Научная статья на тему 'Психический инфантилизм в структуре личности пациентов с тревожными, депрессивными и соматоформными проявлениями в рамках невротических расстройств'

Психический инфантилизм в структуре личности пациентов с тревожными, депрессивными и соматоформными проявлениями в рамках невротических расстройств Текст научной статьи по специальности «Медицинские технологии»

CC BY
519
88
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Психический инфантилизм в структуре личности пациентов с тревожными, депрессивными и соматоформными проявлениями в рамках невротических расстройств»

сборщиков-клепальщиков, 49 испытателей-мотористов и группа контроля — 37 слесарей механо-сборочных работ, не подвергающихся воздействию неблагоприятных факторов) проводилось по специально разработанному комплексу с помощью оригинальной разработанной карты-анкеты.

Полученные результаты на каждого обследуемого записывались в базу данных и после выбора необходимых переменных подвергались различным вариантам статистических обработок. Степень достоверности разницы сравниваемых средних определялась по показателю вероятности — р. Согласно общепринятым представлениям был принят 5% (р<0,05) уровень значимости.

Измерение уровней локальной вибрации на рабочих местах показало, что у сборщиков-клепальщиков превышение ПДУ по СанПиН 2.2.2.540-96 отмечено при работе с пневматической сверлильной машинкой модкли СМ 21-6-12000 на среднегеометрических частотах 16, 31,5, 63 Гц от 1 до 21 дБ”А”, то есть в диапазоне низких и средних частот, в то время как у полировщиков, превышение ПДУ отмечено на среднегеометрических частотах 125, 250 Гц от 1 до 5 дБА.

Одним из неблагоприятных факторов при работе в профессии сборщика-клепальщика и испытателя-моториста является воздействие на рабочих шума, превышающего ПДУ. Определение параметров шума выявило, что наблюдалось превышение предельно-допустимого уровня шума на постоянных рабочих местах (80 дБА в соответствии с СН № 3223-85), зафиксированного во всех контрольных точках.

Было проведено углубленное клинико-анамнестическое и психопатологическое исследование. Его результаты позволили выявить следующее: состояние психической дезадаптации на первых этапах в своей основе проявлялись расстройствами эмоциональной сферы, где ведущими были тревога, депрессивные переживания, соматовегетативные расстройства и нарушения сна. Затем формировались ППР и психосоматические расстройства различной степени выраженности. С увеличением стажа работы выраженность клинических проявлений ППР и вегетативно-соматической дезадаптации нарастала, развивались признаки психоорганического синдрома.

По результатам скрининг-опросника лица каждой профессиональной группы были разделены на лиц со стабильной психической адаптацией, лиц с неустойчивой психической адаптацией и группу лиц с дезадаптацией. Анализ усредненных шкал опросника показал наличие достоверного различия практически по всем основным группам.

Как следует из полученных данных, наибольший удельный вес лиц с психической дезадаптацией характерен для лиц, подвергающихся преимущественному воздействию локальной вибрации (36,4%). В ее формировании характерным являются преимущественно астено-депрессивный и истерический компоненты. В генезе этих расстройств имеют значение как собственно производственные факторы (относительно небольшой стаж), так и преморбидные характеристики (в виде таких невротических проявлений в детстве, как страхи темноты и одиночества), а также социально-психологические и биологические факторы (возраст от 30 до 49 лет). Необходимо отметить, что с увеличением стажа (свыше 15 лет) ведущими в генезе ППР становятся собственно производственные факторы.

У лиц, работающих в условиях комбинированного воздействия шума и вибрации, показатели частоты проявления психической дезадаптации приближаются к данным предыдущей группы, но отличаются по структуре. Тенденция к росту удельного веса данной группы лиц явно прослеживается при росте стажа свыше 15 лет. Большинство составляют лица в возрасте 40-49 лет. В данной группе преобладают депрессивные расстройства в совокупности с тревожно-астеническими расстройствами и истерическим типом реагирования, то есть они отличаются большей полиморф-ностью психических расстройств в ранних стажевых группах и переходят в тревожно-депрессивный тип с увеличением стажа до 14 лет. Большинство лиц данной группы воспитывались в неполных семьях и в детстве для них были характерны ночные страхи, чрезмерная возбудимость и уходы из дома.

Рабочие, подвергающиеся изолированному воздействию постоянного шума, отличаются наиболее низким, из трех групп обследованных, показателем удельного веса лиц с психической дезадаптацией, и в тоже время для них характерны депрессивно-астенические расстройства с вегетативным компонентом, что является показателем эмоционально-неуравновешенной личности к астеническим, вегетативным и эмоциональным нагрузкам. Депрессивный компонент является значимым во всех стажевых группах, преимущественно у рабочих в возрасте 40-49 лет. Чаще встречаются лица, воспитывавшиеся в неполных семьях и имевшие детские невротические расстройства в виде ночных страхов, страхов темноты и одиночества, чрезмерной возбудимости и уходов из дома, что является предпосылкой к акцентуации характера по сенситивно-астеническому типу, я так же снохождения, являющиеся маркерами функционально-органических расстройств.

На основании полученных данных, составлена прогностическая таблица (генеральная модель прогнозирования состояний психической адаптации), позволяющая с достаточной долей вероятности (р<0,001-0,05) предположить и охарактеризовать состояние психической адаптации организма работающего.

В разработанной модели прогноза развития ППР коэффициент углового преобразования Фишера составляет 1,49, а р=0,0249.

На основании проведенного углубленного анализа с использованием методов многомерной статистики получили достоверно значимые (р<0,1-0,05) коэффициенты корреляции факторов риска (воздействующих на работающих) с каждой из шкал опросника невротизации, что позволило подтвердить структурные особенности проявления ППР у лиц, подвергающихся различным производственным факторам.

Таким образом, результаты проведенного анализа показали, что в генезе психической дезадаптации среди обследованных лиц, можно выделить несколько групп факторов риска: собственно производственные, социально-психологические и индивидуально-личностные.

Подчеркивая актуальность проблем промышленной психиатрии, необходимо учитывать фундаментальное и прикладное значение оценки комплексного влияния различных физических факторов производства и повышенного нервно-психического напряжения на системную регуляцию функций организм и адаптационные изменения. А организация системы психопрофилактической помощи позволяет существенно активизировать работу по первичной психопрофилактике на производстве.

Психический инфантилизм в структуре личности пациентов с тревожными, депрессивными и соматоформными проявлениями в рамках невротических расстройств

К. В. ПЫРКОВА, Э. В. МАКАРИЧЕВА, В. Д. МЕНДЕЛЕВИЧ, Казанский государственный медицинский университет

Одним из предрасполагающих факторов в развитии невротических расстройств в целом является психический инфантилизм. Психический инфантилизм рассматривается как незрелость личности с преимущественным отставанием эмоционально-волевой сферы. Психическая незрелость снижает стрессоустойчивость,

влияет на способность к адаптации к социуму, а в случае развития невротических расстройств оказывает негативное влияние на течение и прогноз.

Целью настоящего исследования являлось сравнение клинико-психологических характеристик психического инфантилизма

І

у пациентов с невротическими расстройствами в рамках основных клинических синдромов: тревожного, депрессивного и сома-тоформных проявлений.

Задачи исследования: 1. Изучить характеристики личности пациентов с выше указанными проявлениями; 2. Провести сравнение структур личности пациентов с различными клиническими синдромами между собой, и с контрольной группой; 3. Определить специфику психического инфантилизма в рамках изучаемых клинических синдромов. В соответствии с задачами были выбраны и использованы следующие методы исследования — клинический и экспериментально-психологический методы: 16-факторный тест Кеттела, методика В. Д. Менделевича «Склонность к зависимому поведению», методика оценка суггестивности. Статистический анализ результатов включал в себя вычисление коэффициента линейной корреляции по Пирсону и различия ^критерия Стьюдента. Исследование проводилось на базе Казанской городской психоневрологической больнице в условиях психотерапевтического дневного стационара. Было обследовано 64 пациентки в возрасте от 18 до 55 лет (средний возраст — 37,6 лет) с разными клиническими проявлениями невротических расстройств. Было выделено 3 группы на основания преобладания в клинической картине тревожных, депрессивных и соматоформ-ных проявлений (таблица 1).

Таблица 1. Распределение количества пациентов по группам

Группа Количество пациентов

1. С преобладанием депрессивных проявлений 23

2. С преобладанием тревожных проявлений 21

3. С преобладанием соматоформных проявлений 20

4. Контрольная 25

Результаты и обсуждение

В процессе исследования были получены достоверные данные по 16-факторному тесту Кеттела:

1. Для пациентов с депрессивным синдромом характерными оказались эмоциональная неустойчивость (фактор С), озабоченность (фактор F), повышенная социабельность (фактор Q2) в сравнению с контрольной группой (таблица 2).

Таблица 2. Значения 1-критериев Стьюдента по 16-факторному тесту Кеттела

Показатели Значение 1-критерия

Фактор С 4,88; р<0,001

Фактор Q2 4,11; р<0,001

Фактор F 4,77; р<0,001

Личностная незрелость пациентов данной группы характеризовалась эмоциональной неустойчивостью, склонностью все усложнять, пессимистичностью в восприятии реальности, собственной неуверенностью. Эти свойства могут способствовать легкости возникновению и поддержанию депрессивных состоянии, снижать степень социальной адаптации.

2. Для личности пациентов с тревожным синдромом по сравнению с контрольной группой более характерными оказалась склонность к чувству вины (фактор О теста Кеттела) — 2,21; р<0,05. Данное свойство связано с неуверенностью, страхом не справиться с возможными неудачами, принижением своих способностей, возможностей.

3. Результаты исследования показали, что для личности пациентов с соматоформными проявлениями по сравнению с контрольной группой были свойственны: эмоциональная неустойчивость (фактор С), конформность (фактор Е), подозрительность (фактор L), зависимость от группы (фактор Q2) (таблица 3).

Таблица 3. Значения 1-критериев Стьюдента

по 16-факторному тесту Кеттела

Показатели Значение 1-критерия

Фактор С 4,77; р<0,001

Фактор Е 2, 42; р<0,05

Фактор L -2,12; р<0,05

Фактор Q2 2,84; р<0,01

По методикам «Склонность к зависимому поведению», «Оценка суггестивности» достоверных различий между экспериментальными и контрольныой группами выявлено не было.

При сравнительном анализе средних значений по критерию Стьюдента между экспериментальными группами получены следующие достоверно различающиеся (р<0,05) данные:

1. Для личности пациентов с депрессивными проявлениями по сравнению:

— с группой с соматоформными проявлениями свойственны: большая озабоченность, склонность все усложнять, подходить ко всему слишком серьезно (фактор F теста Кеттела — 2,21); доверчивость (фактор L теста Кеттела — 2,18), повышеная зависимость (методика «Склонность к зависимому поведению» — 2,91), повышенная суггестивность (методика «Оценка суггестивности» — 2,87);

— с группой пациентов с тревожным синдромом достоверных различий не получено.

2. Структура личности пациентов с соматоформными проявлениями характеризуется (в сравнении с больными с тревожным синдромом): повышенной осторожностью, подозрительностью (фактор L теста Кеттела — 2,23), высокой нормативностью (фактор G теста Кеттела), меньшей суггестивностью (методика «Оценка суггестивности» — 2,57).

Таким образом, можно предполагать, что структуры личности пациентов с депрессивным и тревожным синдромами близки по эмоциональным проявлениям, степени суггестивности, зависимости. Однако такое свойство незрелой личности, как «зависимость от группы», имеет большее отражение в поведении у лиц с депрессивным синдромом. В отличии от двух предыдущих групп поведение и эмоциональные проявления у больных с соматоформными расстройствами определяются повышенной ориентацией на внешние социальные нормы, ответственностью, высокой добросовестностью, сознательно сочетаются с выраженным самоконтролем.

Корреляционный анализ в группе больных с депрессивными проявлениями показал высокозначимые связи между факторами: напряженность (фактор Q4 тест Кеттела) и импульсивность (фактор Q3 тест Кеттела), и между повышенной чувствительностью (фактор I тест Кеттела) и склонностью к чувству вины (фактор О тест Кеттела) (таблица 4). На основании полученных данных, можно сделать вывод о том, что в состоянии фрустрации, напряжения у пациентов отмечаются трудности контроля эмоций и поведения, а в силу повышенной чувственной впечатлительности в данных ситуациях легко возникает чувство вины, собственной несостоятельности, которые в свою очередь усугубляют депрессивные проявления. Также в данной группе такие свойства личности, как зависимость, суггестивность коррелирует с повышенной социабельностью, ориентацией на групповое мнение, что дает чувство защищенности, возможность снизить негативный эмоциональный фон (таблица 4).

Таблица 4.

Корреляционные взаимосвязи между показателями методик

Показатели Значение коэффициента корреляции

Напряженность / импульсивность г=0,88; р<0,001

Повышенная чувствительность / склонность к чувству вины) г=0,92; р<0,001

Зависимость / социабельность г=0,42; р<0,05

Суггестивность / социабельность г=0,41; р<0,05

Таблица 5

Корреляционные взаимосвязи между показателями методик

Показатели Значение коэффициента корреляции

Робость / Напряженность г=0,58; р<0,001

Склонность к чувству вины / Напряженность г=0,69; р<0,001

Зависимость / Склонность к чувству вины г=0,54; р<0,01

Зависимость / Напряженность г=0,55; р<0,01

Эмоциональная неустойчивость / Склонность к чувству вины г=0,54; р<0,01

Эмоциональная неустойчивость у пациентов данной группы не имела внешних проявлений в силу подозрительности, которую можно рассматривать как осторожность в поступках, эгоцентризм. Конформность и социабельность указывают на зависимость поведения от культуральных норм, что в сочетании с эгоцентризмом можно интерпретировать как «защиту самого себя».

Высокозначимые корреляционные связи в группе с тревожным синдромом отмечались между свойствами: напряженность, робость, склонность к чувству вины, эмоциональная неустойчивость, зависимость (таблица 5). Для пациентов данной группы свойственны озабоченность, страх перед возможными неудачами, проблемами, в ситуациях принятия решения резко возрастает напряженость в силу повышенной робости, неуверенности

в своих возможностях. Это провоцирует усиление чувства вины и поддерживает высокий уровень тревоги. Ситуации фрустрации порождают необходимость в поддержке, совете значимых людей, в желании разделить ответственность за принятия решения, что уменьшает уровень эмоциональных проявлений.

В группе больных с соматоформными проявлениями отмечались значимые взаимосвязи между эмоциональной неустойчивостью, склонностью к чувству вины, робостью и повышенной озабоченностью (таблица 6). Эти проявлениями эмоциональной сферы пациентов не находит выхода вследствие сдержанности, отгороженности, что приводит к напряжению и сохранению соматических проявлений.

Таблица 6

Корреляционные взаимосвязи между показателями методик

Показатели Значение коэффициента корреляции

Эмоциональная неустойчивость / Сдержанность r=0,47; р<0,05

Эмоциональная неустойчивость / Склонность к чувству вины r=0,43; р<0,05

Эмоциональная неустойчивость / Напряженность r=0,46; р<0,05

Робость / Озабоченность r=0,70; р<0,001

Робость / Склонность к чувству вины) r=0,69; р<0,001

В соответствии с полученными результатами исследования можно предполагать, что структуры личности пациентов с депрессивными и тревожными синдромами имеют сходство по степени выраженности эмоциональных проявлений, большей склонностью к зависимости и внушаемости по сравнению с груп-

пой пациентов с соматоформными расстройствами. Как правило, данные синдромы в клинической картине невротических расстройств взаимосвязаны и в основе их патогенеза лежат сходные психологические характеристики личности. Однако имеются свойства, которые формируют специфику этих синдромов. Так, для личности пациентов с депрессивным синдромом определяющими свойствами являются: импульсивность, выраженная эмоциональная чувствительность. Личность пациентов с тревожным синдромом в большей степени характеризуется робостью, неуверенность в своих возможностях, опасениями перед возможными неудачами, проблемами. Повышенная зависимость в структуре личности пациентов с данными синдромами носит защитный, необходимый характер, позволяющий снизить выраженность эмоциональных проявлений и улучшить степень социальной адаптации. Соответственно, специфику психического инфантилизма у пациентов с депрессивным синдромом определяют следующие свойства: эмоциональная неустойчивость, трудности контроля эмоций и поведения, выраженная впечатлительность, повышеная зависимость и внушаемость. Определяющими свойствами психической незрелости пациентов с тревожным синдромом являются: робость, склонность к чувству вины, зависимость. Эмоциональная неустойчивость пациентов с соматоформными расстройствами не имеет ярко выраженных внешних проявлений за счет высокого самоконтроля и сильной зависимости поведения от культурных норм. В данном случае сдержанность не является хорошо развитым регулирующим механизмом личности, а наоборот, указывает на степень незрелости, т.к. в основе ее лежит робость, неуверенность в своих силах, повышенная конформность. Таким образом, специфику психического инфантилизма пациентов с соматоформными проявлениями составляют: повышенная эмоциональная неустойчивость, робость, конформность. Обнаружение свойств психического инфантилизма у пациентов в данных группах не только способствуют возникновению и поддержанию расстройств, но и существенно ухудшают их прогноз, степень социальной адаптации в целом.

Роль алекситимии в развитии пограничных психических расстройств на примере больных с желчекаменной болезнью

Э. И. МУХАМЕТШИНА, К. К. ЯХИН, Казанский государственный медицинский университет

В последнее время в России наблюдается тенденция роста пограничных психических расстройств у больных соматического профиля. Она обусловливает необходимость разработки эффективных методов коррекции психологического статуса больных с соматическими заболеваниями. Как известно, у таких больных психопатологические нарушения встречаются довольно часто. По мере накопления клинических и экспериментальных данных возникла необходимость выделения психологических факторов и поведенческих особенностей, оказывающих влияние на развитие и прогрессирование соматических заболеваний. Среди них наименее изученной является такая личностная характеристика больного, как алекситимия. Алекситимия включает ряд специфические особенностей, основные среди которых — трудности в идентификации эмоций, обилие разнообразных телесных сенсаций, обедненная способность к фантазированию и образному представлению, необычайно конкретное мышление (Bagby R., 1986; Bagby R., 1990; Sif-neos P., 1986; Taylor G., 1984).

В современной интерпретации это понятие включает в себя трудности в описании собственных чувств, в дифференциации телесных ощущений, сужение аффективного опыта, бедность фантазий и воображения (Эйдемиллер Э. Г., Макарова О. Ф., 2000). «Алекситимики» бесконечно долго и детально описывают физические ощущения, часто напрямую не связанные с основным заболеванием, в то время как внутренние переживания, характеризующие эмоциональную жизнь, излагаются ими в терминах раздражительности, скуки, усталости. Затруднение способности переживания чувств и телесных ощущений в сознании и языке (алекситимия) может вылиться в своеобразие протекания физиологических реакций на стрессовые ситуации, создавая условия, ведущие к развитию пограничных психических расстройств.

В настоящее время алекситимия рассматривается как один из главных факторов уязвимости к соматизации и соматическим болезням (Н. Г. Гаранян, А. Б. Холмогорова, 2003).

С учетом этого целью нашего исследования явилось изучение влияния алекситимических черт личности больных соматического профиля на примере желчекаменной болезни. Для изучения взаимосвязи уровня алекситимии с общебиологическими показателями (пол, возраст, клинические проявления холелитиаза) и течения желчекаменной болезни мы провели обследование 130 больных с диагнозом ЖКБ с помощью опросника по алекситимии TAS (G. Taylor, 1984). Также использовался клинико-психопатологический метод исследования, опросник по невротизации Яхина-Менделе-вича. Психологический статус изучали с помощью стандартизированного многофакторного метода исследования личности СМИЛ.

По данным опросника TAS пациенты были разделены на три группы: первая группа «алекситимичные» больные (74 балла и выше) — 64 человека, вторая группа относилась к зоне неопределенности (62-74 балла) — 21 человек и «неалекситимичные» пациенты (ниже 62 баллов) — 44 человека.

В группе больных с высоким уровнем алекситимии, по сравнению с пациентами с низким уровнем алекситимии преобладали мужчины (51% и 11%, p<0,05). Преобладание мужчин в алекси-тимичной группе подтверждается данными ряда исследователей (E. B. Blanchard, 1981). Из основных социально-демографических характеристик следует отметить, что среди больных в группе с высоким уровнем алекситимии, по сравнению с неалекситимичной группой, достоверно чаще встречаются больные со средним образованием (68% и 34%, p<0,05).

При изучении преморбидных личностных особенностей у алекситимичных больных по данным опросника СМИЛ пока-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.