Научная статья на тему 'Психологические аспекты любви и брака'

Психологические аспекты любви и брака Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
4148
355
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Андреева Т. В.

В статье рассматриваются психологические аспекты любви и брака: различные виды и формы любви, попытки систематизации форм ее проявлений в древности и в наши дни. Автор касается целей брака, рассматривая две основные теории о браке: реалистическую, представители которой видят смысл брака в появлении потомства, и идеалистическую, усматривающую источник половой жизни и объяснение брака из стремления к совершенству. В статье сопоставляются различные американские и западноевропейские современные концепции любви, в частности, механизмов зарождения любовных переживаний, пессимистический и оптимистический подходы к любви. Приводятся также эмпирические данные опросов населения о мотивах вступления в браки успешности брачных союзов. Автор делает вывод о мотивах любви и духовного единства как об оптимальном сочетании мотивов вступления в брак.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Psychological aspects of love and a marriage

An attempt is made to put into a system love forms from Antique to the modern time. Marriage purposes are put in terms of two basic theories of marriage: realistic (oriented to prosperity) and idealistic (aspiration to perfection). Modern American and West European concepts of love, in particular, mechanisms of love feeling origin, pessimistic and optimistic approaches to love are considered. Cited also are the empirical data of opinion polls on motives to marry of those whose satisfied with their marriage. The author has inferred an optimal combination of spouses' motives to achieve a successful marriage.

Текст научной работы на тему «Психологические аспекты любви и брака»

ТВ. Андреева

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЛЮБВИ И БРАКА

Вероятно, нет вопроса, о котором бы так много говорили и писали, как вопрос о любви и браке. Множество произведений художественной литературы посвящается любви, множество философских трудов посвящено этой теме. В этике с понятием любви связаны интимные и глубокие чувства, особый вид сознания, душевного состояния и действий, которые направлены на другого человека, общество и т.д. Гораздо меньше темой любви занимались ученые - психологи, социологи, педагоги. Большинство же обратившихся к этой теме исследователей уделяли внимание прежде всего тому, что легче изучить - реакции незнакомых людей друг на друга в ситуации кратковременного знакомства1. На самом деле тема любви неисчерпаема.

Сложность и важность любви продиктованы тем, что в ней сфокусированы в органическом соединении физиологическое и духовное, индивидуальное и социальное, личное и общепринятое. Нет такого развитого общества и нет такого человека, кто не был бы с ней знаком хотя бы в малой мере. Э. Фромм писал: «Любовь - единственный удовлетворительный ответ на вопрос о проблеме существования человека». Далее он продолжает: большая часть людей не способна развить ее до адекватного уровня возмужания, самопознания и решимости. Любовь вообще - это искусство, требующее опыта и умения концентрироваться, интуиции и понимания, словом, ему надо учиться. Причиной того, что многие не признают этой необходимости, являются, по мнению Фромма, следующие обстоятельства:

1) большая часть людей смотрит на любовь с позиции «как быть любимым», но не «как любить», не с позиции возможности любви;

2) существует представление, что проблема в самой любви, а не в способности любить;

3) смешиваются понятия «влюбленность» и «состояние любви», в результате чего доминирует представление о том, что нет ничего легче любви, в то время как на практике это совсем иначе; любовь, по Э. Фромму, это активная заинтересованность в жизни и развитии того к кому мы испытываем это чувство; где нет активной заинтересованности, там нет любви2.

В разные эпохи выделялись разные виды и аспекты любви, делались попытки систематизировать формы ее проявления, расположив их по мере значимости и по смыслу. Для выражения различных аспектов и оттенков любви древние греки, например, использовали различные термины. Словом егоэ они обозначали чувства, направляемые на предмет с целью полностью вобрать его в себя. Этот термин выражает любовь-страсть, ревность и чувственное влечение и связан с его пафосом, эффектной, чувственной стороной.

Слово рЫИа (обычно переводится как любовь-дружба) обозначает связь индивидов, обусловленную социальным или личным выбором. Это внутренняя склонность, влечение, выросшее из интимной близости и общения с конкретным лицом. Основное душевное состояние здесь - «духовный покой», внутренняя близость, взаимопонимание, что, однако,

© Т.В. Андреева, 2006

не означает холодную расчетливость или слепую импульсивную страсть. Таким образом, philia означает духовную, открытую, основанную на внутренней симпатии любовь, выражает соединение подобных (тогда как eros это борьба и соединение противоположных) принципов.

Слово storge означает любовь, которая связана с органическими родовыми связями, нерушимыми, не поддающимися отмене (особенно семейные связи). Это нежная, уверенная, надежная любовь, которая устанавливается между родителями и детьми, мужем и женой, гражданами и Отечеством. В такой любви человек находит покой и доверие, чувство уверенности. Этот термин выражает чувства не отдельной личности, а чувство родовой общности, без которого греки не представляли своего существования.

Термин agape греков означал разумную любовь, возникающую на основе оценки какой-либо особенности любимого, его черт характера и т.п. Ее человек может разумно обосновать, ведь она основана на убеждении, а не на спонтанных чувствах, привычках. Этот аспект любви исторически связан с адекватной оценкой другой личности, что лежит в основе взаимоуважения.

В средние века христианство трактовало любовь как высший принцип нравственности, наиболее глубоко раскрывающий человеческую сущность. Под любовью понималась некая внутренняя сила человека, которая никогда не иссякает, а беспрестанно, без устали распространяется на все действия человека, направляя его к благоденствию3.

Подробно и глубоко тема любви и целей брака освящена С. Троицким. Он указывает, что в истории человеческой мысли встречаются две главные теории о браке. Одну можно назвать реалистической, другую - идеалистической.

Первая видит смысл брака в размножении, в появлении потомства. Стремление иметь в браке продолжение своего существования отражено как в древнеиндийских, греческих и римских законах, так и у классических писателей. Уже само наименование брака у греков и римлян указывает на эту цель. Matrimonium, т.е. matris munus, означает, что сущность брака - прежде всего в материнстве. Подчинялись этому взгляду и христианские писатели, чаще на Западе. Августин Блаженный, юрист по образованию, утверждал в своих трудах, что причина брака одна, а именно рождение детей, и что там, где стремятся, чтобы детей не было, брака не существует.

Близко к этому воззрению стоит так называемая Copula-theoria, развиваемая в свое время И. Кантом, согласно которой главная цель брака - родовые сношения, а «брак есть союз двух лиц разного пола с целью пожизненного взаимного их пользования половыми особенностями».

Наряду с этой реалистической теорией в истории человеческой мысли столь же устойчива идеалистическая теория, которая видит источник половой жизни, и в частности брака, не в основном стремлении организмов к сохранению своего существования в роде, а в другом, более высоком стремлении органического мира - стремлении к развитию, совершенствованию, к полноте бытия.

Объяснение брака из стремления к совершенству, к полноте бытия присутствует уже на первых страницах Библии, объясняющей творение жены стремлением Адама получить себе восполнение. Эта теория представлена и в распространенном почти повсюду сказании о творении человека как андрогина и в древнегреческих брачных обрядах и мистериях, в частности, в наименовании брака «теХо<;», что в переводе означает «конец» в смысле завершения.

В древней философии эту идею развивал Платон в учении о первобытном андрогине. Брачная любовь - платоновский «эрос» - это не что иное, как влечение к

целостности, возвышающее человека к изначальному совершенству, исцеляющее его и делающее блаженным.

В христианскую эпоху, когда реалистическая теория завладела Западом, идеалистическая получила господство на Востоке4. Та же идеалистическая теория представлена в трудах немецких философов-идеалистов. Фихте определяет брак как «полное соединение в одно бытие двух лиц разного пола». Подобное определение дают Гегель и Шлейермахер. Первый писал о субстанциональном слиянии в браке двух личностей (Personlichkeiten) в одно лицо (Person), которое служит основанием для моральных и частно-правовых последствий брака. О взаимном восполнении как основной цели брака, в котором два человека соединяются в одну волю и даже в одно существо, говорил и Шлейермахер.

Большое влияние на философскую и психологическую мысль внесли взгляды Э. Фромма, подробно представленные им в труде «Искусство любить». По его мнению, любовь есть деятельная озабоченность, заинтересованность в жизни и благополучии того, кого мы любим. Где нет такой озабоченности, там нет и любви5.

Л.Я. Гозман отмечает, что в более поздних исследованиях описанная структура подверглась критике за отсутствие в ней фактора удовольствия, радости - любовь, по Э. Фромму, представляет собой чувство сугубо рассудочное и аскетичное. Сомнения вызывает и фактор знания. В большинстве определений любви в качестве одного из ее признаков выделяется склонность к идеализации партнера, к переоценке присущих ему положительных качеств и частичном игнорировании отрицательных. Идеализация долгое время рассматривалась как проявление дефицитарности любовных отношений, нарушения межличностного восприятия и даже незрелости личности. В настоящее время ряд авторов находят в этом феномене положительные черты.

Тема любви занимает важное место в гуманистической теории А. Маслоу, который предполагал, что присущие человеку потребности, в том числе потребность в любви, врожденные, или инстинктоидные. Все они организованы в иерархическую систему гфиоритета или доминирования. Потребности принадлежности и любви (составляющие третий ряд в пирамиде А. Маслоу) играют значительную роль в жизни ребенка - его развитие напрямую зависит от того, растет он в атмосфере любви, заботы и ласки или нет; в жизни подростка - в форме уважения и признания его независимости и самостоятельности. Молодые люди испытывают потребность в любви в форме сексуальной близости, т.е. необычных переживаний с лицом противоположного пола.

А. Маслоу выделял два вида любви взрослых людей: «дефицитарная», или Д-любовь, и бытийная, или Б-любовь. Д-любовь основана на дефицитарной потребности - это любовь, стремящаяся получить то, чего нам не хватает, например, самоуважение, секс или общество кого-то, с кем мы не чувствуем себя одинокими. Таким образом, отношения могут удовлетворять нашу потребность в утешении и защите; при этом не имеет значения, будет ли это длительная связь, совместная жизнь или брак. Это эгоистичная любовь, которая берет, а не дает. Б-любовь, наоборот, основана на осознании человеческой ценности другого, несмотря на его несовершенства. Она не собственническая, не назойливая и в основном касается поощрения в другом человеке его позитивного представления о себе, самоприятия, чувства значимости любви - всего, что позволяет человеку расти.

А. Маслоу отвергал идею Фрейда, что любовь и привязанность являются производными от сублимированных сексуальных инстинктов. Для А. Маслоу любовь - не синоним секса, он настаивал на том, что зрелая любовь подразумевает здоровые, нежные

взаимоотношения между двумя людьми, основанные на взаимном уважении, восхищении и доверии.

Интересны попытки рассмотрения «механизмов» зарождения любовных переживаний. Так, наиболее известен подход О. Вейнингера, который полагал, что дифференциация полов никогда не бывает совершенно законченной. Автор этой теории полагал, что за существование института брака говорит тот факт, что наличие громадного количества промежуточных ступеней позволяет найти двух индивидуумов, правильно подходящих друг другу6. О. Вейнингер выступал против браков по сватовству, так как, по его мнению, распознавание действительно подходящих партнеров происходит лишь при непосредственном общении мужчин и женщин, и их союзы, основанные на взаимном притяжении, дают здоровое потомство. Брачные союзы, которые возникают с помощью свах, приводят к вырождению, полагал он.

В настоящее время наиболее разработана современная типология любви, предложенная Д.А. Ли и эмпирически проверенная на двух больших выборках (807 и 567 чел.). Автор выделяет шесть стилей, или «цветов» любви:

1) эрос — страстная, исключительная любовь-увлечение, стремящаяся к полному физическому обладанию;

2) людус — гедонистическая любовь-игра, не отличающаяся глубиной чувства и сравнительно легко допускающая возможность измены;

3) сторге - спокойная, теплая и надежная любовь-дружба;

4) прагма - возникает из смеси людуса и сторге - рассудочная, легко поддающаяся контролю; любовь по расчету;

5) мания - вырастает из смешения эроса и людуса, иррациональная любовь - одержимость, для которой типичны неуверенность и зависимость от объекта влечения;

6) агапе - бескорыстная любовь-самоотдача, синтез эроса и сторге.

Считается, что для женщин более характерны сторгические, прагматические

и маниакальные проявления любовных чувств, а молодым мужчинам более свойственны эротические и особенно «людические» компоненты7.

Наиболее популярна сейчас трехкомпонентная теория любви Р. Стернберга8. По Р. Стернбергу, любовь имеет три составляющих: интимность, страсть и решение (обязательство). Интимность, или чувство психологической близости, проявляется в искренней симпатии к другому человеку, в стремлении поддержать его, сделать его жизнь лучше, в общности интересов и занятий. Страсть относится к таким видам возбуждения, которые приводят к физическому влечению и сексуальному поведению в отношениях. К мотивационным потребностям страсти относят, помимо половой потребности, также потребность в самоуважении, потребность принадлежать кому-то или потребность получить поддержку в трудную минуту.

Последняя вершина треугольника любви Р. Стернберга - решение-обязательство. Кратковременный аспект этой составляющей заключается в том, что конкретный человек любит другого. Долговременный аспект - обязательство сохранять эту любовь.

Р. Стернберг разработал систематику любовных отношений на основе различных комбинаций трех компонентов любви. Например, симпатия между людьми характеризуется проявлением чувства близости, интимности, без страсти и принятия обязательств. Таковы отношения братьев и сестер. Отношения при отсутствии интимности и страсти Р. Стернберг характеризует как придуманную любовь; отношения, в которых присутствует интимность и обязательство сохранять любовь, характеризуются им как любовь-товарищество. Наличие

в отношениях всех трех компонентов - интимности, страсти и обязательства - характерны для совершенной любви. Большинство реальных любовных отношений попадает в промежутки между этими категориями.

Систематика видов любви, основанная на трехкомпонентной теории Р. Стернберга

Компонент

Вид любви Интимность Страсть Решение/ Обязательство

Симпатия + -

Страстная любовь - +

Придуманная любовь - - ■

Романтическая любовь + + -

Любовь-товарищество + - +

Слепая любовь - + +

Совершенная любовь + + +

Американские психологи Э. Бершайд и Э. Уостер сформулировали двухступенчатую модель любовной страсти:

1 ступень - физиологическое возбуждение;

2 ступень - когнитивная атрибуция, то есть определение своего состояния зависит от причинной атрибуции - чему человек припишет свое эмоциональное состояние и какие выводы отсюда сделает.

Некоторые психологи полагали, что в основе влюбленности лежит процесс, тождественный импринтингу. На определенной генетически обусловленной стадии развития организма формируется готовность к запечатлению определенного вида стимула; в дальнейшем он становится особым эталоном, вызывая потребность в таком и никаком другом партнере9.

Т. Кемпер выделяет семь типов любовных отношений в паре: романтическая любовь, братская любовь, харизматическая любовь, «измена», «поклонение», любовь между родителями и маленьким ребенком.

Существующие в психологии модели любви резко отличаются еще по одному оценочному параметру. Часть авторов говорит о любви как о свидетельстве слабости и несовершенства человека, другие указывают на конструктивный характер этого чувства.

К моделям первой группы может быть отнесена, например, теория Л. Каслера. Любовь представляет собой сплав различных эмоций, доминирующую роль среди которых играет страх, в данном случае - страх потери источника удовлетворения своих потребностей: таким образом влюбленность в кого-то делает человека несвободным, зависимым, тревожным, мешает его личностному развитию. Влюбленный человек относится к объекту своей любви амбивалентно. Действительно свободный человек, по Л. Каслеру, это человек, не испытывающий любви.

По мнению некоторых исследователей, иногда любовь оказывается фактором, препятствующим сохранению семейного союза. Существуют данные довольно известного и часто цитируемого исследования З.И. Файнбурга, проведенного почти 40 лет назад (в 1966-1967 гг.) на большой выборке жителей Перми (всего опрошено 3411 человек). Подавляющее число респондентов считали любовь необходимым условием брака и полагали, что их брак основан на любви (от 64% среди служащих до 86% у студентов). Однако доля счастливых браков в группе мотивации «брак по стереотипу», а у рабочих и в группе

мотивации «брак по расчету» превосходила соответствующие показатели группы браков по любви; исключение составили лишь студенты IV курса10.

А.Г. Харчев замечает по этому поводу, что представления о счастье (а значит, и о счастливых браках) всегда связаны с реализацией определенных ожиданий. Любовь же, даже иллюзия ее, неизмеримо завышает эти ожидания, обостряя тем самым противоречие между ними и реальностью брака, вследствие чего усиливается опасность разочарования в данном конкретном брачном союзе11.

Все же следует отметить, что доля неудавшихся браков среди трех категорий опрошенных (служащие, инженеры, студенты) больше, если мотивом заключения брака был расчет, а не любовь.

Диапазон переживаний, связываемых людьми с любовью, оказывается чрезвычайно широким вплоть до того, что в него нередко включаются и весьма неустойчивые, преходящие эмоции. По всей вероятности, именно отождествление этих эмоций с любовью обусловило несколько завышенные показатели по первой группе мотивации (брак по любви), что соответственно увеличило процент неудавшихся браков в этой группе.

Немецкий психолог X. Шельский утверждает, что когда ожидание любви становится первостепенным мотивом брака, основной смысл семейной жизни с ее повседневными заботами, уходом за маленькими детьми сводится к гибели этих иллюзий, разрушению волшебства, что нередко приводит к поискам нового любовного партнера12.

В современном мире в значительной части культур по-прежнему не придается такое значение романтической любви, как в странах Запада. Уша Гупта и Пушпа Сингх при опросе 50 семейных пар в Джайпуре (Индия) выяснили, что те, кто женился по любви, сообщили об угасании любовного чувства, если их брак продолжался более 5 лет. Те же, кто женился по расчету, напротив, отмечали усиление чувства любви по сравнению с тем периодом, когда они были новобрачными13.

Охлаждение страстной романтической любви зачастую приводит к разочарованию, в особенности среди тех, которые считали такую любовь существенно необходимой как для заключения брака, так и для его стабильности в дальнейшем. Дж. Симпсон, Б. Кемпбелл и Э. Бершайд предполагают, что «резкое увеличение количества разводов в последние двадцать лет связано, хотя бы отчасти, с увеличением важности в человеческой жизни мощных положительных эмоциональных переживаний (например, романтической любви), переживаний, которые по прошествии времени утрачивают свою остроту».

К модели второй группы (оптимистичного взгляда на любовь) прежде всего можно отнести понимание любви, особенно любви брачной, в Библии. Брак как в Ветхом, так и в Новом завете является синонимом радости. И к такому сознанию библейские предписания приспособлялись даже в опасное время войны. «Если кто взял жену недавно, - читаем во Второзаконии, - то пусть не идет на войну и ничего не должно возлагать на него. Пусть он остается свободным в доме своем в продолжении одного года и пусть увеселяет жену свою» (24, 5). Брачная любовь, поскольку она соединена сознанием единения с предметом любви, есть радость. Но есть в любви и другая, трагическая сторона - христианская брачная любовь есть не только радость, но и подвиг. В любви мы не только получаем другого, но и отдаем себя, и без полной смерти личного эгоизма не может быть и воскресения для новой вышеличной жизни14.

«Я беру тебя, - говорится в одном древнем западном чине венчания, - беден ты или богат, здоров или болен, добр или зол». Хорошо выражает эту мысль один английский поэт:

I ask I care not If guilt's in thy heart I know that I love thee Whatever thou art.

Если говорить о научных подходах, то к оптимистической модели любви относят взгляды А. Маслоу. Любовь психически здорового человека характеризуется, по А. Мас-лоу, прежде всего снятием тревожности, ощущением психологического комфорта. Модель А. Маслоу построена на анализе отношений нескольких десятков людей, отобранных по критерию близости к уровню самоактуализации. С его точки зрения, удовлетворенность психологической и сексуальной стороной отношений у членов пары с годами не уменьшается, а увеличивается. Отношения этих людей подлинно равноправны.

Этнограф Н.А. Иваницкий, собравший в последней четверти XIX в. достоверный материал о быте крестьянства Вологодской губернии, писал, что сам народ признает в любви серьезное чувство, с которым нельзя шутить. На основании пословиц и разговоров с крестьянами он утверждал, что для них «чувство любви - главный стимул, заставляющий человека трудиться и заботиться о приобретении собственности в виду будущего блага своей семьи»; «сердечные отношения между мужем и женой сохраняются до конца жизни».

Эмпирически взгляды А. Маслоу подтверждаются данными, полученными при социологических опросах. В исследовании, проведенном во второй половине 1960-х гг., обнаружен довольно большой процент супружеских пар, у которых в процессе семейной жизни усилилось не только духовно-психологическое, но и сексуальное чувство друг к другу15. Так, в духовной жизни супругов чувство усилилось или осталось прежним у двух третей опрошенных (66%), а в физической сфере - у трех четвертых (80%). Среди браков, заключенных по любви, доля счастливых по отношению к неудачным убывает от .75% среди женщин (63% у мужчин) до 28% у женщин (18% у мужчин). Среди браков, заключенных по симпатии, счастливые, удовлетворительные и несчастливые семьи распределены примерно поровну (от 13 до 19%). Примерно так же влияет мотив «стремление улучшить свое материальное положение». Наиболее негативными мотивами при заключении брака являются: «стремление избавиться от одиночества» — число неудачных браков превышает количество счастливых в 4 раза у женщин и в 1,5 раза у мужчин; «необходимость в связи с рождением или беременностью» - неудачных браков в 13 раз больше, чем счастливых у женщин и в 3 раза у мужчин; «легкомыслие» - в 7 раз у женщин и в 6 раз у мужчин.

Таким образом, судя по опросам социологов, любовь как духовное и физическое единение у большинства супругов не убывает с возрастом, а любовь как мотив заключения брака оказывается наиболее надежным мотивом для счастливого брака. Этот мотив представляет собой также некоторое «противоядие» для жизненных невзгод. В исследовании З.И. Файнбурга было показано, что браки по любви оказываются и наиболее «стойкими» по отношению к жилищным трудностям16.

Наши исследования взаимосвязей мотивации брака и удовлетворенности супругов своими отношениями показало, что наиболее удачным при вступлении в брак оказалось сочетание мотивов любви и духовного единства. На основе полученных значимых корреляций выяснилось, что супруги, заключившие брачный союз по этим двум мотивам, были им наиболее удовлетворены.

Э.Г. Эйдемиллер и В.В. Юстицкий рассматривают эмоциональные отношения симпатии как цементирующую силу в семейных отношениях. Отношения симпатии вызывают нарастание интереса к объекту симпатии (например, к человеку, которого любят). При этом чрезвычайно важно, что это - интерес благожелательный, связанный со стремлением помочь, совместно радоваться или огорчаться, в свою очередь обусловливающий большую взаимную откровенность и, соответственно, нарастание эмпатии. Отсюда и значение отношений симпатии в профилактике и смягчении межличностных конфликтов в семье17.

1 Майерс Д. Социальная психология. 1999.

2 Фромм Э. Искусство любить: Исследование природы любви. М., 1990.

3 Философия любви / Под ред. Д.П.Горского М., 1990.

4 Троицкий С. Христианская философия брака. М., 1995.

5 Фромм Э. Указ. соч.

6 Вейиингер О. Пол и характер. М., 1990.

7 Lee J.A. A typology of styles of loving // Person, and Soc. Psyhol. Bull. 1977. Vol. 3. P. 173-182.

8 Sternberg R. A triangular of love // Psichological Review. 1986. Vol. 93. 119-135; Майерс Д. Указ. соч.; Крайг Г. Психология развития. СПб.; М., 2002.

9 Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1990.

10 Файнбург З.И. К вопросу об этической мотивации брака. Социальные исследования: Проблемы брака, семьи и демографии. М., 1974.

" Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. М., 1979.

12 Цит. по: Ковалев С.В. Психология современной семьи. М., 1988.

13 Майерс Д.

14 См.: Троицкий С. Указ. соч. С. 111

15 Харчев А.Г. Указ. соч.

16 Файнбург З.И. Указ. соч.

17 Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия. Л., «Медицина», 1990.

Статья принята к печати 27 сентября 2006 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.