Научная статья на тему 'Проблемы развития государственной политики России по противодействию коррупции'

Проблемы развития государственной политики России по противодействию коррупции Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1278
187
Поделиться
Ключевые слова
АДМИНИСТРАТИВНАЯ РЕФОРМА / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА / КОРРУПЦИЯ / ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ / ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ КОРРУПЦИИ / СИСТЕМООБРАЗУЮЩАЯ / СЛОЖНООРГАНИЗОВАННАЯ И МНОГОУРОВНЕВАЯ КОРРУПЦИЯ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Гапоненко Владимир Федосович, Килясханов Хизри Шапиевич

Задача написания статьи заключается в исследовании проблем развития государственной политики России по противодействию коррупции. Над исследуемыми проблемами коррупционных отношений работали и работают зарубежные исследователи, такие как Р. Пребиш, А. Эммануэль, И. Валлерстайн, Э. де Сото, Й. Шумпетер и др. Методологическую основу исследования составляют концепции экономической теории коррупции, развивающейся в рамках институциональной экономической теории. При проведении исследования применялась система общенаучных методов диалектического познания, системного и факторного анализа состояния социально-экономической безопасности. Выводы: в данной статье авторы обосновывают проблемы развития государственной политики России по противодействию коррупции. Приведены аргументы по определению основных направлений государственной политики по противодействию коррупции. Полученные в ходе исследования теоретические положения, сформулированные в статье выводы и практические рекомендации, могут способствовать проведению согласованной государственной политики в области борьбы с коррупцией и обеспечения экономической безопасности, противодействия организованной и экономической преступности. Практическая значимость результатов исследования заключается в их направленности на решение задач, стоящих перед органами власти, по обеспечению защиты экономических интересов государства, общества и личности от преступных коррупционных посягательств. Выводы и рекомендации статьи могут быть использованы при обосновании государственных мер и механизмов борьбы с коррупцией, обеспечения экономической безопасности России, борьбы с организованной преступностью экономической направленности, противодействия криминально-коррупционным угрозам реализации приоритетных национальных проектов, федеральных целевых программ и инновационного развития национальной экономики; при подготовке докладов в высшие органы исполнительной власти Российской Федерации по вопросам противодействия коррупции и руководству МВД России. Научная новизна статьи определяется комплексным рассмотрением проблемы противодействия коррупции как системной угрозы экономической безопасности страны. Статья предназначена для научных и практических работников

Problems of development of the Russian state policy to combat corruption

The task of writing this article is to study the problems of the development of Russian state policy to combat corruption. Above the test problems of corruption relations work and work overseas researchers such as R. Prebisch, Emmanuel A., I. Wallerstein, Hernando de Soto, Schumpeter and other methodological basis of the research component of the concept of economic theory of corruption, developing within the institutional economics theory. The survey system was used scientific methods of dialectical cognition system and factor analysis of the socio-economic security. Conclusion: In this article the authors justify the problems of development of Russian state policy to combat corruption. Arguments to determine the main directions of the state policy on anti-corruption. The findings of the study theoretical principles stated in Article conclusions and practical recommendations can contribute to a coordinated state policy in the fight against corruption and economic security, combating organized and economic crime. The practical significance of the study results is that they are aimed at addressing the challenges facing the authorities to ensure the protection of the economic interests of the state, society and the individual from criminal corruption attacks. Conclusions and recommendations of the article can be used in the justification of national measures and mechanisms to combat corruption, the economic security of Russia, the fight against organized crime, economic orientation, counter-corruption criminal threats implementation of priority national projects, the federal target programs and innovative development of the national economy; in preparing reports top executive authorities of the Russian Federation on combating corruption and the MIA of Russia. Scientific novelty of articles addressing the issue determined by a complex anti-corruption as a systemic threat to the economic security of the country. This article is intended for researchers and practitioners.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Проблемы развития государственной политики России по противодействию коррупции»

Бизнес в законе

3’2014

17.2. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ

Гапоненко Владимир Федосович, профессор кафедры Академии управления МВД России, доктор экономических наук, профессор

Место работы: Академия управления МВД России

profgaponenko@gmail.com Килясханов Хизри Шапиевич, доцент кафедры Академии управления МВД России, кандидат философских наук

Место работы: Академия управления МВД России

kelyschanov@mail.ru

Аннотация: Задача написания статьи заключается в исследовании проблем развития государственной политики России по противодействию коррупции. Над исследуемыми проблемами коррупционных отношений работали и работают зарубежные исследователи, такие как Р. Пребиш, А. Эммануэль, И. Вал-лерстайн, Э. де Сото, Й. Шумпетер и др.

Методологическую основу исследования составляют концепции экономической теории коррупции, развивающейся в рамках институциональной экономической теории. При проведении исследования применялась система общенаучных методов диалектического познания, системного и факторного анализа состояния социально-экономической безопасности.

Выводы: в данной статье авторы обосновывают проблемы развития государственной политики России по противодействию коррупции. Приведены аргументы по определению основных направлений государственной политики по противодействию коррупции.

Полученные в ходе исследования теоретические положения, сформулированные в статье выводы и практические рекомендации, могут способствовать проведению согласованной государственной политики в области борьбы с коррупцией и обеспечения экономической безопасности, противодействия организованной и экономической преступности.

Практическая значимость результатов исследования заключается в их направленности на решение задач, стоящих перед органами власти, по обеспечению защиты экономических интересов государства, общества и личности от преступных коррупционных посягательств.

Выводы и рекомендации статьи могут быть использованы при обосновании государственных мер и механизмов борьбы с коррупцией, обеспечения экономической безопасности России, борьбы с организованной преступностью экономической направленности, противодействия криминально-коррупционным угрозам реализации приоритетных национальных проектов, федеральных целевых программ и инновационного развития национальной экономики; при подготовке докладов в высшие органы исполнительной власти Российской Федерации по вопросам противодействия коррупции и руководству МВД России.

Научная новизна статьи определяется комплексным рассмотрением проблемы противодействия коррупции как системной угрозы экономической безопасности страны.

Статья предназначена для научных и практических работников

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Ключевые слова: административная реформа, государственная политика, коррупция, противодействие коррупции, предупреждение коррупции, системообразующая, сложноорганизованная и многоуровневая коррупция

PROBLEMS OF DEVELOPMENT OF THE RUSSIAN STATE POLICY TO COMBAT CORRUPTION

Gaponenko, Vladimir Fedosovic, Professor at the Academy of Ministry of Internal Affairs of Russia, doctor of economic sciences, Professor

Work place: the Academy of Ministry of Internal Affairs of Russia

profgaponenko@gmail.com

Kilashanov Hizri Sapievic, Associate Professor of Academy of Ministry of Internal Affairs of Russia, candidate of philosophical Sciences

Work place: the Academy of Ministry of Internal Affairs of Russia

kelyschanov@mail.ru

Annotation: The task of writing this article is to study the problems of the development of Russian state policy to combat corruption. Above the test problems of corruption relations work and work overseas researchers such as R. Prebisch, Emmanuel A, I. Wallerstein, Hernando de Soto, Schumpeter and other methodological basis of the research component of the concept of economic theory of corruption, developing within the institutional economics theory. The survey system was used scientific methods of dialectical cognition system and factor analysis of the socio-economic security. Conclusion: In this article the authors justify the problems of development of Russian state policy to combat corruption. Arguments to determine the main directions of the state policy on anti-corruption. The findings of the study theoretical principles stated in Article conclusions and practical recommendations can contribute to a coordinated state policy in the fight against corruption and economic security, combating organized and economic crime. The practical significance of the study results is that they are aimed at addressing the challenges facing the authorities to ensure the protection of the economic interests of the state, society and the individual from criminal corruption attacks. Conclusions and recommendations of the article can be used in the justification of national measures and mechanisms to combat corruption, the economic security of Russia, the fight against organized crime, economic orientation, counter-corruption criminal threats implementation of priority national projects, the federal target programs and innovative development of the national economy; in preparing reports top executive authorities of the Russian Federation on combating corruption and the MIA of Russia. Scientific novelty of articles addressing the issue determined by a complex anti-corruption as a systemic threat to the economic security of the country. This article is intended for researchers and practitioners.

Keywords: administrative reform, public policy, corruption, anticorruption, prevention of corruption, system-, and complexly l

Ни одно государство не располагает в настоящее время действенными средствами противостояния коррупции как показывает изучение законодательства и практики борьбы с коррупционными проявлениями. Как свидетельствуют результаты проведенного анализа, среди ученных до сих пор не сложилось единого мнения по вопросу о необходимости принимать не только законодательные, но и организационные меры противодействия коррупции в государственной гражданской службе. Это негативно сказывается на развитии государственной политики в области противодействия коррупции.

Для того чтобы определить основные направления государственной политики противодействия коррупции представляется целесообразным вначале коротко проанализировать понятие государственной политики, а также попытаться выяснить кем сегодня реализуется политическая власть в стране и каковы ее особенности, поскольку от ее состояния безусловно зависит проводимая государством политика в этой области.

Как полагает профессор Румянцева Е.Е., при анализе использования понятия «государственная политика» и ее

234

Гапоненко В. Ф., Килясханов Х. Ш.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ

направлений, отмечается слабый уровень теоретической проработанности российского законо- дательства. По мнению Румянцевой Е.Е., во многих определениях используется единый шаблон понимания государственной политики - цели и соответствующая им система различных мер, осуществляемые компетентными органами государственного управления на основе законодательства. Нередко определения носят размытый характер и не содержат конкретных формулировок цели той или иной политики. Кроме того, по мнению автора в данном понятии игнорируется законодателем научные критерии для его употребления применительно выполнению государством возложенных на него функций [ 12, С. 450]. В связи с этим Румянцевой Е.Е., предлагается понимание термина «политика» как процесса управления объектом (государством или организацией) в условиях борьбы за власть, ее использования и удержания. Включает в себя две главные составляющие: рациональную - научное обоснование политического решения путем выбора наилучшей альтернативы и нерациональную (субъективную), связанную с личным фактором-уровнем культуры, знаний и опыта лиц, принимающих политические решения, а также расстановкой политических сил.

Согласно ст. 114 Конституции РФ Правительство Российской Федерации «обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики; обеспечивает проведение в Российской Федерации единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии», то есть в соответствии с Конституцией РФ на исполнительную власть в стране возложено проведение девяти направлений экономической политики.

Если обратиться к Федеральному конституционному закону от 17.12.1997 № 2-ФКЗ (ред. от 28.12.2010 г.) «О Правительстве Российской Федерации», то в нем обозначены отличные от Конституции РФ направления государственной политики. Так, в ст. 14 «Полномочия Правительства Российской Федерации в сфере экономики» -Правительство РФ «вырабатывает государственную структурную и инвестиционную политику и принимает меры по ее реализации»; в ст. 16 «Полномочия Правительства Российской Федерации в социальной сфере» -Правительство РФ «обеспечивает проведение единой государственной социальной политики»; в ст.19 «Полномочия Правительства РФ в сфере обеспечения законности, прав и свобод граждан, борьбы с преступностью» -«участвует в разработке и реализации государственной политики в области обеспечения безопасности личности, общества и государства» и т.д. В общем, в итоге получается 14 направлений государственной политики, отличающихся по своим названиям от принятых в Конституции РФ. То есть получается, что документ, которым руководствуется Правительство РФ в своей деятельности, содержит противоречия и не может рассматриваться как системный, обеспечивающий эффективность государственного регулирования.

Естественно, что такое масштабное несовершенство законодательства не могло, не отразится на осуществлении государственной политики противодействия коррупции, а также на результатах административной реформы и эффективности государственного управления. Например, прогрессивная идея создания трехуровневой системы федеральных органов исполнительной власти -министерство, служба, агентство - на практике оказалась реализованной с существенными отклонениями, не по-

зволяющими исключить конфликт интересов и в полной мере реализовать принцип разделения полномочий.

Эффективность работы «трехуровневой» федеральной структуры зависит от качества межведомственного взаимодействия, поскольку в ней усиливается интенсивность межведомственных согласований. В то же время культура и технологии межведомственного взаимодействия не могли быть модернизированы в короткий срок. Это привело к дезорганизации в период после формирования новых федеральных органов власти. Предполагалось, что созданная «трехуровневая» модель позволит обеспечить специализацию деятельности, исключит конфликт интересов при исполнении в одном органе разных типов функций. Эти надежды «трехуровневая» организационная система не оправдала. Именно с недостаточной последовательностью реализации таких основополагающих принципов административной реформы, как устранение совмещения функций, связаны потери в общественной эффективности деятельности органов исполнительной власти.

Кроме того, при подготовке и проведении административной реформы в очередной раз были нарушены основные принципы управления. Непродуманные тщательным образом преобразования в сфере государственного управления привели, как всегда, к достаточно продолжительному параличу исполнительной власти и нарушению управляемости экономикой [ 1, С. 161-163].

В России при нынешней структуре исполнительной власти любая реорганизация резко снижает производительность труда. Чиновники начинают больше думать о своей дальнейшей судьбе, чем о деле, им порученном. Нарушаются отработанный до автоматизма порядок документационного обеспечения управления, система отчетности и контроля, горизонтальные связи между различными ведомствами, продвижение чиновников по служебной лестнице и т.п. При проведении реформы сохранялась порочная практика создания ведомств или иных управленческих структур не по функциональному предназначению, а под конкретного человека. Созданные суперминистерства, такие как Министерство промышленности и энергетики, Министерство финансов, Министерство экономического развития и торговли, априори не могли эффективно управляться.

Кроме того, по законам менеджмента масштабы любой системы имеют свои естественные ограничения, за пределами которых профессиональное управление становится невозможным. Очевидно, что попытки организации единого управления многофункциональными системами не только неэффективны, но и заведомо обречены на провал.

Государственное управление эффективно, если оно обеспечивает стабильность и поступательное развитие общественной системы. Это особенно важно для России, имеющий сложную и многозвенную систему исполнительной власти, для которой еще не найдено эффективной модели.

Следует отметить, Россия - не единственная страна, вынужденная искать пути повышения эффективности государственного управления. Профессор Йельского университета (США) И. Валлерстайн не без основания пишет о кризисе западной миросистемы, находит признаки сползания мира к хаосу. Быстрорастущая степень разнообразия современных обществ вкупе с тенденциями глобализации ставит все человечество перед серьезным испытанием. Его преодоление потребует, возможно, радикального пересмотра привычных схем политическо-

235

Бизнес в законе

3’2014

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

го устройства и государственного управления в сторону более полного учета общественных интересов, развития форм реализации общественной инициативы в совокупности со взаимным признанием в международных делах права народов жить сообразно собственным ценностям [ 3, С. 45].

Как справедливо полагает Шабров О.Ф., история постсоветской России наглядно подтверждает действие классического принципа необходимого разнообразия: чтобы иметь возможность управлять, управляющая система должна обладать не меньшим разнообразием, чем управляемая. На первом этапе реформ, в 90-е гг., преобладали действия, имевшие непосредственным следствием усложнение общества, повышение степени его разнообразия - экономического, политического, идеологического. В отсутствие адекватных мер по реорганизации государственного управления его эффективность резко снизилась. Проголосовав по итогам последних трех избирательных циклов за «партию власти» и президента-силовика, общество фактически дало им мандат на наведение порядка, что равносильно снижению степени разнообразия общества. Но этот путь имеет свои пределы. В разнообразии заложен потенциал развития, и носителем его является гражданское общество. Слабость общественной самоорганизации как неизбежное следствие унификации общественной системы рано или поздно порождает ее стагнацию и становится фактором неустойчивости [ 15, С. 4-9 ].

С другой стороны, существует предел повышения степени разнообразия всякой управляющей системы - так называемый «принцип хрупкости хорошего», известный в функциональном анализе как «теорема конечности» советского ученого Л.Левантовского. Чем сложнее организация системы, тем более вероятна потеря ее устойчивости. Действие совокупности двух названных принципов - «необходимого разнообразия» Эшби и «хрупкости хорошего» Л.Левантовского ставит эффективному управлению вполне конкретные границы [ 9, С. 57-59].

Внутренние механизмы коррумпированная, высших деятелей государства глубже всех раскрыл М. Бакунин еще в 70-х гг. XlX в. в работе «Коррупция. - О Макиавелли. - Развитие государственности». Для любых правителей государства коррупция выступала, как писал М. Бакунин, в качестве средства управления. Как отмечал М.А. Бакунин «никогда не было государства, которое в той или иной мере не прибегало бы к коррупции как средству управления. Коррупция, по его словам, являлась важным инструментом в руках профессиональных политиков которые обладали новым искусством - «искусством побеждать и сохранять власть всеми возможными способами».

Очевидно, что современная российская модель государственного управления, имеющая сложную и многозвенную систему исполнительной власти потеряла свою устойчивость, не предлагая взамен эффективной модели управления и деградировала. В результате чего, по законам развития систем в качестве альтернативы сложилась модель управления, где в качестве средства управления выступает системообразующая, сложноорганизованная и многоуровневая коррупция [2, С.23], которая является одной из последствий коренной перестройки государственного аппарата, начавшейся в 1991 -1992 гг.

Данное утверждение вовсе не означает, что коррупция имеет одинаковые формы. Причины ее возникновения в зависимости от исторической эпохи и фазы социальноэкономического развития страны весьма различны, а потому попытки разработать универсальные средства

предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной службы представляется практически нереальным. Как отмечается в юридической литературе, во многих странах государственная служба переживает сейчас не лучшие времена [10, C. 14-15]. В научной литературе говорится о кризисе государственной службы, подрыве доверия граждан к государственным служащим, к чиновничеству.

Вместе с тем, как следует из предыдущего анализа последствий коррупции, сегодня коррупция стала образом жизни целой страны. За 10 лет непрерывных, хотя и не всегда осознаваемых, усилий реформаторы построили недееспособное кланово-олигархическое коррупционное государство. Е.В. Охотский полагает, что коррупционные силы, воспользовавшись кризисной ситуацией, сделают все, чтобы и на этот раз выжать для себя максимум выгоды. Оздоровление финансово-банковской сферы, судьбы малого и среднего бизнеса, бедность и безработица, положение пенсионеров и инвалидов, нуждающихся в жилье, коррупционеров мало интересуют. В пользу этого тезиса свидетельствует и социологический опрос проведенный социологами РАГС при Президенте РФ. Так, 41% опрошенных социологами РАГС при Президенте РФ в ноябре 2007 г. чиновников федеральных и региональных органов заявил, что они имеют «самое общее представление о приоритетных национальных проектах»; каждый 20-й на момент опроса вообще не обладал никакой конкретной информацией о таких проектах; почти 60% респондентов признались, что практически ничего не знают о целях пенсионной, налоговой и образовательной реформ [11, С.29-30].

В коррупционной экономике главная цель коммерческой деятельности - получение прибыли, в демократической - достижение максимальной ценности производства на основе согласования интересов всех участников данной экономической деятельности (собственников и руководителей предприятия, наемных работников, потребителей, поставщиков сырья и материалов, государства). Коррумпированное государство по своей сущности социально-ориентированным и социально-справедливым быть не может, оно лишь формально декларирует принципы правовой законности и высокой нравственности [13, С. 53-55].

Как отмечает Шабров О.Ф., в России в настоящее время сложились в целом неблагоприятные предпосылки для формирования позитивного образа власти в целом. Тем не менее, сегодня удается обеспечить ее в целом устойчивое положение,- главным образом, за счет поддержания оптимальной структуры социального самочувствия. Неблагоприятное с точки зрения перспективы обстоятельство выявляется и в анализе оценки обществом компонентов самой власти. Индифферентное к целям (идеологии) власти, общество скептически оценивает практически все его институты, что несет в себе предпосылки недоверия к структуре власти, политическому режиму. Устойчивость российской власти обеспечена, главным образом, на персональном уровне. Политическая власть во всяком обществе реализуется теми, кто обладает реальной возможностью принятия важных государственных решений. Это - политическая элита.

Есть пределы возможного, определяемые не только объективными обстоятельствами, но и ответственностью властвующих перед теми, кто их к этой власти привел. В политике одиночек не бывает. За каждым стоят группы, большие или малые, и только зная их, можно понять, кто реально в России является хозяином. А структурой этих групп во многом определяется характер политического

236

Гапоненко В. Ф., Килясханов Х. Ш.

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ

режима [14, С. 309-319]. Возникло государство, в котором влияние исполнительной власти и корпораций многократно преобладает над совокупным влиянием народных избранников, включая парламент.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В системах управления с нарушенной обратной связью неизбежно накапливаются ошибки управления, снижающие его эффективность и способные поставить эти системы на грань непреодолимого кризиса. Перспектива российского общества видится в формировании сбалансированного и эффективного механизма политической обратной связи. Только в этом случае состав элиты и структура власти в России будут репрезентативно отображать структуру общественных интересов. Толчком к соответствующим изменениям может стать экономический кризис, который уже сегодня обнажает неизбежные последствия деформаций власти: рост социальной напряженности и падение эффективности государственного управления. Все это свидетельствует о неустойчивости политической ситуации, потому и меры преодоления можно определить лишь в общих чертах.

В сложившихся условиях ориентироваться, как представляется, следует на модель комплексного действия в режиме параллельного осуществления мер как превентивно-воспитательного и профилактического, так и карательно-принудительного воздействии, основанных на принципах законности, прозрачности и гражданского контроля [4, С. 54-58]. При этом, необходимо, чтобы предпринимаемые меры представляли собой единый комплекс и не были набором «точечных ударов». Намеченная система антикоррупционных мер сработает только при условии, если они будет юридически обоснованы, политически продуманны, нравственно и психологически убедительны. И для этого, с одной стороны уже немало сделано. В результате чего принят ряд нормативноправовых актов, о которых мы говорили выше.

Однако с другой стороны, не смотря на то, что предупреждение и пресечение коррупции предполагает комплекс разносторонних экономических, социальных, правовых и организационных мер, рассчитанных на длительную перспективу. Снизить уровень и масштаб коррупции в нашей стране в рамках одной кампании и за короткий промежуток времени невозможно. По прогнозам специалистов, для того чтобы уровень коррупции в России снизился до уровня, к примеру Португалии, необходима систематическая работа в течении 40 лет, а до уровня Швеции - 100 лет. Согласно статистике Всемирного банка, эффективные антикоррупционные кампании занимали у правительств ряда стран не менее 15 лет [5, С. 48-49]. Оценок и деклараций о намерениях пока больше, чем реальных результатов.

По мнению Елисова П. на протяжении 2008-2009 гг. в России велась многоплановая законотворческая и организационно-подготовительная работа по созданию полноценной системной основы для борьбы с коррупцией. Нет необходимости напоминать обо всех этапах этой работы. Но все эти законодательные меры правительства, почему-то, не снизили числа коррупционных преступлений, а даже наоборот, их количество выросло. Причина кроется, скорее всего, в том, что все законодательные меры, которые сейчас принимаются против коррупции, имеют, с его точки зрения, отношение скорее к пропаганде законами «антикоррупционного образа жизни», но мало - к практике [6, С. 22-26].

Вместе с тем в свете исследуемого нами вопроса, попытаемся выделить основные направления государственной политики противодействия коррупции. Не пре-

тендуя на изложение всех возможных направлений противодействия коррупции, поскольку это не представляется возможным в силу их объемности и многоплановости, мы, тем не менее, попытаемся выделить наиболее важные направления, затрагивающие экономическую, политическую и правовую сферы социальной жизни.

Представляется, что на сегодняшний день наиболее актуальным направлением государственной политики противодействия коррупция является международное сотрудничество в борьбе с коррупцией, учитывая, что для коррупции, как и для других видов преступности, давно не существует национальных границ. В то же время средства борьбы с данным явлением продолжают оставаться преимущественно национальными. В этой связи следует в полном объеме использовать возможности и опыт международного сотрудничества, так как российская коррупция, сливаясь с международной, становится фактором мировой нестабильности, связанной с угрозой перетекания процессов принятия решений в международной сфере из легальной сферы в теневую.

Международные принципы и стандарты противодействия коррупции установлены Конвенцией ООН против коррупции. Так, определяя основы политики и практики предупреждения и противодействия коррупции, Конвенция (статья 5) предписывает государствам- участникам разрабатывать и проводить «эффективную и скоординированную политику противодействия коррупции, способствующую участию общества и отражающую принципы правопорядка, надлежащего управления публичными делами и публичным имуществом, честности и неподкупности, прозрачности и ответственности». Конвенция в явном виде исходит из того, что в осуществлении мер по предупреждению и противодействию коррупции должна участвовать не только государственная власть, но и общество, что подавление коррупции в государстве невозможно без непосредственного участия в этом процессе его граждан.

Кроме того, в институциональном аспекте, исходя из принципа децентрализации власти, Конвенция (статья 6) предписывает создание органа или органов, осуществляющих предупреждение коррупции. Таким органам государство должно обеспечивать «необходимую самостоятельность с тем, чтобы такой орган или органы могли выполнять свои функции эффективно и в условиях свободы от любого ненадлежащего влияния» и «необходимые материальные ресурсы и специализированный персонал, а также такую подготовку персонала, какая может потребоваться для выполнения возложенных на него функций». Современная политическая практика показывает, что для того чтобы реально оградить тот или иной орган власти от «ненадлежащего влияния», принципиально необходим внешний по отношению к системе действующей государственной власти контроль его деятельности, а именно контроль со стороны граждан и их автономных объединений (гражданский контроль) и контроль со стороны политической оппозиции (политический контроль).

Решающую роль в борьбе с коррупцией призвана и должна выполнять судебная власть. Безусловно признавая и учитывая этот факт, Конвенция (статья 11) предписывает государствам-участникам применять меры «по укреплению честности и неподкупности судей и работников судебных органов и недопущению любых возможностей для коррупции среди них». Аналогичные меры могут внедряться и применяться в органах прокуратуры в тех государствах, в которых эти органы не входят в состав

237

Бизнес в законе

3’2014

судебной власти, но пользуются такой же независимостью, как и судебные органы. Независимый, свободный от корыстных интересов и политических симпатий суд, выступающий гарантом законности и справедливости, играет для государства ту же роль, какая в человеке принадлежит совести [8, С. 25]. Кроме того, в Конвенции придается особое значение обеспечению публичности и прозрачности деятельности системы государственной власти и обеспечению населения эффективного доступа к информации (ст.13), а также правоохранительной деятельности и уголовному преследованию лиц, причастных к коррупции (ст.ст.15-20 и др.).

Таким образом, основные направления государственной политики противодействия коррупции должны быть направлены на создание:

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

1. Высокого уровня политической, экономической и информационной свободы и конкуренции, которые являются необходимым условиям для сдерживания и противодействия коррупции, однако одной только свободы и конкуренции недостаточно для подавления коррупции.

2. Комплекса системных правовых и административных мер против коррупции в соответствии с международными принципами и стандартами.

3. Условий для соблюдения и защиты государством всех прав и свобод его граждан, обеспечения политической, экономической и информационной свободы и порождаемой ею конкуренции.

Изложенное позволяет заключить, что победить коррупцию трудно и полностью невозможно, можно только снизить уровень до определенного минимума. Действовать следует общими усилиями власти, бизнеса и общества, причем одновременно на всех стратегических направлениях, усиливая ответственность (принуждение), совершенствуя управление (предотвращение коррупции), повышая правовую и нравственную культуру граждан (просвещение). Только тогда, как говорил Конфуций, в обществе начнет господствовать добродетель, строгость, «народ будет почтителен, предан и воодушевлен» [7, С. 22,32,46].

Таким образом, отсутствие системной и всесторонней борьбы с коррупцией ведет к ее дальнейшему развитию и укоренению. Существуют тенденции, негативно сказывающиеся на становлении государственно-политических институтов в России. Эти тенденции объективны и не во всем зависят от субъективных интересов политических персоналий, хотя и субъективный интерес тоже не следует исключать: без него ничто в политике не происходит.

Список литературы:

1. Андрианов В.Д. Бюрократия, коррупция и эффективность государственного управления: история и современность /В.Д. Андрианов.-2-е изд.. -М.: Волтерс Клувер, 2011. С.161-163.

2. Бакунин М.А. Коррупция // Вопросы философии. 1990. № 12. С. 23.

3. Валлерстайн И. После либерализма. - М., 2003. С.45.

4. Гапоненко В.Ф., Палишкина О.В. Актуальные аспекты государственного контроля в сфере противодействия налоговым правонарушениям // Труды академии управления МВД России. - М., 2012. № 1 (21). С. 54-58.

5. Гуров М.П. Коррупция как сложное социальноэкономическое явление, представляющее угрозу национальной безопасности // Вестник Московского университета МВД России. № 6. 2008. С. 48-49.

6. Елисов П. О развитии профилактической функции антикоррупционного законодательства // Материалы к VII сессии Летней Школы для молодых специалистов в области уголовного права и криминологии. Антикоррупционная и антикриминаль-

ная политика России и ее субъектов. 29-30 июня 2010 г. Владивосток. С. 22-26.

7. Конфуций. Луньюй. Изречения. - М., 2005. С.22, 32, 46.

8. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / под ред. Б.А. Золотухина. М.: ЗАО «Редакция газеты «Демократический выбор», 2001. С. 25.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

9. Левантовский Л.В. Особенности границы области устойчивости // Функциональный анализ и его приложения.1982, т.16, вып.1. С. 57-59.

10. Оболонский А.В. Бюрократия для 21 века? Модели государственной службы (Россия, США, Англия, Австралия). - М., 2002. С.14-15.

11. Охотский Е.В. Коррупция: сущность, меры противодейст-вия.//Социологические исследования . 2009. № 9 (305). С.29-30.

12. Румянцева Е.Е. Новая экономическая энциклопедия 3-е изд.-М.:ИНФРА-М,2008.-С.450.

13. Румянцева Е.Е. Нравственные основы экономики.-М.: Ин-фра -М., 2010. С.53-55.

14. Шабров О.Ф. Динамика изменения удельного веса и влияния корпоративного компонента политической элиты постсоветской России // Элиты и общество в сравнительном измерении: Сб. ст. / Под ред. О.В. Гаман-Голутвиной. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОСПЭН), 2011. С. 309 - 319.

15. Шабров О.Ф. Эффективность государственного управления в условиях постмодерна // Власть. 2010. №5. С.4-9.

Reference list:

1. Andrianov VD Bureaucracy, corruption and government effectiveness: Past and Present / VD Andrianov.-2nd ed ..-M.: Wolters Kluwer, 2011. P.161-163.

2. Bakunin MA Corruption / / Problems of Philosophy. 1990. № 12.

S. 23.

3. Wallerstein I. After liberalism. - Moscow, 2003. P.45.

4. Gaponenko VF Palishkina OV Actual aspects of state control in the sphere of combating tax violations / / Proceedings of the Academy of the Interior Ministry of Russia. - M., 2012. № 1 (21). Pp. 5458.

5. Gurov MP Corruption as a complex socio-economic phenomenon that represents a threat to national security / / Bulletin of Moscow University Affairs of Russia. Number 6. 2008. Pp. 48-49.

6. Elisha P. On the development of the preventive function of anticorruption legislation / / Materials for the VII session of the Summer School for young professionals in the field of criminal law and criminology. Anti-corruption and anti-criminal policy of Russia and its subjects. 29-30 June 2010 Vladivostok.Pp. 22-26.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

7. Confucius. Analects. Sayings. - Moscow, 2005. P.22, 32, 46.

8. Concept of Judicial Reform in the Russian Federation / ed. BA Zolotukhin.Moscow: ZAO "Newspaper" Democratic Choice "in 2001. Pp. 25.

9. Levantovskii LV Features of the stability boundary / / Functional Analysis and its prilozheniya.1982, v.16, no.1. Pp. 57-59.

10. Obolonskij AV Bureaucracy for the 21 st century? Model of civil service (Russia, USA, England, Australia). - Moscow, 2002. Pp.1415.

11. Okhotsk EV Corruption: essence, countermeasures. / / Case Studies. 2009. № 9 (305). P.29-30.

12. Rumyantsev EE New economic encyclopedia third izd.-M.: IN-FRA-M, 2008.-S.450.

13. Rumyantsev EE Moral foundations ekonomiki.-M.: Infra-M., 2010. P.53-55.

14. Shabrov OF Dynamics of changes in specific gravity and influence of the corporate part of the political elite of post-Soviet Russia / / Elites and Society in Comparative measurements: Sat Art. / Ed. OV Gaman-Golutvina. - Moscow: Russian Political Encyclopedia (ROSPEN), 2011. Pp. 309 - 319.

15. Shabrov OF Government effectiveness in terms of the postmodern / / Authority. 2010. № 5. C.4-9.

238