Научная статья на тему 'Прогнозирование эволюциикадрового потенциала наукии оценка перспектив его наращиванияв Украине, России и Беларуси'

Прогнозирование эволюциикадрового потенциала наукии оценка перспектив его наращиванияв Украине, России и Беларуси Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
84
21
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Попович Александр, Кострица Елена

Несмотря на то что непосредственная зависимость инновационного процесса от науки не вызывает сомнений, при оценке потенциала страны чаще всего говорят о материально-технической базе промышленности, технологическом уровне средств производства, качестве подготовки инженерных кадров и квалификации рабочей силы. Отнюдь не отрицая, что все это чрезвычайно важно, мы хотим подчеркнуть, что для инновационного развития ключевое значение все же имеет наличие его научного обеспечения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Forecasting the evolution of scientific manpower potential and assessing the prospects for its growth in Ukraine, Russia and Belarus

The author gives his foresight of the scientific manpower evolution in Russia, Ukraine and Belarus using his own technique. He states the need for greater efforts applied by these ountries in attracting young people to science and securing the junior and middle age researchers.

Текст научной работы на тему «Прогнозирование эволюциикадрового потенциала наукии оценка перспектив его наращиванияв Украине, России и Беларуси»

Прогнозирование эволюции

кадрового потенциала науки и оценка перспектив его наращивания в Украине, России и Беларуси

Александр Попович,

главный научный сотрудник Института исследований научно-технического потенциала и истории науки им. Г.М. Доброва НАН Украины, доктор экономических наук

Елена Кострица,

младший научный сотрудник Института исследований научно-технического потенциала и истории науки им. Г.М. Доброва НАН Украины

Несмотря на то что непосредственная зависимость инновационного процесса от науки не вызывает сомнений, при оценке потенциала страны чаще всего говорят о материально-технической базе промышленности, технологическом уровне средств производства, качестве подготовки инженерных кадров и квалификации рабочей силы. Отнюдь

не отрицая, что все это чрезвычайно важно, мы хотим подчеркнуть, что для инновационного развития ключевое значение все же имеет наличие его научного обеспечения. Мировой опыт подтверждает, что государствам, не имеющим собственной науки, очень сложно добиться освоения даже готовых, созданных за рубежом технологий. Но не все это понимают. Для кого-то наличие в стране науки - своего рода роскошь,

на которой в трудные времена можно и сэкономить. Порой при формировании государственного бюджета ассигнования на научные исследования и разработки даже относят к затратам на социальные нужды.

Подобные заблуждения обусловлены незнанием специфических особенностей научного потенциала, игнорированием органически присущей ему инерционности. Ведь наука представляет собой относительно замкнутую систему, в которой состав исследователей пополняется извне в основном только за счет возрастных групп в пределе 30-35 лет, а численность остальных определяется переходом в них с годами младших представителей в результате их взросления, а также переходом ученых из науки в иные сферы деятельности или отъездом за рубеж.

Этот фактор сыграл большую роль в 90-е гг. ХХ в., когда после распада СССР значительно уменьшился

НАЦИОНАЛЬНАЯ МАКСИМА

си О С О си О

1,0

0,8

0,6

0,4

^^ Украина ^^ Россия 0,6

Беларусь

Рис. 1.

2000 2002 2004 2006 2008 2010 2012 2014

Сравнение динамики численности исследователей в Украине, России и Беларуси

_0,91 0,788

2016

5000

5 3000

2000

4867,2

0

При сохранении тенденции последних 5 лет

При рост прихо да молоде жи на 15% в год

1172,1

411,4

2000 2005 2010 2011 2015 2020 2025 2030 2035

Рис. 2. Возможная эволюция численности исследователей в расчете на 1 млн населения для Украины

3834,1

4000

и я и 3500

е л те н е л е с 3000

та

в о I 2500

д е л н л м 2000

сс 1

а н 1500 1000

сохранение тенденции последнего десятилетия ежегодное увеличение прихода молодежи в науку на 8%

1777,11

2000 2003 2005 2006 2016 2026 2036

Рис. 3. Возможная эволюция численности исследователей в расчете на 1 млн населения для Беларуси

й £ 3500

сохранение тенденции последнего десятилетия ежегодное увеличение прихода молодежи в науку на 5%

3517,3

ва о н дн

3000

2500

2000 2003 2005 2006 2016 2026 2036

Рис. 4. Возможная эволюция численности исследователей в расчете на 1 млн населения для России

%

60 50 40 30 20 10 0

Лет: <29 30-39 40-49 50-59 60-69 > 70

Рис. 5. Возрастные профили исследователей через 20 лет как результат проведения предлагаемой политики

^^ Укр аина 2035

Россия 2036

Ье; 1арусь 2036

кадровый потенциал науки практически всех постсоветских стран. Особенно крутое падение наблюдалось в 1990-1993 гг. К 1997-1998 гг. была утрачена более чем половина научных кадров [1, 2]. Продолжился этот процесс и в начале ХХ1 в., хотя и с меньшей интенсивностью и большей разницей в каждом государстве.

Данный процесс хорошо иллюстрирует график значений отношения количества ученых в соответствующем году к 2000 г. (рис. 1).

Естественен вопрос: как оценить нынешнее состояние кадрового потенциала в каждой из стран - много это или мало? Наиболее универсальный показатель, позволяющий сделать такие оценки независимо от масштабов страны, - число исследователей на 1 млн населения. Его вполне можно считать мерой возможности научного обеспечения инновационного развития страны. К 2015 г. в России этот показатель равнялся 3084,6, в Беларуси -1779, Украине - 1191, в среднем же по ЕС (на 2013 г.) - 3388,3, в Германии - 4355,4, США - 3984,4 [3]. При этом руководство Европейского союза неоднократно заявляло, что для ускорения инновационного развития данного количества ученых совершенно недостаточно, и потому принимаются шаги для привлечения исследователей из-за рубежа. Можно констатировать, что заметное отставание научного обеспечения трех названных стран ставит перед ними проблему восстановления научного потенциала.

Попытаться оценить, как быстро и что именно для этого необходимо предпринять, - основная цель данной работы. Для этого воспользуемся предложенным нами ранее [4] методом прогнозирования эволюции кадрового потенциала науки, который базируется на учете глубокой

28 НАУКА И ИННОВАЦИИ | №1 (179) | Январь 2018 |

http://innosfera.by

взаимосвязи и взаимообусловленности состава соседних возрастных групп работников и делает возможной оценку как самой структуры, так и изменений суммарных показателей кадрового потенциала [4-7]. Расчет численности каждой возрастной группы, например от 35 до 39 лет, сводится к тому, что от численности более молодой группы («30-34» для этого примера), отнимаем количество исследователей, которые за эти годы могут уйти из науки в иные сферы деятельности или умереть в соответствии со средней смертностью населения данной возрастной группы. Общая же численность рассчитывается как сумма всех возрастных групп.

Результаты подобных прогнозов возможной эволюции кадрового потенциала науки Украины, России и Беларуси для некоторых вариантов государственной политики докладывались на международной конференции [8]. Впоследствии мы рассчитали, чего можно достигнуть в случае обеспечения несколько иных показателей привлечения молодежи в науку, и в настоящей работе предлагаем наиболее оптимальные.

Оговоримся, что для любого рассмотренного здесь варианта наращивания кадрового потенциала науки предполагается осуществление на государственном уровне комплекса мер, направленного на закрепление исследователей в учреждениях науки [9]. Мы их не анализируем, но в любом случае в расчеты закладывается, что не допускается уход из науки более 5% ученых до 59 лет, 35% - от 60 до 69 лет, 50% - старше 70 лет (за пятилетие для Украины и за десять лет для России и Беларуси в соответствии с возрастным интервалом, который дает официальная статистика каждой из стран для возрастной структуры исследователей).

На рис. 2-4 представлены результаты расчетов изменения числа ученых в трех государствах для двух вариантов развития - случая, когда никаких изменений в государственной политике по отношению к науке не произойдет (черные кривые), и как в течение 20 лет этот показатель может наращиваться, если будет обеспечено увеличение притока молодежи в масштабах, которые авторы считают наиболее оптимальными для того, чтобы достигнуть уровня научного обеспечения инновационного развития, близкого к западноевропейскому. Расчет прогноза делается на основе данных до 2015 г., так как с 2016 г. Гос-стат Украины перешел на исчисление по иной методике, что делает эти данные несопоставимыми с предыдущими. В связи с тем, что официальная статистика Беларуси и России предоставляет данные о возрастной структуре исследователей только по группам шириной 10 лет, расчет пришлось производить по 10-летним циклам, что обеспечивает несколько меньшую точность, чем по 5-летним, как это делалось для Украины. Но для оценки ситуации и общих перспектив эта точность представляется вполне достаточной.

Масштабы оказываются различными. Для Украины, которая допустила беспрецедентное уничтожение своей науки, достигнуть европейского уровня за 20 лет можно только при условии, что прирост молодежи в возрасте до 30 лет будет составлять 15% ежегодно. Причем, как показано в [8], если не предпринять кардинальных мер по улучшению условий жизни и работы ученых безотлагательно, то даже при таком форсированном и довольно трудно осуществимом наращивании пополнения науки молодежью за такой период сделать это не удастся. Откладывание предлагаемых мер на 4-5 лет отодвинет достижение цели на несколь-

ко десятилетий. Если же в политике государства по отношению к науке ничего не изменится, то к 2035 г. Украина окажется в числе стран с минимальным научным обеспечением инновационного развития, таких как государства Карибского бассейна, Южной Азии и др.

Более оптимистично выглядят перспективы наращивания кадрового потенциала науки в Беларуси. Как видно из рис. 3, для выхода в течение ближайших 20 лет на современный уровень стран ЕС белорусской науке достаточно пополнять ее ряды молодежью на 8% ежегодно. Если же сохранятся тенденции последнего десятилетия, то к 2036 г. научная обеспеченность инновационного развития в стране станет в 2,12 раза ниже, чем в России, даже если последняя не будет предпринимать никаких дополнительных усилий для наращивания кадрового потенциала (в 2016 г. она была ниже в 1,42 раза).

В России ситуация с кадровым потенциалом существенно лучше, чем в Беларуси, и тем более в Украине. Как видно из рис. 1, уже после 2007 г. там прекратилось падение общей численности исследователей, а в последние пару лет даже наблюдается его очень медленное нарастание. Как и в Беларуси, в РФ наблюдается существенно больший, чем в Украине, приток молодежи в науку [10]. Однако рассчитанный нами прогноз, результаты которого представлены на рис. 4, демонстрирует, что при сохранении тенденций последнего десятилетия в России будет продолжаться весьма незначительное возрастание численности научных кадров, и к 2036 г. она по-прежнему будет существенно отставать по уровню научного обеспечения инновационного развития от того, который был в ЕС в 2013 г. (на 22% от среднего значения по ЕС и на 39% - от ФРГ).

НАЦИОНАЛЬНАЯ МАКСИМА

Для того, чтобы в течение ближайших 20 лет превысить среднее значение численности исследователей на 1 млн населения в 2013 г. в странах ЕС, России достаточно обеспечить пятипроцентный прирост прихода молодежи в науку ежегодно, разумеется, при условии эффективных мер, направленных на закрепление ученых в науке.

Понятно, что осуществление предлагаемого пути наращивания кадрового потенциала приведет к значительным изменениям возрастного профиля ученых. Как видно из рис. 5, произойдет весьма существенное омоложение науки: в частности, в России примерно 64,6% исследователей окажется моложе 40 лет, в Беларуси - 74%, а в Украине - 87%. Вряд ли такие обедненные старшими поколениями научные коллективы можно считать оптимальными. В них может ощущаться дефицит опыта и преемственности,

что способно отрицательно отразиться на традиционных научных направлениях, сохранении научных школ.

К сожалению, существенно изменить данные тенденции, по-видимому, у нас нет шансов. Несколько сгладить ситуацию смогут страны, которым

удастся привлечь ученых из-за рубежа, в частности путем возвращения эмигрировавших. Но, как подсказывает мировой опыт, это дело непростое и стоит намного больших средств, чем удалось сэкономить за счет снижения финансирования науки. СИ

http://innosfera.by/2018/01/science_capacity

ЛИТЕРАТУРА

1. Аллахвердян А.Г.Динамика научных кадров в советской и российской науке. Сравнительно-историческое исследование.- М.,2014.

2. Попович А.С., Прокошин В.И., Щербин В.К., Дикусар А.И.Особенности трансформации социального капитала науки в странах с переходной экономикой // Общество, основанное на знаниях: новые вызовы науке и ученым. Материалы международной конференции.- Киев, 2006.

3. Доклад ЮНЕСКО по науке: на пути к 2030 г. // http://unesdoc.unesco.org/images/0023/002354/235407r.pdf.

4. Попович О.С., Костриця О.П. Прогнозы оцГнки еволюцГГ в(ковоТ структури Г чисельностГ дослГдникГв в УкраМ на найближче десятилГття // Наука та наукознавство. 2017. №1(95). С. 48-59.

5. Попович О.С., Костриця О.П. ВГдновлення наукового потенцГалу украГнськоТнауки: необхГднГсть Г реальнГ перспективи // Наука та ГнновацГ'Г. 2017, №13(4). С. 5-17.

6. Попович А.С., Кострица Е.П. Научные кадры: современные проблемы // Социология науки и технологии. 2017. Т. 8, №3. С. 75-85.

7. Попович О.С., Костриця О.П. Вщновлення наукового потенцилу украТнськоТ науки: необхщнгсть 1 реальн! перспективи // Наука та (нновацГГ. 2017, №13(4). С. 5-17.

8. Попович А.С., Кострица Е.П. Сравнительная оценка перспектив восстановления кадрового потенциала науки в Украине, России и Беларуси // Проблеми Г перспективи ГнновацГйного розвитку економГки УкраГни в свропейський науково-ГнновацГйний простГр. МатерГали ХХII МжнародноГ науково-практичноТ конференцГГ- УкраГна, 2017. С. 214-221.

9. Гусаков В.Г. Аксиосфера белорусской науки и пути ее совершенствования.- Минск, 2017.

10. Попович А.С., Кострица Е.П. Динамика возрастной структуры научных кадров Украины, России и Беларуси: сравнительный анализ.- Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова. Годичная научная конференция.- М., 2016. С. 206-212.

Приглашаем к сотрудничеству

Журнал «Наука и инновации» входит в утвержденный ВАК Беларуси «Перечень научных изданий для опубликования результатов диссертационных исследований» и принимает в раздел «Научные публикации» статьи по биологическим, медицинским наукам и инновационной экономике. Представляемые к защите материалы выходят с периодичностью 1 раз в квартал. С требованиями по оформлению статей можно ознакомиться на нашем сайте

http://www.innosfera.by/node/2161

к программе SCIENCE INDEX и получить возможность просмотра списка своих публикаций в РИНЦ и ссылок на них, а также использовать инструменты анализа и отбора научных статей по различным параметрам.

Оформить подписку на журнал «Наука и инновации»

(подписные индексы 00753 и 007532) можно в отделениях РУП «Белпочта» или «Белсоюзпечать», а также через Интернет:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

http://rev1.belpost.by:8080/BelPost/cs

Издание также включено в базу данных Российского индекса научного цитирования Приобрести журнал можно в редакции, (РИНЦ). Авторы журнала могут подключиться а также в магазине «Академкнига».

30 НАУКА И ИННОВАЦИИ | №1 (179) | Январь 2018 |

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.