования - один из предметов исследования такой науки, как когнитивная лингвистика. Причём результаты подобных исследований интересны как учёным в данной области, так и простым обывателям, главным образом, в аспекте практического применения. Речевая манипуляция стала отдельным предметом лингвистики не так давно, потому, несмотря на популярность темы в наше время, её аппарат ещё не до конца сложился: в том числе, пока на данный момент не существует чёткой классификации всех приёмов манипуляции.

Для начала выясним, что такое речевая манипуляция. В многочисленных исследованиях на эту тему даются различные определения. В широком смысле под речевым воздействием понимается речевое общение, взятое в аспекте его целенаправленности и мотивационной обусловленности. По мнению В.Е. Чернявской речевая манипуляция есть речевое воздействие, направленное на неявное, скрытое побуждение адресата к совершению определенных дейст-

387

вий; как скрытое внедрение в его сознание желаний, отношений, установок, служащих осуществлению интересов отправителя сообщения, которые необязательно совпадают с интересами адресата. Цель речевой манипуляции - склонить манипулируемое лицо (адресата) к тому, чтобы принять определенные высказывания за истинные без учета всех аргументов. С позиции С.А. Мегентесова любое речевое высказывание «неотъемлемо связано с аспектом воздействия или внушения». Но, имея в виду это определение, хочется подчеркнуть, что человек живет не в вакууме и практически ежеминутно получает какую-либо информацию, которая, безусловно, оказывает определенное влияние. Для исследования актуальны те случаи, когда интересы адресата не совпадают с интересами адресанта, поэтому говорящему приходится тем или иным способом влиять на получателя информации. По мнению С.Н. Литунова, языковое манипулирование - это отбор и использование таких средств языка, с помощью которых можно воздействовать на адресата речи». По определению О.Н. Быковой, «речевое манипулирование -вид речевого воздействия, используемый для скрытого внедрения в психику адресата целей, желаний, намерений, отношений или установок, не совпадающих с теми, которые имеются у адресата на данный момент. В основе речевого манипулирования лежат такие психологические и психолингвистические механизмы, которые вынуждают адресата некритично воспринимать речевое сообщение, способствуют возникновению в его сознании определённых иллюзий или заблуждений, провоцируют его на совершение выгодных для манипулятора поступков. Речевое манипулирование - это отбор и использование таких средств языка, с помощью которых можно воздействовать на адресата речи. Как правило, речевое манипулирование предполагает такое воздействие на адресата, которое тот не осознает и воспринимает как часть объективной информации.

В современном обществе речевое манипулирование используется практически во всех сферах применения языка, но особенно активно - в предвыборных кампаниях, идеологической пропаганде, печатных и телевизионных СМИ, рекламе, обучении, психотерапии. В целом, в этих сферах речевое манипулирование направлено на формирование у широкой аудитории определенных предпочтений, вкусов, потребностей, предрассудков, стереотипов, выгодных манипулятору.

Таким образом, говоря о речевом манипулировании, мы подразумеваем не объективное описание действительности, а варианты ее субъективной интерпретации. Г. Шиллер, описывая миф о нейтралитете, говорит о том, что «для достижения наибольшего успеха манипуляция должна оставаться незаметной. Успех манипуляции гарантирован, когда манипулируемый верит, что все происходящее

388

естественно и неизбежно. Короче говоря, для манипуляции требуется фальшивая действительность, в которой ее присутствие не будет ощущаться».

Из вышеперечисленных определений мы можем сделать вывод, что речевое манипулирование предполагает скрытое воздействие на участников коммуникации, посредствам особого речевого манипулирования, то есть отбора и языковых средств, при помощи которых и достигается скрытое, неосознаваемое адресатом воздействие.

Персуазивность и суггестивность как различные способы речевого воздействия.

Говоря об изучении феномена языкового манипулирования в современной лингвистике, необходимо упомянуть о двух научных терминах: «персуазивность» и «суггестивность», обозначающих особые направления в изучении и научном описании характера языкового воздействия.

Персуазивность (персуазия) (от лат. persuadere - уговаривать) обозначает воздействие автора устного или письменного сообщения средствами языка на сознание его адресата с целью убеждения в чем-то, призыва к совершению или несовершению им определенных действий. Коммуникативный процесс, называемый персуазив-ным, представлен такими ситуациями, в которых люди сознательно продуцируют сообщения, нацеленные на то, чтобы вызвать определенное поведение реципиента (группы реципиентов) или повлиять на его точку зрения.

Суггестивность (от лат. suggerere - внушать) - включение внушения в сообщаемую информацию в скрытом, замаскированном виде. Так же суггестивность характеризуется неосознанностью, незаметностью, непроизвольностью его усвоения.

Ослабленный контроль (отсутствие контроля) со стороны сознания при получении информации - отличительное свойство суггестивности от персуазивности.

Эти термины являются относительно новыми в отечественных исследованиях, но само явление, которое описывается в терминах «персуазивность» и более широко - «персуазивная коммуникация», изучается давно. В отечественной науке проблема эффективной, целесообразной, воздействующей, убеждающей речи исследуется в рамках стилистики текста. Ссылаясь на исследования А.В. Голоднова, В.Е. Черняевская делает вывод, что персуазивная коммуникация - это особый тип ментально-речевого воздействия коммуникантов, при котором адресант реализует попытку воздействия на сознание адресата по средствам коммуникативных стратегий обольщения и убеждения для побуждения его к (не)совершению определенных действий. Однако Е.В. Чернявская в книге «Дискурс власти и власть

389

дискурса: проблемы речевого воздействия» говорит о том, что речевые манипуляции - это особый тип персуазивного речевого воздействия. Речевая манипуляция нацелена на то, чтобы вызвать то или иное отношение/действие адресата именно в интересах отправителя сообщения, не обязательно совпадающих с интересами адресата. При этом адресат часто не распознает эту коммуникативную установку на управление его поведением или мнением.

Также мы можем сделать вывод, что персуазивность - это воздействие вообще, то есть родовое понятие, а суггестивность - видовое понятие, а также синоним манипуляции. И персуазивность как более широкое понятие включает в себя суггестивность.

Приемы речевого манипулирования.

Говоря о методах речевого манипулирования, необходимо подчеркнуть, что разные исследователи выделяют разные наборы этих компонентов. Существует целый ряд лингвистических явлений разных уровней языка, обладающих сильным воздействующим потенциалом.

Потенциальной воздействующей силой обладают все риторические фигуры, тропы, средства образности, сравнения. Именно поэтому они являются распространенным средством манипуляции.

В своих работах, посвящённых речевому воздействию, П.Б. Паршин говорит о том, что для достижения цели говорящим могут быть использованы любые явления структуры языка. Он отмечает, что с одной стороны, для целей речевого воздействия могут быть утилизованы почти любые стороны языковой структуры. С другой - инструмент речевого воздействия в некотором смысле существует только один - это использование значимого варьирования языковых структур, при котором различия между ними, иногда очень тонкие, а иногда и весьма значительные, игнорируются адресатом сообщения в рамках «коммуникативного компромисса», и в результате ему навязывается одна из нескольких возможных интерпретаций окружающей действительности. В идеале - с точки зрения целей речевого воздействия - угодная говорящему.

Другой авторитетный ученый Р.М. Блакар придерживается иной точки зрения. «Инструменты власти» он распределяет по шести группам: 1) выбор слов и выражений; 2) создание (новых) слов и выражений; 3) выбор грамматической формы; 4) выбор последовательности; 5) использование суперсегментных признаков; 6) выбор скрытых или подразумеваемых предпосылок.

Попробуем классифицировать приемы речевого манипулирования по разным уровням языка.

1) Лексический уровень. Здесь П.Б. Паршин говорит, прежде всего, об эмоциональной составляющей слова. Например, как можно употреблять синонимы (шпион - разведчик, убил - ликвидиро-

390

вал). Также практически в каждом слове зафиксирован некоторый фрагмент модели мира, а модели могут быть очень разнообразными. Слова могут фиксировать в своем содержании различные точки зрения - антонимы (победа - поражение) на одно и то же событие.

Широко распространенным способом воздействия является использование эвфемизмов - «слов, представляющих действительность в более благоприятном свете, чем она могла бы быть представлена». Эвфемизмы имеют позитивную эмоциональную окраску, оказывая тем самым и эмоциональное воздействие (война -«антитеррористическая операция» или «наведение конституционного порядка»). Дисфемизмы также используются в качестве приема речевого манипулирования. Они прямо противоположны эвфемизмам, то есть когда вместо общепринятого и общеупотребительного слова сознательно употребляется (чаще всего для большей экспрессии) его более сниженный синоним, например «дать дуба», «сыграть в ящик» вместо «умереть», «треп» вместо «разговор».

Еще одним резервом речевого воздействия посредством лексического выбора является создание (иногда заимствование) новых слов (ельцинократия).

По мнению Р.М. Блакар, выбор слова или фразы (выражения) является фактором манипуляции, вследствие того, что одно и то же явление может быть выражено синонимически (police-cops). Р.М. Блакар подчеркивает, что создание слов с положительной окраской особенно характерно для сферы рекламы и идеологии. Также, по мнению Блакара, к созданию новых слов примыкает неправильное использование слов и «пустых слов». Эти явления характерны для рекламы и политики: «Х - это единственное мыло, которое обеспечит вам защиту от бактерий».

Одним из наиболее ярких средств речевого воздействия является метафора. Её использование - это один из самых излюбленных приёмов журналистов и рекламщиков.

Яркие, образные выражения становятся предметом цитирования, они гораздо лучше запоминаются и сильнее воздействуют на сознание адресата. A quite oasis in the city that never sleeps. Park Avenue by Buick. Luxury pure and simple. Метафора основана на сближающем признаке спокойствия, надежности автомобильной парковки, противопоставленной городской суете. Метонимия (метонимический перенос) так же является сильным средством воздействия. I need a strong one. Nescafe - реклама кофе подкрепляется изображением мужчины крепкого телосложения, осуществляя перенос признаков «крепости» на рекламируемый кофе. Каламбур (игра слов) тоже средство воздействия. Hairport - вывеска в парикмахерском салоне в аэропорту - вывеска в парикмахерском салоне в аэропорту.

391

2) Гоамматический уровень. На синтаксическом уровне хорошо известный и описанный прием речевого воздействия - использование пассивного залога вместо активного и так называемая номина-лизация, т. е. перевод словосочетания с глаголом в отглагольное существительное (захвачены заложники, захват заложников): при использовании пассивного залога информация о реальном производителе действия может не упоминаться без того, чтобы возникало ощущение неполноты сказанного; на первый план выходит само событие, а ответственность за него вроде бы никто и не несет. Функция номинализации сходна с функцией пассивного залога.

В.Е. Черняевская также считает, что невыраженность субъекта речи - это сильное грамматико-синтаксическое средство воздействия. Подобный эффект достигается с помощью страдательных конструкций:

- пассивных конструкций с глаголами to seem, to believe, to consider. The compromise seems to be decide upon;

- конструкций с семантикой говорения, сообщения чего-либо типа is said, is announced.

Исключение субъекта как источника информации усиливает объективный, «как бы» нейтральный характер изложения. Вуалируется субъективная сторона формулируемой в таком виде информации. Одновременно автор снимает с себя персональную ответственность за сделанные утверждения.

К этим конструкциям примыкают конструкции с квазиэксплицитным субъектом типа they say, sources say. Неопределенная характеристика отправителя сообщения, невозможность идентифицировать его с конкретным лицом, ответственным за информацию, делает высказывание равносильным бессубъектному, даже не смотря на формальное грамматическое присутствие субъекта. При этом мани-пулятивная сила таких конструкций меньше по сравнению с действительно безличными. Если в ситуации с «they say» у адресата может возникнуть скептический вопрос «who they», то конструкции «is said» надежнее иммунизируют против возможных переспросов.

Также воздействующей силой служат средства диалогизации и интимизации изложения, способствующие установлению контакта с адресатом, сокращению дистанции между отправителем и получателем сообщения:

- формы обращения к адресату с помощью личных местоимений, прямого названия потенциального адресата или обращений-вопросов: «Ты записался добровольцем?»;

- императивы (побудительные конструкции), типа «Окунитесь в мир покупок, путешествий и развлечений. С кредитной картой Банка N теперь это сделать проще и удобней!»;

392

- риторические вопросы. Как известно, риторические вопросы нуждаются в однозначном положительном или отрицательном ответе, предполагаемом самим вопросом. Они служат экспрессивным средством активизации адресата, выделяя в тексте наиболее значимые его смысловые компоненты.

С точки зрения языковых средств довольно часто употребляются стилистические фигуры антитезы и контраста, они наиболее характерны для политического дискурса: господа-рабы, белые-красные, плановая-рыночная экономика.

3) Фонетический уровень. П.Б. Паршин к фонетическому уровню относит фоносемантические (ассоциативная составляющая звуков и передающих их букв - «рокот Р», «плавность и тягучесть - Л»), аллитерационные (повторяющиеся буквы на письме и звуковые комплексы - слоган ВеЛЛа - Вы веЛикоЛепны) средства языка.

Также В.П. Паршин отмечает, что механизм воздействия ритмизированных и рифмованных текстов схож с аллитерацией, но воспринимается гораздо более сознательно. Он подчеркивает, что существуют факторы фонетического воздействия, которые резервированы исключительно для речи устной. Это просодические средства языка: интонация, регистр голоса, а также артикуляционные позы, темп речи и паузация.

Р.М. Блакара отмечает, что с помощью суперсегментных характеристик, таких как эмфаза, тон голоса, можно оказать значительное влияние на адресата.

В.Е. Черняевская также подчеркивает, что рифма является средством воздействия. At last new class of tire for a new class of fire buyer: Bridgestone. The next revolution in tires.

4) Гоафический уровень. К графическим средствам воздействия В.П. Паршин относит метаграфемику, в частности супраграфемику (выбор шрифтовых гарнитур, средств шрифтового выделения). Например, целый ряд шрифтовых гарнитур имеет отчетливые исторические ассоциации. Так называемые брусковые шрифты, итальянский и египетский, бывшие популярными в начале XX в., использовавшиеся в тогдашних плакатах и сохранившиеся в логотипах ведущих советских газет («Правда», «Известия»), сильно ассоциируются с кругом «народно-революционных» представлений.

В.Е. Черняевская так же отмечает, что в реализации персуазив-ности особую роль играют средства графического выделения - разновидности шрифта, коллажи, особого рода расположение на странице. Moschino Fa$ion i$ a question of $en$itivity. Особое графическое обозначение буквы s делает акцент на цене и одновременно аппелирует к престижу.

На каждом уровне языка существуют свои средства воздействия. Лексический и грамматический уровни представляет особый

393

интерес, так как они включают яркие и содержательные средства речевого манипулирования.

Также бы хотелось отметить ряд важных манипулятивных приемов сознанием читателя, одним из которых является прием подачи материала по принципу «плюс-минус», когда «свое» противопоставляется «чужому». Такое разделение на свое-чужое выполняет следующие функции: представление сложных явлений как простых, замена сложных аргументов однозначными. Также подобное разделение дает журналисту возможность по-своему устанавливать круг своих и чужих. Свое описывается единицами с положительной оценкой, чужое окружается негативными оценочными единицами. Таким образом, этот прием характеризуется однозначным противопоставлением плохого и хорошего без промежуточных вариантов.

Другим действенным приемом манипулирования является опора на стереотипы, социальные нормы, авторитет. Стереотип - это принятое в обществе упрощенное представление о чем-либо, не основанное на личном опыте человека. Стереотипы усиливают чувство принадлежности к определенной социальной группы, разделяющей этот опыт или оценку. В создании речевых стереотипов играют важную роль ключевые слова - слова, которые наиболее распространены в дискуссиях в тот или иной исторический период. Внедрение ключевых слов даже в семантически пустые фразы наделяет эти фразы определенной воздействующей силой и оценочностью.

Навязывание пресуппозиций - еще один действенный прием манипулирования сознанием читателя. Пресуппозиция - это допущение, которое сделано автором, скрытая посылка. Пресуппозиция скрыта в структуре предложения, подается как исходная информация, выступает в предложении в качестве темы. Этот прием используется, когда адресату хотят в скрытой форме навязать то, что он, возможно, не захотел бы принять как явную информацию.

Опора на количественные данные, псевдостатистику - типичный прием манипулирования сознанием, типичное средство воздействия на адресата в политической коммуникации. Этот прием используется как одно из средств при создании положительного образа «своего».

В заключение следует отметить, что успех или эффективность персуазивного речевого воздействия будет определяться в значительной степени тем, насколько точно будет сделан выбор языковых средств, из их большого разнообразия, для осуществления планируемого воздействия.

394

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.