Научная статья на тему 'Правовая система Китайской Народной Республики: становление, развитие и характерные особенности'

Правовая система Китайской Народной Республики: становление, развитие и характерные особенности Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
14348
1525
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КИТАЙ / CHINA / ПРАВОВАЯ СИСТЕМА / LEGAL SYSTEM / СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ / COMPARATIVE LAW / ПРАВО КИТАЯ / ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / LEGAL LIABILITY / ТАЙВАНЬ / TAIWAN / СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПРАВО / SOCIALIST LAW / СМЕРТНАЯ КАЗНЬ / DEATH PENALTY / КОНФУЦИЙ / CONFUCIUS / ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ЗАКОН / EXPERIMENTAL LAW / CHINESE LAW

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Трощинский П.В.

Статья посвящена комплексному исследованию правовой системы Китайской Народной Республики. В ней подробно рассматриваются основные этапы ее эволюции: от появления первых актов правотворчества до направлений развития в будущем. Отмечается особая специфика правовой системы КНР, которая воплощает в себе как характерные черты традиционного (древнего) права Китая, так и права, присущего странам социализма, романо-германской и англосаксонской правовым семьям. Внимание акцентируется на специфике Особых административных районов Гонконга и Макао, возвращенных Китаю в конце прошлого века. Не обойдена стороной и правовая система Китайской Республики на Тайване. Подчеркивается решающая роль советской юридической науки и ученых в формировании фундамента правовой системы КНР в первое десятилетие после образования нового китайского государства. Подтверждается главенствующее влияние политико-правовых учений Древнего Китая на правовую систему КНР, правовую культуру и правосознание ее граждан. Доказывается взаимосвязь конфуцианских морально-нравственных принципов, учения легистов с правовой системой современного Китая. К основным особенностям правовой системы КНР отнесено малое количество действующих в стране законов, отсутствие некоторых кодифицированных актов правотворчества (гражданского, административного, налогового кодексов), использование экспериментального правотворчества, расплывчатость и неконкретизированность некоторых правовых норм. Проведенное исследование подтверждает уникальность социалистической правовой системы с китайской спецификой. Знание особенностей ее развития, характера действующего в Китае законодательства, верховенства воли правящей партии над законом представляет значительный интерес для российской науки сравнительного правоведения. Правотворческий опыт КНР может быть частично использован в российском законодательстве.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Трощинский П.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LEGAL SYSTEM OF THE PEOPLE’S REPUBLIC OF CHINA: FORMATION, DEVELOPMENT AND PECULIARITIES

This article provides comprehensive analysis of the legal system of the People’s Republic of China. It gives a detailed account of its evolution’s milestones: from the first acts of law-making to the future prospects of its development. A specific feature of the PRC legal system has been noted: it combines characteristics of the traditional (ancient) Chinese law with those typical of socialistic countries, Romano-Germanic and Anglo-Saxon legal models. Some attention has been paid to the specific features of the Special Administrative Regions of the People’s Republic of China, namely, Hong Kong and Macau, transferred to China at the end of the 20th century. The legal system of the Republic of China (Taiwan) has been characterized as well. An emphasis has been placed on the decisive role of the Soviet law and academics in laying the foundations of the PRC legal system during the first decade after the People’s Republic of China was proclaimed. It has been confirmed that the political and legal doctrines of Ancient China exercise a major influence on the PRC legal system, legal culture, and legal awareness of its citizens. The interconnection of Confucian moral and ethic values and legalism with the Chinese modern legal system has been proved. Key features of the PRC legal system comprise small quantity of laws applicable in the country, absence of some of the codified law-making acts (namely, Civil, Administrative and Tax codes), use of experimental law-making, and vagueness of certain legal norms. The research confirms the unique nature of the socialistic legal system with Chinese characteristics. Knowledge of its development’s features, nature of the existing Chinese legislation, supremacy of the ruling party’s will over the Law is of considerable interest to the Russian comparative law. The PRC law-making experience could be partially used in the Russian legislation.

Текст научной работы на тему «Правовая система Китайской Народной Республики: становление, развитие и характерные особенности»

в

'Ш©Т[М1[М][Ж Трощинский П. В. п П

УНИВЕРСИТЕТА Правовая система Китайской Народной Республики:

имени o.e. кутафина(мгюА) становление, развитие и характерные особенности

ПРАВОВАЯ СИСТЕМА КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ: СТАНОВЛЕНИЕ, РАЗВИТИЕ И ХАРАКТЕРНЫЕ

ОСОБЕННОСТИ

Статья посвящена комплексному исследованию правовой системы Китайской Народной Республики. В ней подробно рассматриваются основные этапы ее эволюции: от появления первых актов правотворчества до направлений развития в будущем. Отмечается особая специфика правовой системы КНР, которая воплощает в себе как характерные черты традиционного (древнего) права Китая, так и права, присущего странам социализма, романо-германской и англосаксонской правовым семьям. Внимание акцентируется на специфике Особых административных районов Гонконга и Макао, возвращенных Китаю в конце прошлого века. Не обойдена стороной и правовая система Китайской Республики на Тайване.

Подчеркивается решающая роль советской юридической науки и ученых в формировании фундамента правовой системы КНР в первое десятилетие после образования нового китайского государства. Подтверждается главенствующее влияние политико-правовых учений Древнего Китая на правовую систему КНР, правовую культуру и правосознание ее граждан. Доказывается взаимосвязь конфуцианских морально-нравственных принципов, учения легистов с правовой системой современного Китая.

К основным особенностям правовой системы КНР отнесено малое количество действующих в стране законов, отсутствие некоторых кодифицированных актов правотворчества (гражданского, административного, налогового кодексов), использование экспериментального правотворчества, расплывчатость и неконкретизированность некоторых правовых норм.

Проведенное исследование подтверждает уникальность социалистической правовой системы с китайской спецификой. Знание особенностей ее развития, характера действующего в Китае законодательства, верховенства воли правящей партии над законом представляет значительный интерес для российской науки сравнительного правоведения. Правотворческий опыт КНР может быть частично использован в российском законодательстве. Ключевые слова: Китай, правовая система, сравнительное правоведение, право Китая, юридическая ответственность, Тайвань, социалистическое право, смертная казнь, Конфуций, экспериментальный закон.

Павел

Владимирович ТРОЩИНСКИЙ,

ведущий

научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, кандидат юридических наук

ш

m

Л

4 □

"0

5 "0

£ m

I

п

1 к

НАУКИ^ Ж

К

© П. В. Трощинский, 2015

100

ВЕКТОР ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

■СТНИК

P. V. TROSHCHINSKIY,

Scientist of the Institute of Far Eastern Studies of Russian Academy of Science,

Candidate of Legal Science

LEGAL SYSTEM OF THE PEOPLE'S REPUBLIC OF CHINA: FORMATION, DEVELOPMENT AND PECULIARITIES

This article provides comprehensive analysis of the legal system of the People's Republic of China. It gives a detailed account of its evolution's milestones: from the first acts of law-making to the future prospects of its development. A specific feature of the PRC legal system has been noted: it combines characteristics of the traditional (ancient) Chinese law with those typical of socialistic countries, Romano-Germanic and Anglo-Saxon legal models. Some attention has been paid to the specific features of the Special Administrative Regions of the People's Republic of China, namely, Hong Kong and Macau, transferred to China at the end of the 20th century. The legal system of the Republic of China (Taiwan) has been characterized as well.

An emphasis has been placed on the decisive role of the Soviet law and academics in laying the foundations of the PRC legal system during the first decade after the People's Republic of China was proclaimed. It has been confirmed that the political and legal doctrines of Ancient China exercise a major influence on the PRC legal system, legal culture, and legal awareness of its citizens. The interconnection of Confucian moral and ethic values and legalism with the Chinese modern legal system has been proved. Key features of the PRC legal system comprise small quantity of laws applicable in the country, absence of some of the codified law-making acts (namely, Civil, Administrative and Tax codes), use of experimental law-making, and vagueness of certain legal norms.

The research confirms the unique nature of the socialistic legal system with Chinese characteristics. Knowledge of its development's features, nature of the existing Chinese legislation, supremacy of the ruling party's will over the Law is of considerable interest to the Russian comparative law. The PRC law-making experience could be partially used in the Russian legislation. Keywords: China, legal system, comparative law, Chinese law, legal liability, Taiwan, socialist law, death penalty, Confucius, experimental law.

На протяжении многих лет китайское государство приковывает к себе внимание российских и зарубежных исследователей. Особенности его исторического, политического, социального и экономического развития интересуют научные круги различных стран мира. Комплексно изучаются китайская культура, философия, традиции и язык. Все без исключения государства стремятся к сотрудничеству с Китаем. В связи с известными геополитическими событиями особые отношения выстраиваются между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. Руководство России активизирует процесс переориентации национальной экономики на азиатские рынки, одним из лидеров которых выступает КНР Повышается потребность в отечествен-

ЕСТНИК Троянский П. В Н й

УНИВЕРСИТЕТА Правовая система Китаискои Народной Республики:

имени О.Е. Кугафина (МГЮА)

становление, развитие и характерные особенности

ных специалистах, владеющих китайским языком, разбирающихся в происходящих в Китае процессах. В наших институтах обучают профессиональных китаистов-филологов, лингвистов, политологов, экономистов, историков, менеджеров, которые затем включаются в двустороннее российско-китайское сотрудничество.

К сожалению, несмотря на длительное существование российской китаистики, отечественная наука слишком мало изучает право Китая. В этом направлении исследований мы серьезно уступаем азиатским, американским и европейским научным школам. Авторитетный российский синолог Е. И. Кычанов отмечает: «Чтобы узнать страну, надо знать ее право. Чтобы полнее изучить историю страны, надо изучить и историю ее права»1. Без знания законодательства от нас будут скрыты внутренние механизмы, которые ложатся в основу принятия решений руководством китайского государства как внутри страны, так и на международной арене.

Отметим, что прошедший с 20 по 23 октября 2014 г. 4-й пленум ЦК КПК был полностью посвящен обсуждению политико-правовой концепции «управления государством на основе закона» (^^/пИ). Решение об усилении роли права и закона в китайском обществе было принято еще в 1997 г. В 1999 г. приведенное выше словосочетание было включено в Конституцию КНР (13-я Поправка). По этому поводу видный отечественный ученый Л. М. Гудошников писал: «Такое изменение закономерно в связи с быстрым нарастанием в стране большого пласта разнообразных правовых норм. Реформа права считается в КНР важным направлением политической реформы, и в известной мере вместе с административной реформой заменяют политическую реформу, т.к. политические институты практически не реформируются»2. По результатам доклада Председателя КНР Си Цзиньпина на 4-м пленуме принято Постановление ЦК КПК «О некоторых важных вопросах всестороннего стимулирования управления государством на основе закона»3. Согласно закрепленным в партийном документе положениям государство должно уделять первоочередное внимание правовому регулированию общественных отношений, строго придерживаться принципа верховенства закона в своей правоприменительной деятельности. Нарушения действующего законодательства должны пресекаться, а виновные лица привлекаться к юридической ответственности, невзирая на занимаемое в обществе положение.

Без изучения китайского права, правовой культуры и правосознания обычного китайского гражданина мы не только не сможем хорошо знать Китай, но будем лишены возможности аргументированно и успешно защищать свои национальные интересы в рамках действующего китайского законодательства. Важную роль в современном китайском государстве играет его правовая система, исследование характерных особенностей которой позволит российским специалистам глубже понять действующие в стране механизмы правового регулирования и на основе этих знаний успешно сотрудничать с учетом интересов двух стран.

Правовая система КНР уникальна. Она воплощает в себе характерные черты права стран социалистической системы, нормы традиционного (древнекитайского) права и некоторые имплементированные принципы, нормы международного права. На ее т формирование решающее влияние оказали политико-правовые, религиозно-этические н учения древнего Китая (конфуцианство, легизм), которые хотя и не получили широкого и закрепления в действующем законодательстве, существуют в китайской правотворче- 5

--п

1 Кычанов Е. И. Основы средневекового китайского права (VII—XIII вв.). М., 1986. С. 3. X

Гудошников Л. М. Предисловие // Новое законодательство Китайской Народной Республики.

П Л

Экспресс-информация. № 9. М., 1999. С. 6. □

3 Цзинцзи жибао. 2014. 29 октября (на кит. яз.). НАУК1

2

102 ВЕКТОР ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ

я ^Ж í

i

ЕСТНИК

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина(МГЮА)

ской культуре, правосознании. Из всех правовых систем только китайская сохранила в себе не только национальные особенности, но и характерные черты социалистического права4.

Подчеркнем, что традиционное (древнекитайское) право по степени своей развитости и уникальности не уступает дошедшим до нас правовым документам стран Древнего Востока (Древний Египет, древние страны Месопотамии, Древняя Индия), праву античного мира (Древняя Греция, Древний Рим). История китайского права насчитывает не одну тысячу лет, а его правовые школы формировались и развивались в рамках двух основных направлений: конфуцианства и легизма. Под их непосредственным влиянием формировалась правовая система современного Китая5.

Уникальность правовой системы КНР состоит также в том, что она включает в себя и законодательство континентального Китая, и право возвращенных в конце 1990-х гг. Особых административных районов (ОАР) Гонконга и Макао. Правовой статус этих двух китайских территорий определяется ст. 31 Конституции КНР, которая гласит: «Государство в случае необходимости создает особые административные районы. Режим особых административных районов устанавливается с учетом конкретной обстановки законами, принимаемыми Всекитайским собранием народных представителей» (далее — ВСНП).

В соответствии с осуществляемой руководством страны политикой «одно государство — две системы» ( — ДМ®) в указанных ОАР действует отличное от континентального Китая законодательство, которое сохраняет свою уникальную специфику, сложившуюся до возвращения в «лоно Родины» этих территорий. Согласно Совместной декларации по вопросу о Гонконге между Правительством Китайской Народной Республики и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии (подписано в Пекине 19.12.1984) и положениями Основного закона Сянганского особого административного района Китайской Народной Республики (вступил в силу 01.07.1997) ранее действовавшее на территории Гонконга законодательство остается без изменений (ст. 8, 160). «ОАР Сянган не строит социалистическую систему и не проводит социалистическую политику, сохраняет сложившуюся капиталистическую систему и способы жизни, что остается без изменений в течение 50 лет» (ст. 5 Основного закона Сянганского ОАР КНР). Таким образом, до июля 2047 г на территории Гонконга будет действовать уникальная правовая система, включающая в себя англосаксонское право и право Цинской империи, а также собственное гонконгское законодательство и некоторые нормы актов правотворчества КНР, имеющих силу на территории этого ОАР В Гонконге действует система прецедентного права англосаксонского типа, сформированная в период британского колониального правления.

То же самое касается и ОАР Макао, в котором до 2049 г. свою силу сохраняет прежнее законодательство (ст. 8, 145 Основного закона Аомэньского ОАР КНР (вступил в силу 20.12.1999)). В основе правовой системы Макао лежит португальское право — как в виде кодексов Португалии, так и в виде принятых в ОАР собственных законов, образцом для которых были соответствующие законодательные акты Португалии. Поскольку португальское право относится к континентальной правовой системе (его основу составляют статутные законы, а не судебные прецеденты), именно поэтому оно значительно ближе к праву континентального Китая, чем гонконгское.

4 Марченко М. Н. Сравнительное правоведение. Общая часть. М., 2001. С. 451.

5 Трощинский П. В. Влияние традиции на право современного Китая // Журнал российского права. 2014. № 8. а 94—106.

ЕСТНИК Троянский П. В Н й япо

УНИВЕРСИТЕТА Правовая система Китаискои Народной Республики:

имени О.Е. Кугафина (МГЮА)

становление, развитие и характерные особенности

В рамках рассматриваемой проблематики нельзя обойти стороной правовую систему непризнанной большинством стран мира Китайской Республики на Тайване6. Она также исключительна, воплощает в себе фундаментальные основы древнего (традиционного) китайского права, сформированного в результате глубоких философских споров между великим Конфуцием и легистами. На ее формирование оказали заметное влияние традиционные западные правовые системы, в результате чего ее можно отнести к романо-германской правовой семье с некоторыми элементами англосаксонского права. Согласно Конституции на Тайване действует не имеющая аналогов в мире система разделения властей, предполагающая взаимодействие между законодательной, исполнительной, судебной, контрольной и экзаменационной ветвями государственной власти7. Каждая из них осуществляется отраслевой палатой (Юанем). В Общей программе строительства государства от 12.04.1924 основатель партии Гоминьдан — Сунь Ятсен — писал: «Государственная власть делится на пять независимых друг от друга властей: законодательную, судебную, исполнительную, контрольную и экзаменационную. Исполнительную власть представляет президент, законодательную — парламент, судебную — судьи. Для осуществления экзаменационной и контрольной властей также необходимо создать независимые органы. Когда конституция пяти властей вступит в силу, государство должно будет привлекать людей к выполнению административных функций только в соответствии с Конституцией. Слуги народа, перед тем как приступить к своим обязанностям, должны будут держать экзамены, что положит конец использованию людей без разбора»8.

Влияние на правовые системы рассматриваемых регионов

Континентальный Китай Гонконг Макао Тайвань

1. Романо-германская (континентальная) правовая семья. 2. Англосаксонская правовая семья. 3. Советское право. 4. Традиционное право Китая 1. Англосаксонская правовая семья. 2. Традиционное право Китая 1. Романо-германская (континентальная) правовая семья. 2. Традиционное право Китая 1. Романо-германская (континентальная) правовая семья. 2. Англосаксонская правовая семья. 3. Традиционное право Китая

В настоящей статье мы расскажем об основных этапах формирования и о характерных особенностях правовой системы континентального Китая. Правовые системы Гонконга, Макао и Тайваня требуют отдельного исследования, которое российская наука обязательно должна провести в будущем. Подчеркнем, что законодательству континентального Китая, Макао, Аомэня и Тайваня присущи свои подходы к решению некоторых дискуссионных вопросов государственно-правового характера. Например, китайский законодатель указанных регионов по-своему регулирует широко известный традиционному праву Китая институт смертной казни. т

5

6 Трощинский П. В., Чжао Чжучэн. Правовая система и финансово-банковский сектор Китай- 5 ской Республики на Тайване // Вопросы экономики и права. 2014. № 8. С. 16—21. 5

7 Конституция Китайской Республики / пер. канд. полит. наук В. П. Полякова ; под ред. Л. М. Гу- т

дошникова ; Правительственное информационное бюро Китайской Республики. М., 1998. К

Ятсен Сунь. Избранные произведения / отв. ред. С. Л. Тихвинский. 2-е изд., испр. и доп. М., §

1985. С. 29. НАУК1

8

104 ВЕттор юридичЕстой НАУти

я ^Ж ^

|

ЕСТНИК

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кугвфина (МГЮА)

Континентальный Китай

Гонконг

Макао

Тайвань

Сохранена.

Действует 55 составов преступлений, предусматривающих смертную казнь. (Ранее было 68 составов. В 2011 г Поправки в УК КНР отменили высшую меру наказания по 13 составам. В 2015 г планируется исключить смертную казнь по еще 9 составам преступлений (контрабанда ядерных материалов, контрабанда оружия и боеприпасов, контрабанда поддельной валюты, подделка валюты, получение денежных средств путем мошенничества, организация проституции, насильное вовлечение в занятие проституцией, воспрепятствование исполнению должностных обязанностей в военной сфере, распространение слухов в военное время), снизив их количество до 46)

Отменена в

1993 г. (фактически не применялась с декабря 1966 г.; последний приговор был приведен в исполнение 16 ноября 1966 г в отношении гражданина Вьетнама за совершенные им разбой и убийство, затем все приговоры к смертной казни до ее официальной отмены в 1993 г. решением английской королевы о помиловании заменялись на пожизненное лишение свободы)

Отменена в 1996 г (хотя действующий с 1886 г. португальский УК устанавливал смертную казнь, на территории Макао она не применялась. 14 ноября 1995 г. был принят УК Макао, который вступил в силу 1 января 1996 г., юридически отменив смертную казнь (ст. 39))

Сохранена.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В общей сложности действует около 50 составов преступлений, предусматривающих высшую меру наказания. В последние годы приговоры к смертной казни в исполнение не приводятся (с декабря 2005 г. смертная казнь не применялась в течение 1 585 дней, до апреля 2010 г., когда были расстреляны четверо особо опасных преступников)

Правовая система КНР в своем развитии прошла несколько основных этапов, каждый из которых характеризуется своими отличительными особенностями9.

На первом этапе (1949—1966 гг.) был заложен фундамент китайской государственности и, как следствие, правовой системы нового Китая. Первым шагом новые коммунистические власти отменили прогрессивное гоминдановское законодательство — «Полную книгу шести законов» (или шести отраслей права) (Л^^^) (февраль 1949 г.). До этого в своем воззвании о современной политической ситуации, сделанном 14 января 1949 г., Мао Цзэдун выдвинул лозунг: «Отменить фальшивую Конституцию, отменить фальшивые законы»10, что предопределило судьбу старого законодательства в зарождающейся правовой системе новообразованного китайского государства.

Наряду с отменой «Полной книги шести законов» в основу формируемой правовой системы нового китайского государства легло так называемое законодательство освобожденных советских районов Китая, которое активно принималось коммунистами в период до образования КНР в районах, находящихся под их военным контролем11. Сразу после официального провозглашения образования КНР (1 октября 1949 г.) руководство страны приступило к активной правотворческой работе для

Подробный анализ принимаемого в период с 1949 по 2010 г. законодательства см.: Современное право КНР: обзор законодательства / сост. и ред. Л. М. Гудошников, П. В. Трощинский. В 2 ч. Ч. 1 : 1978—2001. Ч. 2 : 2002—2010. М., 2012.

ФИаШО^ (1949—2009) [60 лет правовой системе Китая (1949—2009)] / под ред. Чжан Цзиньфаня. Сиань, 2009. С. 93 (на кит. яз.).

Советские районы Китая. Законодательство Китайской Советской Республики. 1931—1934 : пер. с кит. / под ред. Л. М. Гудошникова М., 1977.

10

ЕСТНИК прощинск,/,йП-В К ии Н и Рб „пс

УНИВЕРСИТЕТА Правовая система Китайской Народной Республики: ^ II

имени О.Е. Кугафина (МГЮА)

становление, развитие и характерные особенности

создания основ правовой системы государства. Первыми законодательными актами того времени стали: Закон КНР «О браке» (13.04.1950), Закон КНР «О земельной реформе» (28.06.1950), Положение «О наказаниях за контрреволюционную деятельность» (20.02.1951), Временное положение «Об охране государственной тайны» (01.06.1951), Положение «О наказаниях за коррупцию» (18.04.1952) и др.

Первым документом, имеющим для новообразованного китайского государства характер временной конституции, стала Общая программа Народного политического консультативного совета Китая, принятая на его пленарной сессии 29 сентября 1949 г. Лишь после пятилетнего существования КНР 20 сентября 1954 г на свет появилась первая Конституция нового Китая. Основной закон состоял из введения, 4 глав, 106 статей. Ее принятие явилось крупнейшим событием в государственно-правовой жизни страны. Своим содержанием она очень походила на сталинскую Конституцию 1936 г В сентябре 2014 г в КНР отмечали 60-летнюю годовщину со дня ее принятия12.

Конституция 1954 г явилась базой для последующего активного развития правовой системы страны. Вслед за ней появились 5 организационных законов, устанавливающих принципы формирования и деятельности государственных органов КНР:

Закон КНР «Об организации Всекитайского собрания народных представителей» (20.09.1954);

Закон КНР «Об организации Государственного совета» (21.09.1954); Закон КНР «Об организации местных собраний народных представителей и местных народных комитетов» (21.09.1954);

Закон КНР «Об организации народных судов» (21.09.1954); Закон КНР «Об организации народной прокуратуры» (21.09.1954); Закон КНР «О выборах во Всекитайское собрание народных представителей и местные собрания народных представителей» (11.02.1954).

Правовая система китайского государства в рассматриваемый исторический период формировалась под влиянием советской юридической науки. Первая китайская Конституция, первые законы КНР — всё разрабатывалось и принималось при непосредственном участии советских специалистов13. После образования в марте 1950 г. Народного университета Китая советские ученые на его базе заложили фундамент юридической науки КНР14. Во-первых, они читали лекции на юридических факультетах ведущих китайских вузов (Л. Д. Воеводин, Н. Г. Судариков, К. К. Яичков и др.). Во-вторых, на стажировку в советские юридические институты были направлены китайские специалисты, которые проходили обучение в МГУ, МГИМО, Казанском государственном университете (на юридических факультетах). В-третьих, на китайский язык активно переводились советские законы и научные труды по юриспруденции. В-четвертых, система юридического образования была полностью скопирована с советской.

В последующем многие из китайских студентов, обучавшихся у советских ученых, становились видными государственными деятелями, влияли не только на формирование китайской юридической науки, но и на всю систему государственного управления. Некоторые из них живы и, несмотря на преклонный возраст, продолжают играть замет- к

ную роль в китайском государстве. Так, известный авторитетный ученый, д. ю. н., про- н

и

12 Лафитский В. И., Трощинский П. В. Конституционный путь Китая : К шестидесятилетию Кон- 5 ституции КНР 1954 г. // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведе- 5 ния. 2014. № 4. С. 646—657. 5

13 Хэ Циньхуа. ЩФШтЁ.^-Ж.ШШШ^ [Закономерности развития юридической науки нового Ки- т

тая] // Чжунго фасюе. 2013. № 3. С. 136 (на кит. яз.). К

ФЯЛКА^^^КК— [История Института права Народного университета Китая (1950— §

2010)]. Пекин, 2010. С. 33—40 (на кит. яз.). НАУК1

14

106 вектор юридической НАУти

Я ^Ж ^

|

ЕСТНИК

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина(МГЮА)

фесор Народного университета Китая Сунь Гохуа (1925 г р.) до настоящего времени читает лекции по праву студентам юридических факультетов и партийным руководителям страны, отстаивая необходимость укрепления отношений добрососедства и сотрудничества между нашими странами, напоминая о решающем вкладе советской науки в дело формирования правовой системы КНР Под его редакцией выходит множество работ по современному праву Китая15.

Несмотря на активизацию правотворческого процесса после первой Конституции КНР, в стране так и не было принято ни единого кодифицированного акта. Даже появившийся для опытного применения в 1957 г. Уголовный кодекс нигде не публиковался и был лишь закрытой инструкцией для судебных и прокурорских работников16. Поэтому не существовало и сколько-нибудь целостной системы права, а сам процесс создания правовых основ государства был далек от своего завершения. Закрепленные в Конституции КНР права и свободы граждан не получали своей реализации на практике. Не было кодифицировано не только материальное, но и процессуальное право, что предоставляло широкие возможности китайскому правоприменителю по использованию действующего законодательства в собственных интересах.

Ситуация с развитием правовой системы КНР усугубилась в период «культурной революции» (1966—1976 гг.) (второй этап в истории формирования правовой системы КНР). В этот период в Китае не было принято, по сути, ни одного законодательного акта (появившаяся в 1975 г новая Конституция КНР носила исключительно декларативный характер), фактически ликвидированной оказалась конституционная система государственных органов, уставные органы КПК и общественные организации. По существу, в результате «культурной революции» была практически уничтожена основанная на Конституции 1954 г политическая система КНР, подвергнута чистке армия и правоохранительная система, репрессированы видные работники государственно-партийного аппарата Китая. Профессор Л. М. Гудошников подчеркивает: «Нарушения законности и правопорядка особенно широкий характер приняли во время "культурной революции" — беспрецедентной кампании, направленной против конституционных органов государства и уставных органов КПК и массовых организаций трудящихся. В эти годы повседневным явлением стал кровавый террор против революционных кадров, работников науки, культуры и образования. Этот террор проводился штурмовыми отрядами хунвэйбинов и цза-офаней, за спиной которых стояли и действиями которых руководили военные»17.

Во время «культурной революции» закрепилась практика расправ на «судах масс» с участием десятков тысяч зрителей. Для подобных судилищ было характерно отсутствие процесса и закона. В стране царил хаос и беспорядок, а уже разрушенные органы государственной власти не были способны взять под контроль создавшуюся ситуацию. Повсюду в общественных местах были вывешены сфабрикованные «обвинительные заключения» — дацзыбао (рукописные стенгазеты), в которых содержались обвинения в ревизионизме и контрреволюции по отношению к различным категориям граждан.

Российский исследователь Э. З. Имамов писал, что в этот период «... невозможно говорить о существовании и действии в Китае права»18. Об этом пишет и авторитетный

ГудошниковЛ., Кокарев К. Развитие теории права в Китае (К юбилею профессора Сунь Гохуа) // Проблемы Дальнего Востока. 2005. № 6. С. 83—90.

Современное право КНР / под ред. Л. М. Гудошникова, Л. Кржижковского. М., 1985. С. 27.

Гудошников Л.М. Произвол и насилие — основа политики маоистов // Проблемы Дальнего Востока. 1974. № 3. С. 64.

Имамов Э. З. Уголовное право Китайской Народной Республики. Теоретические вопросы Общей части. М., 1990. С. 18.

15

16

17

'[ШССИЛ1^^^ Трощинский П. В. ^^^^

УНИВЕРСИТЕТА Правовая система Китайской Народной Республики:

имени О.Е. Кугафина (МГЮА)

становление, развитие и характерные особенности

ученый профессор Инако Цунэо: «...в период "культурной революции" из центра поступало множество указаний, уведомлений, сообщений, которые содержали выражения "карается законом", "строго карается законом государства", "строго карается законоположениями государства". Однако и в данный период право существовало лишь в этих узких пределах. Упоминаемый в документах "закон" относился лишь к сфере уголовного права, направленного на поддержание порядка. Ничего конкретного о том, какие это "законы", не говорилось. Более того, сам факт неоднократного издания директивных документов свидетельствовал о том, что подобное "право" не восполняло действия подлинного права»19. Юридическая наука, правотворческая деятельность оказались разрушены. За годы «культурной революции» в Китае не вышло ни одной работы по юриспруденции, юридические факультеты были упразднены. Профессорско-преподавательский состав юридических факультетов в массовом порядке отправлялся в деревни на «перевоспитание» либо уничтожался как реакционный класс.

Перед самым окончанием «культурной революции» на первой сессии ВСНП четвертого созыва была принята вторая Конституция КНР (17 января 1975 г.), которая упразднила пост Председателя КНР (главой государства становится Постоянный комитет ВСНП (далее — ПК ВСНП)), значительно ограничила полномочия высшего и местных органов законодательной власти (ВСНП и местных СНП), закрепила за революционными комитетами статус постоянно действующих органов местных СНП и вместе с тем местных народных правительств20.

После завершения «культурной революции», смерти Мао Цзэдуна (1976 г) и ареста основных ее руководителей («банда четырех») правовая система КНР вступила в третий этап своего формирования и развития (1976—2001 гг.). Именно с этого времени принято говорить об уникальном опыте правового строительства китайского государства.

На 3-м пленуме ЦК КПК 11-го созыва (декабрь 1978 г) было подчеркнуто: «Социалистическая модернизация нуждается в строгом соблюдении закона и дисциплины... Необходимо добиться, чтобы у нас были законы, на которые можно положиться; исполнение законов должно быть строгим, нарушение законов должно расследоваться и пресекаться»21. Современный облик китайское право стало приобретать с конца 1978 г, когда Китай встал на путь широких экономических и политических преобразований. Как отмечал один из руководителей китайского государства Цзян Цзэминь, «после 3-го пленума ЦК КПК 11- го созыва наша партия и народ, вооруженные теорией товарища Дэн Сяопина о построении социализма с китайской спецификой, задались целью провести реформу и основательно взялись за дело. Жизнь по всей стране забила ключом, на китайской земле произошли великие исторические перемены»22.

Восстановление правовой системы КНР после «культурной революции» связано прежде всего с принятием, новой 5 марта 1978 г, Конституции КНР23. В ней была законодательно оформлена политика руководства КНР, направленная на восстановление

ш

гп

Инако Цунэо. Право и политика современного Китая. 1949—1975 гг. / под ред. Л. М. Гудош-

никова, В. И. Прокопова. М., 1978. С. 208. т

ГудошниковЛ. Конституция Китайской Народной Республики в процессе исторических пере- 5

мен и реформ (К двадцатой годовщине принятия действующей Конституции КНР) // Пробле- д

мы Дальнего Востока. 2002. № 3. С. 14—15. и

Жэньминь жибао [Народная газета]. 1978. 24 декабря (на кит. яз.). ^

Доклад на 14-м Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая // Цзян Цзэминь. Ре- Е

форма. Развитие. Стабильность : статьи и выступления. М., 1996. С. 180. к

Гудошников Л. М. Конституция 1978 г. и начало правовосстановительного процесса в Китае й<

// Публично-правовые исследования. 2008. № 3. С. 119—129. НАУК1

19

20

21

22

23

108 ВЕКТОР ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ

я ^Ж í

i

ЕСТНИК

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина(МГЮА)

страны после долгого разрушительного периода «культурной революции». И хотя Конституция 1978 г. просуществовала совсем недолго (до 1982 г.), она стала основой зарождающегося правотворческого процесса в масштабах всего Китая.

В масштабах всего Китая начинает бурлить юридическая жизнь. Открываются юридические факультеты в ведущих университетах страны, китайские студенты и преподаватели выезжают за рубеж для получения юридического образования и повышения квалификации. На свет появляется юридическая литература, характеризующаяся широким плюрализмом мнений по многим дискуссионным вопросам права. Китайский законодатель приступает к принятию основополагающих правовых документов, без которых было невозможно успешное реформирование государства. 70 % принимаемых законов и подзаконных нормативных правовых актов было направлено на регулирование экономической сферы.

Наряду с принятием актов правотворчества экономической направленности, высший законодательный орган Китая впервые с момента образования в 1949 г КНР принимает Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы (01.07.1979), а также Закон КНР «Об организации народных судов», Закон КНР «Об организации народной прокуратуры» (01.07.1979), Временное положение «Об адвокатах» (26.08.1980), Закон КНР «О нотариате» (13.04.1982).

4 декабря 1982 г была принята действующая (четвертая по счету) Конституция КНР По мере государственно-правового развития страны в нее вносились различные изменения и поправки, сыгравшие важную роль в деле успешного построения правовой системы КНР (4 раза — 12.04.1988, 29.03.1993, 15.03.1999, 14.03.2004)24. Наиболее важной является 13-я поправка, которая впервые в истории КНР на конституционном уровне вводит понятие «социалистическое правовое государство».

После принятия Конституции 1982 г правовая система КНР продолжила поступательно развиваться в направлении постепенного принятия правовых документов, необходимых для стимулирования экономического развития. Основной упор в правотворческой деятельности был сделан на разработку нормативных правовых актов в экономической сфере, при этом достаточно активно развивалось процессуальное право Китая. С течением времени в правовой системе Китая появлялись важные акты правотворчества, включая Общие положения гражданского права (1986 г, аналог первой части ГК РФ), Таможенный кодекс КНР (1987 г), Административно-процессуальный кодекс КНР (1989 г), Закон КНР «О регулировании налогообложения» (1992 г), Закон КНР «О договоре» (1999 г), Закон КНР «О правотворчестве» (2000 г.).

Вступление в декабре 2001 г. КНР в ВТО ознаменовало собой новый, четвертый этап в формировании социалистической правовой системы китайского государства (2001—2010 гг.), послужило толчком к глубоким изменениям не только в социально-экономической, но и в законодательной сфере страны. В течение 10 лет с момента вступления в ВТО в правовой системе Китая появился целый ряд новых правовых актов, а многие ранее принятые законы подверглись существенным изменениям и/или дополнениям25. В первую очередь это касается законов в сфере защиты прав интеллектуальной собственности, в инвестиционной и налоговой, банковской и предпринимательской сферах, в сфере борьбы с отмыванием денег и др. Существенным изменениям подверглось не только материальное, но и процессуальное право Китая.

ГудошниковЛ., Поляков В. Развитие конституционного права Китайской Народной Республики (1988—2004 гг.) // Проблемы Дальнего Востока. 2004. № 4. С. 47—52.

Особенности развития правовой системы КНР после вступления в ВТО (2001—2010 гг.) // Десятилетие устойчивого развития: политические итоги. Выпуск 27. Серия В : Общество и государство в Китае в период реформ. М., 2012. С. 160—172.

24

ЕСТНИК прощинский П В Кии Н и Р б лпа

УНИВЕРСИТЕТА Правовая система Китайской Народной Республики: 11

имени О.Е. Кугафина (МГЮА)

становление, развитие и характерные особенности

На XV съезде КПК в сентябре 1997 г. руководством страны была поставлена задача формирования социалистической правовой системы Китая к 2010 г Для ее реализации китайский законодатель стал принимать Планы правотворческой работы на предстоящие годы с прицелом на 2010 г., в результате которого на свет ежегодно появлялось необходимое число актов правотворчества26. В результате проделанной работы, согласно официальному заявлению Председателя ПК ВСНП У Бан-го, сделанному им 10 марта 2011 г. в докладе перед делегатами 4-й сессии ВСНП 11-го созыва, «.социалистическая правовая система с китайской спецификой уже сформирована»27. По состоянию на конец 2009 г. в стране действовало 232 закона, среди них 39 законов конституционного характера (включая Конституцию КНР), административного характера 79, уголовного — 1, гражданского — 33, экономического — 55, социального — 16, процедурного — 9. К концу 2010 г в правовой системе Китая действовало 236 законов, 690 административных актов и более 8 600 местных актов правотворчества. К марту 2014 г общее число действующих законов в КНР составляет 24228.

В настоящее время правовая система китайского государства переживает пятый этап своего развития (2011 г. — по н/в). Законодатель активизировал усилия по принятию необходимых для страны нормативных правовых актов. Так, большой в сравнении с предыдущими годами объем законодательной работы был проделан ПК ВСНП в 2012 г В общей сложности принято около 20 важных правовых документов. В правовой системе страны появились: Закон КНР «О страховании военнослужащих», Закон КНР «О порядке въезда в страну и выезда из страны», Закон КНР «О психическом здоровье», Постановление ПК ВСНП «Об усилении безопасности в сети Интернет», внесены поправки в действующее законодательство в природоохранительной, экономической, социальной, трудовой и иной сферах. В 2013 г. китайский парламент принял два новых закона, изменениям подвергся 21 нормативный правовой акт. В правовой системе страны появились: Закон КНР «О туризме» и Закон КНР «О безопасности специального оборудования».

28 декабря 2013 г. Постановлением ПК ВСНП отменен действовавший с 1957 г созданный по советской модели институт трудового перевоспитания (я^^Р), активно применявшийся китайскими властями в отношении бродяг и тунеядцев, мелких воров и мошенников, антисоциальных элементов. 7 января 2013 г. секретарь Политико-юридической комиссии ЦК КПК Мэн Цзяньчжу от лица партии заявил об отмене трудового воспитания и о передаче партийного решения на законодательное оформление в ПК ВСНП. Окончательным политическим шагом на пути отмены трудового воспитания стало принятие на ноябрьском Пленуме ЦК КПК (2013 г.) постановления, согласно ст. 34 раздела 9 которого КПК признала отмену этого правового института. По некоторым данным, в КНР насчитывалось 350 трудовых лагерей, где содержалось около 260 тысяч человек29.

Еще одним важным решением китайского государства, получившим законодательное закрепление со стороны ПК ВСНП, стало смягчение политики планирования рождаемости, дающее право на рождение второго ребенка супругам, хотя бы один из которых т был в своей семье единственным ребенком. Такое существенное послабление в сфере

л

ч □

_ 5

26 [Исследование важных вопросов социалистической и правовой системы с китайской спецификой] / под ред. Сунь Гохуа, Фэн Юйцзюня. Пекин, д 2005. С. 11 (на кит. яз.). Ч

27 Цзинзи жибао. 2011. 11 марта (на кит. яз.). с

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

28 Жэньминь жибао. 2014. 24 октября (на кит. яз.). й

29 1^1.: http://baike.baidu.com/view/5088.htm (дата обращения: 15.11.2014) (на кит. яз.). НАУК1

110 втктнр юридичтскои науки

я ^Ж ^

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина(МГЮА)

демографической политики обусловлено резким старением населения и предполагаемым серьезным давлением из-за этого в будущем на пенсионную систему страны. Для стимулирования разрешения демографической проблемы на 6-м заседании ПК ВСНП 19-го созыва 28 декабря 2013 г было принято Постановление «Об урегулировании и совершенствовании политики рождаемости», которое на законодательном уровне закрепило право многих китайских семей на рождение второго ребенка.

В прошедшем 2014 г. появился важный Закон КНР «О борьбе со шпионажем» (01.11.2014), внесены изменения в Административно-процессуальный кодекс КНР (первые за 24 года действия Кодекса; поправки вступили в силу с 1 мая 2015 г.) и другие акты правотворчества. В 2015 г. и последующие годы ожидается принятие Закона КНР «О борьбе с терроризмом», Закона КНР «О борьбе с коррупцией», внесение 10-х по счету поправок в УК КНР, принятие Закона КНР «О ядерной безопасности», Закона КНР «О корректировке границ районов», Закона КНР «О морях и океанах», Закона КНР «О государственных наградах и званиях», Закона КНР «О фарватере», Закона КНР «О публичных библиотеках», Закона КНР «О борьбе с насилием в семье» и др.

Сформированная в 2010 г правовая система Китайской Народной Республики обладает целым рядом особенностей, существенно отличающих ее от аналогичных систем других государств мира:

I. В ней действует относительно небольшое, в сравнении, например, с Российской Федерацией, количество законов: 242. Правовое регулирование общественных отношений осуществляется преимущественно на уровне подзаконных нормативных правовых актов, большую часть которых составляют акты Государственного совета КНР Китайский законодатель предпочитает идти по пути интенсивного принятия отдельных локальных актов правотворчества для более оперативного реагирования на происходящие в стране изменения. Центральные власти предоставляют широкие правотворческие полномочия органам власти на местах для незамедлительного принятия правовых документов по устранению пробелов в регулировании общественных отношений. Местное правотворчество чрезвычайно развито в Китае. Известно, что для привлечения инвестиций из-за рубежа органы власти на местах вправе принимать локальные правовые документы для предоставления условий наибольшего благоприятствования иностранному и национальному бизнесу. Все это способствовало активному проникновению зарубежного капитала в экономику Китая. Относительная малочисленность основных законов по сравнению с оперативными постановлениями (подзаконными актами) по локальным вопросам — древняя китайская традиция.

II. Регулирование существующих в КНР общественных отношений осуществляется на трех основных уровнях:

1. На уровне государственных (партийных) программных документов, принимаемых партийными и/или правительственными органами и выступающих в качестве главных регуляторов социально-экономического и государственно-политического развития страны. К основным из них следует отнести планы пятилетнего развития, государственные программы среднесрочного и долгосрочного развития, государственные планы развития исследований в различных областях и др. Более того, нередко партийные документы не просто имеют силу закона, а стоят выше него, в отдельных случаях даже над Конституцией.

Так, согласно ч. 1 ст. 36 Конституции КНР «граждане Китайской Народной Республики имеют свободу вероисповедания». «Никакие государственные органы, общественные организации и отдельные лица не могут принудить граждан исповедовать или не исповедовать религию, не могут дискриминировать граждан за исповедование или неисповедование религии» (ч. 2). На практике же свобода вероисповедания существенно ограничивается партийными инструкциями, заявлениями высших партийных руково-

ЕСТНИК Трощннскнй П. М Н й _ б ЛЛЛ

УНИВЕРСИТЕТА Правовая система Китаискои Народной Республики: 111

имени O.E. Кугафина (МГЮА)

становление, развитие и характерные особенности

дителей, настаивающих на невозможности исповедования религии членами КПК. Более чем 85 млн членов партии на основании партийных распоряжений ограничены в конституционном праве свободного вероисповедования30. Бывший Председатель КНР и Генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь заявлял, что «...религиозное и марксистское мировоззрение в корне противоположно. Коммунисты являются атеистами, и их мировоззрение должно быть марксистским. Они не только не могут исповедовать ту или иную религию, но и обязаны пропагандировать среди народа атеизм, распространять научное мировоззрение. .Не помешает заметить: то, что коммунисты обязательно должны быть атеистами, совсем не противоречит политике свободы вероисповедания. Нельзя из-за свободы вероисповедания проявлять нерешительность в вопросе о верующих коммунистах и бояться вести воспитательную работу»31.

В современном Китае партия все еще стоит над законом32. Управление государством осуществляется в соответствии с моделью, созданной Мао Цзэдуном. Она предполагает регулирование всех сторон общественной жизни прежде всего партийными инструкциями и лишь затем законодательством. В личных беседах с китайскими юристами автору данной статьи неоднократно приходилось слышать о том, что на характер судебных решений определяющее влияние оказывают местные партийные руководители, которые в своей деятельности основываются на партийном курсе, а не на правовой норме. Иногда под прикрытием интересов партии неправомерно защищается бизнес, который находится в тесной связи с коррумпированным партийным работником. Тем не менее китайское руководство с трудом, но все-таки старается изменить эту ситуацию. Подтверждением чему служит прошедший в сентябре 2014 г. Пленум ЦК КПК, о котором мы говорили ранее.

2. На уровне законов и подзаконных нормативных правовых актов при отсутствии некоторых кодифицированных актов правотворчества. В КНР до настоящего времени не приняты гражданский, административный, налоговый кодексы. Впервые Уголовный кодекс КНР появился лишь в 1979 г, после 30-летнего существования нового государства. Вместе с тем в стране достаточно хорошо развито процессуальное право. Приняты Уголовно-процессуальный кодекс (1979 г.), Гражданско-процессуальный кодекс (1991 г), Административно-процессуальный кодекс (1989 г), Арбитражный кодекс (1994 г), Закон КНР «Об особом процессуальном порядке разрешения морских споров» (1999 г).

Китайский законодатель в сфере материального права не спешит с введением громоздких и трудноизменяемых кодексов, предпочитая им разрозненные, но оперативно принимаемые, изменяемые акты правотворчества. При этом идет тщательная и неспешная работа по подготовке проекта кодификационного документа, заслушиваются предложения широкого круга ученых-юристов и практикующих специалистов, формируется общественное мнение и мнение международного экспертного сообщества по поддержке появления в правовой системе КНР кодификационного акта правотворчества. Так, китайский законодатель стоит на пороге принятия единого кодификационного акта в гражданско-правовой сфере — Гражданского кодекса. В стране уже действуют к

Общие положения гражданского права (приняты в 1986 г, аналог Общей части ГК РФ), н

и

30 Афонина Л. А. Формирование и принципиальные моменты нормативно-правового регулиро- р вания религиозной сферы в КНР // Проблемы Дальнего Востока. 2013. № 6. С. 138—151. и

П

31 Надлежаще вести религиозную работу : выступление во время беседы с группой представи- 4 телей Всекитайского собрания народных представителей по вопросам религиозной работы т // Цзян Цзэминь. Реформа. Развитие. Стабильность. С. 84. к

32 Трощинский П. В. Право и политика современного Китая // Право и политика. 2014. № 7. § С. 910—921. НАУЮ

112 ВЕКТОР ЮРИДИЧЕСКОМ НАУКИ

я ^Ж ^

^^^^ I

УНИВЕРСИТЕТА

имени O.E. Кутафина(МГЮА)

Закон КНР «О вещных правах» (2007 г), Закон КНР «Об ответственности за нарушение прав» (2009 г), Закон КНР «О применении законодательства в гражданско-правовых отношениях с участием иностранных лиц» (2010 г) и некоторые другие законы, которые в ближайшем будущем станут составными частями ГК КНР

3. На уровне актов правотворчества, принимаемых местными органами власти и направленных в основном на регулирование вопросов социально-экономического развития региона, в частности в сфере предоставления особых льготных налоговых режимов китайским и зарубежным инвесторам. Оперативность в их принятии до сих пор привлекает иностранных инвесторов в экономику КНР Зарубежный, включая российский, бизнес активно вкладывает средства в совместные с местными предпринимателями заводы и фабрики. Однако не учитывается важное обстоятельство: предоставленные региональными органами власти преференции также быстро могут быть ими отменены для защиты интересов другого хозяйствующего субъекта, аффилированного с местной властью. Если для принятия нового закона в Китае требуется длительное время, то местный акт нормотворчества может появиться в течение суток. В случае изменения политического курса иностранные инвесторы рискуют потерять вложенные в Китай средства, ведь их в большинстве случаев защищает не закон, а нормативный документ местного характера.

III. Правовой системе КНР известен так называемый экспериментальный (опытный) порядок, подразумевающий правовое регулирование правовых отношений посредством нормативных правовых актов, не ограниченных по сроку действия и предполагающих их вступление в силу в окончательной редакции лишь после экспертной оценки целесообразности этих актов и их эффективности. Принятие нормативных правовых актов в экспериментальном (опытном) порядке было достаточно распространенным явлением в первые десятилетия с момента начала проведения политики реформ и открытости. Такой осторожный подход китайского законодателя к оценке эффективности сырого акта правотворчества зарекомендовал себя с положительной стороны.

В основе принятия нормативных правовых актов в опытном (экспериментальном) порядке лежит эмпирический подход китайских властей к проведению широкомасштабных экономических преобразований в стране. Экономические реформы в Китае вначале проходили апробацию в ограниченных масштабах (пример — приморский город Шэньчжэнь), а затем, в случае их успешности, распространялись по всему государству Китайские реформаторы и законодатель строго придерживались древней китайской пословицы: «переходить реку, нащупывая камни», что означает не что иное, как призыв действовать с предельной аккуратностью и осторожностью. Главный идеолог китайских реформ Дэн Сяопин любил это древнее китайское изречение, что было воспринято китайским законодателем как сигнал к неспешной работе по принятию и апробации важных для страны законов.

Так, одними из первых появившихся в правовой системе Китая после разрушительной «культурной революции» законов стали Лесной кодекс КНР (Закон КНР «О лесах») и Закон КНР «Об охране окружающей среды». Они были приняты в опытном порядке (1979 г.). Уже после апробации их положений и внесения соответствующих изменений в тексты правовых документов Лесной кодекс КНР был официально введен в 1984 г., а Закон КНР «Об охране окружающей среды» — в 1989 г. По такому же пути китайский законодатель пошел и при работе над Гражданско-процессуальным кодексом КНР (1982 г. — принят в опытном порядке, 1991 г. — окончательное принятие в исправленной редакции); Законом КНР «О банкротстве предприятий» (с 1986 г. применялся в опытном порядке, с 2006 г. — окончательно вступил в силу в новой редакции); Законом КНР «Об организации комитетов сельского населения» (1987 г. — принят в опытном порядке, 1998 г. — окончательное принятие) и др.

ЕСТНИК прощинский П В Кйй Н й Р б лл-э

УНИВЕРСИТЕТА Правовая система Китайской Народной Республики: 11^3

имени О.Е. Кугафина (МГЮА)

становление, развитие и характерные особенности

В экспериментальном порядке законодательные акты принимаются и в настоящее время. Так, 20 октября 2010 г в опытном порядке введен Регламент работы адвокатских коллегий в сфере законов о ценных бумагах, 23 сентября 2013 г — Регламент гражданско-процессуального контроля народной прокуратуры, 1 ноября 2014 г — Правила управления в сфере питания и др.

IV. Текстам китайских нормативных правовых актов, образующих правовую систему КНР, свойственна нечеткость, расплывчатость, неконкретизирован-ность формулировок, что было особенно характерно для актов правотворчества первых лет после образования КНР и после окончания «культурной революции». На это обстоятельство особо обращали внимание отечественные исследователи китайского права33. Все это самым серьезным образом влияет на единообразное, правильное, точное толкование и применение содержащихся в правовом акте положений, ограничивает право сторон по делу на эффективную законную защиту своих интересов.

Приведенная особенность вовсе не связана с тем, что для отечественных исследователей права КНР китайское иероглифическое письмо представляет значительные трудности при переводе используемых китайским законодателем терминов на русский язык. Дело в том, что для китайского правоприменителя создаются весьма комфортные условия по использованию нечетких формулировок при решении задач государственно-политического характера, а также по трактовке правовой нормы в свою пользу. Отечественные исследователи обращали внимание на эти особенности китайских законов еще столетие назад. В. В. Энгельфенд писал, что «вина» в недостаточном понимании русскими исследователями китайского права лежит «.на китайском законодательстве, язык которого чрезвычайно расплывчат». Также: «Язык Конституции нередко чрезвычайно расплывчат и полон неопределенностей, дающих возможность толкования ее постановления в различном смысле»34.

Многие закрепленные в праве современного Китая положения подпадают под неоднозначную трактовку, способствуют росту коррупционной составляющей. В принятых китайским законодателем нормативных правовых актах до сих пор содержатся термины «двойного толкования»: «может» (Шй), «вправе» (#&), «и другие» «своевременно» (,5.0^), «правдиво» ). Все это позволяет китайскому правоприменителю по своему усмотрению использовать правовую норму в государственных и/или личных интересах.

Например, в ч. 1 ст. 23 Закона КНР «О борьбе с отмыванием денег»35 закреплено: «Административный орган Государственного совета, ведущий борьбу с отмыванием денег, или его провинциальные подчиненные органы первой ступени в случае обнаружения деятельности по заключению сомнительных сделок, при наличии необходимости в проведении проверок, могут проводить проверки в отношении финансовых органов». Ни в рассматриваемой правовой норме, ни в тексте самого Закона не приводятся основания, указывающие на «наличие необходимости в проведении проверок» со стороны соответствующих административных органов Государственного совета. Это свидетельствует о том, что необходимость в проведении проверки устанавливается по субъектив- т

, „ 7\

ному усмотрению уполномоченного на то органа (широта дискреционных полномочий, н

обусловленная отсутствием оснований принятия решения о проведении проверок в от- и

5

_ "0

д

33 Например: Ахметшин Х. М. Уголовный кодекс КНР : лекция. М., 1981. С. 14. ^

34 Энгельфельд В. В. Очерки государственного права Китая. Т. II. Известия Юридического фа- т культета в г. Харбине, 1925. С. 8, 120. К

35 Русскоязычный перевод Закона КНР «О борьбе с отмыванием денег» см.: Законодательство й< КНР. Экспресс-информация. № 4. М., 2010. С. 11—30. наук

114 вектор юридичтскои науки

Я ^Ж ^

|

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина(МГЮА)

ношении заключенных сомнительных сделок, осуществленных частными лицами или организациями). Кроме того, определение компетенции по формуле «вправе» («могут проводить проверки») также свидетельствует о возможности использования китайским правоприменителем нормы по собственному субъективному усмотрению.

V. Особой спецификой обладает правосознание простого китайца. В его понимании право, закон практически всегда ассоциируются с институтом наказания, институтом юридической ответственности36. Китаец старается «стоять на почтительном расстоянии» от права, в своем поведении руководствуется не юридическими нормами, а стремлением «сохранить лицо», не подвергнуться осуждению со стороны родственников и знакомых, стремится соответствовать общепринятым нормам морали. Для китайского правосознания характерен приоритет морали над правом.

Авторитетный исследователь китайского традиционного права В. М. Рыбаков подчеркивает, что «в отличие от многих древних обществ (Рим), законы в Китае никогда не мыслились как нечто священное и непререкаемое, как благой дар богов смертным людям, как идейная сверхценность. Напротив, господствующая теория поначалу относила их к продукту творчества некитайских, "варварских" народов, не ведающих морали и стыда, а потому вынужденных, чтобы хоть как-то наладить общежитие, прибегать к постоянному насилию посредством законодательно налагаемых запретов»37. По мнению ученого, право и мораль рассматривалось китайским древним обществом как борьба двух вечно единых стихий Инь (женская) и Ян (мужская), борьба темного и светлого, пассивного и активного, где право — Инь, а мораль — Ян. Мораль стоит выше права, она является главным в деле регулирования отношений в обществе.

Само же китайское законодательство достаточно жестко реагирует на любого рода нарушения правовых норм. За любые, даже небольшие правонарушения китайский закон карает строго и незамедлительно. Особо развит в КНР институт уголовной ответственности, одно из центральных мест в котором принадлежит институту смертной казни. В Китае широко известна древняя стратагема: «бить по траве, чтобы вспугнуть змею» согласно которой наказание, пусть и жестокое, одного лица высту-

пает в качестве «битья по траве», в результате которого многочисленные преступные элементы — «вспугнутые змеи» — в испуге отвращаются от преступления38.

О подходе китайского законодателя к наказанию как к способу устрашения потенциальных преступников и отвращению их от совершения преступлений писал еще в XIX в. один из основателей российского китаеведения о. Иакинф (Н. Я. Бичурин (1777— 1853)). По его словам, для Китая было характерным, что «.наказание малою планкою производится для стыда, ибо маловажные преступления стыдом должны быть наказываемы. Наказание большою планкою производится для обуздания, ибо страхом сего наказания удерживаются от преступлений»39. Не случайно, что долгое время в КНР некоторые приговоры к смертной казни приводились в исполнение публично на стадионах в целях устрашения потенциальных преступников. Концепция наказательного характера китайского права является доминирующей в китайском обществе и в среде китайских юристов.

Подробнее: Трощинский П. В. Юридическая ответственность в праве Китайской Народной Республики. М., 2011.

Рыбаков В. М. Танская бюрократия. Ч. 2 : Правовое саморегулирование. Т. 1 : Общие замечания. СПб., 2013. С. 4.

Зенгер фонХ. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. Знаменитые 36 стратагем за три тысячелетия / под общ. ред. В. С. Мясникова. М., 1995. С. 190.

Бичурин Н. Я. Китай в гражданском и нравственном состоянии. М., 2002. С. 136.

36

37

38

ЕСТНИК ТрощннокнйП. М ^

УНИВЕРСИТЕТА Правовая система Китаискои Народной Республики: т|15

имени О.Е. Кугафина (МГЮА)

становление, развитие и характерные особенности

Завершая настоящее исследование, сделаем некоторые важные выводы:

1. Правовая система современного китайского государства уникальна и включает в себя как традиционное (древнее) право, так и черты права стран социализма, романо-германской и англосаксонской правовых семей. Большое влияние на характер принимаемых нормативных правовых актов, юридическую науку оказали советские специалисты, которые заложили фундамент правовой системы КНР в первое десятилетие после образования в 1949 г нового государства. Несмотря на прямое отсутствие в действующем китайском законодательстве разработанных великим Конфуцием и легиста-ми морально-этических и правовых доктрин, следует признать их влияние на правосознание, правовую культуру китайского правотворца и обычного гражданина определяющим. Существующий в Китае приоритет партийных решений над законом, основополагающая роль политических установок и директив КПК в деле формирования законодательства является ничем иным, как известным традиционному китайскому обществу принципом главенства общепризнанных морально-нравственных норм над актами правотворчества. Да, правящая партия стоит над законом, но ранее на ее месте был император, чиновничий аппарат либо разработанная Конфуцием система поведения в обществе и семье.

Так, древним Кодексом Тан закреплялась обязанность членов общества доносить на лицо, совершившее преступление. Однако если это преступление совершено старшим членом семьи, то младший родственник освобождался от ответственности за недоносительство, т.к. конфуцианский принцип уважения младшими старших стоял выше правовой нормы. В некоторых случаях интересы самого государства должны уступить сохранению семейных связей («у нас отец прикрывает сына, говорит Конфуций, а сын прикрывает отца»). Кодексом закреплялось и уголовное наказание за устроение свадьбы, пока отец, мать, дед, бабка по мужской линии находились в тюрьме (считалось, что в это время радоваться нельзя, ведь член общества преступил правовые нормы, совершил антиморальный поступок). Но если на заключении брака настоял отец либо дед, находящиеся в тюрьме, то лицо освобождалось от ответственности исходя из главенства принципа подчинения младших воле старших.

Кардинальных изменений в сфере соотношения права и морали китайская государственность не претерпела и поныне. Запрет на исповедание религии членами партии хотя и противоречит конституционным нормам, однако имеет обязательную силу повсеместно. Нарушение прав интеллектуальной собственности в форме крупномасштабного производства контрафактной продукции будет продолжаться в Китае до тех пор, пока это экономически выгодно. Ни один зарубежный производитель не сможет защитить свои интересы в китайском суде, несмотря на наличие в законодательстве соответствующих правовых норм. А редкие победы иностранного бизнеса будут основаны не на законе, а на политической воле партийного руководства, которое иногда позволяет судам принимать показательные решения для того, чтобы успокоить международное сообщество. Социалистическая мораль стоит выше законности, которая также носит название «социалистическая». Интересы государства всегда будут стоять выше интересов личности. Общество и право еще долго будут находиться в подчиненном положении относительно партийных директив. к

2. В основе правовой системы Китая на всем протяжении его истории ле- о жало уголовное законодательство, правовые нормы всегда устанавливали су- и ровую юридическую ответственность за их нарушение, стержнем которой была р и остается ответственность уголовная. Е. И. Кычанов писал, что еще в Древнем Ки- д тае «...сложилась система уголовных законов — "люй", которые были не просто ядром и традиционных китайских законов, но и составляли большую их часть...»40. В Китае ши- т

роко применяется смертная казнь, пожизненное лишение свободы, конфискация иму- к

40 Кычанов Е. И. Указ. соч. С. 7. наук

5/2015

>

116 ВЕКТОР ЮРИДИЧЕСКОМ НАУКИ

я ^Ж ^

УНИВЕРСИТЕТА

имени O.E. Кутафина(МГЮА)

щества, лишение политических прав. В отличие от России, отказавшейся в известный период от института уголовной ответственности юридических лиц, китайский правоохранитель активно использует его в своей правоприменительной деятельности. Суровость мер уголовной ответственности к преступникам дает свои положительные результаты. Только так возможно сдерживать огромное население в рамках закона.

Например, включение в мае 2011 г в Уголовный кодекс КНР состава «управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее гибель двух и более людей» привело к резкому сокращению числа таких преступлений. За период с 1 мая по 30 декабря 2011 г количество случаев «пьяного вождения» по сравнению с указанным периодом предыдущего года снизилось на 45 %, число погибших — на 22,3 % (205 человек)41. Согласно обнародованной Министерством общественной безопасности КНР статистики, в течение 3 лет с даты включения « пьяного вождения» в Уголовный кодекс, с 1 мая 2011 г по 30 апреля 2014 г, общее количество преступлений в рассматриваемой сфере и связанная с этим гибель людей снизились на 25 % и 39,3 % соответственно42.

Властями страны активно применяется высшая мера наказания, отказ от которой в КНР вряд ли возможен. В Древнем Китае писали, что смертная казнь должна существовать «...не во вред народу, а ради пресечения зла и преступлений, ибо нет лучшего средства пресечь зло и преступления, нежели суровые наказания. Если наказания суровы и каждый неизбежно получает то, что заслужил, народ не осмелится испытывать на себе силу закона, и тогда в стране исчезнут осужденные. О государстве, где нет осужденных, говорят: "если наказания ясны, исчезнет смертная казнь"»43. Китайские ученые единодушны во мнении, что отказ от смертной казни не будет способствовать построению социалистического правового государства. Они отмечают, что «большинство стран, которые в разное время по тем или иным соображениям объявляли об отмене смертной казни, впоследствии все же вновь восстанавливали действие высшей меры или же если и не восстанавливали официально, то создавали лазейки в законодательстве для обхода имеющегося запрета»44.

Проводимая в настоящее время политика либерализации уголовной ответственности, снижение числа составов преступлений, предусматривающих смертную казнь, — вынужденные шаги китайских властей, на которые они пошли по причине серьезного давления со стороны международного сообщества. Китайское общество в своем большинстве крайне против такого гуманизма по отношению к преступникам. Отметим, что для всего азиатского региона характерны суровость наказания, смертная казнь в них — исторически долго существующее явление (Япония, Вьетнам, Северная Корея, Таиланд и др.).

3. Китайский законодатель продолжает придерживаться политики принятия разрозненных локальных актов правотворчества в противовес трудноизменяемым и объемным кодифицированным документам. Отсутствие в правовой системе КНР гражданского, административного и налогового кодексов ни сколько не обедняет ее. Власти страны опасаются появления сырых законов, настороженно относятся к желанию некоторой части общества поскорее их принять. Неторопливость в принятии важных решений — характерная особенность китайского менталитета. Все

42

43

URL: http://zqb.cyol.com/html/2012-03/22/nw.D110000zgqnb_20120322_1-11.htm (дата обращения: 15.11.2014) (на кит. яз.).

Жэньминь жибао. 2014. 20 октября (на кит. яз.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Книга правителя области Шан (Шан цзюнь шу) / пер. с кит. Л. С. Переломова. М., 1993. С. 207.

Люй Цзигуй, Цянь Гояо. Сильное оружие в нанесении удара по преступности в сфере экономики // Политика и право. 1982. № 2. С. 33 (на кит. яз.).

41

ЕСТНИК прощ,/'нск,/'й пВ Кйй Н й Р б лл-г

УНИВЕРСИТЕТА Правовая система Китайской Народной Республики: 11.7

имени О.Е. Кугафина (МГЮА)

становление, развитие и характерные особенности

происходит по известной пословице, которая переводится как «тише едешь, дальше будешь». Прошло уже более полувека, как китайские юристы приступили к разработке единого гражданского кодекса, однако «воз и ныне там». Большинство китайских юристов, участвовавших в разработке проектов ГК, отмечают, что в связи с «...весьма значительной сложностью, недостатком опыта в гражданской законотворческой деятельности, а также с учетом того, что Китай только-только начинает проводить реформирование экономической системы...»45, китайское общество еще не созрело для его введения. О принятии в ближайшее время административного и налогового кодексов речь вообще не ведется.

Особое место в правовой системе КНР занимают нормативные правовые акты, принимаемые в опытном (экспериментальном порядке). Такой подход был скопирован китайскими коллегами у советской правовой науки. В отличие от России, он активно применяется китайским законодателем для регулирования социально-экономической сферы. В основе также лежит осторожный подход китайского законодателя к правовому вмешательству в важные для общества сферы. Особую эффективность законодательный эксперимент показал при создании и развитии свободных экономических зон приморских территорий, где модель регулирования деятельности хозяйствующих субъектов была впоследствии перенесена на другие китайские регионы.

В настоящее время в Китае проводится широкомасштабная административная реформа, которая вначале также проводилась экспериментально. Ее суть заключается в нескольких важных положениях:

— упрощение административных процедур, предоставление более широких полномочий административным органам на местах, сокращение дискреционных полномочий;

— искоренение бюрократизма и неповоротливости административного аппарата, повсеместное внедрение электронного правительства;

— сокращение численности административных служащих, оптимизация штатов46.

Административная реформа уже дает свои положительные результаты в практической сфере. Открытая 29 сентября 2013 г Шанхайская зона свободной торговли начала активно привлекать зарубежных инвесторов благодаря упрощенному порядку выполнения административных формальностей в банковско-финансовой и других областях предпринимательской деятельности. Сокращение количества министерств и штата административных работников существенно снизило финансовую нагрузку на центральные и местные бюджеты. Уменьшение количества административных барьеров, разрешительных процедур позволяет китайским предпринимателям еще активнее вовлекаться в экономическую жизнь страны, открывать и развивать свое дело, что значительно повышает уровень занятости населения, тем самым нивелируя социальную напряженность в обществе.

В заключение подчеркнем важность и актуальность китайского опыта для современной России. Его как положительные, так и отрицательные стороны следует углубленно изучать в рамках науки сравнительного правоведения для возможного последующего использования в научной, правотворческой и правоприменительной деятельности.

[Гражданское право] / под ред. Пэн Ваньлина. Пекин, 1999. С. 10.

Подробнее: Бородич В. Ф., Виноградов А. В., Трощинский П. В. 1-я сессия ВСНП 12-го созыва и новая административная реформа в Китае // Проблемы Дальнего Востока. 2013. № 3. С. 59—65.

45

46

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.