Научная статья на тему 'Правовой статус подозреваемого как участника уголовного процесса'

Правовой статус подозреваемого как участника уголовного процесса Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
7046
870
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ / ЗАДЕРЖАНИЕ / МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ / СРОК / ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Абесалашвили Маринэ Зауровна

Предмет исследования составляют нормы уголовно-процессуального права, регламентирующие правовое положение подозреваемого. Цель и задачи. Рассмотреть правовой статус подозреваемого. Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи: 1. рассмотреть сроки пребывания лица, в положении подозреваемого; 2. выявить момент, с которого начинается исчисление сроков пребывания лица, в положении подозреваемого; 3. проанализировать гарантии обеспечения права подозреваемого на защиту Права подозреваемого обеспечиваются правами: знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, с материалами, направленными в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Правовой статус подозреваемого как участника уголовного процесса»

УДК 343.13 ББК 67.410.2 А 14

М.З. Абесалашвили

Правовой статус подозреваемого как участника уголовного процесса

(Рецензирована)

Аннотация:

Предмет исследования составляют нормы уголовно-процессуального права, регламентирующие правовое положение подозреваемого.

Цель и задачи. Рассмотреть правовой статус подозреваемого. Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи: 1. рассмотреть сроки пребывания лица, в положении подозреваемого; 2. выявить момент, с которого начинается исчисление сроков пребывания лица, в положении подозреваемого; 3. проанализировать гарантии обеспечения права подозреваемого на защиту

Права подозреваемого обеспечиваются правами: знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, с материалами, направленными в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения.

Ключевые слова:

Подозреваемый, задержание, меры пресечения, срок, процессуальное принуждение.

Необходимость обеспечения прав человека, вовлеченного в уголовный процесс по подозрению в совершении преступления, его конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ), неприкосновенность частной жизни, защиту чести и доброго имени (ст. 23 Конституции РФ), законодатель установил кратковременный срок пребывания лица в качестве подозреваемого. В соответствии с тем, что подозреваемый появляется в деле в результате задержания или применения к лицу меры пресечения до предъявления обвинения, закон определяет максимальные сроки действия в отношении указанного участника уголовного судопроизводства данных мер процессуального принуждения. Задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, допустимо на срок до 48 часов, а применение меры пресечения к подозреваемому может иметь место только в исключительных случаях, и в этом случае согласно ст. 100 УПК РФ «обвинение должно быть предъявлено не позднее десяти суток с момента применения меры пресечения». Являются ли указанные сроки сроками пребывания лица в положении подозреваемого?

Большинство процессуалистов придерживаются мнения, что сроки задержания и применения мер пресечения - это сроки, в течение которых лицо может находиться в положении подозреваемого. [7] Другие авторы считают, что эти сроки «являются не сроками нахождения лица в положении подозреваемого, а только сроками действия в отношении его задержания и меры пресечения, и что ограничение срока пребывания лица в таком качестве способно в отдельных случаях превратиться в непреодолимую преграду на пути успешного осуществления задач уголовного судопроизводства». [15]

Конечно, то, что законодатель обусловливает появление в деле подозреваемого применением к лицу таких мер процессуального принуждения, как задержание и мера пресечения, приводит к тому, что в случае отмены или истечения срока указанных мер лицо перестает быть подозреваемым, так как отпадают условия пребывания его в этом качестве. Таким образом, расследование уголовного дела в отношении подозреваемого ограничивается 10 сутками, что определяется максимально допустимым сроком применения меры пресечения в отношении данного участника уголовного процесса; если же до применения меры пресечения лицо было задержано в соответствии со ст. 100 УПК, то срок задержания также включается в 10-дневный срок. В указанный срок следователь должен или предъявить подозреваемому обвинение и поставить его в положение обвиняемого, или отменить в отношении него меру процессуального принуждения и устранить подозреваемого от участия в деле.

Однако необходимо учитывать, что решение следователя об отмене мер процессуального принуждения (т.е. решение об устранении из дела подозреваемого) может быть принято по разным основаниям.

Во-первых, в ходе дальнейшего расследования дела и причастности лица к совершенному преступлению следователь может прийти к выводу, что необходимость в указанных мерах принуждения отпала, так как не подтвердилось подозрение о совершении преступления данным лицом. Бесспорно, что подозреваемый в этом случае должен быть сразу же освобожден от уголовного преследования.

Во-вторых, лицо перестает быть подозреваемым, если истек срок применения меры пресечения, а следователь не привлек его в качестве обвиняемого, хотя при этом основания задержания лица или применения к нему меры пресечения сохранились, т.е. все то, что послужило основанием для вовлечения его в процесс в качестве подозреваемого, осталось в силе. В данном случае следователь просто вынужден устранить лицо из процесса, так как согласно закону, если по истечении 10 дней подозреваемому не предъявлено обвинение, то мера пресечения в отношении него отменяется. Кроме того, в случае задержания лица по подозрению в совершении преступления, если в установленный законом трехдневный срок задержания от следователя не поступило постановление об освобождении подозреваемого или применении к нему меры пресечения либо не было принято решение о предъявлении лицу обвинения, начальник места содержания задержанных освобождает это лицо, о чем составляется протокол и направляется уведомление об освобождении задержанного следователю. В данном случае возникает ситуация, когда следователь не успел собрать все

необходимые данные для предъявления подозреваемому обвинения или отмены в отношении него меры процессуального принуждения, однако ясно, что следователь, даже после того как лицо официально перестанет быть подозреваемым, продолжит сбор данных о причастности бывшего подозреваемого к совершенному преступлению. По мнению автора, уголовное преследование подозреваемого продолжается и после устранения его из дела на основании истечения срока задержания или меры пресечения. Кроме того, «никто не станет отрицать того, что подозреваемый, задержание или мера пресечения в отношении которого отменена за истечением срока, при установлении в дальнейшем основания для предъявления обвинения в совершении преступления может быть привлечен в качестве обвиняемого по делу». [1]

Таким образом, отмена следователем мер принуждения (задержания, меры пресечения) в отношении подозреваемого в связи с неподтверждением подозрения в совершении преступления означает его реабилитацию, при иных основаниях оно остается под подозрением, хотя и перестает официально быть подозреваемым. Соответственно различны и правовые последствия данного решения. В первом случае должны быть приняты меры к восстановлению прав и репутации бывшего подозреваемого. Во втором - его судьба решается в ходе дальнейшего расследования. В этом случае лицо фактически продолжает занимать процессуальное положение подозреваемого.

Отмена указанных мер в отношении подозреваемого в результате истечения срока не отменяет оснований, по которым они применялись, не прекращает подозрения в совершении преступления. Если с правовой стороны вместе с отменой меры пресечения или задержания за истечением срока лицо тем самым выводится из процесса, с точки зрения психологии личности оно продолжает чувствовать себя подозреваемым, так как решение следователя об отмене данных мер принуждения, как уже говорилось, было вызвано не тем, что отпала необходимость в этих мерах или была выяснена невиновность подозреваемого в связи с установлением реабилитирующих его оснований, а тем, что истек срок указанных мер, т.е. решение следователя было вынужденным.

Конечно, конфликт, связанный с вовлечением в процесс подозреваемого, прекращается с его устранением из дела, так как для того, чтобы взаимодействие между следователем и подозреваемым превратилось в конфликтное, необходим факт взаимного противодействия сторон, «как столкновение противодействий и развивается конфликт». [3] Но, по справедливому замечанию Б.И. Хасана, «прекращение конфликта неверно понимается как синоним разрешения. Прекращен может быть и неразрешенный конфликт в результате выхода из взаимодействия хотя бы одного из участников». [16]

В ходе расследования уголовного дела следователю бывает необходимо допросить лицо, которое было подозреваемым по данному делу, но перестало быть таковым в результате истечения срока меры процессуального принуждения, принятой в отношении него. Чаще всего указанное лицо фигурирует затем в деле в качестве свидетеля, хотя, по сути, подозрение в совершении им преступления не отпало с устранением его из процесса.

Исходя из вышесказанного, автор предлагает, что если в ходе следствия возникает необходимость допросить лицо, которое ранее фигурировало в данном деле в качестве подозреваемого, но перестало быть таковым по истечении срока пребывания подозреваемым, то этот допрос должен быть проведен по правилам и в порядке, предусмотренном при допросе подозреваемого: во-первых, с обязательным разъяснением такому лицу его права не отвечать на вопросы, направленные на его изобличение или его близких (ст. 51 Конституции РФ); во-вторых, это лицо не должно предупреждаться об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний; в-третьих, ему должно быть разъяснено, что он имеет право явиться на допрос к следователю со своим адвокатом. Факт всех этих разъяснений до допроса должен быть удостоверен подписями допрашиваемого и следователя. Эти меры необходимы, так как обусловленность появления в деле подозреваемого задержанием или применением меры пресечения до предъявления обвинения приводит к тому, что в случае отмены мер процессуального принуждения за истечением их срока лицо не только не приобретает «свободу» от уголовно-процессуального принуждения и уголовной

ответственности, а, наоборот, лишается тех прав, которые законодатель предоставил подозреваемому как участнику процесса для защиты своих интересов, лишается фактически права защищаться установленными законом средствами и способами (в частности, права давать показания или отказаться от их дачи без страха уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и т.п.).

Во всех случаях вовлечения лица, подозреваемого в совершении преступления, в процесс (задержание, применение меры пресечения до предъявления обвинения, а также вынесение постановления о привлечении в качестве подозреваемого) срок пребывания лица, в положении подозреваемого не должен превышать 30 суток, в течение которых следователь должен принять одно из следующих решений: предъявить обвинение подозреваемому, если по делу уже собрано достаточно доказательств для привлечения лица в качестве обвиняемого, либо устранить из процесса подозреваемого, так как подозрение в совершении им преступления не подтвердилось. В случае же окончания пребывания лица в положении подозреваемого в результате истечения срока пребывания его в таком качестве ни одно из вышеуказанных решений следователем не может быть принято, так как собранные им доказательства недостаточны для предъявления подозреваемому обвинения, и в тоже время не указывают на его невиновность в совершении преступления по реабилитирующим его основаниям, т.е. основания, по которым лицо вовлечено в процесс в качестве подозреваемого, сохраняются. Поэтому сделанное ранее предложение о правилах допроса лиц, переставших быть подозреваемыми по истечении срока пребывания таковыми, выгодно как фактическому подозреваемому, потому что послужит гарантией обеспечения прав лица, вовлеченного в уголовный процесс, так и следователю, потому что избавит его от принятия необоснованных решений о привлечении в качестве обвиняемого, или отмене меры принуждения подозреваемому за непричастностью к совершенному преступлению.

Некоторые авторы считают, что, если следователь или лицо, производящее дознание, убедятся в том, что в положение подозреваемого поставлено невиновное лицо, они должны вынести мотивированное постановление о реабилитации подозреваемого, копия которого вручалась бы реабилитируемому под расписку, так как вывод об этом является решением существенно важного вопроса уголовного дела и должен быть изложен в отдельном процессуальном документе. [1] Другие предлагают дополнить соответствующую статью УПК, где указаны основания к прекращению уголовного дела, таким реабилитирующим основанием, влекущим прекращение производства по уголовному делу, как непричастность к преступлению, в котором подозревалось лицо. [17]

Автор не разделяет эти точки зрения и полагает, что в случае выяснения непричастности подозреваемого к расследуемому преступлению он устраняется из процесса следователем путем отмены меры принуждения (задержания, меры пресечения), которая применена к нему, или вынесения мотивированного постановления в случае появления в деле подозреваемого в результате вынесения органом расследования постановления о признании подозреваемым лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело и возникла необходимость его допроса. [12] За этим лицом сохраняется право обжаловать решения правоохранительных органов, расследующих дело, а также право на обращение в суд за возмещением морального и материального ущерба, наступившего в результате его вовлечения в процесс в качестве подозреваемого, даже в случае правомерности этого вовлечения, так как «любая отмена свободного передвижения без последующего обвинительного приговора порождает право гражданина на компенсацию независимо от исхода уголовного дела». [2]

Что касается момента, с которого начинается исчисление сроков пребывания лица, в положении подозреваемого, то в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, этот срок исчисляется с момента фактического задержания лица независимо от того, проводилось ли задержание по постановлению следователя или без него, а в случае же применения к лицу меры пресечения до предъявления обвинения или признания его подозреваемым в результате вынесения следователем об этом постановления по возбужденному в отношении него уголовному делу - с момента вынесения следователем

соответствующих постановлений. Кроме того, по мнению автора, если лицо до задержания было подвергнуто административному задержанию, то оно должно зачитываться в общий срок задержания подозреваемого. Это необходимо, так как по сложившейся следственной практике после доставления лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, в орган дознания или к следователю, к нему обычно первоначально применяют административное задержание, обосновывая это тем, что оно совершило преступление в состоянии опьянения, или неповиновалось законному распоряжению работника милиции, или совершило иное правонарушение, подпадающее под КоАП РФ, в соответствии с которой органы внутренних дел имеют право производить административное задержание, после чего у задержанного берутся все необходимые объяснения, а затем уже подвергают его задержанию.

Статья 2 Конституции РФ гласит, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина -обязанность государства». Поэтому борьба с преступностью, составной частью которой является вовлечение в процесс лица в качестве подозреваемого или обвиняемого, не должна ставиться выше прав и свобод человека, их обеспечения и соблюдения. Исходя из этого, законодатель наделил подозреваемого определенными правами для защиты от официально выдвинутого против него подозрения.

Первое место в системе прав подозреваемого занимает его право знать в совершении, какого преступления он подозревается, так как без знания сущности подозрения невозможно осуществление остальных прав указанного участника уголовного судопроизводства. Это право подозреваемого обеспечивается соответствующими действиями правоохранительных органов, вовлекших лицо в дело по подозрению в совершении преступления.

О привлечении к участию в деле в качестве подозреваемого следователь сообщает лицу в момент применения к нему таких мер процессуального принуждения, как задержание и мера пресечения, потому что именно с этого момента согласно закону лицо становится подозреваемым. В протоколе задержания лицо, составившее его, обязано указать основания и мотивы задержания. Согласно же ст. 101 УПК в случае применения к лицу меры пресечения до предъявления обвинения орган, в производстве которого находится дело, выносит мотивированное постановление, содержащее указание на преступление, в котором подозревается данное лицо, а также основания применения конкретной меры пресечения.

Как видно из вышесказанного, объем информации о сущности подозрения, о которой сообщается подозреваемому, различен. В случае задержания подозреваемого данные о преступлении, в совершении которого он подозревается, сообщаются ему непосредственно перед допросом. Перед допросом подозреваемого «ему должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается, о чем делается отметка в протоколе его допроса».

По мнению автора, во всех случаях признания лица подозреваемым (задержание, применение меры пресечения, а также вынесение постановления о признании лица подозреваемым) объем информации (объем прав и их разъяснение и обеспечение), который предоставляется ему лицом, производящим расследование, момент предоставления этой информации должен быть одинаковым.

При вынесении постановления о признании лица подозреваемым в случае возбуждения уголовного дела в отношении него, если есть необходимость в его допросе, автор согласен с мнением Ю.П. Яновича, что в таком случае в данном постановлении «должна содержаться формула подозрения, которая включает в себя наименование конкретного состава преступления, к совершению которого причастно лицо, указание на время, место и иные обстоятельства совершенного им деяния, а также ссылка на совокупность фактических данных, подтверждающих подозрение». [17]

Отталкиваясь от вышесказанного, автор считает, что моментом, с которого подозреваемый должен узнать о сущности подозрения, т. е. сообщение ему о преступлении, в совершении которого он подозревается, должен стать непосредственно момент привлечения лица в дело в качестве подозреваемого независимо от того, в каком виде это будет выражаться, будь то задержание, применение меры пресечения или вынесение постановления о признании лица

подозреваемым, что должно быть отражено соответственно в протоколе задержания, постановлении о применении меры пресечения и постановлении о признании подозреваемым. Данное предложение послужит гарантией обеспечения права подозреваемого на защиту, потому что, как правильно пишут С.П. Бекешко и Е.А. Матвиенко, «сущность права подозреваемого знать, в чем он подозревается, состоит в том, что посредством передачи подозреваемому информации о том, в совершении какого преступления предполагается его виновность, ему предоставляется возможность уяснить подозрение и активно, целенаправленно действовать по его опровержению или разъяснению, по обоснованию несостоятельности тех данных, которые вызвали это подозрение, либо по выяснению и объяснению своих действий в том событии, которое повлекло за собой возбуждение уголовного дела». [1]

Участнику уголовного процесса, прежде всего, необходимо знать права, которые ему предоставлены законом, для того чтобы иметь возможность пользоваться ими. Подозреваемый может не знать суть своих прав до тех пор, пока следователь не объявит их ему. Кроме того, лицо, производящее дознание, следователь должны разъяснить подозреваемому сущность и способ реализации предоставленных ему прав. Разъяснение прав подозреваемого должно иметь место немедленно по признании его таковым, так как лицо с этого момента должно иметь возможность пользоваться ими.

Необходимо учесть, что подозреваемый кроме прав имеет также определенные обязанности. Они тоже должны быть ему разъяснены следователем. Обязанности подозреваемого заключаются в следующем: если подозреваемый находится на свободе, он обязан являться по вызову следователя; не мешать установлению истины по делу; подчиняться требованиям следователя при проведении следственных действий, а также требованиям о предоставлении образцов для сравнительного исследования, о производстве обыска, освидетельствования и т. п., конечно, если эти требования не опасны для жизни и здоровья подозреваемого и не ущемляют его чести и достоинства; не совершать противоправных действий. Кроме того, следователю необходимо разъяснить подозреваемому о последствиях неисполнения им возложенных на него обязанностей (например, изменение меры пресечения с мягкой на более строгую).

Все действия по разъяснению прав и обязанностей подозреваемого должны иметь место, как уже говорилось, с момента привлечения лица в дело в качестве указанного участника уголовного процесса. Как отмечает А.В. Солтанович, «после признания лица подозреваемым ему разъясняются права и обязанности, о чем составляется соответствующий протокол, удостоверяемый подписями подозреваемого и лица, производящего расследование». [15] По мнению автора, наиболее удачным решением вопроса о разъяснении прав и обязанностей подозреваемого было бы создание специального бланка, где необходимо напечатать все его права и обязанности, который вручался бы подозреваемому под расписку в момент признания его таковым. В этом бланке должно быть отмечено, что следователь обязан разъяснить подозреваемому сущность всех его прав и обязанностей.

Кроме того, при проведении отдельных следственных действий с участием подозреваемого следователь должен разъяснить ему сущность его прав и обязанностей при производстве данного следственного действия, что должно быть отражено в протоколе этого следственного действия и заверено подписями подозреваемого и лица, производящего расследование. [10]

Исходя из того, что подозреваемый участвует в деле в течение довольно короткого промежутка времени, его право давать объяснения является наиболее эффективным способом осуществления указанным участником уголовного процесса своего права на защиту от подозрения в совершении преступления. Как показывает изучение уголовных дел, право подозреваемого давать объяснения является наиболее используемым из всех предоставленных ему законом прав. По 84% дел, в которых участвовал подозреваемый, он давал объяснения. Данное право подозреваемого в основном связано с производством его допроса следователем. Если подозреваемый был задержан или в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, его допрос производится немедленно. Однако если произвести допрос

немедленно не представляется возможным, подозреваемый должен быть допрошен не позднее двадцати четырех часов с момента задержания.

Требование о немедленном допросе подозреваемого может быть выгодно как следователю, так и подозреваемому. Во-первых, «противодействующий правосудию подозреваемый не в состоянии детально обдумать, всесторонне обосновать ложную версию, его ложные показания содержат обычно явные противоречия». [6] Отсюда, лицу, производящему допрос, легче разоблачить подозреваемого. Во-вторых, требование срочности допроса может помочь подозреваемому в том, что после допроса, возможно, отпадут основания для подозрения его в совершении преступления.

Во всех без исключения делах, изученных автором, в которых участвовал подозреваемый, допрос подозреваемого был произведен немедленно по признании его указанным участником уголовного процесса. Однако необходимо учитывать, что в большинстве случаев лицо психологически не способно давать правильные показания немедленно. Тем более драматично психическое состояние невиновного. «Внезапно навалившееся на него несчастье резко дезорганизует его психику, порождает неадекватные поведенческие поступки, которые могут быть интерпретированы малоопытным следователем как «улики поведения». Резкое снижение защитных возможностей приводит к тому, что подозреваемый может начать неадекватные действия по самозащите и, стремясь положить конец этому мучительному состоянию, может даже прибегнуть к самооговору». [5] Поэтому, чтобы избежать подобной ситуации, следователю необходимо учитывать эти обстоятельства и предоставлять подозреваемому достаточно времени в ходе его допроса, чтобы последний мог дать показания свободно и обдуманно.

Задача следователя, осуществляющего допрос подозреваемого, заключается в том, чтобы выяснить причастность лица к имевшему место преступлению. В данной ситуации следователь еще не располагает достаточными доказательствами виновности подозреваемого в совершении преступления. Допрос строится на ограниченной информационной основе, связанной в основном с основаниями задержания или применения меры пресечения к указанному лицу, и в условиях дефицита времени на его подготовку, объясняемого короткими сроками действия в отношении подозреваемого данных мер процессуального принуждения. В этом состоит сложность допроса подозреваемого и отсюда вытекают, нарушения права лиц, подозреваемых в совершении преступлений, на дачу объяснений, которые выражаются в их допросе в качестве свидетелей, в стремлении во чтобы то ни стало получить признательные показания с помощью уговоров, а зачастую угроз и насилия.

Следователю необходимо помнить, что дача объяснений является правом, а не обязанностью подозреваемого, и ему решать, давать объяснения или нет. Если лицо откажется от дачи показаний, то это не может быть истолковано против него. Использование угроз и насилия с целью получения показаний недопустимо. Право на дачу объяснений связано не только с производством допроса подозреваемого. Он может дать показания и объяснения в любой момент производства по делу, а в обязанность следователя входит принятие этих данных и их фиксация.

Подозреваемый не несет также уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Лицо, действительно совершившее преступление, бесспорно, является носителем значительно большей по объему и содержанию информации, чем потерпевший или свидетель. «Однако в силу своего положения и перспективы уголовной ответственности за содеянное, преступник обычно менее других заинтересован в установлении истины по делу, а значит, чаще и решительнее склонен к извращению обстоятельств дела, утаиванию и искажению достоверной информации». [8] Более того, Верховный Суд РФ считает, что «заведомо ложные показания подозреваемого о совершении преступления другим лицом заведомо ложный донос не образуют, поскольку были даны с целью уклониться от уголовной ответственности и являлись способом защиты от обвинения». [4]

В случае задержания или применения меры пресечения к подозреваемому, как уже отмечалось, его допрос производится немедленно или в течение 24 часов с момента признания

его таковым. То же правило должно распространяться и на сделанное автором в предыдущем разделе предложение о том, что подозреваемым является также лицо, в отношении которого вынесено постановление о признании его подозреваемым. Требование о немедленном допросе полностью стыкуется с этим предложением, так как постановление о признании лица подозреваемым должно выноситься именно в том случае, если возникла необходимость допросить лицо, в отношении которого имеется возбужденное уголовное дело. Отсюда следует, что отсутствие допроса лица, подозреваемого в совершении преступления, в данном случае исключает и наличие в деле указанного участника уголовного судопроизводства.

Наиболее эффективным способом влияния подозреваемого на расследование является заявление им ходатайств. Однако изучение практики показало, что подозреваемые практически не используют данное право. Ни в одном из изученных дел подозреваемым не было заявлено ни одного письменного ходатайства. То же самое - с правом подозреваемого на представление доказательств. Вероятно, это связано с тем, что подозреваемому при объявлении его прав эти права не были разъяснены и он, не зная порядка использования данных прав, не смог их реализовать.

Ходатайство, по сути, - это обращение к лицу, производящему расследование, с просьбой принять определенное решение, произвести то или иное следственное действия, установить некоторые факты. Это использование полномочий следователя в интересах лица, обратившегося с ходатайством. Согласно ст. 131 УПК следователь не вправе отказать подозреваемому в допросе свидетелей, производстве экспертизы и других следственных действий по собиранию доказательств, если обстоятельства, об установлении которых он ходатайствует, могут иметь значение для дела. По мнению автора, при разъяснении права подозреваемого на заявление ходатайств следователю целесообразней сообщить ему о вышесказанном. Это важно потому, что причина незаявления ходатайств подозреваемым может крыться также в неверии в то, что эти ходатайства будут разрешены. Особенно данное касается невиновного лица, привлеченного в качестве подозреваемого, так как оно как бы уже столкнулось с несправедливостью своего вовлечения в процесс, которая, однако, не обязательно связана с предвзятым отношением к нему следователя, а может быть результатом неблагоприятного для подозреваемого стечения обстоятельств. Подробное же разъяснение следователем порядка заявления ходатайств, обязательности разрешения ходатайств, имеющих значение для дела, приведет к тому, что подозреваемый поймет реальность своих возможностей по опровержению подозрения и осуществлению защиты своих интересов.

Важное место среди прав подозреваемого занимают права, обеспечивающие ему беспристрастное и объективное отношение к нему со стороны органов, ответственных за производство по уголовному делу. Это - его право обжаловать решения органов, ведущих расследование, обжаловать в судебном порядке законность и обоснованность применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения, заявлять отводы. Кроме того, Пленум Верховного Суда РФ постановлением от 29 сентября 1994 г. разъяснил, что можно обжаловать в суд и задержание по подозрению в совершении преступления.

С введением судебного контроля за производством предварительного следствия, [14] который выражается в возможности обжаловать в судебном порядке решения органов, ведущих расследование, как правильно отмечает Т.Н. Москалькова, была разрешена важная

нравственно-правовая проблема: с одной стороны,______подозреваемый освободился от

унизительного положения просить об улучшении своего положения (например, изменении меры пресечения) тех же должностных лиц, которые поставили его в такое положение, с другой - лицо, производящее расследование, освободилось от неловкого положения пересматривать свое собственное решение. [11]

Указанные права подозреваемого обеспечиваются другими его правами: знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, с материалами, направленными в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения.

1. Бекешка С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. С. 40.

2. Бойцова Л.В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия: генезис, сущность, тенденции развития: Автореф. док. дисс. М. 1995. С, 23.

3. Брязгина Л.Г., Лукьянова О.Д., Хасан Б.И. Экспериментальное исследование готовности к взаимодействию в условиях расследования // Проблемы психологии следственной деятельности. Красноярск, 1986. С. 67-68.

4. «Бюллетень ВС РФ». 1998. №4. С. 15.

5. Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология допроса. М., 1990. С. 29.

6. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М.. 1996. С. 471.

7. Кобликов А.С. Учебник уголовного процесса. М., 1995. С. 54;

8. Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. С. 106.

9. Криминалистика / Под ред. Образцова В.А. М., 1997. С. 461.

10. Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России... С. 170.

11. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. С. 109.

12. Пастухов М.И. Реабилитация невиновных. Основы правового института: Автореф. док. дисс. Минск, 1993. С. 19.

13. Слепнева И.Е. Проверка судом законности и обоснованности процессуальных решений органов расследования в досудебных стадиях: Автореф. канд. дисс. Волгоград, 1998. и др.

14. Солодилов А.В. Судебный контроль за проведением следственных действий и решениями прокурора и органов расследования, ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном процессе России: Автореф. канд. дисс. Томск. 1999.

15. Солтанович А.В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе Республики Беларусь... С. 10-11.

16. Хасал Б.И. О понятийной схеме и особенностях конфликта в деятельности по расследованию преступления // Там же. С. 54-55.

Янович Ю.П. Проблемы совершенствования процессуального статуса подозреваемого и обвиняемого...

С. 17.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.