Научная статья на тему 'Психологическая готовность человека к жульничеству'

Психологическая готовность человека к жульничеству Текст научной статьи по специальности «Психология»

CC BY-NC-ND
123
12
Поделиться
Ключевые слова
ЖУЛЬНИЧЕСТВО / ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ / PSYCHOLOGICAL READINESS / ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ / DEVIANT BEHAVIOUR / МОШЕННИЧЕСТВО / НРАВСТВЕННО-ПРАВОВАЯ НАДЕЖНОСТЬ / CHEATING / FRAUDS / MORAL-LEGAL RELIABILITY

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Ячменева Надежда Павловна

В статье рассматриваются теоретические и эмпирические основания проблемы психологической готовности человека к жульничеству, раскрывается авторский взгляд на проблему формирования девиантного поведения, а также рассматриваются особенности связи психологической готовности человека к поведению, называемому жульничеством, с особенностями профессиональной деятельности.

Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Ячменева Надежда Павловна,

Person's psychological readiness for cheating

Author considers theoretical and empirical grounds of person's psychological readiness for cheating problem, offers his own look at the problem of deviant behaviour's development and studies features of interconnection between person's psychological readiness for cheating behaviour and his professional activity.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Психологическая готовность человека к жульничеству»

Н.П. Ячменева

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА К ЖУЛЬНИЧЕСТВУ

В статье рассматриваются теоретические и эмпирические основания проблемы психологической готовности человека к жульничеству, раскрывается авторский взгляд на проблему формирования девиантного поведения, а также рассматриваются особенности связи психологической готовности человека к поведению, называемому жульничеством, с особенностями профессиональной деятельности.

Ключевые слова: жульничество, психологическая готовность, девиант-ное поведение, мошенничество, нравственно-правовая надежность.

В последнее время, согласно статистике, приводимой как средствами массовой информации, так и в психологических исследованиях, возрастает количество людей, реализующих различные формы девиантного поведения, в том числе делинквентное. При этом и исправление таких людей, и предупреждение асоциальных поступков связано с исследованием психологических причин, ведущих к нарушению норм социума.

Анализ психологических причин, лежащих в основе делинквент-ного поведения, позволяет заключить, что они не являются некой данностью, которая есть у человека с рождения, а появляются постепенно на протяжении жизни человека1. Рассмотрение психологической и юридической литературы по данной проблеме дает нам основания для вывода о целесообразности исследования таких форм поведения, которое является неприемлемым с точки зрения этики, но и не является девиацией в строгом смысле этого слова.

Иными словами, мы полагаем, что исследование форм поведения, которые находятся как бы между двумя полюсами: полю-

© Ячменева Н.П., 2015

сом, предусматривающим законы, по которым живет общество, и полюсом, в котором эти законы нарушаются, позволит нам выявить психологические причины, приводящие к делинквентному поведению2.

Примером такого поведения может служить жульничество. Жуликов (людей, которые реализуют жульничество) всегда осуждали в обществе с позиций нравственности и морали, однако они, согласно нашим законам, не являются преступниками в отличие, например, от мошенников3.

Явление жульничества имеет глубокие корни, на это указывают примеры из классической литературы: «Прошка был примитивный жулик; он грабил, как грабили в "допрежние времена"» (В. Короленко «Прохор и студенты»); «А по моему взгляду, электрическое освещение - одно только жульничество» (А. Чехов «Свадьба») и т. д. В буквальном смысле жульничество в житейском смысле обозначает присвоение чужого, что невольно наталкивает на мысли об уголовном наказании.

Однако нам представляется целесообразным развести понятия «жульничество» и «мошенничество»4, определяя первое как морально-нравственную и этическую категорию, а второе как подпадающее под уголовно-правовую силу. В этом контексте оказывается, что жулик не совершает ничего выходящего за рамки формального закона, сформулированного в соответствующих документах, поэтому его деятельность и не несет элемента наказания со стороны законодательства. Но он совершает действия за гранью того, что общество на морально-этическом уровне воспринимает как приемлемым, и наказывает жулика своим осуждением.

В данном контексте невозможно не упомянуть Д. Дидро, который писал: «Жулики - это особая категория индивидов, которая раньше других и лучше других умеет использовать любую вновь появившуюся в обществе свободу».

С одной стороны, это высказывание как нельзя лучше характеризует содержание понятия «жульничество». Однако, с другой стороны, определив его таким образом, жульничество легко спутать, например, с инновациями. Поэтому, по нашему мнению, к словам Д. Дидро следует добавить слово «недобросовестное». Тогда оказывается, что жулики - это те, кто недобросовестно использует свободу в личных, корыстных целях, не несущих общественного блага.

Конкретизируя сказанное, можно добавить, что жульничество - недобросовестное использование свободы в личных целях, не несущее общественного блага, путем нарушения морально-этических принципов.

Чтобы проиллюстрировать предложенное нами понимание жульничества, можно сослаться на сказки, басни, произведения других жанров фольклора. Например, в хорошо известной всем русской сказке «Каша из топора» Солдат фактически выманивает у Бабки с Дедом весь стандартный набор продуктов для приготовления каши.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Или в сказке «Вершки и корешки» Мужик обхитрил (совершил жульничество) медведя, отдав ему вершки от репы да корешки от пшеницы, которые, как он хорошо знал, непригодны в пищу для медведей.

Примеры жульничества легко найти в реальной жизни, когда, например, учащиеся списывают на контрольных, а работники медицинских учреждений манипулируют больничными листами и т. д.

С одной стороны, в жизни практически любого человека бывают случаи, когда он совершает жульнические поступки. С другой стороны, довольно легко заметить, что количество жульничества занимает различное место в жизни разных людей. Есть люди, которые жульничают чаще других, и даже в тех случаях, когда это не несет им никакой выгоды. В то же время есть люди, которые практически не жульничают.

Анализ психологической литературы по данной проблеме позволил нам предположить, что существует некоторая «психологическая готовность к жульничеству».

Понятие «психологическая готовность» следует отличать от понятия «готовность». С одной стороны, понятие «готовность» обозначает некоторое состояние человека, обеспечивающее выполнение действий, а с другой стороны, как биологическое состояние организма. Таким образом, понятие «готовность» используется в различных научных областях. Так, в качестве примера можно привести употребление понятия «готовность» в физиологии при изучении нейрофизиологических основ этого состояния (А.Р. Лу-рия, П.К. Анохин и другие). Помимо этого понятие «готовность» находит свое применение и в педагогике (Е.Е. Волкова, А.А. Ухтомский и другие), а также в различных отраслях психологической науки: возрастной, педагогической, социальной, психологии семьи и т. д. (И.В. Дубровина, Д.Н. Узнадзе, Эльконин и другие). Отсюда вытекает вторая проблема психологической готовности, а именно ее определение.

При определении понятия «психологическая готовность» у лингвистов нет единообразия. Так, например, Т.Ф. Ефремова определяет готовность как психологическую настроенность на

что-либо5. В словаре С.И. Ожегова данное понятие трактуется как «желание сделать что-нибудь, содействовать чему-то»6.

В современной науке в настоящее время можно выделить два основных направления раскрытия понятия «психологическая готовность». Первое направление подразумевает изучение психологической готовности в рамках человеческой деятельности. В данном направлении психологическая готовность исследуется как готовность человека к различным видам деятельности (учебной, профессиональной, военной и т. д.). Для примера можно привести употребление понятия «готовность» в трудовой психологии, там она трактуется как психологическая готовность к профессиональной или трудовой деятельности, в рамках которой исследуются проблемы профессиональной пригодности к деятельности (К.М. Гуревич и другие), профориентационного определения личности (Е.А. Климов и другие).

Второе направление занимается рассмотрением психологической готовности в рамках возрастных особенностей человека: готовность к школьному обучению (Д.Б. Эльконин, Е.Е. Кравцова и другие), готовность к брачным отношениям (С.В. Жолудева и другие), готовность к началу половой жизни, готовность к материнству и родительству и т. д.

Несмотря на разнообразие подходов к проблемам психологической готовности, можно выделить то общее, на что указывают практически все исследователи. Как правило, содержание понятия психологической готовности связывают с некоторым психологическим основанием, на основе которого впоследствии возникает успешное обучение, развитая игра, благополучная семейная жизнь и т. п.

В контексте такого понимания психологической готовности можно попытаться определить содержание понятия «психологической готовности к жульничеству».

Мы понимаем психологическую готовность к жульничеству как личностную характеристику, детерминирующую поиск и реализацию новых и нестандартных способов решения возникающих трудностей7. При этом эти новые и нестандартные способы решения проблем предполагают нарушение морально-этических норм.

Перефразируя сказанное, можно заключить, что психологическая готовность к жульничеству определяет намерения человека совершать поступки, которые со стороны морали и нравственности являются осуждаемыми в нашем обществе.

Таким образом, человек, совершающий жульнические поступки, имеет определенные личностные характеристики8, обеспечива-

ющие ему устойчивую психологическую готовность организованно и сознательно обходить требования и морально-нравственные предписания, выдвигаемые обществом, но при этом на законном уровне (не нарушая закона).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для доказательства того, что человек, совершающий жульнические поступки, имеет особый уровень психологической готовности к этому, отличный от тех, кто не совершает аналогичных поступков, мы провели специальное экспериментальное исследование, которое состояло из двух частей.

В первой части мы попытались определить уровень психологической готовности к жульничеству у разных людей, тогда как во второй части создавались условия, при которых респонденты могли совершать жульнические поступки.

В исследовании приняло участие 40 человек в возрасте от 21 до 55 лет. Средний показатель возраста по выборке составляет 35 лет.

Таким образом, мы получили гомогенную выборку, основным критерием отбора респондентов служило наличие у них трудовой деятельности.

В первой части исследования использовался специально разработанный для нашего исследования авторский опросник. Для возможности количественной оценки мы просили респондентов не просто отвечать на предложенные вопросы, а также оценивать по 3-балльной шкале каждый вариант ответа по степени его приемлемости для испытуемого (1 - самый приемлемый; 3 - самый неприемлемый).

Опросник содержал примеры ситуаций, в которых человек мог извлечь выгоду путем нарушения социальных норм или же поступить в соответствии с моральными предписаниями, не получив ничего или даже оставшись в убытке. Например, «Вы не подготовили важный отчет по работе вовремя, как Вы поступите: а) скажете, что все подготовили, но компьютер «завис» и ничего не сохранилось; б) скажете, что сильно заболели и не смогли его подготовить из-за болезни, а потом возьмете больничный лист; в) признаетесь, что не сделали отчет?» Все пункты опросника касались именно предполагаемых действий.

Анализ полученных данных позволяет говорить, что разные респонденты показали различные результаты: у кого-то исследуемое качество было минимальным, а у кого-то достаточно высоким. Таким образом, одни респонденты чаще выбирали социально нежелательные варианты ответов, т. е. действия, предполагающие жульничество, а другие, наоборот, максимально придерживались морально и этически приемлемых вариантов поведения.

Для того чтобы убедиться, что с помощью нашего авторского опросника измерялась определенная личностная характеристика, мы подсчитали коэффициент Альфа-Кронбаха, позволяющий статистически оценить уровень согласованности ответов испытуемого. В нашей выборке он составил 0,992. Это говорит о том, что опросник позволил нам выявить определенную личностную характеристику. Более того, полученные результаты позволяют нам оценить эту характеристику не только качественно, но и количественно: чем выше балл по результатам опросника получает человек, тем выше его характеристика, которая, по нашим предположениям, составляет его психологическую готовность к жульничеству.

Для доказательства того, что разработанный нами опросник диагностирует именно психологическую готовность к жульничеству, мы исследовали его конструктивную валидность. С этой целью, во-первых, использовали методику Е.Ю. Стрижова «Личностный опросник нравственно-правовой надежности» и, во-вторых, провели корреляционный анализ с использованием коэффициента Пирсона между результатами, полученными по данной методике и с помощью нашего авторского опросника.

Методика Е.Ю. Стрижова9 включает в себя опросник самоотношения В.В. Столина и С.Р. Пантилеева (ОСО), опросник стилевой саморегуляции поведения В.И. Моросановой (ССПМ), опросник локуса контроля Е.Г. Ксенофонтовой (ЛКв); методику изучения ценностей личности Ш. Шварца, шкалу эгоизма К. Муздыбаева, методику изучения личностных факторов принятия решений (ЛФР-25) Т.В. Корниловой, шкалу личностных стратегий преодоления жизненных трудностей С. Хобфолла, опросник отношения к труду, деньгам, власти О.Ф. Потемкиной. Таким образом, данная методика позволяет диагностировать склонность человека к мо-шенничеству10.

На основе анализа обыденных представлений людей о различных сторонах явления жульничества (с помощью ассоциаций и незаконченных предложений) мы пришли к заключению, что в обыденном сознании людей нет различий понятий «жульничество» и «мошенничество». При этом, по их мнению, мошенничество включает в себя нравственные категории. Учитывая, что, как указывалось в начале статьи, мы определяем жульничество как нарушение моральных норм, мы сочли возможным использовать данную методику для наших целей.

Коэффициент корреляции Пирсона между результатами, полученными с помощью методики Е.Ю. Стрижова, и данными

нашего опросника составил -0,995 и находится на уровне значимости р < 0,01. Таким образом, мы получили отрицательную корреляцию, показывающую, что чем выше балл по методике Е.Ю. Стрижова, тем выше его уровень нравственно-правовой надежности и тем ниже балл по нашему опроснику. Таким образом, мы получили результаты, согласно которым человек с более высоким уровнем нравственно-правовой надежности имеет более низкий уровень психологической готовности к жульничеству и, наоборот, человек, который по методике Е.Ю. Стрижова обнаружил низкий уровень нравственно-правовой надежности, показывает высокий уровень психологической готовности к жульничеству.

Обобщая сказанное, можно заключить, что разработанный нами опросник позволяет диагностировать уровень психологической готовности к жульничеству. Однако учитывая, что опросник позволял выявить представления человека о том, как он себя поведет в той или иной ситуации, мы провели вторую часть исследования, в которой изучали реальное поведение человека в ситуации, предполагающей возможность получения выгоды путем нарушения социальных норм.

Экспериментатор предлагал испытуемому решить задачу за 5 мин., давая изначально установку, что задача трудная и направлена на диагностику интеллекта, уровня способностей руководителя и эффективности его работы в стрессовой ситуации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Перед тем как дать бланк с задачей испытуемому, исследователь демонстративно клал ответы к задаче на видное место так, чтобы при желании человек мог ими воспользоваться, произнося: «Где же эта задача? Это ответ на нее, нам он не нужен. А вот и она!» После чего экспериментатор давал следующую инструкцию:

«Данная задача направлена на диагностику вашего интеллекта, уровня развития способностей руководителя и эффективности работы в стрессовых ситуациях. Если обобщить, то на оценку Вас как хорошего или неэффективного работника. Задачу необходимо решить не более чем за 5 мин.! Если Вы готовы, то я засекаю время, и Вы можете приступать к решению».

Далее экспериментатор делал вид, что запускал таймер, а сам в это время включал камеру на телефоне, после чего говорил, что ему нужно сделать срочный звонок и он придет как раз через 5 мин., и покидал комнату.

По истечении времени исследователь возвращался в комнату, сообщал истинную цель эксперимента, просматривал вместе с респондентом видео и затем удалял его с телефона, чтобы не нарушать права участника исследования.

Таким образом, перед респондентами стояла следующая дилемма: или попытаться честно решать предложенную задачу, но тогда результат может свидетельствовать не в их пользу, или с самого начала подсмотреть ответ задачи и уже наверняка показать себя эффективными работниками.

Полученные в этой части исследования результаты позволяют условно поделить всех респондентов на две группы. В первую группу вошли те респонденты, которые независимо от того, решили они задачу правильно или нет, не воспользовались возможностью списать ответ (29 человек); во вторую группу мы отнесли респондентов, которые списали решение задачи (11 человек).

Сравнение полученных результатов эксперимента с данными авторского опросника путем оценки корреляционной связи с помощью коэффициента Пирсона, который составил 0,635 на уровне значимости р < 0,05, позволило установить, что чем выше уровень психологической готовности к жульничеству, тем более вероятно, что в реальных ситуациях человек совершает поступки, противоречащие морали и нравственности. Одновременно чем ниже уровень психологической готовности к жульничеству, тем более честно ведут себя респонденты даже в непростых для себя ситуациях и обстоятельствах.

Таким образом, полученные результаты позволяют сделать два важных заключения. Первое - касается того, что люди, часто совершающие жульнические поступки, имеют некоторую личностную основу, которая составляет содержание психологической готовности к жульничеству. Второе - связано с разработанным и используемым нами методом диагностики, позволяющим количественно и качественно оценить психологическую готовность к жульничеству у разных людей.

Выявленные нами качественные различия между двумя выделенными группами респондентов (склонных / не склонных к жульничеству) позволили нам попытаться выявить тенденцию к жульничеству людей разных профессий.

Для этого мы поделили выборку на две уравненные группы: 1) люди, чья профессиональная деятельность условно подразумевает финансовые операции (сюда вошли финансисты, бухгалтеры, стюарды и т. п.); 2) люди, чья профессиональная деятельность не подразумевает непосредственной работы с финансовыми ресурсами (педагоги, психологи, кибернетики и т. п.). Сравнение групп проводилось с помощью непараметрического критерия Манна-Уитни для сравнения двух независимых выборок, который составил 0,37.

Анализ полученных результатов респондентами двух выделенных групп позволяет сделать заключение о значимых различиях между группами по показателям выраженности психологической готовности к жульничеству. На основании сравнения средних величин по данным показателям (1 группа - 37,7; 2 группа - 20,6) можно сделать вывод о том, что у людей, чья профессиональная деятельность непосредственно подразумевает работу с финансовыми ресурсами, психологическая готовность к жульничеству выше.

При этом необходимо сделать два важных замечания. Первое замечание касается того, что из проведенного исследования остается непонятным, влияет ли психологическая готовность к жульничеству на профессиональную деятельность или в профессиональной деятельности создаются условия для развития психологической готовности к жульничеству11. Иными словами, или в профессии, непосредственно связанные с финансами, идут люди с определенными личностными характеристиками, или сама финансовая деятельность способствует тому, чтобы человек совершал поступки, противоречащие морали и нравственности.

Второе замечание связано с небольшой по величине выборке респондентов, что позволяет лишь говорить о некоторых тенденциях в связях между спецификой профессии и уровнем психологической готовности к жульничеству.

Подводя некоторые итоги, можно сказать, что поиск психологических причин, ведущих к нарушению норм социума, привел нас к изучению особых форм поведения, которые, с одной стороны, уже не являются нормосообразными с точки зрения морали и этики, но одновременно не выходят за рамки существующего законодательства. В качестве одной из таких форм поведения нами было выбрано жульничество.

Анализ жульничества позволил нам предположить, что люди, которые склонны к такого рода поступкам, имеют некоторые личностные основания, выражающиеся в психологической готовности к жульничеству. Проведенное экспериментальное исследование подтвердило наше мнение: психологическая готовность к жульничеству, действительно, существует и проявляет себя в реальных поступках индивида. Хоть само жульничество и не является проявлением девиантного поведения, можно предположить, что оно представляет собой переходный этап в его становлении. Иначе говоря, высокий уровень психологической готовности к жульничеству может в дальнейшем стать основой не только жульничества, но и более сложных и серьезных форм отклоняющегося поведения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Примечания

1 Akers R.L. Deviant behavior. A social learning approach. Belmont, CA: Wadsworth, 1973.

2 Змановская Е.В., Рыбников В.Ю. Девиантное поведение личности и группы: Учеб. пособие. М.: Питер, 2010. С. 45-84.

3 Стрижов ЕЮ. Личность мошенника: Нравственно-психологический анализ. М.: Юнити-Дана; Закон и право, 2008. С. 374.

4 Уголовный кодекс Российской Федерации. Ст. 159. М.: Ось-89, 2008. С. 73.

5 Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М.: АСТ, 2010. С. 45.

6 Ожегов С.И., Шведова НЮ. Толковый словарь русского языка. М.: Азъ, 1992. С. 63.

7 Ганюшкин А.Д. Исследование состояния психологической готовности человека к деятельности в экстремальных условиях: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. Л., 1972. С. 115.

8 Allport H. Social Attitudes and Social Consciousness // Classic Contribution to Social Psychology / Ed. by E.P. Hollander, R.G. Hunt. N. Y.; L., 1972. Р. 192.

9 Стрижов ЕЮ. Математическое моделирование личности мошенника // Психологические подходы к изучению личности в системе «человек - общество»: Междунар. сб. науч. статей. М.; София, 2008. С. 155-164.

0 Стрижов Е.Ю. Личностные детерминанты склонности к мошенничеству // Проблемы практической психологии на современном этапе: Сб. научн. статей по мат-лам регион. науч.-практ. конф., 20-21 мая 2005 г. Тамбов, 2005. С. 15-26.

1 Кудрявцев Т.В., Сухарев А.В. Влияние характерологических особенностей личности на динамику профессионального самоопределения // Вопросы психологии. 2003. № 1. С. 86-93.