Научная статья на тему 'Психодиагностика становления идентификации в замещающей семье'

Психодиагностика становления идентификации в замещающей семье Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
767
480
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЗАМЕЩАЮЩАЯ СЕМЬЯ / КОМПОНЕНТЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ / МЕТОДЫ ПСИХОДИАГНОСТИКИ / "КОНСТАНТНЫЕ" И "ДИНАМИЧЕСКИЕ" УСЛОВИЯ / "ТРИГГЕРЫ ПРИВЯЗАННОСТИ" / FOSTER CARE / ADOPTIVE FAMILY / IDENTITY COMPONENTS / PSYCHODIAGNOSTIC METHODS / ATTACHMENT

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Ослон Вероника Нисоновна

Статья основывается на результатах эмпирического исследования процесса интеграции приемного ребенка в замещающую семью, в котором приняли участие 330 московских семей, воспитывающих приемных детей. Становление идентификации между членами базовой семьи и приемным ребенком рассматривается как важнейший механизм включения ребенка-сироты в семью. Описаны основные методы психодиагностики ключевых компонентов идентификации, условия становления данных компонентов, их взаимосвязь с характеристиками семьи и ребенка, а также их влияние на психическое развитие приемного ребенка. В статье приводятся некоторые результаты сравнительного анализа «триггеров привязанности» у замещающих и биологических матерей как основы для формирования идентификации. Выделенные в ходе исследования условия, способствующие становлению идентификации, рассматриваются как мишени психологической помощи замещающей семье.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Ослон Вероника Нисоновна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Psychodiagnostics of building new identity in foster families

Results of an empirical study on the integration of foster children into 330 adoptive families in Moscow are presented. Development of the family-child identity is considered a vital mechanism of integration of adopted children into their new families. Principal methods for psychodiagnosis of the key components of this identity are reviewed. Their role in the psychological profiles of families and in psychic development of children is emphasized. A comparative analysis of attachment in biological and adoptive mothers was conducted; it is considered a basis for building identity. Based on this research, conditions favourable for building identity are defined. They should serve as targets in the psychological support to foster families.

Текст научной работы на тему «Психодиагностика становления идентификации в замещающей семье»

В. Н. Ослон

ПСИХОДИАГНОСТИКА СТАНОВЛЕНИЯ ИДЕНТИФИКАЦИИ В ЗАМЕЩАЮЩЕЙ СЕМЬЕ

Сегодня, когда Россия проводит политику реинтеграции в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, проблемы их психического развития в условиях семейного воспитания, роль замещающей семьи в компенсации нарушений социализации, психологическая помощь семье в воспитании приемного ребенка все чаще становятся предметом общественного обсуждения и научных исследований. Ежегодный рост количества детей1, возвращенных из семей, с воспитанием которых по тем или иным причинам не справились замещающие родители, с одной стороны, и высокие результаты социализации приемных детей в сравнении с воспитанниками интернатных учреждений, с другой, ставят вопрос о необходимости изучения психологических условий интеграции приемного ребенка в замещающую семью.

Результаты многолетних исследований автора статьи [3] показали, что в качестве важнейшего условия интеграции приемного ребенка в замещающую семью можно рассматривать становление идентификации. В данном случае мы понимаем ее как «уподобление, отождествление» базовой семьи и приемного ребенка на основе принятия последним семейной роли, осознания субъектами своей «принадлежности к новой системе», «включение правил, норм, ценностей» замещающей семьи «во внутренний мир» ее членов и «принятие их как собственных» [4].

Проблема формирования идентификации кровного ребенка с родителями (особенно с матерью) достаточно подробно изучена в психологии. В психоанализе идентификация ребенка с родителями, проявляющаяся в подражании, выступает как способ возникновения новых структур в личности ребенка [2]. В. С. Мухина рассматривала идентификацию в качестве «механизма развития личности» ребенка. Она описывает и механизмы формирования взаимной идентификации в диаде мать — младенец, демонстрирует как «реально механизм идентификации на социальном уровне начинает прививаться через присвоение ребенком идентифицирующего поведения другого человека путем подражания» [1].

Как показал анализ доступной нам литературы, условия формирования идентификации в замещающей семье до сих пор не были предметом специального изучения.

Формирование идентификации в замещающей семье — сложный процесс, оказывающий прямое влияние на интеграцию ребенка в новую систему. Нередко ресурсы приемного ребенка для установления новой «тождественности» истощены. Он приходит в замещающую семью после «разлома» первичной, а зачастую и нескольких привязанностей, что, как правило, сопровождается нарушениями идентификации и самоидентичности. Для семьи, даже если она принимает ребенка в рамках родственной опеки, становление идентификации требует значительных изменений и усилий, к которым она

1 По официальным данным, в 2007 г. было возвращено 6 тыс. детей из замещающих семей, в 2008 г. — 8 тыс. (по материалам доклада М. Зайцевой на Круглом столе Госдумы «Как государство защищает “государственных” детей?» 05 июня 2009 г.).

© В. Н. Ослон, 2010

часто не готова. В случае если идентификация не формируется, происходит психологическое отторжение, которое нередко проявляется в нарушениях поведения ребенка и отказе семьи от замещающей заботы.

В рамках эмпирического исследования проблем интеграции приемного ребенка в московские замещающие семьи2, независимо от формы семейного устройства, автор статьи попыталась найти ответы на следующие вопросы. Насколько в существующих московских замещающих семьях сформирована взаимная идентификация приемного ребенка с семьей? Какие компоненты являются ведущими и какие условия необходимы для ее становления? Есть ли различия в формировании «триггеров идентификации» у замещающих и биологических матерей? Какое влияние оказывает идентификация на психическое развитие ребенка и изменения в семье? Какие психодиагностические методы можно использовать при изучении различных компонентов идентификации?

В исследовании приняли участие 330 замещающих семей, абсолютное большинство которых (84,8%) воспитывали усыновленных или опекаемых детей. Остальные семьи осуществляли прием в рамках форм приемной семьи или патронатного воспитания. Среди семей опекунов практически каждая третья осуществляла родственную опеку, хотя в большинстве семей (63,6%) воспитывались «посторонние» дети. Стаж осуществления семьями замещающей заботы колебался от 1 года до 18 лет. Абсолютное большинство семей (72,8%) не проходило подготовки к приему, и только 6,8% семей были включены в систему сопровождения. Исследование включало в себя как опрос взрослых членов семей, в основном родителей (усыновителей, опекунов, приемных родителей и патронатных воспитателей), по специально разработанному стандартизированному интервью, так и обследование части семей (п — 30) с помощью психодиагностического комплекса, в котором приняли участие все члены семьи. Дополнительно был проведен опрос около 300 биологических матерей.

В рамках задач данной статьи были проанализированы оценки замещающих родителей различных компонентов и условий формирования взаимной идентификации, бессознательные аспекты самоидентификации с семьей у ее членов, в том числе у приемных детей, а также проведен сравнительный анализ родительских установок и ведущих каналов в формировании идентификации у биологических и приемных матерей.

К компонентам идентификации были отнесены: «идентификация по внешнему виду», «идентификация по манере поведения, привычкам», «идентификация по реакциям на то или иное событие».

Все условия формирования идентификации были разделены на 2 группы: «константные» и «динамические». Основанием для классификации стала возможность влияния на них в рамках психологического сопровождения замещающей семьи. В качестве «константных», т. е. тех условий, на которые сложно оказать воздействие, были выделены: пол, форма, статус семьи (полная / неполная), наличие биологических детей, родство членов семьи и ребенка, травматические переживания и жизненный путь приемного ребенка до помещения в замещающую семью, его темперамент, наличие хронических заболеваний у детей. К динамическим условиям были отнесены: наличие и характер идентификации у членов замещающей семьи, фиксация в оценках замещающих родителей наличия идентификации у приемных детей, изменения, произошедшие в ребенке и семье после приема, сожаление о приеме ребенка и желание отказаться от него, а также наличие аутоидентификации у членов семьи и приемного ребенка, которое было диагностировано с помощью «Цветового теста отношений» [5].

2Данное исследование было проведено в 2008 г.

В ходе анализа с помощью критерия <р была определена взаимосвязь между показателями различных условий формирования идентификации и выделены те из них, между которыми наблюдалась статистическая значимость. Выделенные показатели были подвергнуты сравнительному анализу с помощью критерия Манна—Уитни в отношении их проявления в различных группах, которые были дифференцированы по разным основаниям, например: форма замещающей семьи, стаж приема, возраст и т.д.; всего 28 оснований3.

Становление идентификации рассматривалось с двух сторон. Со стороны самой семьи: оценивалось наличие «похожести» приемного ребенка на семью по трем компонентам: «по внешнему виду», «по манере поведения, привычкам», «по реакциям на то или иное событие». Со стороны приемного ребенка: оценивалось наличие у него осознания (чувства) принадлежности, причастности замещающей семье.

Первый компонент идентификации с ребенком («по внешнему виду») подразумевал отождествление ребенка по «родовому» признаку. Идентификацию «по манере поведения и привычкам членов семьи» мы рассматривали как показатель наличия у ребенка паттернов поведения, с которыми идентифицирует себя базовая семья. Идентификация «по реакциям на то или иное событие» предполагала наличие у ребенка эмоциональных реакций, подобных свойственным семье.

Результаты исследования и их обсуждение

Как показал анализ оценок московских замещающих родителей, абсолютное большинство семей, несмотря на достаточно длительный стаж приема, не утвердилось в своей идентификации с ребенком ни по одному компоненту. Каждый пятый респондент отметил ее отсутствие, а практически каждый третий замещающий родитель подчеркнул свои сомнения в ее наличии.

Воспитание в расширенной биологической семье (родственная опека) также не гарантировала ребенку наличие идентификации. Достоверные различия между семьями родственной и неродственной опеки достигнуты по 2-му компоненту идентификации: по манере поведения, привычкам (р < 0,036). В семьях с неродственной опекой респонденты достоверно чаще отождествляли себя с ребенком. В целом по всем компонентам идентификации члены расширенной биологической семьи реже находили основания для отождествления своей семьи с опекаемым ребенком (соответственно: наличие идентификации: неродственная опека — 67,3%, родственная — 58%, отсутствие: неродственная опека—12,4 %, родственная—15,5%; сомнение в наличии идентификации: родственная — 26,5%, неродственная — 20,3%), хотя дети в них нередко воспитывались практически с рождения. Особенно это было характерно для семей, где опекаемым ребенком являлся внук по линии сына, лишенного родительских прав, к моменту исследования достигший подросткового возраста.

Идентификация приемного ребенка имеет большое значение для стабильности его семейного размещения. Выявлена тесная взаимосвязь между ориентацией семьи на отказ от ребенка с фиксацией на неразрешимых проблемах приема и различными компонентами идентификации (соответственно: отсутствие или сомнения в идентификации по следующим компонентам: по внешнему виду — р < 0, 003, манере поведения, привычкам— р < 0,013; реакции на то или иное событие— р < 0, 000).

Обращает на себя внимание, что на формирование идентификации не оказывает

3Выполнено Л. М. Шишлянниковой.

значимого влияния ни наличие биологических детей в семье, ни статус семьи (полная / неполная).

В семьях, где родители указывали на наличие идентификации, наиболее выбираемым стало отождествление «по манере поведения, привычкам» (соответственно: «по манере поведения, привычкам» — 38%, «по внешнему виду» — 36%, «по реакциям на то или иное событие» — 26%).

Идентификации «по манере поведения, привычкам» в отличие от остальных компонентов отождествления ребенка имеет временной континуум формирования и зависит от стажа приема (р < 0,030). Как правило, для отождествления по паттернам поведения необходимо около трех лет жизни ребенка в семье.

На становление каждого компонента идентификации в той или иной мере оказывали влияние как «константные», так и «динамические» условия.

«Константные» условия

На формирование идентификации «по манере поведения и привычкам» оказывает влияние крайне ограниченное число «константных» условий. Эти условия определяются совпадением некоторых характеристик биологических и приемных детей в рамках одной замещающей семьи. К ним относятся возраст и медицинский статус детей. Как показал анализ, если в семье, где есть биологический ребенок дошкольного возраста, воспитывается приемный ребенок в возрасте до 3 лет, то ситуация для формирования идентичных паттернов, безусловно, оказывается благоприятной (р < 0,004). В определенном смысле она приближена к «обычной» семье и чаще всего характерна для усыновителей. Стимулирует формирование идентичных паттернов поведения и наличие хронических заболеваний у биологического (р < 0, 043) и приемного (р < 0, 036) ребенка. Это обстоятельство можно рассматривать как ресурсное для семейного устройства детей с ограниченными возможностями здоровья. При этом психологи при сопровождении должны обратить внимание на возможность формирования отрицательной идентификации у детей и предупредить утяжеление их медицинского статуса.

Идентификация «по реакции на то или иное событие» связана с более широким кругом «константных» условий. На ее становление оказывают влияние социальнодемографические характеристики приемного ребенка. Девочек, по всей вероятности, в силу их лучшей способности к подражанию и других особенностей гендерной роли чаще, чем мальчиков, отождествляют по данному компоненту (соответственно: девочек— 92%, мальчиков — 74%, р < 0,039). Сензитивным периодом для формирования данного компонента идентификации является младший школьный возраст (р < 0,019). Выявлена и тесная взаимосвязь между травматическим опытом ребенка до помещения его в замещающую семью и его отождествлением по данному компоненту (р < 0,006). Обращает на себя внимание тот факт, что детей, переживших сексуальный эбъюз, семья отождествляет значительно чаще, чем детей с другим травматическим опытом (р < 0, 050). Дополнительные наблюдения за поведением в замещающей семье детей, переживших насилие, указали на их чрезвычайно зависимое поведение в отношении любой властной фигуры: родителей, психолога и т. д. Поскольку ситуация идентификации поддерживает определенное поведение ребенка, то существует опасность формирования виктимной личности.

На становление идентификации ребенка в семье «по внешнему виду» (родовому признаку) оказывают влияние исключительно показатели «идеологии семьи». Значимой взаимосвязи с какими-либо другими условиями практически не выявлено.

К показателям идеологии мы отнесли ценностные ориентации базовой семьи и мотивы приема ребенка. При этом другие компоненты идентификации с показателями «идеологии семьи» практически не взаимосвязаны. В структуре ценностных ориентаций идентификация «по внешнему виду» имеет тесную взаимосвязь с такими терминальными ценностями семьи, как «доверие, уважение, близость и справедливость» в отношениях между ее членами (р < 0,028). Наличие близких родственных отношений с ребенком (воспитание прародителем в расширенной семье) не оказывает значимого воздействия на ее становление, как и форма замещающей семьи в целом.

В структуре мотивов приема детей идентификация «по внешнему виду» связана с мотивами, которые направлены на поддержание гомеостаза в системе за счет стабилизации отношений как в семье в целом, так и в отдельных подсистемах (р < 0,028). При этом особое значение имеют отношения супругов. Выявлена взаимосвязь и с мотивами, направленными на решение экзистенциональных проблем, таких как, например, «появление новых целей и смыслов существования семьи» (р < 0,032). Несомненно, отождествление приемного ребенка по важнейшему родовому признаку можно отнести к наиболее «глубинным» каналам идентификации.

Идентификация «по внешнему виду» оказывает влияние на каузальную атрибуцию замещающих родителей поведения приемного ребенка. Единственным показателем, имеющим непосредственное отношение к приемному ребенку, связанным с данным компонентом, является оценка родителями степени сложности его «темперамента» (р < 0, 028). Наличие идентификации позволяет оценить его как более «легкий», отсутствие — как «трудный» или «неустойчивый» (р < 0,002).

«Динамические» показатели

На становление идентификации оказывают влияние различные изменения, которые происходят как в самом ребенке, так и в базовой семье. В процессе сопровождения замещающей семьи эти изменения могут стать мишенями психологической помощи.

К показателям «изменения в ребенке» была отнесена прежде всего фиксация наличия идентификации у приемного ребенка с замещающей семьей в оценках родителей. Совпадение оценок родителей наличия в семье того или иного компонента идентификации и данного изменения в ребенке мы рассматривали как случай формирования «взаимной идентификации». Однако часть «родителей», в основном бабушки, которые воспитывали внуков-подростков с рождения, считала, что изменения в ребенке связаны не с приемом, а с возрастом подопечных. Их протоколы не учитывались при анализе.

В структуру изменений были включены характеристики Я-концепции ребенка, его произвольности, идентичности, общения и интеллекта.

Показатель «изменения отношений в семье» учитывал наличие и вектор изменений, которые произошли в различных подсистемах замещающей семьи (супружеской, детской, прародительской), а также между ними.

Как показал анализ, идентификация по «манере поведения, привычкам членов семьи» формируется под влиянием и сама оказывает его на абсолютное большинство изменений как в самом ребенке, так и в семейной системе. Это делает ее наиболее ресурсной мишенью при организации психологического сопровождения замещающей семьи. Данный компонент взаимосвязан с другими компонентами идентификации (р < 0, 000). Его несформированность провоцирует желание замещающих родителей отказаться от приема (р < 0, 006).

Идентификация «по манере поведения, привычкам» взаимосвязана с формированием идентификации у ребенка («стал больше понимать, кто он и чей он», р < 0, 025), что обеспечивает становление «взаимной идентификации» в семье. В семьях, для которых характерно отождествление ребенка по паттернам поведения, достоверно чаще по сравнению с семьями, где делается акцент на другие компоненты идентификации, у приемного ребенка формируется осознание своей принадлежности к семье (р < 0,007). Наличие «взаимной идентификации» в семье позволяет приемному ребенку, несмотря на свой возраст, т. е. как и в ранних объектных отношениях, сформировать чувство доверия к замещающей матери и человеку в целом («стал больше доверять другим», р < 0, 031), научиться сопереживать («стал больше сопереживать другим», р < 0, 030)4, стать более эффективным в инструментальной (р < 0,007), социальной (р < 0, 031) и интеллектуальной (р < 0, 001) сферах, в отношениях со сверстниками (р < 0,007).

Идентификация «по реакции на то или иное событие» также имеет значимую связь с идентификацией ребенка (р < 0, 023). При этом ее становление зависит от таких глубинных изменений в личности ребенка, как его самооценка собственной эффективности (р < 0,025) и привлекательности для других (р < 0, 007). С нашей точки зрения, это очень важный результат для организации и содержания подготовки к приему семьи и ребенка. Анализ эффективности подготовки доказал необходимость участия членов базовой семьи и будущего приемного ребенка перед помещением его в семью в совместном психологическом тренинге. В рамках тренинга с помощью специальных упражнений, ролевых игр, направленных на отражение и доступную рефлексию чувств, состояний, поведения друг друга и т. д. создаются условия для сближения эмоциональных реакций и выстраивания «идентификационного поля» в семье. Это облегчает членам базовой семьи и ребенку проявление признаков идентификации, что, в свою очередь, способствует повышению самооценки у ребенка и оценки собственной родительской компетентности у замещающих родителей. После помещения в семью процесс взаимной идентификации становится более управляемым, а процент отказов от ребенка снижается. В условиях отсутствия подготовки к приему данный ресурс не актуализируется. У большинства замещающих родителей ее наличие вызывает самые большие сомнения по сравнению с другими компонентами идентификации.

Отождествление «по внешнему виду» не связано с формированием у ребенка идентификации с семьей.

Анализ структуры оценок замещающих родителей изменений в личности ребенка показал, что они в большей степени фиксируют изменения, связанные либо с явными достижениями семьи («сделал скачок в своем умственном развитии» — 1-е место), либо «принадлежностью семье» («стал лучше понимать, кто он и чей он» —2-е место). При этом такие глубинные изменения в личности ребенка, как изменения самооценки, остаются нередко вне поля их внимания и усилий (изменения в самооценке занимают последние 2 места из 10 возможных).

Фиксация родителей на достижениях и положительном влиянии семьи на развитие приемного ребенка является важным элементом для становления «взаимной идентификации». Кроме того, она оказывает влияние на стабильность семейного жизнеустройства ребенка (р < 0, 023), а также на наличие и характер будущих отношений в семье (р < 0,050).

Фиксация формирующейся у приемного ребенка идентификации с семьей взаимосвязана и с представлениями родителей об идеальных результатах воспитания в заме-

4Критерий <^.

щающей семье. Достоверно чаще на идентификацию ребенка оказывают влияния установки родителей на его «самостоятельность и самоорганизацию» (р < 0, 014), «управляемое взрослым и самим ребенком приемлемое поведение в обществе» (р < 0, 016), а также на «доверие и ожидание надежного поведения» (р < 0,001).

Особый интерес вызывают результаты сравнительного анализа родительских установок в группах замещающих и биологических родителей в отношении доверия к ребенку и ожиданий от него социально наде^ного поведения. Если среди биологических родителей каждый третий респондент считает идеальным результатом воспитания надежность ребенка («друзья и близкие ребенка всегда на него могут положиться»), то среди замещающих только каждый 11-й родитель ожидает от ребенка надежное и ответственное поведение в близких отношениях (р < 0,000).

Исключение не составляет родственная опека. Для лучшего понимания ситуации был рассчитан коэффициент доверия к приемному и биологическому ребенку. В первом случае он оказался крайне низким: 1,6 при значении шкалы от 1 до 3. Между формами семейного жизнеустройства значимых различий по коэффициенту не выявлено. В «обычных» семьях он составил 2,6. Подобный дефицит доверия негативно влияет на формирование идентификации в замещающих семьях.

Низкий коэффициент доверия в замещающей семье взаимосвязан с показателем, который мы условно назвали «триггером материнской привязанности» у замещающих матерей (р < 0, 005). Данный показатель основывался на выборах источника позитивных эмоций матерью в условиях гипотетической ситуации «представьте себя мамой младенца». Был проведен также сравнительный анализ этих «триггеров» у замещающих и биологических матерей.

Сравнительный анализ выявил достоверные различия в источнике получения положительных эмоциональных реакций у замещающих и биологических матерей (р < 0, 016). Если в первой группе положительную эмоциональную реакцию в большей степени вызывали запах младенца, ощущения от грудного вскармливания, контакт с его телом, то у замещающих — позитивный экспрессивный отклик ребенка на мать. Данное обстоятельство осложняет формирование материнской привязанности и идентификации с приемным ребенком, так как именно эти средства общения обеднены у де-тей-сирот. Достоверно чаще у замещающих матерей по сравнению с биологическими «триггером привязанности» являются идущие от ребенка сигналы о его беспомощности и потребности в зависимости от матери (р < 0, 05), что может способствовать капсу-лированию инфантилизма у ребенка. По сравнению с биологическими замещающие матери реже испытывают положительные эмоции от заботы и ухода за ребенком, от его двигательной активности (р < 0, 014). При этом они в большей степени ориентированы на получение удовольствия от собственной активности во взаимодействии с ребенком («совместные игры с малышом»), а также на значимость самого материнского статуса (гордость за себя в роли матери). Все это свидетельствует о сложностях формирования идентификации в диаде замещающая мать — приемный ребенок и различных мишенях психологической помощи биологическим и замещающим матерям.

Идентификация приемного ребенка с замещающей семьей

Данный показатель имеет «разветвленное дерево» связей с характеристиками самого ребенка. К ним относятся: возраст, стаж жизни в семье, особенности жизненного пути, а также другие изменения в личности ребенка.

Как показал анализ, сензитивным периодом для формирования идентификации у ребенка является младший школьный возраст (р < 0, 040), что совпадает с аналогичным показателем для формирования идентификации у базовой семьи. Таким образом, в определенном смысле, мы можем считать этот возраст ресурсным для становления идентификации с семьей. Континуум его формирования также совпадает с «временным континуумом семьи» и приближается к 3 годам жизни ребенка в семье (р < 0,000). На формирование идентификации у ребенка оказывают влияние особенности его жизненного пути. Важным условием для этого является наличие у ребенка опыта жизни в биологической семье не менее 2 лет (р < 0, 003).

Характер травматических переживаний ребенка до приема (к ним были отнесены: убийство, самоубийство родителей, смерть родителей, жестокое обращение, сексуальное насилие, пренебрежение нуждами ребенка из-за алкоголизма, наркомании родителей) оказывает влияние на формирование у него идентификации с замещающей семьей. Значительно реже она формируется у детей, переживших горе утраты родителей вследствие их смерти (р < 0, 051). Воспитание в расширенной биологической семье не является исключением для этих случаев.

Исследование наличия аутоидентификации у приемного ребенка [5], которое определялось с помощью совпадения цвета, выбираемого ребенком себе и члену семьи, и указаний на формирование у него идентификации в оценках родителей показало следующее. Во-первых, было обнаружено значительное число совпадений (58,6%), т. е. родители достаточно правильно оценивали ситуацию самоидентификации ребенка с замещающей семьей. Во-вторых, на уровне статистической значимости подтвердились взаимосвязи между характером травматического опыта ребенка, наличием у него опыта жизни в биологической семье, стажем приема и наличием у него аутоидентификации. При этом удалось уточнить характер влияния стажа приема на идентификацию ребенка с семьей. В континууме приема явно прослеживалось наличие двух пиков: около 3 и 7 лет (р < 0,055). Для первого пика была характерна склонность к флюктуации выборов в двух раскладках приемного ребенка, что свидетельствовало о неустойчивости идентификации, для второго — относительная стабильность.

Изучение влияния травматических переживаний семьи до приема ребенка на наличие аутоидентификации у ее членов показало, что «идентификационное поле» в замещающей семье не формируется (отсутствие взаимовыборов как у приемных детей, так и у членов базовой семьи) в случае смерти кровного ребенка. Практически отсутствует аутоидентификация и в семьях, переживших эмиграцию.

Наличие в оценках родителей указаний на формирование у приемного ребенка идентификации с семьей взаимосвязано и с фиксацией родителями позитивных изменений во взаимоотношениях в супружеской подсистеме (р < 0, 042). В семьях, где приемный ребенок идентифицирует себя с замещающей системой, выявлен и более высокий уровень удовлетворенности браком и семейной жизнью у родителей. Позитивные изменения в супружеской подсистеме имеют тесную взаимосвязь с повышением самооценки собственной привлекательности (р < 0, 001) и эффективности (р < 0, 000) у приемного ребенка. Все это еще раз подтверждает мысль, что ситуация идентификации способствует повышению самооценки у приемного ребенка.

Изменения в подсистемах замещающей семьи

Как показали результаты исследования, в базовой семье наиболее подвержены стрессу приема подсистемы прародительская и биологических детей. Их члены нередко начинают переживать ситуацию депривации. Прием ребенка способствует повышению уровня конфликтности между родительской и прародительской подсистемой.

Позитивные изменения в этих подсистемах наступают значительно медленнее, чем в супружеской. В подсистеме биологических детей они связаны со становлением общей детской подсистемы и формированием идентификации «по манере поведения, привычкам» (р < 0,002). Между прародителями и родителями снижается уровень конфликтности, когда приемный ребенок становится более доступным для установления с ним эмоционального контакта (это отмечается как улучшение его способности к сопереживанию, р < 0, 008), а также когда возрастает его инструментальная успешность («стал лучше справляться со своими обязанностями», р < 0,045).

Вектор изменений взаимоотношений в семейной системе взаимосвязан с вектором изменений в самом ребенке (р < 0, 000). При этом формирование идентификации в замещающей семье тесно взаимосвязано с позитивными изменениями в его психическом развитии (соответственно: произвольность— р < 0,005, Я-концепция— р < 0,013, идентичность — р < 0,013, общение — р < 0,001, интеллект— р < 0,021).

Выводы:

1. Становление «взаимной идентификации» в замещающей семье можно рассматривать в качестве важнейшего психологического условия для позитивных изменений в психическом развитии детей и компенсации у них нарушений социализации.

2. Отсутствие идентификации с приемным ребенком провоцирует у замещающих родителей разочарование в приеме и отказ от ребенка.

3. «Триггеры материнской привязанности» существенным образом отличаются в биологических и замещающих диадах мать — ребенок. В замещающих семьях они осложняют становление идентификации с ребенком.

4. Ведущим компонентом идентификации семьи с приемным ребенком является «идентификация по манере поведения, привычкам». Он взаимосвязан с основными изменениями, которые происходят в личности ребенка и базовой семье в процессе приема, а также имеет временной континуум становления в отличие от остальных компонентов.

5. Становление идентификации «по реакциям на то или иное событие» зависит, в основном, от социально-демографических характеристик приемного ребенка и его травматического опыта, а также связано с позитивными изменениями в его самооценке. В отличие от других компонентов идентификации имеет сензитивный возраст формирования — младший школьный возраст.

6. Компоненты идентификации семьи с приемным ребенком «по манере поведения, привычкам», «по реакциям на то или иное событие» взаимосвязаны с формированием идентификации с семьей у приемного ребенка, что, в свою очередь, способствует созданию ситуации «взаимной идентификации».

7. Компонент идентификации «по внешнему виду» взаимосвязан с глубинными аспектами функционирования семейной системы, при этом не оказывает и не испытывает влияния каких-либо других характеристик семьи и ребенка.

8. Выделенные в ходе эмпирического исследования условия «взаимной идентификации» целесообразно использовать в качестве мишеней психологической помощи семье на различных этапах приема.

1. Мухина В. С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество: Учебник для студ. вузов. 4-е изд., стереотип. М., 1999. 456с.

2. Обухова Л. Ф. Детская (возрастная) психология: Учебник. М., 1996. 374с.

3. Ослон В. Н. Жизнеустройство детей-сирот: профессиональная замещающая семья. М., 2006.

4. Психологический лексикон: Энциклопедический словарь: В 6 т. / Ред.-сост.

Л. А. Карпенко; под общ. ред. А. В. Петровского. Т. 3: Психология развития: Словарь / Под. ред. А. Л. Венгера. М.; СПб.: Пер Сэ; Речь, 2006. 176 с.

5. Эткинд А. М. Цветовой тест отношений и его применение в исследовании больных неврозами // Социально-психологические исследования в психоневрологии. Л., 1980. С. 110114.

Статья поступила в редакцию 26 октября 2010 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.