Научная статья на тему 'Правовой детерминизм политизации этничности'

Правовой детерминизм политизации этничности Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
78
11
Поделиться
Журнал
Юридическая наука
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ЭТНОНАЦИЯ / ЭТНИЧНОСТЬ / ЭТНИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ / ПРАВОВАЯ ЭТНОЛОГИЯ / ПОЛИТИЗАЦИЯ ЭТНИЧНОСТИ / ПОЛИТИЗИРОВАННАЯ ЭТНИЧНОСТЬ / КРИЗИС ЭТНИЧНОСТИ / ETHNIC NATION / ETHNICITY / ETHNIC COMMUNITY / LEGAL ETHNOLOGY / POLITICIZATION OF ETHNICITY / POLITICIZED ETHNICITY / THE CRISIS OF ETHNICITY

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Романов Александр Александрович

В статье анализируется кризисное состояние этничности, роль элитарных групп в преодолении кризиса и политизации этничности в двух этапах: дополитическом и политическом. Автор делает выводы, что в условиях глобального процесса этнофрагментации происходит актуализация этничности, возрастание ее значимости в общей структуре групповых ценностей.In the article is analyzed the crisis of ethnicity, the role of elite groups in overcoming the crisis and politicization of ethnicity in two stages: a pre-political and political. The author concludes that in the context of global process of ethnopragmatics is updating ethnicity, increasing its importance in the overall structure of the group values.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Правовой детерминизм политизации этничности»

ПРАВОВОЙ ДЕТЕРМИНИЗМ ПОЛИТИЗАЦИИ ЭТНИЧНОСТИ РОМАНОВ Александр Александрович

Аннотация. В статье анализируется кризисное состояние этничности, роль элитарных групп в преодолении кризиса и политизации этничности в двух этапах: дополитическом и политическом. Автор делает выводы, что в условиях глобального процесса этнофрагментации происходит актуализация этничности, возрастание ее значимости в общей структуре групповых ценностей.

Annotation. In the article is analyzed the crisis of ethnicity, the role of elite groups in overcoming the crisis and politicization of ethnicity in two stages: a pre-political and political. The author concludes that in the context of global process of ethnopragmatics is updating ethnicity, increasing its importance in the overall structure of the group values.

Ключевые слова: этнонация, этничность, этническая общность, правовая этнология, политизация этничности, политизированная этничность, кризис этничности.

Keywords: ethnic nation, ethnicity, ethnic community, legal ethnology, the politicization of ethnicity, politicized ethnicity, the crisis of ethnicity.

Специфика политизации этничности как правовой системно-генеологической характеристики общества заключается в том, что она протекает на фоне понятийно-мировоззренческого столкновения традиционалистских и постмодернистских объяснительных моделей, преимущественно в контексте инструменталист-ской парадигмы.

Реактуализация политизированной этничности изменяет динамику и содержание базовых рационально-коммуникативных и рефлексивно-идентификационных принципов и правовых норм в рамках единого нормативно-правового пространства. В то же время процесс механической консолидации, ценностно-нормативный результат которого нацелен на метаэтническую солидарность этнических общностей в полиэтническом пространстве политической нации-согражданства, основанной на ассимиляционном принуждении и репрессивном подавлении этнического различия навязыванием унифицированной этнично-сти, предопределяет кризис этничности. В ситуации пробуждения кризисного состояния эт-ничности, когда этнические ценности подвержены угрозе, когда этнонациональные формы коммунальной жизни деформируются, когда зарождаются разного рода межэтнические конфликты, этничность находится в поисках защитных функций из набора различных адаптивных стратегий - от изоляционизма до протестных этно-национальных движений.

В преодолении кризиса этничности, с одной стороны, этнофор объективно вынужден

выбрать ассимиляционную стратегию индивидуальной социальной мобильности для адаптации к окружающей действительности, с другой стороны, порождаются следствия, которые могут выступать в качестве предпосылок возникновения и обрабатывания различных стратегий коллективной правовой адаптации. Среди наиболее репрезентабельных адаптационных моделей выделяется усиление коллективистской солидарности на базе как бы естественной, исконной, «примордиальной» этнической ниши. В условиях кризиса этничности массовое правовое сознание в поисках новой формы взаимодействия, новых принципов правовой рефлексии и самоидентификации, правовой связи индивида и общества, новых этнических правовых норм.

Направленное на компенсацию переживаемых коллективных травм, полученных в недавнем или отдаленном прошлом, преодоление кризиса этничности порождает стремление к ее правовой институционализации, которое выражается для всей этнонации понятной формулой коллективных представлений, доступной обыденному восприятию - огосударствление этничности, когда в качестве государственного будет закрепляться язык и другие признаки собственной этнонации. Феноменологически огосударствление этничности как организационный и дискурсивный результат преодоления субъективно воспринимаемого и болезненно переживаемого процесса кризиса этничности, трансформированной по типу ги-

перидентичности, определяется с эпистемологических позиций этнофеноменологической когнитивной правовой перспективы посредством институционализации и внедрения административного и правового порядка. Оно направлено на повышение правового статуса этнона-ции, преобразование, изменение или разрушение сложившейся системы общественных отношений или государственного строя и включает в себя мотивацию деятельности, методы и средства, посредством которых достигается результат. Приоритет присущих этнонации особых качеств, интересов и ценностей перед формой доминирующей государственной идентичности, другими интересами и ценностями требует некоторой свободы в поведении и политического суверенитета, которые могут выражаться в какой либо правовой форме1. В полиэтническом государстве в такой ситуации эт-нонация скорее всего будет стараться максимально дистанцироваться как от иноэтниче-ских групп, так и от государства, властные структуры в котором контролируются иноэт-нической группой. С мотивацией сохранения и развития самобытности со своей системой этнических правовых норм, ценностей и приоритетов привычным кажется тезис о переходе этно-нации в состояние конфликта с государством, противоречия его правовым нормам и принципам. В процессе трансформации иерархической системы этнополитических отношений этничность выступает в качестве регулирующего состава в дифференциации индивидуальных и коллективных прав и привилегий в соответствии с этнической принадлежностью, интенсивностью социальной неудовлетворенности, масштабами институциональной поддержки и проникает вглубь общественных отношений. Очевидно, что целью субъекта в процессе политизации этничности не является гармонизация общественных отношений, поступательное развитие государства и всего общества. Социальные противоречия усугубляются настолько, что никакая «гражданственность» не может связать разошедшиеся части некогда единого народа.

Как доказывает А. Юсуповский, человеческий капитал приобретает этнические измерения, которые могут быть весьма значимы-

1 Геллнер Э. Нации и национализм / пер. с англ. Т.В. Бер-диковой, М.К. Тюнькиной ; ред. и послесл. И.И. Крупника. М. : Прогресс, 1991 ; Smith A. National Identity. L. : Penguin Books Ltd, 1991.

ми2. Все более определяющую роль в статусе человека, возможности реализации в государственной жизни своего потенциала играет уже не его гражданственность, а этнические признаки.

«Мне в свое время пришлось долго ломать голову, чтобы обнаружить в качестве одной из рациональных причин и истоков квебекского сепаратизма и национализма эту косвенную "естественную" дискриминацию франкоканадцев по сравнению с англоканадцами. Никакой видимой индивидуальной этнической дискриминации ни в экономике, ни в политике, ни в культуре, ни в кадровых решениях»3, -пишет А. Юсуповский. В поисках объяснения автор обнаруживает, что в Квебеке и качество рабочей силы ниже, и заболеваемость социальными болезнями вкупе с безработицей выше, высокодоходные рабочие места или уровень образования франкоканадца на несколько пунктов ниже среднестатистического англока-надца. Уставшие от неудач и поражений (реальных или мнимых) в повседневности, как своеобразное укрытие для защиты интересов собственной этничности, люди принимают в качестве успокоительного средства интерес к консолидации в традиционных, «приморди-альных» общностях. Этнофор включается в процессы переидентификации, рационально-познавательный вектор которого направлен на этническую (правовую) самокатегоризацию4, осознание себя как члена этнонации. Последняя дает чувство не только принадлежности к полноценной общности и личной невторо-сортности в иных правах, но и гарантию самосохранения.

Этничность, обладающая собственной модальностью, неразрывным самоистолкованием (преемственностью во времени) позволяет членам этнонации снять эффект «негативной идентичности», воспроизводить наполненное чувство гордости и самоуважения, позитивное отношение к себе, ощущать органическую непрерывную связь с прошлым и на основе этого чувствовать собственную самотождественность (неизменность в пространстве), динамическое единство с окружающим миром. В силу свойст-

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

2 Юсуповский А. В чем устарела концепция национальной политики? В поисках диагноза этнополитических проблем // Политический класс. 2006. № 11. С. 44-52.

3 Там же.

4 Шульга Н.А. Этническая самоидентификация личности.

Киев : Ин-т социологии НАН Украины, 1996. С. 79-80.

венных этническим общностям особенностей этничности, отличающей ее от других социальных групп и институтов, политизированная эт-ничность значительно превосходит последних по степени социально-политической активности. Запечатленная в этноисторической памяти, при последовательной интерпретации она становится эффективнейшим инструментом консолидации этнонации. Иными словами, политически отмобилизованная этничность есть наивысший уровень единства и самотождественности, что можно определить как «гиперэт-низм», т. е. перевозбужденная этничность5. В этой кульминационной точке самосознания сводятся воедино пространственный и временной континуумы. Прошлое и настоящее в их архети-пическом выражении становятся единым целым.

Этничность преодолевает свое наличное фрагментарное бытие, возвращает себе временно утраченное чувство внутренней целостности, приобретает завершенность, предельную выраженность и самодовлеющую ценность, устремляясь в область запредельной иллюзии-мечты, не требующей какого бы то ни было обоснования.

В этом отношении политизация этничности как особое состояние этничности становится одним из способов реструктуризации социальных, политических, правовых отношений, выполняет защитную социальную функцию в преобразовании социально-институционального и культурного бытия этнонации. Исследователи обратили внимание на то, что политизированная эт-ничность может оказаться действенным средством, которое способно склонить относительно благополучную часть общества поделиться с теми, кто остался в стороне от ресурсов и общественных благ.

В то же время политизированная этнич-ность многократно усиливает этническую солидарность внутри этнонации и подавляет гражданскую солидарность. Дотоле на индивидуальном уровне в состоянии политического покоя у большинства этнонации проблемы, связанные с правовым и политическим статусом этнонации в системе этнополитической и правовой стратификации данного общества, оставались либо на периферии интересов, либо вообще не волновали.

Политизированная этничность - такое состояние, когда политика всецело и полностью

5 Кара-Мурза С.Г. Демонтаж народа. М. : Алгоритм, 2008.

направлена на повышение правового статуса этнонации: приобретать определенную часть власти и (или) такие изменения в форме государства, которые обеспечивали бы ее актуализированные запросы, достижение или ограничение доступа к социальным, политическим благам и услугам, а также к ресурсам, которые контролируются иноэтнической центральной властью

или доминирующими группами и (или) пред-

6

ставляют для них существенную ценность . Политизированная этничность, согласно выводу Дж. Ротшильда, предстала в качестве эффективного инструмента внедрения мирских интересов в общественную конкуренцию за власть, статус и благосостояние7.

Сообразно конкретным обстоятельствам идет перманентное переваливание этничности из одного - собственно цивилизационно-культурного - состояния в другое - политико-правовое и наоборот. Политизация этничности дает индивиду часто недостижимое в стационарных условиях покоя чувство и осознание своей целостности, преодоление губительного для личной, как, впрочем, и для коллективной, идентичности состояния депрессии и фрагментарности.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Главными акторами в процессе политизации этничности являются элитарные группы, политически активная часть этнонации, которые апеллируют к этнокультурной самобытности с широким и повсеместным использованием этнической риторики, тех элементов этнич-ности, которые сокрализуют власть над «своим» народом, при этом исключается или ограничивается участие этнофора в принятии политических и правовых решений. Несмотря на детерминированность кризиса этничности, политизация этничности - результат преднамеренных усилий элиты, ее претензий в легитимации этнонации. Дж. Ротшильд называет представителей элиты этническими антрепренерами, способными и заинтересованными (по религиозным, экономическим, политическим, правовым мотивам) в мобилизации носителей этнических черт в деятельную общность и преследующими вполне прагматические интересы, осознающими на уровне политических целей необходимость мобилизации и последующей политизации этничности. Элитарные

6 Риггс Ф. Аспекты содержания этничности // Этнос и политика : хрестоматия. М. : Ун-т РАО, 2000. С. 10.

7 Rothschild J. Ethnopolities: A conceptual framework. N. Y. :

Columbia University Press, 1981. P. 2.

группы или политические предприниматели апеллируют к сильной этатизации общества, склонности к тоталитарным мерам и тоталитарному мышлению, живучести этнополитиче-ской мифологии, стремятся к тому, чтобы:

1) быть легитимным выразителем прав этнонации, тем самым завоевывать монополию легитимного представительства, причем легитимность тем сильнее, чем эффективнее элита сможет обеспечить людям сильное чувство этничности8; по существу имеет место узурпация представительных функций9;

2) «представлять» этнонацию перед государством или внешним миром;

3) легитимировать свое существование и деятельность, укрепить свою социальную базу путем апелляции к массовому сознанию, претерпевающему некоторый сдвиг к политизированной этничности;

4) любые успехи этнонации (реальные или мнимые) приписать себе и тем самым повышать свою политическую значимость; при этом очевидно, что в угоду откровенного популизма и демагогии этнонация, люди, хотят слышать то, к чему призывают элитарные группы.

В качестве эффективного инструментария легитимизации и направления социальной энергии масс на реализацию жизненных интересов этнонации выступает функциональная с социальными интересами идеология этнона-ционализма с широким применением образов великих предков, героев реальных или мифологических - всего, что должно и в состоянии обеспечить консолидацию этничности. При этом на первый план выдвигаются те уподобления, которым трудно найти объективное измерение. Крайним проявлением такого этно-национализма, быть может, является этнокра-тия как форма государства, при которой государственная власть сосредоточена у представителей одной этничности, правоориентированной на защиту и обслуживание преимущественно интересов собственной этничности и осуществляющей практический курс на установление моноэтнического государства. Эт-нократия подразумевает правовые и иные формы стимулирования государством приви-

8 Эриксон Э. Детство и общество. 2-е изд., перераб. и доп. СПб., 1996. С. 395.

9 Бурдье П. Социальное пространство и генезис «классов» // Он же. Социология политики. М. : Socio-Logos, 1993. С. 53-97.

легии собственной этничности и насилие по отношению к иноэтничности. «Этнократия, -обращает внимание Ж.Т. Тощенко, - это такой тип власти из всех известных в истории, облик которой зловещ и предосудителен по своей сути уже тем, что один народ ставится в привилегированное положение перед другими народами и за счет их»10. Н.В. Романовский выделяет следующие основные формы проявления этнократии: геноцид или этноцид, этнические чистки или изгнание, насильственное подавление протеста этнических групп, метод «нерадикализма» и «договорной революции», гегемонистский контроль в политико-правовой сфере, разнообразные практики социального исключения, внутренний колониализм, предоставление специальных прав титульным эт-ногруппам и отношение к пришлым как к «ан-дерклассу», аккомодация разных этничностей, аккультурация, жесткая ассимиляция, реакционные фронды местных этнических элит с целью получения выгод и привилегий для своих сторонников11. В зависимости от степени захва-ченности этничности архетипами коллективного бессознательного, когда действительность межгрупповых отношений давно уже перестала воспроизводить рациональность и вписывается во влиятельные в культурном и символическом отношении мифы, воспоминания и нарративы, из этноисторической памяти реанимируются те страницы, с помощью которых можно воссоздать «славное прошлое».

Без большого преувеличения можно утверждать, что в зависимости от поставленной цели мобилизация может складываться не столько предметизацией и объективизацией «этнонации» в качестве правовой реалии, сколько объективным или субъективным устремлением «социальных инженеров» выражать через нее собственные отношения к мироустройству.

Однако элитарные группы, даже заинтересованные в преодолении кризиса этнично-сти, не озабочены морально-правовым обоснованием формы упорядоченности правового пространства, не имеют модели объяснения общественных процессов объективной действительности, сколько-нибудь рационального представления причинно-следственной связи

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

10 Тощенко Ж.Т. Этнократия: история и современность. Социологические очерки. М., 2003. С. 58.

11 Романовский Н.В. Лики этнократии // Россия и современный мир. 2000. № 3 (28). С. 186-201.

и предвидения хода развития общественных отношений при том или ином выборе. Вопросы социальных потрясений и политических волнений под воздействием новых правовых перспектив и новых политических амбиций элитарных групп допускают внесение корректив. Представителей данных групп не останавливают неизбежные последствия, не пугают война, террор и диверсия. В угоду своим амбициям и личным интересам они готовы подвергать риску само существование «своей» этнической общности. Приоритетное значение имеют увеличение этнической и правовой дистанции между обществом и этнонацией, осуществление мероприятий, способствующих самоизоляции последней, а значит - групповая консолидация на основе этничности. В данном контексте политизированное состояние этнично-сти, по определению Л. Гринфильд, - «возникающий феномен», чье конструктивистское естество зависит не от характера составляющих его, а от организационных принципов и свойств элитарных групп, объединяющих составляющие воедино12. Иными словами, эт-ничность не только конструктивный акт, но и значение инструментального характера.

В установлении роли элиты А.Г. Здраво-мыслов придерживается позиции, согласно которой этнонации как таковые не являются самостоятельными политико-правовыми субъектами. В качестве такого рода субъекта выступает элита этнонации, претендующая на легитимное, правовое участие во власти и формулирующая содержание интересов этнонации13. Собственно говоря, элитарные группы, мотивированные соперничеством из-за сравнительно ограниченных и потому ценимых ресурсов внутри большого сообщества14 осуществляют мобилизационные функции для суверенного обладания всеми экономическими, социальными, культурными, политическими и гражданскими правами, как индивидуально, так и коллективно. Приобретая в распоряжение гигантские ресурсы, элита создает себе условия жизни, которые ее устраивают, и проваливаются все внешние или внутренние чаяния обуздать эту вольницу.

Идея подчинить собственному контролю политико-правовые и социально-экономические

12 Greenfeld L. Nationalism: Five Roads to Modernity. Cambridge, Mass. : Harvard University Press, 1992. P. 7.

13 Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М. : Аспект-пресс, 1996. С. 196.

14 Rothschild J. Ethnopolities: A conceptual framework. P. 7.

ресурсы и интерпретация политизированной этничности в качестве эффективного средства реализации своих политических целей лежит в теоретической основе инструменталистского подхода. Механизм политизации этничности, роль и целенаправленная деятельность элит, обладающих реалистическими интересами в политизации этничности и использовании мобилизации и мобилизационного потенциала «по назначению», находятся в центре внимания инструментализма. Степень «правополи-тизированности» этничности можно охарактеризовать с позиции адаптированности в право -вом сознании элиты правовых норм.

В то же время политико-идеологическая, организаторская и пропагандистская деятельность элиты, одно лишь наличие узкогрупповых интересов при всей своей значимости все же не может являться основным побудителем и достаточным условием политизации этничности. Призыв к этничности - не результат заблуждения, которое изобрели заумные романтики, его распространяют, как пишет Э. Геллнер, безответственные экстремисты и используют в своих эгоистических интересах привилегированные классы с целью одурманить массы и отвлечь их от реальных проблем. Этот призыв обусловлен реалиями современной жизни, и его нельзя просто сбросить со счетов, проповедуя всеобщее братство или сажая в тюрьму экстремистов15.

Процесс политизации этничности можно описать в следующих этапах, отражающих как общие черты мобилизации и кризиса этнично-сти, так и специфические черты политизированной этничности, ее природу и предмет построения концепции.

Дополитический этап. На этом этапе ведущую роль играют этноориентированные, дополитически настроенные интеллектуалы:

а) этноинтеграция, т. е. интеллектуалы ва-лоризируют культурно наследуемый энергетический потенциал этнической самотождественности и усиливают внутриэтническую солидарность, объединяя людей вокруг общих этнообразующих этноспецифических черт и атрибутов;

б) этнодифференциация, когда определяются этнические маркеры разграничения общества, выделяются этнические контуры этно-нации с непрозрачными границами;

15 Геллнер Э. От родства к этничности // Цивилизации. М., 1997. Вып. 4. C. 101-102.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

в) маргинализация, т. е. осуществляется тотальное формирование маргинального комплекса неполноценности по отношению к «золотому веку», основанного на реанимации и педалировании шоковой боли воспоминаний; дискредитация всего настоящего вольно или невольно солидаризируется с реанимацией «негативной исторической памяти» более широкого хронологического масштаба.

Политический этап. На этом этапе происходит непосредственная мобилизация для совместных действий:

а) артикуляция целей и выбранных политических средств для изменения сложившегося положения и достижения проектируемых состояний завершается созданием оригинального, построенного на этничности всеобъемлющего дискурса, что методологически является частью феноменологического поля идеологии этнонационализма;

б) мобилизация; в целом, актуализация этничности, свидетельствуя о пробуждении этнического самосознания людей, еще не означает их готовность к совместным действиям; иноэтническое окружение проблематизирует поддержание этничности во внесемейных социальных отношениях, одновременно актуализирует ее социальное значение и воспринимается как «нечто иное», для чего должны сплотиться и противостоять в силу складывающихся новых обстоятельств; обнаруживается устойчивая зависимость мобилизации от условий рассеянного или компактного проживания и уровня социальной жизни;

в) эмансипация этнонации, расширение области и средств политической деятельности, периодические митинги, демонстрации, шествия и другие способы публичной организации, методическое зомбирование этнонационально-го сознания и расширение политизации всего социального пространства.

В заключение, исходя из вышесказанного, можно сделать следующие выводы, существенные для понимания политизации этничности.

1. В условиях этнофрагментации происходит актуализация этничности, возрастание ее значимости в общей структуре групповых ценностей, своего рода всплеск интереса к собственной уникальной этничности, важным побудителем чего является соперничество из-за сравнительно ограниченных и потому ценимых ресурсов внутри большого сообщества. Такие политико-правовые, социально-психологические

образования, как этничность, патриотизм, этно-национализм, этнические стереотипы и т. д. служат важным источником мотивации социальной активности людей. Этничность -явление не только содержательное (субстанциональное), но и деятельностное (функциональное), выступающее как объект, ресурс и мощное средство мобилизации этнонации на борьбу за сохранение, изменение или свержение сложившихся в обществе систем межэтнических связей и отношений с государством.

2. Понятие «политизация этничности» отражает как реальные этнополитические правовые процессы, так и целенаправленную деятельность определенных субъектов (элитарные группы этнической общности, этнонация, государство). Политизированная этничность характеризуется выводом этнонации на реальную политическую авансцену, участием этно-нации в разных стратегиях политического и правового проектах, связанных с отношением к государству. При этом речь может идти о субъективной деятельности элитарных групп, политиков, активистов, которые стимулируют этнические чувства, политизируют этничность, придают идеологическую и политико-правовую направленность и опираются на них для достижения определенных, нередко различных, вплоть до прямо противоположных целей.

3. Политизация этничности объективно обусловлена ростом этнического самосознания и имеет положительное значение в той мере, в какой обеспечивает выявление и удовлетворение интересов этнонации, связанных с развитием и укреплением ее собственных созидательных возможностей. В то же время при определенных условиях политизированная эт-ничность тяготеет к избыточному самоутверждению, к экспансии за счет других субъектов политико-правового процесса. В когнитивном процессе политизации этничности личностью осознаются некоторые собственные черты, свойства и качества, характеристика этногене-тической принадлежности, особенности правового поведения, нормы и т. д. На личностном уровне политизированная этничность, под которой понимается самоидентификация личности с этнонацией, выполняет адаптивную функцию как одна из немногих значимых социальных идентичностей, при этом усиливается значимость этничности перед иными иден-тичностями.

4. Политизация этничности, обусловленная факторами социальной фрагментации и дезинтеграции, в первую очередь неудовлетворенностью в базовых потребностях равенства, справедливости, представляет собой процесс и результат снятия определенных, сложившихся ранее политико-правовых препятствий и закрепления через систему перераспределения правовых властных полномочий повышения статуса этнонации как самостоятельного политического и правового субъекта. Политическая функция этничности состоит в том, что свойственные этничности поведенческие архетипы обусловливают формы и способы политического участия этнофора, политическую и правовую организацию этнонации, особенности политической власти. Она выражается в том, что разнообразные формы политического и правового участия, с одной стороны, мотивируются и стимулируются необходимостью сохранения и развития этнической самобытности определенной этнонации, принадлежность к которой становится фактором политической мобилизации, с другой стороны, сама политическая мобилизация проявляется в создании и функционировании различных правовых структур (от этнографического музея или культурного центра до органов власти и управления), ориентированных на реализацию в той или иной форме правосубъектности. Вышедшая на первый план политизация эт-ничности является реакцией не столько на трудности адаптивного характера, сколько на своего рода официозную политику этнонации, имеющую целью конвертировать историческую неконкурентность и поражение в опережающую саморефлексию.

Политизация этничности является актуальной тенденцией современности, и не все ее проблемы изучены. Вопрос о новой методологии и новом теоретизировании политизации этничности вызван множеством обстоятельств, в первую очередь тем, что в результате миграций и переселения этнических общностей нигде в мире нет четкого этнотерриториального размежевания, за несколькими исключениями, и политизация этничности может повлечь за собой реальную угрозу архаизации общества и вытекающую из этого парализацию современных институтов государства. Ослабление же регулирующей функции государства отрицательно влияет на другие сферы жизнедеятельности, являясь источником напряжений,

фобий и интолерантности на пути межэтнического общения. Современное государство призвано обеспечивать громадное поле общественных благ, которые оно может распределить среди различных категорий конкурирующих участников. Это ресурсы как правового, так и иного рода, тем не менее они подвержены правовому регулированию и властному распределению государством. Последнее по определению непосредственно взаимодействует с различными субъектами, регулируя правовые стороны их жизни и деятельности. В процессе политизации этничности, с появлением новых организационных форм общности, домогающихся прав и доступа к властным ресурсам, приходится наблюдать этнизацию государственной политики и, как следствие, актуализацию существенных этнических различий непрерывных процессов культурного развития внутри большего общества.

Политизация этничности оказывает влияние на различные социальные секторы общества, на взаимосотрудничество государства и этничности, и, с точки зрения ее совокупных последствий, может ставить в неравное положение иные этнические общности, тем самым создавая условия для появления множества субъективных причин общественного раскола, со свойственной конфликтогенной цепной реакцией: замкнутость, самоизоляция, неумение видеть дальние горизонты.

Рассматриваемые проблемы имеют объективную природу и как позитивистское, так и негативистское содержание. В них и через них реализуются правовые отношения и правовые роли субъектов в полиэтническом обществе, при этом политизация этничности становится в высшей степени эвентуальной, переходит в правовой сепаратизм, а правовые формы и институциональные механизмы не обеспечивают эффективного функционирования государства или преемственности политического режима16. В таком ключе политизированная этничность с действенным механизмом внут-ригрупповой консолидации неизбежно оказывается в широком этнополитическом правовом поле в какой-либо форме правового самоопределения. В то же время и правосубъектность этнонации, ее вовлеченность в правовые отношения в качестве коллективного субъекта

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

16 Чагилов В.Р. Политизированная этничность: опыт методологического анализа. М. : Прометей, 1999. С. 203.

коррелирует с политизацией этничности, крайними проявлениями которой являются поиски иной (альтернативной) политической и правовой лояльности в той или иной форме этнона-ционального самоопределения (создание собственного этнонационального государства или как минимум автономии).

Проблема политизации этничности как современной тенденции в мировом развитии, ее неадекватное понимание означает разрыв с ее философскими корнями, а значит, в большой степени и с рациональностью. В результате как территориальный передел в мире может образоваться более 100 новых государств17.

Библиографический список

1. Бурдье, П. Социальное пространство и генезис «классов» // Он же. Социология политики. - М. : Socio-Logos, 1993.

2. Геллнер, Э. Нации и национализм / пер. с англ. Т.В. Бердиковой, М.К. Тюнькиной ; ред. и послесл. И.И. Крупника. - М. : Прогресс, 1991. - 320 с.

3. Геллнер, Э. От родства к этничности // Цивилизации. - М., 1997. - Вып. 4.

4. Здравомыслов, А.Г. Социология конфликта. - М. : Аспект-пресс, 1996. - 317 с.

5. Кара-Мурза, С.Г. Демонтаж народа. - М. : Алгоритм, 2008. - 702 с.

6. Риггс, Ф. Аспекты содержания этничности // Этнос и политика : хрестоматия. - М. : Ун-т РАО, 2000. - 400 c.

7. Романовский, Н.В. Лики этнократии // Россия и современный мир. - 2000. - № 3 (28).

8. Тощенко, Ж.Т. Этнократия: история и современность. Социологические очерки. - М., 2003. - 431 с.

9. Чагилов, В.Р. Политизированная этничность: опыт методологического анализа. - М. : Прометей, 1999. - 252 с.

10. Чкуасели, В. Фундамент безопасности: стратегический пакет для новой России // Независимая газета. - 2000. - 20 апр.

11. Шульга, Н.А. Этническая самоидентификация личности. - Киев : Ин-т социологии НАН Украины, 1996. - 200 с.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

12. Эриксон, Э. Детство и общество. - 2-е изд., перераб. и доп. - СПб., 1996. - 589 с.

13. Юсуповский, А. В чем устарела концепция национальной политики? В поисках диагноза этнополитических проблем // Политический класс. - 2006. - № 11.

14. Greenfeld, L. Nationalism: Five Roads to Modernity. - Cambridge, Mass. : Harvard University Press, 1992. - 581 p.

15. Rothschild, J. Ethnopolities: A conceptual framework. - N. Y. : Columbia University Press, 1981. - 290 p.

16. Smith, A. National Identity. - L. : Penguin Books Ltd, 1991. - 226 p.

17 Чкуасели В. Фундамент безопасности: стратегический пакет для новой России // Независимая газета. 2000. 20 апр.