Научная статья на тему 'Применение современных доктрин признания международной правосубъектности государств в согласительных (мирных) процедурах урегулирования конфликта Украины с днр и ЛНР'

Применение современных доктрин признания международной правосубъектности государств в согласительных (мирных) процедурах урегулирования конфликта Украины с днр и ЛНР Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
906
369
Поделиться
Ключевые слова
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРИЗНАНИЕ НОВЫХ СУБЪЕКТОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА / ПРА-ВО НАРОДОВ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ / СУВЕРЕННЫЕ ГОСУДАРСТВА / ПРИНЦИПЫ УСТАВА ООН / INTERNATIONAL RECOGNITION OF NEW SUBJECTS OF INTERNATIONAL LAW / HE RIGHT OF PEOPLES TO SELF-DETERMINATION / SOVEREIGN STATES / THE PRINCIPLES OF THE UN CHARTER

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Ступаков Николай Валерьевич

В статье показано, что международная правосубъектность ДНР и ЛНР, отделившихся от Украины, зависит от признания этих республик как суверенных государственных образований согласно международному праву. В международном праве признание означает реализацию международно-правового принципа самоопределения народов, его право на государственный статус национального языка и на обеспечение конституционного правопорядка. ДНР и ЛНР имеют все законные основания выйти из-под юрисдикции Украины, поскольку Украина находится под контролем США и фактически ограничена в суверенных правах.

Application of modern doctrines of the international legal recognition of states conciliation (peace) procedures for settlement of the conflict between Ukraine and the DNR and LNR

The paper shows that the international legal personality of the DNR and the LNR, separated from the Ukraine, depends on the recognition of these republics as a sovereign state entities under international law. In international law, the recognition means the realization of the international law principle of self-determination, their right to state the status of the national language and to ensure constitutional order. DNR and LNR have every legitimate reason to get out from under the jurisdiction of Ukraine, because Ukraine is under the control of the United States, and in fact is limited to sovereign rights.

Текст научной работы на тему «Применение современных доктрин признания международной правосубъектности государств в согласительных (мирных) процедурах урегулирования конфликта Украины с днр и ЛНР»

№3 2015

Применение современных доктрин признания международной правосубъектности государств в согласительных (мирных) процедурах урегулирования конфликта Украины с ДНР и ЛНР

СТУПАКОВ НИКОЛАЙ ВАЛЕРЬЕВИЧ

Генеральный директор Института проблем безопасности СНГ, главный редактор журнала «Международное сотрудничество евразийских государств: политика, экономика, право», кандидат юридических наук, доцент

Аннотация: В статье показано, что международная правосубъектность ДНР и ЛНР, отделившихся от Украины, зависит от признания этих республик как суверенных государственных образований согласно международному праву. В международном праве признание означает реализацию международно-правового принципа самоопределения народов, его право на государственный статус национального языка и на обеспечение конституционного правопорядка. ДНР и ЛНР имеют все законные основания выйти из-под юрисдикции Украины, поскольку Украина находится под контролем США и фактически ограничена в суверенных правах.

Ключевые слова: международное признание новых субъектов международного права, право народов на самоопределение, суверенные государства, принципы Устава ООН.

Application of modern doctrines of the international legal recognition of states conciliation (peace) procedures for settlement of the conflict between Ukraine and the DNR and LNR

NAZAROV VLADIMIR PAVLOVICH

Deputy Secretary of the Security Council of the Russian Federation, Candidate of Political Science

Abstract: The paper shows that the international legal personality of the DNR and the LNR, separated from the Ukraine, depends on the recognition of these republics as a sovereign state entities under international law. In international law, the recognition means the realization of the international law principle of selfdetermination, their right to state the status of the national language and to ensure constitutional order. DNR and LNR have every legitimate reason to get out from under the jurisdiction of Ukraine, because Ukraine is under the control of the United States, and in fact is limited to sovereign rights.

Key words: international recognition of new subjects of international law, the right of peoples to selfdetermination, sovereign states, the principles of the UN Charter.

17

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПРАВО

Международно-правовые принципы Устава ООН и международных пактов о политических, социальных и экономических правах народов на самоопределение

Признание международной правосубъектности новых государственных образований Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР), возникших в процессе «деформации» украинской государственности, необходимо проанализировать с точки зрения норм и принципов международного права при использовании механизмов согласительных (мирных) процедур урегулирования конфликта Украины с ДНР и ЛНР.

ДНР и ЛНР юридически реализуют свое право на самостоятельное развитие в результате Минских договоренностей между представителями Украины, ДНР, ЛНР, Россией и ОБСЕ от 5 сентября 2014 г., когда было подписано Соглашение о мирном урегулировании военного конфликта на Украине и обеспечении Украиной на законодательном уровне «особого статуса» ДНР и ЛНР, что предполагает принятие Украиной Закона об особом статусе Донецкой и Луганской областей и проведение досрочных выборов.

Верховные Советы Донецкой и Луганской народных республик провозгласили свою независимость от Украины в 2014 г. после апрельского вооруженного конфликта с силами правоохранительных органов Украины. На подконтрольной им территории были проведены референдумы: Референдум о самоопределении Донецкой Народной Республики и Референдум о самоопределении Луганской Народной Республики), которые не были признаны ни одним государством.

Верховными Советами обеих республик в мае 2014 г. были приняты новые конституции, по которым обе республики объявлялись суверенными государством и субъектами международного права. Правительства провозглашенных республик придали особую значимость тому факту, что они сумели провести референдумы в регионах, на которые распространялся их суверенитет, до начала внеочередных президентских выборов на

Украине, не проводившихся на территориях, подконтрольных ДНР и ЛНР.

С международной правосубъектностью ДНР и ЛНР связаны вопросы признания этих республик как суверенных государственных образований, что в международном праве означает международно-правовое действие субъекта международного права, которым он констатирует наличие юридически значимого события, факта или поведения субъекта международного права. Посредством акта признания государство соглашается с соответствующими изменениями в международном правопорядке.

Международно-правовой статус «самопровозглашенных» Донецкой Народной Республики (ДНР) и Луганской Народной Республики (ЛНР) подкрепляется и фактически определяется правом народов на самоопределение согласно целям и принципам ООН, закрепленным как в ст. 1 Главы 1 Устава Организации Объединенных Наций, которая провозглашает основные цели и принципы ООН, так и в различных документах ООН о правах народов.

Основные принципы устава ООН согласно ст. 1 обязывают государства - членов ООН:

1. Поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира и проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира.

2. Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира.

18

№3 2015

3. Осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии.

4. Быть центром для согласования действий наций в достижении этих общих целей1.

Помимо Устава Организации Объединенных Наций о самоопределении как праве народов говорят: Международный пакт ООН об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 г.2, Международный пакт о гражданских и политических правах3, Венская декларация и Программа действий Всемирной конференции ООН по правам человека от 25 июня 1993 г.4, Декларация ООН о правах коренных народов, утвержденная Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 61/295 от 13 сентября 2007 года5 и др. подтверждают основополагающее значение права на самоопределение всех народов, в силу которого они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие.

Международный пакт об экономических, социальных, культурных правах от 19 декабря 1966 г. в ст. 1 устанавливает, что все народы имеют право на самоопределение, свободно устанавливают свой политический статус, сво-

1 Текст Устава ООН. http://www.un.org/ru/documents/ charter/

2 Международный пакт ООН об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 г. http://www. un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/indigenous_ rights

3 Международный пакт ООН о гражданских и политических правах, принятый резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 г. http://www.un.org/ru/ documents/decl_conv/declarations/indigenous_rights

4 Венская декларация и Программа действий Всемирной конференции ООН по правам человека от 25 июня 1993 г. http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/ viendec93.shtm

5 Декларация ООН о правах коренных народов, утвержденная Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 61/295 от 13 сентября 2007 г. http://www.un.org/ru/documents/ decl_conv/declarations/indigenous_rights

бодно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие. Для достижения своих целей они могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного экономического сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, и из международного права. Ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования. Государства - члены ООН, участвующие в пакте, должны в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право.

Особое значение для реализации защиты прав русскоязычного населения ДНР и ЛНР имеют принципы Декларации ООН о правах коренных народов от 13 сентября 2007 г. Постоянный Форум по вопросам коренных народов при ООН имеет полномочия обсуждать вопросы коренных народов в рамках мандата Экономического и Социального Совета ООН в том, что касается экономического и социального развития, культуры, окружающей среды, образования, здравоохранения и прав человека6. Русские в Украине являются «коренным народом» (так же, как и в странах Балтии), и если их права нарушаются украинским государством, то имеют право на их самостоятельную защиту и урегулирование.

6 Постоянный Форум по вопросам коренных народов при ООН. Доклад Фонда поддержки и защиты соотечественников, проживающих за рубежом. http://pravfond.ru/module

19

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПРАВО

Международно-правовые институты

признания государств и борющихся за независимость

народов и принцип самоопределения

Самоопределение народов в рамках международного права выражается в праве народов на государственный статус национального языка, в праве на обеспечение конституционного правопорядка и защиту сложившихся национальных религиозных и культурно-этнических традиций, в праве на бюджетную обеспеченность и суверенитет территории государства, в праве на защиту прав и законных интересов народов, что корреспондируется с интересами народов, населяющих территории ДНР и ЛНР1.

Таким образом, действующее международное право гарантирует народам право на независимое развитие и самоопределение, несмотря на то, что «институт самоопределения» нуждается в дальнейшей кодификации на международном уровне, в целях предотвращения его «смешения» с институтом «противодействия сепаратизму и терроризму».

Хотя признание означает выход на международную арену нового государства или правительства и направлено на установление между государствами правоотношений, характер и объем которых зависит от вида и формы признания, государство признает новое государство как юридическое лицо со всеми правами и обязанностями, вытекающими из международного права в рамках существующих норм и принципов ООН, а также доктрин признания.

Международное право народов на независимое развитие и самоопределение по Уставу ООН гарантируется народам ДНР и ЛНР существующими международно-правовыми нормами о защите прав народов от иностранного вмешательства и противодействия всем формам проявления над ними не санкционированного властью «иностранного контроля и управления». Такой «ино-

1 Текст Устава ООН / http://www.un.org/ru/documents/charter/

странный контроль» существует над Украиной в рамках ассоциированного членства в ЕС и партнерства с НАТО, что не поддерживается народами ДНР и ЛНР, поскольку не отвечают их социально-экономическим интересам и культурно-историческим традициям.

Принимая Конституции, ДНР и ЛНР руководствовались не только принципом самоопределения наций и народов, но и принципом невмешательства во внутренние дела другого государства, который содержится в Уставе ООН (п. 7 ст. 2). Однако этот принцип не соблюдается украинскими властями как во внешней, так и во внутренней политике, когда Украина осуществляет вооруженное вмешательство в дела самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Вопреки международному праву Украины использует силовые формы вмешательства, включая военные провокации и угрозы, направленные против правосубъектности ДНР и ЛНР, отказываясь при этом от их социального бюджетного финансирования как «территорий в составе» Украины, и не признавая при этом самостоятельности их политического и экономического статуса.

Если обратиться к теоретическим аспектам соотношения институтов признания государств и правительств и самоопределения наций и народов, то эта проблема является важнейшей в международном праве во времени начала борьбы народов за освобождение с колониализма.

20

№3 2015

Отечественная доктрина международного права о признании международной правосубъектности наций и народов, борющихся за независимость, изложена, в частности, в учебнике «Международное право», изданном в 1994 г. под редакцией одного из крупнейших юристов ХХ в. по международному праву Г.И. Тункина, члена-корреспондента Российской академии наук, крупного советского дипломата, доктора юридических наук, заведующего кафедрой международного права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова на протяжении многих лет1.

Г.И. Тункин, подчеркивая юридическую обязательность норм международного права, писал, что «международное право есть система юридических норм, создаваемых государствами (и частично другими субъектами международного права) путем согласования их воль, регулирующих определенные общественные отношения. Соблюдение этих норм обеспечивается в случае необходимости принуждением, осуществляемым государствами, а также международными организациями1 2.

В этой же книге один из авторов, известный советский ученый в области международного договорного права, доктор юридических наук профессор А.Н. Талалаев пишет, что борьба народов (наций) за образование собственных независимых государств законна в любой форме, мирной и немирной, в том числе в форме национально-освободительного движения. Более того, насильственное воспрепятствование осуществлению права на самоопределение, проявление колониализма в любых формах - в старых (в виде всякого рода прямого колониального владения, оккупации, протекторатов и т. п.) и новых - в форме неоколониализма (неравноправных договоров, кабальных займов и кредитов, иного ино-

1 Международное право: учебник для высших учебных заведений / под ред. Г.И. Тункина. М.: Юридическая литература. 1994. 512 с.

2 Там же. С. 10-11.

странного контроля) - несовместимы с международным правом3.

Далее А.Н. Таллаев пишет, что в ходе борьбы за самоопределение народы могут создавать свои руководящие органы, осуществляющие законодательные и исполнительные и выражающие суверенную волю народов (наций). В таких случаях борющиеся народы становятся участниками международно-правовых отношений, субъектами международного права, которые осуществляют свои международные права и обязанности через упомянутые органы. Таковы были: Фронт национального освобождения Алжира, Народная организация Юго-Западной Африки (СВАТО), Организация освобождения Палестины (ООП) и др.

Получается, что сопротивление народов ДНР и ЛНР украинской власти, пришедшей к управлению государством неконституционным путем, имеет прямую международно-правовую аналогию с «фронтом национального освобождения» против незаконного режима в государстве. Тем более что в Украине фактически введен режим политической и экономической «кабальной» зависимости от иностранных государств, США и ЕС, и их военных блоков через новейшие торговоэкономические, финансово-информационные и военно-стратегические способы неоколониального воздействия.

3 Там же. С. 92-97.

21

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПРАВО

Самоопределение народов ДНР и ЛНР как факторы противодействия новейшим неоколониальным формам иностранного контроля над Украиной

Неоколониальное воздействие проявляется в «системных стратегических указаниях Украине по вопросам внешней и внутренней политики» со стороны американских и европейских должностных лиц, представляющих интересы ЕС, МВФ, США и НАТО. Иностранное вмешательство в качестве юридической базы для контроля за Украиной имеет как Соглашение об ассоциации Украины с ЕС 2014 г., так и другие соглашения Украины с иностранными государствами «большой семерки». Конечно, не каждое международное соглашение «об ассоциации или кооперации» порождает «кабальную (невыгодную) для государства зависимость. Но в случае с Украиной налицо типичное «внешнее управление», направленное на решение стратегических интересов США, ЕС и НАТО. Это выражается в принуждении управляемого извне режима Украины:

1) к кабальным займам и кредитам МВФ для приобретения иностранных товаров и продукции, как широкого потребительского спроса, так и военного назначения;

2) к созданию военных баз, включая базы НАТО, в Украине и снабжению их дорогостоящей военной техникой и продукцией для обеспечения коммерческих интересов корпораций США, производящих военную продукцию;

3) к направлению бюджетных расходов на вооружение украинской армии для борьбы с «мнимым агрессором», вместо развития национальной экономики;

4) к ограничению суверенитета путем запрета на участие Украины в выгодных традиционных кооперационных и торгово-экономических связях с Россией,

5) к системному, умышленному разрушению украинской экономики как средству конкурентной борьбы западноевропейских и американских транснациональных компаний за рынки сбыта

своих товаров и доминированию иностранного капитала на территории Украины.

Еще одним фактором, подтверждающим наличие «прямого иностранного контроля и управления» в Украине со стороны ЕС, США и ее партнеров по НАТО, является поддерживаемый парламентских большинством Украины порядок принятия Президентом и Правительством Украины военно-стратегических, финансово-экономических и координационно-управленческих решений при обязательных согласительных процедурах с главами государств - членов ЕС, как ассоциированного члена ЕС и «потенциального партнера» НАТО.

Как ассоциированный член ЕС с 2014 г. Украина в соответствии с Соглашением об ассоциации Украины с ЕС фактически уже имеет «ограниченный» государственный суверенитет, хотя и не является членом Европейского союза.

В этом контексте получается, что ДНР и ЛНР, не признавая с самого начала законность военного переворота и законность действий «новой власти» Украины, не признают за собой обязанностей по выполнению положений Соглашения об ассоциированном членстве Украины в ЕС 2014 г., приводящих к ограничению суверенитета Украины и введению внешнего иностранного военно-технического, валютно-финансового и других видов контроля со стороны ЕС и МВФ.

Именно «иностранный контроль» послужил основной причиной объявления ДНР и ЛНР себя самостоятельными суверенными территориями (пока в составе Украины) с особым статусом независимой государственности. То есть ДНР и ЛНР «вышли» из состава Украины, не признав законность нового Президента, Парламент и Правительство Украины, созданные в результате вооруженного захвата власти в процессе государственного переворота в Киеве в феврале 2014 г. Ведь Украина отказалась от предоставления га-

22

№3 2015

рантий соблюдения прав русскоязычного населения ДНР и ЛНР, поскольку это не входило в планы ассоциированного членства Украины с ЕС, а ДНР и ЛНР подверглись силовому воздействию армии Украины.

С точки зрения международного права ООН и российской доктрины признания международной правосубъектности наций и народов, борющихся за независимость, правовой статус ДНР и ЛНР является определенным. Это - движение национального сопротивления за самоопределение народов путем провозглашения независимых республик. ДНР и ЛНР могут рассматриваться как субъекты международного права, поскольку имеют все признаки фактического суверенитета,

включая законно избранных руководителей, борющуюся национальную армию сопротивления, государственный (русский) язык коренного народа, подконтрольную территорию, независимый бюджет и валютно-финансовую систему, межгосударственные контакты с поддерживающими их субъектами.

С точки зрения ЕС и США статус ДНР и ЛНР является неопределенным, поскольку противоречит доктрине США «ограниченного понимания признания новых государств», основанной на том, что республики на данный момент не получили признания со стороны хотя бы одного государства - члена ООН (проамериканская «Доктрина международного признания Тобара»).

Международно-правовая практика использования обычаев признания государств и народов

Доктрина Тобара как международный обычай широко используется в международной практике США по признанию государств и правительств1. Она устанавливает, что государство может быть признанным субъектом международного права, если его признает другой субъект международного права. Против проамериканской «Доктрины Тобара» в середине ХХ в. сформировалась мексиканская «Доктрина Эстрады», которая является политической доктриной международно-правового характера, распространенной в 1990-х гг. и ранее, подготовленной мексиканским советником по внешнеэкономическим связям Хенаро Эстрадой по вопросу о признании новых правительств. Однако впоследствии под влиянием США «как партнера Мексики по Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА) мексиканское руководство стало «осторожно» относится в этой доктрине.

В противоположность Доктрине Тобара по Доктрине мексиканца Эстрады новое правитель-

1 Доктрина Тобара. http://www.glossary.ru/cgi-bin/gl

ство, если оно пришло к власти «неконституционным» путем, но признается народом, не нуждается в специальном акте признания со стороны иностранных государств. Эта доктрина была направлена против злоупотребления США вмешательством во внутренние дела других государств, борющихся за независимость, и широко поддерживалась СССР во внешней политике в 90-х гг. ХХ века.

История признания государств и правительств содержит много факторов международных отношений с участием непризнанных государств, которые помогали им приобрести международную правосубъектность. Например, Республики ДНР и ЛНР признали независимость друг друга и с 24 мая 2014 г. по 18 мая 2015 г. стали соучредителями и членами Конфедеративного Межгосударственного Союза народных республик (Новороссии).

Когда межгосударственные нормы устанавливаются путем двусторонних или многосторонних соглашений, новые субъекты международного правопорядка возникают с момента заключения таких соглашений. То есть в тот самый момент,

23

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПРАВО

когда ДНР и ЛНР заключили межгосударственное соглашение о конфедерации «Новороссия», они по «международному обычаю» о признании могут считаться в отношении друг друга выразителями суверенной воли народов. Выступая создателями международных норм, возникающих в силу двустороннего соглашения, ДНР и ЛНР становятся субъектами межгосударственного правопорядка, а все факторы вместе могут рассматриваться как «признание».

Надо сказать, что подобный «международный обычай» признания через «конфедерацию» из «непризнанных» территорий, принявших свои конституции, возник на территории Североамериканских штатов в 1775-1778 гг. Тогда во всех штатах были выработаны и приняты конституции, а в 1777 г. между Североамериканскими Соединенными Штатами был заключен Союз, закрепленный в 1781 г. «Статьями Конфедерации», которые стали первой Конституцией Соединенных Штатов, сохраняющей за отдельными штатами почти полную самостоятельность.

Великобритания провозгласила независимость Североамериканских Соединенных штатов только в 1783 г. С тех пор американская доктрина признания государств и народов как субъек-

тов международного права, с учетом этого «прецедента-обычая», на «некоторое время» стала довольно лояльной к признанию народов, борющихся за независимость. Но после распада СССР и сопровождающих его процессов международного разрушения государств и суверенных народов под воздействием преступной экономической и военной политики США американские власти пересмотрели свои взгляды на признание «самоопределяющихся наций».

Международная правосубъектность при наличии межгосударственного «соглашения о конфедерации непризнанных государств» в смысле международного права проистекает как от воли сторон, так и от норм, которая связывают изъявления воли с определенными последствиями. Для большинства государств - членов ООН спорными остаются вопросы, могут ли государства, еще не получившее признания, выражать юридически действительную волю, возможно ли признание новых государств только в порядке одностороннего акта со стороны уже существующих государств, возникает ли международная правосубъектность одновременно с признанием или не может быть правоотношений с государством, еще не получившим признания.

Современные тенденции трансформации доктрин международно-правового признания государств и народов

В настоящее время в международном праве существует несколько теорий признания, из которых наиболее популярные - конститутивная и декларативная, отражающие две формы поведения государств на международной арене относительно признания международных субъектов. По мнению сторонников конститутивной теории, признание обладает правообразующим значением, когда оно создает новые субъекты международного права. Без признания со стороны группы ведущих государств новое государство не может считаться субъектом международного права.

С точки зрения представителей декларативной теории, признание лишь подтверждает правомерность каких-то определенных международно-правовых действий или событий. Иными словами, признание носит декларативный характер и направлено на установление стабильных, постоянных международных правоотношений между субъектами международного права. Ст. 9 Устава Организации американских государств, например, гласит, что политическое существование государства не зависит от его признания другими государствами. Даже до признания государ-

24

№3 2015

ство имеет право на защиту своей целостности и независимости. Этих двух теорий придерживаются как западные, так и отечественные ученые1.

Согласно декларативной международной доктрине признания ДНР и ЛНР как самопровозглашенные республики обладают международной правосубъектностью в силу самого факта своего существования и могут пользоваться международными правами и нести обязанности, вытекающими из Устава ООН, независимо от их признания другими субъектами международного права.

Институт признания не кодифицирован в международном праве, и его образует группа международно-правовых обычных норм, которые регулируют все стадии признания «народов, борющихся за независимость», как новых субъектов международного права, исходя из международных обычаев признания, из международных договоров, содержащих отдельные нормы о признании государств и правительств, из права международных организаций2.

При этом в современной теории международного права расширяются взгляды, подтверждающие мнение, что международная правосубъектность шире, чем правосубъектность государств, поскольку появляется правосубъектность «народов», «экономик», транснациональных образований публичных субъектов, межгосударственных образований и объединений, имеющих много общего с государствами, включая признание и обладание территориями.

Можно сказать, что международный институт признания, как основание международной правосубъектности, претерпевает парадоксальные трансформации. С одной стороны, крупные территории с многомиллионным коренным населением, заявляющие о своих суверенных правах

1 Анцилотти Д. Международное право / пер. с итал. М.: Международные отношения, 1982; Признание в современном международном праве: сб. статей / под ред. Д.И. Фельдмана. М., 1975; Международное право / отв. ред. Г. И. Тун-кин. М., 1982. С. 90-95; Международное право / под ред. К.А. Бекяшева. М.: Проспект, 2014.

2 См. также труды: Г. Трипель, Д. Анцилотти, К. Штрупп, Холд Фернек, Г. Кельзен, Г. Лаутерпахти и др.

на самоопределение, как ДНР и ЛНР, украинские власти и их «западные покровители» объявляют «группами сепаратистов», покушающимися на территориальную целостность Украины.

С другой стороны, международное сообщество тех же развитых западных стран «легко» признает субъектами международного права небольшие по территориям, бюджетам, народонаселению «офшорные юрисдикции» и «точечные» международные финансовые центры как «развитые экономики». Парадокс в том, что с точки зрения западных стран, контролирующих глобальный транснациональный бизнес, для признания в качестве международных субъектами более «выгодны» не борющиеся народы и их суверенные государства, а «компактные» территории и международные объединения, которые «обслуживают» мировые финансовые потоки, подконтрольные этим транснациональным корпорациям (ТНК). Например, Азиатско-Тихоокеанское экономическое сообщество (АТЭС) признает субъектами международного права не только государства, но и «развитые территории - экономики», не являющиеся государствами.

То есть происходит «манипулирование» международным правом и его критериями международного признания субъектов в интересах политики США, стран - членов НАТО, транснационального капитала, основанного на «дроблении» института международной правосубъектности в зависимости от участия субъектов в объемах оборота международных валютно-финансовых средств. При этом «борющиеся за независимость народы» все чаще рассматриваются как носители «нестабильности и долгов», «проблемных бюджетных расходов» и «финансовой напряженности». Поэтому они более интересны для транснациональных корпораций и их западных управленцев признанием в качестве добычи, чем в качестве суверенного государства.

Западные теории все больше носят декларативный и односторонний характер, подтверждающий факт вступления нового члена в меж-

25

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПРАВО

дународное сообщество и его юридические последствия. Расширяются учения о «международном признании», которые полностью относятся к естественному праву.

Согласно этому учению «международное позитивное право» якобы придает правосубъектность всякому существующему государству в силу факта его существования. Государство является субъектом в силу международного права, поскольку существуют известные международные требования гуманизма к проблемам народов,

борющихся за независимость, которыми нельзя пренебречь по отношению к любому государству, не получившему еще признания. Фактически, с точки зрения и этой теории ДНР и ЛНР имеют международную правосубъектность. Однако США и их партнеры по «большой семерке» считают, что в случае ДНР и ЛНР должна применяться не доктрина признания прав борющихся за независимость народов по международному праву, а доктрина противодействия сепаратизму по международному гуманитарному праву.

Статус ДНР и ЛНР в типовых процессах образования новых государств и видов признания

Международное признание согласно международной практике, состоит в том, что то же самое государство может стать субъектом в различное время по отношению к различным государствам и потому в любой данный момент может быть субъектом по отношению к одним и не быть таковым по отношению к другим государствам. Это и соответствует в точности тому, что происходит в действительности в международных отношениях и свойственно природе международного правопорядка.

Когда Украина говорит о «незаконности» ДНР и ЛНР, это не является неоспоримым фактом с точки зрения международного права.Законность государства, если его создание определено волей народа, состоит в самом факте его существовании. Часто в международных обычаях процессы образования государств не имеют решающего значения. Например, государство, возникшее вследствие революции, может вступать в правовые взаимоотношения с другими государствами наравне с теми, которые образовались исключительно мирным путем, например, путем отделения в силу договора области от государства, в состав которого она входила и превращение ее в самостоятельное государство и т. п. Также международная практика знает случаи признания повстанческих отрядов, специально и исключи-

тельно с целью распространения на них действия норм права войны, а также норм, касающихся нейтралитета.

С международно-правовой точки зрения политические мотивы, основания существования и образования государств имеют значение с точки зрения целей и принципов Устава ООН и международного права. По Уставу ООН законными и признанными могут быть только те образовывавшиеся государства, цели создания которых не противоречат принципам мира и безопасности, справедливости и равенства народов, разрешению международных споров мирным путем и другим общепризнанным нормам и принципам ООН. По этим основаниям Исламское террористическое государство не может иметь международную правосубъектность.

Международное право не знает правил относительно применения определенных форм признания. Действует общий принцип, согласно которому соответствующее волеизъявление может быть выражено в любой подходящей форме. Поэтому различают: виды признания: 1) официальное, вытекающее из прямого заявления в соглашениях, в дипломатических нотах; 2)позитивное, вытекающее из заключения соглашения, посылки или принятия дипломатических агентов и т. д.;

26

№3 2015

3) двустороннее, между двумя государствами, или коллективное, между большим числом государств; 4) признание de facto и признание de jure.

В международной практике нередко говорят о признании de facto в отличие от признания de jure. Иногда эти термины соответствуют различению признания «молчаливого» и признания «публично выраженного». Признание de jure означает признание, за которым немедленно следует установление дипломатических отношений в прямом смысле слова, т. е. отношений, которые ведутся лицами, официально аккредитованными в качестве дипломатических представителей.

Последствия признания определяются международно-правовым соглашением, которое отличается от любого другого соглашения тем, что оно дает начало правоотношениям между сторонами и тем самым придает конкретное воплощение их правосубъектности в международном правопорядке. В силу принципа pacta sunt ser-

vanda субъекты, признающие друг друга, должны вести себя сообразно соглашению, что означает их обязанность соблюдать заключенное соглашение и последствия признания.

Признание ДНР И ЛНР способно повлечь самые различные последствия. Достаточно сравнить признание, включающее условия борющихся за независимость народов или признание восставшей стороны. Одним из многих возможных случаев является признание нового государства, которое с его момента вступает со всеми к тому времени существующими государствами в разнообразные отношения, регулируемые международным правом. Увеличение и уменьшение территории не оказывает влияния на международную правосубъектность государства. Государство может увеличить или уменьшить свою территорию, усилиться или стать слабее, но при этом оно неизменно остается международным субъектом.

Нормативно-правовые акты и литература

1. Международный пакт ООН об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 г. http://www.un.org/ru/documents/ded_conv/ dedarations/indigenous_rights

2. Текст Устава ООН. http://www.un.org/ru/ documents/charter/

3. Международный пакт ООН о гражданских и политических правах, принятый резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 г. http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ declarations/indigenous_rights

4. Венская декларация и Программа действий Всемирной конференции ООН по правам человека от 25 июня 1993 г. http://www.un.org/ru/documents/ decl_conv/declarations/viendec93.shtm

5. Декларация ООН о правах коренных народов, утвержденная Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 61/295 от 13 сентября 2007 г. http://www.un.org/

ru/documents/decl_conv/declarations/indigenous_

rights

6. Постоянный Форум по вопросам коренных народов при ООН. Доклад Фонда поддержки и защиты соотечественников, проживающих за рубежом. http:// pravfond.ru/module

7. Текст Устава ООН. http://www.un.org/ru/ documents/charter/

8. Международное право: учебник для высших учебных заведений / под ред. Г.И. Тункина. М.: Юридическая литература. 1994. 512 с.

9. Анцилотти Д. Международное право / пер. с итал. М.: Международные отношения. 1982.

10. Признание в современном международном праве: сб. статей / под ред. Д.И. Фельдмана. М., 1975.

11. Международное право / под ред. К.А. Бекяше-ва. М.: Проспект. 2014.

27