Научная статья на тему 'Разные лики «Советского патриотизма»?'

Разные лики «Советского патриотизма»? Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
99
31
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Дискуссия
ВАК
Область наук
Ключевые слова
РОССИЙСКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ / ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ / «СОВЕТСКИЙ ПАТРИОТИЗМ» / «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА» / «РУССКИЙ ПАТРИОТИЗМ» / RUSSIAN ZARUBEJIE / PERIODICALS / SOVIET PATRIOTISM / RUSSIAN PATRIOTISM / COLD WAR

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Антошин А. В.

В статье анализируются идейно-политические установки тех группировок российского зарубежья, которые в начальный период «холодной войны» симпатизировали Советскому Союзу. Охарактеризовано восприятие российскими эмигрантами международных политических процессов после окончания Второй мировой войны. Обоснован тезис о необходимости более четко разграничивать, применительно к российскому зарубежью, понятия «русский» («российский») патриотизм и «советский» патриотизм.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Different faces of the “Soviet Patriotism”?1

The author of the article analyzes the ideological attitudes of such Russian emigrant groups which sympathized to Soviet Union during the first period of Cold War era. The article characterizes the Russian emigrants perception of in-ternational political processes after the World War II. The author substantiates that it is necessary to differ ideological approaches of “Russian” and “Soviet” patriotism for the Russian emigrants.

Текст научной работы на тему «Разные лики «Советского патриотизма»?»

А. В. Антошин, д-р ист. наук, доцент,

кафедра евразийских исследований,

Уральский федеральный университет

имени первого Президента России Б. Н. Ельцина,

г. Екатеринбург, Россия,

а1ех antoshin@mail.ru

РАЗНЫЕ ЛИКИ «СОВЕТСКОГО ПАТРИОТИЗМА»? Политические процессы в мире в начальный период «холодной войны» на страницах периодических изданий российского зарубежья

Феномен «советского патриотизма» в Российском зарубежье конца 1940-х — начала 1950-х гг. — явление чрезвычайно интересное и еще далеко не в полной мере изученное и понятое. В современной историографии, пожалуй, превалирует негативная оценка этого явления, во многом опирающаяся на традицию эмигрантской литературы. Между тем автору представляется, что это было весьма сложное явление, идеологические и психологические истоки которого еще нуждаются в осмыслении. Оно не укладывается в те рамки марионеток и агентов Кремля, которые зачастую формировались антикоммунистической прессой Российского зарубежья тех лет. Повнимательнее, думается, надо посмотреть и на эмигрантские периодические издания этой эпохи, вокруг которых обычно и формировались идейно-политические группы. Все ли эмигрантские газеты и журналы, симпатизировавшие Советскому Союзу, обосновывали свою позицию одинаково? Или, что еще более важно: одинаковыми ли были причины, толкнувшие авторов различных эмигрантских СМИ в просоветский лагерь?

Как известно, после окончания Второй мировой войны симпатии к Советскому Союзу, внесшему решающий вклад в победу

над нацистской Германией, были характерны для немалой части зарубежных россиян. Не случаен и тот факт, что на таких позициях стоял целый ряд эмигрантских газет и журналов. Во Франции, например, это не только издававшийся Союзом советских патриотов (ССП) «Советский патриот», но и «Русские новости», открыто заявлявшие о своей преемственности с «Последними новостями» П. Н. Милюкова. В США откровенно просоветским был нью-йоркский «Русский голос», где сотрудничал, например, знаменитый Давид Бурлюк, в Канаде выделялся «Вестник», много лет издававшийся Федерацией русских канадцев и т. д. Сопоставление публиковавшихся ими материалов позволяет, по мнению автора, прийти к любопытным выводам.

В Канаде центром объединения просоветски настроенных эмигрантов была Федерация русских канадцев (ФРК), издававшая газету «Вестник». Ее публикации были посвящены обоснованию необходимости продолжения советско-американского сотрудничества после окончания Второй мировой войны и резкой критике внешней политики США, которая, по мнению сотрудников газеты, была направлена на дестабилизацию обстановки в различных регионах планеты и достижение мирового

№ 4 (22) АПРЕЛЬ 2012

господства. Именно страны антигитлеровской коалиции должны были, полагала эта часть диаспоры, господствовать в новом миропорядке. Однако анализ публикаций показывает, что эта группа игнорировала роль советского руководства в ухудшении отношений между Востоком и Западом, называя США и их союзников единственными виновниками «холодной войны». Характерным примером такой позиции являются работы бывшей меньшевички О. И. Доманевской, которая постепенно перешла на просоветские позиции. В статьях О. И. Доманевской справедливо отмечалось, что противоречия между СССР и западными союзниками начались еще в конце 19431944 гг., а окончание войны лишь ускорило распад антигитлеровской коалиции. Старая меньшевичка верно указывала на основную причину ухудшения советско-американских отношений — глубокие различия в социально-политическом строе между СССР и США. «Реальностью, — подчеркивала О. И. Доманевская, — является существование двух противоположных социальных тенденций в послевоенном мире». Вместе с тем, по мнению автора, картина послевоенного противостояния двух систем, нарисованная в работах О. И. Доманевской, была чрезвычайно идеологизированной.

Бывшая деятельница РСДРП уверенно заявляла: «Империалистически-капиталистические державы пытаются повсюду, где они могут, остановить процессы политической и социально-экономической реконструкции, развязанные войной, тогда как эти процессы находят всемерную поддержку со стороны социалистического Советского Союза. Это — центральная проблема современности, и это источник всех возможных конфликтов и столкновений»1. Капитализм, доказывала в первые послевоенные годы О. И. Доманевская, пока еще достаточно силен. Но он уже не мог удержать своего владычества над миром на старых основаниях и вернуться к довоенному статус-кво. Прежде всего, идеологические соображения заставляли О. И. Доманевскую оценивать позицию англо-американского блока как реакционную, стремящуюся к сохранению довоенной имперской системы в отношениях с колониями2. На практике элементы традиционной концепции международных

отношений можно найти и в послевоенной политике СССР, кроме того, такая трактовка ситуации не учитывала серьезных различий между американской и британской позициями. Как отмечает британский историк Дж. Чармли, если лидеры Великобритании действительно мыслили старыми категориями раздела сфер влияния, то Соединенные Штаты стремились сконструировать некую «глобальную стратегию взаимодействия»3.

Идеологизированной была, по мнению автора, и общая модель нового миропорядка, которая выдвигалась на страницах «Вестника», характеристика основных акторов послевоенных международных отношений. Уже в конце 1945 — начале 1946 гг. здесь говорилось о формировании двухполюсного мира, причем если СССР сплачивал «все демократические элементы», то США — силы реакции. После выдвижения такого тезиса искусственными выглядели заявления о том, что и в этой ситуации СССР и США находили «общий язык в стремлении осуществить мирное сотрудничество народов мира»4.

Во многом аналогичные позиции занимали члены существовавшего в первые послевоенные годы Союза советских патриотов во Франции. Публикации их печатного органа — газеты «Советский патриот» — по своему идейному содержанию практически ничем не отличались от официальных заявлений советских руководителей.

Тем не менее, характеризуя позицию «Советского патриота», нельзя не отметить один любопытный факт. В первые месяцы после окончания Второй мировой войны его публицисты пытались обосновать тезис об общности интересов СССР и США в новом миропорядке. Так, по мнению Н. Захарова, советско-американское сотрудничество вообще имело «блестящие перспективы»: «Советскому Союзу нужны, прежде всего, машины и машины — все, что необходимо для оснастки и экипировки его промышленности. Соединенные Штаты нуждаются в товарах, которые в изобилии идут из Советского Союза. Обе страны дополняют друг друга. Нужно только установить взаимное доверие и понимание. Ничто не укрепляет так международной дружбы и мира, как экономическое сотрудничество народов. Торговля выгодна для обеих сторон — и покупателю,

и продавцу. Здесь не играют роли ни идеологические разногласия, ни особенности режима»5. Конечно, на взгляд автора, анализ Н. Захарова был излишне оптимистич-

ным. Реально ситуация была гораздо сложнее, и идеологические факторы играли определяющую роль в развитии российско-американских отношений.

Пожалуй, наиболее интересна позиция С. С. Оболенского, который стремился доказать, что, при всей внешней несхожести Советского Союза и США, в сущности, у них чрезвычайно много общего. Эмигрантский публицист называл две эти державы «основными продуктами 400-летнего периода экспансии европейского человека и мирового первенства Европы». В ХХ в., доказывал он, «старая» Европа ослабла и неожиданно «увидела на Запад и на Восток от себя двух гигантов». Особенно ярко, по мнению С. С. Оболенского, проявлялась общность судеб двух новых мировых лидеров накануне и в годы Второй мировой войны: «Заводы Детройта и Магнитогорска разрослись соответственно масштабам двух стран, из которых каждая является как бы целым континентом. И сокрушительная мощь Красной Армии в ее наступлении на Берлин, и бороздящие все океаны американские армады, и мириады советских и американских самолетов — все это в том же новом, уже не европейском масштабе».

Более того: как подчеркивал С. С. Оболенский, можно найти много общего и в духовной атмосфере, характерной для этих двух наций. «Неевропейского масштаба, — писал он, — и сверхнациональное государственное сознание обоих народов-гигантов». Если в США все иммигранты становятся американцами, то советское общество многонационально: «Отсюда — та легкость, с которой и американцы, и советские люди переходят от национального к общечеловеческому... И те, и другие чувствуют себя создателями нового передового типа культуры, ценного для всего человечества».

Если в США все иммигранты становятся американцами, то советское общество многонационально. Отсюда - та легкость, с которой и американцы,

и советские люди переходят от национального к общечеловеческому... И те, и другие чувствуют себя создателями нового передового типа культуры, ценного для всего человечества.

Вместе с тем, учитывая «советский патриотизм» С. С. Оболенского, неудивительно, что в итоге он приходил к выводу о преимуществах Советского Союза перед США. При этом он ставил перед своими читателями те самые проблемы, которые стали центральными в эпоху глобализации. Пожалуй, С. С. Оболенский был одним из первых среди деятелей Российского зарубежья, кто обратил внимание на культурологические аспекты проблемы американиза-= ции. Новый миропорядок, доказывал он, будет прочным только в том случае, если «в нем не будет подведения всего человечества под один культурный образец». Слабость же американского идеала, по мнению С. С. Оболенского, состояла в том, что американцы изначально ориентированы на некую культурную унификацию. Так как в США есть только одна нация — американская, то граждане США убеждены в том, что «все человечество должно проникнуться американским идеалом просперити (процветания — прим. А. А.)». А вот русская культура, подчеркивал С. С. Оболенский, значительно многограннее, сложнее: «Способность понимать людей других национальностей, культур — русская и советская, но не американская черта»6.

По мнению автора, несколько в иной тональности были выдержаны заявления тех ориентировавшихся на СССР деятелей российской диаспоры во Франции, которые группировались вокруг газеты «Русские новости». Многие из них в 1920-1930-е гг. были ближайшими соратниками П. Н. Милюкова, играли видную роль в Парижской группе кадетской партии и «Последних новостях». По мнению публицистов «Русских новостей», уже в мае 1945 г. явно проявили себя те силы, которые препятствовали возрождению сильного Российского государства. В характерной для приверженцев панславизма манере эти эмигранты увязывали рост могущества России с политическим объединением под ее эгидой славянских народов. Так, например, известный деятель военной

№ 4 (22) АПРЕЛЬ 2012

эмиграции, вице-адмирал М. А. Кедров заявлял: «Закончились бои... Славянство на пути к объединению, а уже ползет клевета и раздается антирусская пропаганда. Сильная Россия, будь то императорская или советская, редко кому нравится. Как 130 лет тому назад, во времена Александра Благословенного, у нее много врагов, но сильная Россия постоит за себя и за все Славянство»7.

Высказывания старого деятеля «белой» эмиграции указывают, однако, еще на одно очень важное обстоятельство. Уже в мае 1945 г. явственно ощущались сильнейшие трещины в существовавшем в годы Второй мировой войны союзе СССР и западных демократий. «Еще не успели потухнуть огни победных иллюминаций, еще не замолкли радостные клики, приветствовавшие торжество союзного оружия, — писали «Русские новости», — а уже то там, то тут раздается злобное нашептывание людей, предсказывающих измученному человечеству новые тяжкие бедствия: вооруженное столкновение между вчерашними соратниками». Уже через неделю после победы над Германией «Русские новости» указывали на противоречия между США и Советским Союзом, касавшиеся, прежде всего, ситуации в Европе. По мнению эмигрантских публицистов, этот «конфликт интересов» был вполне естественным: «Нам нет нужды затушевывать или умалять значение трений, наблюдаемых в настоящее время в советско-американских отношениях. Дело не в одном только польском вопросе. Соединенным Штатам, нуждающимся во внешних рынках для своих товаров, поместившим крупные капиталы в румынскую нефтяную промышленность, в штирийскую металлургию (вероятно, также в чешские и си-лезские предприятия) трудно примириться с установлением в восточной половине Европы системы «управляемого хозяйства», государственного контроля над частной инициативой. Советский Союз, в свою очередь, заняв своими войсками все подступы к российской твердыне, добив-

шись того, о чем тщетно мечтали Петр Великий, Екатерина и Александр Первый, естественно, должен желать установления в соседних с ним странах такого строя, который, отнюдь, не будучи коммунистическим, обеспечивал бы безопасность советских границ»8.

Осознавая решающую роль вопроса о согласии по ключевым вопросам мировой политики между ведущими державами, публицисты «Русских новостей» одновременно не преувеличивали значение ООН. Только что возникнув, эта структура уже сформировала весьма осторожное отношение к себе со стороны многих аналитиков, в том числе и авторов «Русских новостей», подчеркивавших, что сохранение мира зависит не столько от нее, сколько от согласия по принципиальным вопросам между великими державами.

Продолжая линию своего покойного лидера, бывшие сотрудники милюковских «Последних новостей» стремились обосновать право Советского Союза на расширение своего влияния в мире. Особенностью этой группы публицистов было откровенное изложение своих взглядов, которые в целом находились в русле классических концепций геополитики начала ХХ в. Так, прямо заявлялось: «Совершенно верно, что советская политика противодействует попыткам политического или политико-экономического внедрения какой бы то ни было иной великой державы в Польшу, в Дунайский бассейн, на Балканы или в некоторые районы Ближнего и Дальнего Востока. Но это — законное право советской политики и даже ее долг (никто не оспаривает права Соединенных Штатов организовывать безопасность Западного полушария)». При этом подчеркивался ограниченный характер т. н. «советской системы», что и подтверждало ее служение целям безопасности, а не мирового господства9. Все эти заявления были нацелены на то, чтобы опровергнуть обвинения в адрес Советского Союза в том, что он проводит линию на

Закончились бои... Славянство на пути к объединению, а уже ползет клевета и раздается антирусская пропаганда. Сильная Россия, будь то императорская или советская, редко кому нравится. Как 130 лет тому назад, во времена Александра Благословенного, у нее много врагов, но сильная Россия постоит за себя и за все Славянство.

продолжение стратегии мировой революции в новых условиях.

Анализ публикаций «Русских новостей» убеждает в том, что их авторы продолжали отстаивать те идеи во внешней политике, которые на протяжении практически всей своей жизни защищал П. Н. Милюков. Речь идет в первую очередь о «закрытии» Черного моря и «вынесении южнорусского пояса обороны к Дарданеллам». Для этого предполагался пересмотр соглашений в Монтре. В рамках этой же геополитической концепции находились и призывы «Русских новостей» удовлетворить претензии балканских славянских народов, на роль защитника которых претендовал Советский Союз. Обоснованием притязаний этих стран служила, по мнению просоветски настроенной эмиграции, их активная помощь антигитлеровской коалиции на заключительном этапе Второй мировой войны. И хотя позиция западных демократий не позволила союзникам СССР получить то, на что они претендовали, тем не менее, полагала эта часть российской диаспоры, решение этого вопроса — дело будущего.

Вместе с тем, некоторые из авторов «Русских новостей» подчеркивали тот факт, что возможное стремление Советского Союза поставить своих союзников в Центральной и Восточной Европе под более жесткий контроль может встретить их решительное сопротивление, и в конечном итоге будет вредить российским национальным интересам. Старый кадет Б. Нольде, известный в эмиграции специалист по международным проблемам, указывал: «Каково бы ни было сейчас положение, занятое тем или иным временным клиентом Советов за рубежом, нет настоящих средств надеть аркан на политику соседних самостоятельных народностей. Только сознательный отказ от соблазна вмешательства в их дела способен обеспечить русский интерес: всякая иная линия политики будет толкать эти народности на путь борьбы с их великим восточным сосе-дом»10.

Таким образом, как показывает проведенный в статье анализ содержания основных симпатизировавших Советскому Союзу эмигрантских изданий, эта часть политического спектра Российского зарубежья не представляла собой монолитного единства.

Часть печатных изданий этого направления («Вестник», «Советский патриот» и др.) лишь повторяли стереотипные тезисы советских средств массовой информации, возлагая всю вину за эскалацию напряженности в мире на США и их союзников и заявляя об отсутствии у СССР каких-либо экспансионистских замыслов. Их идеология действительно может быть охарактеризована как «советский патриотизм». Однако идейно-политические установки тех эмигрантских публицистов, которые группировались вокруг парижской газеты «Русские новости», были иными. Для таких деятелей Российского зарубежья, как М. А. Кедров, Л. М. Неманов и др., внешняя политика СССР была лишь выражением законных национальных интересов России, понимаемых в рамках классической геополитики начала ХХ в. Усиление позиций СССР на Балканах и в Восточной Европе, в Средиземноморье и на Ближнем Востоке, стремление контролировать Босфор и Дарданеллы представляли собой, по их мнению, свидетельство того, что закончившая экономическую модернизацию Россия восстанавливает утраченные позиции на мировой арене. На взгляд автора, не случаен тот факт, что сами эмигрантские публицисты этого направления маркировали себя как приверженцев идеологии «русского патриотизма»: их необходимо более четко отличать от лагеря «советских патриотов», д1

1. Доманевская О. У преддверия Нового года // Вестник. Торонто, 1947. 1 января.

2. Доманевская О. На рубеже Нового года // Вестник. Торонто, 1946. 2 января.

3. Charmley J. Churchill's Grand Alliance. London, 1995. P. 254.

4. Доманевская О. На рубеже Нового года.

5. Захаров Н. СССР и Америка // Советский патриот. Париж, 1945. 2 ноября.

6. Оболенский С. С. СССР и США // Советский патриот. Париж, 1945. 23 ноября.

7. Кедров М. А. Русская победа // Русские новости. Париж, 1945. 18 мая.

8. Русские новости. 1945. 18 мая.

9. Русские новости. 1947. 6 июня.

10. Нольде Б. Европейское будущее // Русские новости. Париж, 1945. 25 мая.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.