Научная статья на тему 'Право Кавказской Албании: Агуэнские каноны царя Вачагана'

Право Кавказской Албании: Агуэнские каноны царя Вачагана Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
764
198
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Кавказская Албания / Агуэнский собор / Агуэнские каноны / Вачаган III Благочестивый / церковное (каноническое) право / Caucasian Albania / Aguan cathedral / Aguan canons / Vachagan III Blagochectiviу / church (initial) right

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Халифаева Анжела Курбановн

Анализируется яркий памятник права Кавказской Албании Агуэнские каноны, государственные постановления, имевшие силу закона, которые приняты царем Вачаганом III в 488 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Bright monument of the right of Albania are Aguan canons the state decisions having force of the law, which are accepted by king Vachagans III per 488 years.

Текст научной работы на тему «Право Кавказской Албании: Агуэнские каноны царя Вачагана»

УДК 342(0)«0»(091)

ПРАВО КАВКАЗСКОЙ АЛБАНИИ: АГУЭНСКИЕ КАНОНЫ ЦАРЯ ВАЧАГАНА

© 2010 г. А.К. Халифаева

Дагестанский государственный университет , Dagestan State University,

ул. Гаджиева, 43а, г. Махачкала, 367025, Gadjiev St., 43a, Makhachkala, 367025,

dgu@dgu.ru dgu@dgu.ru

Анализируется яркий памятник права Кавказской Албании - Агуэнские каноны, государственные постановления, имевшие силу закона, которые приняты царем Вачаганом III в 488 г.

Ключевые слова: Кавказская Албания, Агуэнский собор, Агуэнские каноны, Вачаган III Благочестивый, церковное (каноническое) право.

Bright monument of the right ofAlbania are Aguan canons - the state decisions having force of the law, which are accepted by king Vachagans III per 488 years.

Keywords: Caucasian Albania, Aguan cathedral, Aguan canons, Vachagan IIIBlagochectiviy, church (initial) right.

Кавказская Албания - древнее государство на Восточном Кавказе (IV - III вв. до н.э. - X в. н.э.). Оно объединяло племена албанов (не путать с современными албанцами), утиев (предки современных удин), каспиев и др. Ко II в. до н.э. на основе объединения 26 племен (албаны, гелы, леги (лезгины), утии (удины), гаргары, чилби, сильвы, лпины, цоды), когда по возглавившему этот союз племени все объединение стало именоваться Албанией, сложилось единое Албанское царство. В III - IV вв. оно находилось под властью Ирана. С конца VI в. Кавказ становится местом столкновения интересов трех великих держав: Византийской империи, Хазарского каганата и Сасанидско-го Ирана. Кавказская Албания, попадавшая в зависимость то от одного, то от другого государства, на рубеже VI - VII вв. добилась фактической самостоятельности под властью Михранидов, владетелей области Гардман (Утик). Наиболее известный представитель этой династии Джеваншир (Джуаншер, около 640 - 680 гг.) вступил в союз с Византией. Но ослабевшая от долгих войн империя оказалась не в состоянии удержать надвигавшийся с юга натиск завоевателей-мусульман. С установлением династии Омей-ядов арабам удалось закрепиться в Закавказье, и с первых годов VIII в. начинается непрерывная череда арабо-хазарских войн. Успех сопутствовал попеременно то одной, то другой стороне. Пограничной зоной между противниками оставался Дербент. В VIII в. Кавказская Албания была завоевана арабами: большая часть ее населения была мусульманизирована Халифатом. В IX в. страна распалась на княжества, и с X в. основная часть ее земель оставалась в составе Ширвана и других государств [1]. В течение IX - X вв. албанским князьям удавалось несколько раз на недолгое время восстанавливать царскую власть в Кавказской Албании [2].

Сведения о праве Кавказской Албании в античный период (III в. до н.э. - III в.н.э.) в письменных источниках отсутствуют. Основными источниками права Албании в раннесредневековый период (Г^-УШ вв.) служили обычное право, нормативные акты албанских царей, сасанидских шахов, церковное (каноническое) право, заимствованные нормы иностранного права.

Обычное право являлось, как представляется, наиболее древним и основным источником права, и его нормами регулировались многие стороны общественной жизни населения Албании. Нормами обычного права были узаконены права и привилегии главы семьи, рода по отношению к своим родственникам, а также в вопросах распоряжения фамильным имуществом, наследования.

Ярким памятником права Албании являются Агу-энские каноны - государственные постановления,

имевшие силу закона, которые «скрепили печатями» царь Вачаган и албанская аристократия.

Этот единственный сохранившийся (не в оригинале) юридический документ раннесредневековой Албании выступает и основным памятником церковного (канонического) права Албании.

В 487 г. албанским царем становится последний представитель Аршакидской ветви Вачаган III, являвшийся племянником царя Ваче II: «Жители Албании, снова соединившись в одно царство, взяли из детей царских храброго, мудрого, рассудительного и высокого ростом Вачагана, сына Иездегерда, брата Ваче, царя албанского, возвели его на престол с помощью Валарша, царя Персидского». Царствование Вачагана, прозванного Благочестивым, было ознаменовано политическим, культурным и религиозным возрождением в Албании. Первостепенной своей задачей царь Вачаган считал достижение религиозного единства в стране. Он направил все силы к тому, чтобы христианство стало всеобщей религией Албанского царства. Для осуществления этого намерения царь Вачаган начал ожесточенную и бескомпромиссную борьбу как с огнепоклонством, так и с язычеством. Албанский царь Вачаган желал видеть свою страну христианской, церковь сильной, а духовенство образованным. Эту же цель преследовал и созванный по инициативе царя Вачагана Поместный собор Албанской церкви, вошедший в историю с наименованием Агуэнского собора [3].

Итак, каноны были приняты в 488 г. на Соборе, созванном царем Вачаганом III (около 487 - 510 гг.) и состоявшемся в летней царской резиденции в Агуэне, находящемся недалеко от Партава (Барды). Помимо самого царя, председательствующего на Соборе, в соборных заседаниях принимали участие семь епископов, священнослужители и множество князей и народных старшин. Созыв Собора был вызван острой политической и религиозной ситуацией в стране. Это время характеризуется ослаблением власти Сасанид-ского Ирана в Закавказье, фактическим выходом Албании из его состава, восстановлением около 485 г. царской власти (после отречения Ваче II от короны в 462 г.), проводимой Вачаганом III Благочестивым ярко выраженной антисасанидской, антизороастрий-ской внутренней политики.

Причинами организации Собора явились противоречия, как религиозные, так и социальные, между духовенством и населением, внутри духовенства, между знатью (азатами) и простонародьем (рамиками). С одной стороны, Агуэнский собор должен был способствовать утверждению самостоятельности Албанской церкви. С другой - Вачаган III с помощью Агуэнских канонов пытался усилить государственную власть,

обуздать своевольных азатов, уравнять клир со светской знатью, урегулировать отношения между податным сословием и светской знатью и с духовенством, добиться религиозного единения всех сословий, что было необходимо также для сохранения политической независимости страны и борьбы с иноземными силами.

Таким образом, в свете изложенного становится очевидным, что принятие Агуэнских канонов было исторической необходимостью.

Канонический устав, разработанный и принятый Агуэнским собором, состоял из введения и 21 статьи. Во введении говорится о причинах созыва Собора. Анализируя каноны, можно выделить четыре их группы:

1) касающиеся духовенства (взаимоотношений церковнослужителей, прав и обязанностей клира);

2) регулирующие отношения между клиром и светской знатью;

3) регулирующие отношения между духовенством и мирянами;

4) имеющие чисто правовой характер [4].

Согласно постановлениям Собора церковная власть

распределялась по церковно-административным единицам - епархиям. В Албании границы епархий совпадали с территориальными границами областей, однако не в каждой области были свои епархии [5].

Правила, регулирующие внутрицерковные дела содержали ст. 1, 2, 6, 7, 9, 15, 16; взаимоотношения духовной и светской знати - ст. 17, 18, 20, 21; нормы гражданского, семейного, уголовного права - ст. 8, 10 - 16.

Деликты, зафиксированные в канонах, представляли, прежде всего, религиозно-этические преступления и проступки, а также преступления против личности (клевета и лжесвидетельство, избиение, пролитие крови, убийство), должностные проступки, правонарушения, связанные с обязательственными соглашениями. Наказания предусматривали лишение церковного сана, имущества, епитимью (церковное наказание в виде длительных молитв, постов и т.п.), изгнание из церкви, монастыря, села (общины), штрафы, смертную казнь.

Статьи 12 - 14 были направлены на утверждение христианских норм и против языческих представлений, широко распространенных среди населения. Они предусматривали запреты на оплакивание умершего главы дома (ст. 12), на употребление мяса в великий пост -Пасху (ст. 13, 14), на работу в воскресенье (ст. 13).

Согласно Агуэнским канонам в Албании действовали два суда: церковный и дворцовый (царский). Инстанциями церковной юрисдикции были: 1) суд священника, 2) суд епископа. Церковный суд разбирал проступки церковнослужителей и нарушение мирянами духовных обязанностей. Духовенство в лице епископа осуществляло судебные функции не только в области церковного права, но и в некоторых областях гражданского и уголовного права (ссора, драка, пролитие крови и т.д.). При этом епископ судил не по канону, а по светскому закону.

Дворцовому суду были подведомственны брачно-семейные дела, антирелигиозные деяния, убийства, т.е. самые тяжкие по тому времени уголовные преступления, которые карались смертной казнью. Дворцовый суд разбирал тяжбы, возникшие между светской знатью и духовенством. Верховным судом страны был дворцовый суд, во главе которого стоял царь [4].

Таким образом, царь был верховным судьей и представителем светской власти, который рассматривал не только светские (гражданские, уголовные и др.) дела, но и религиозные преступления.

Тесные связи и вхождение Албании в состав Ирана сопровождались распространением на эту составную административную территорию определенных норм иранского права, их рецепцией в албанское право.

Можно сказать, что острая борьба происходила между иранским правом и албанским церковным правом, особенно в семейно-брачной сфере, так как именно в этой правовой области существовали кардинальные различия двух юридических систем. Эта борьба нашла яркое отражение в 10-м каноне Агуэнского собора: «Мужчина не может взять в жены родственницу в третьей степени родства и не может взять в жены жену брата». Этот канон полностью восходит к Библии (Ветхому Завету) и узаконивает брак только с четвертой степени родства, запрещая кровнородственные браки. Вместе с тем в нем нашло отражение существование в Албании инцестного брака (брак близких родственников) и брака-левирата (брак вдовы с братом покойного мужа). Именно эти формы брака имели широкое распространение в Иране. Упоминавшийся ранее Ваче II, являвшийся племянником шаха Пероза (сыном его сестры), был женат на племяннице Пероза, т.е. на родной или двоюродной сестре. Подобные браки (брата с сестрой, отца с дочерью, матери с сыном), являвшиеся крайней формой выражения принципа эндогамии, были обычны среди высшей знати Ирана и, видимо, Закавказья и расценивались, согласно зороастрий-ским нормам, как акт высшего благочестия, искупающий смертный грех и ведущий в рай. Древнеармянский историк Хоренаци (V в.) объяснял приверженность закавказской знати к этим бракам «алчностью в отношении наследственных долей в отцовском наследстве».

Нормы семейно-брачного, а также уголовного и судебного (исполнение приговора) права содержит ст. 11 Агуэнских канонов: «Кто оставит женщину без причины, и кто берет женщину без венца, и кто неправеден и является человекоубийцей, и кто вопрошает колдунов, таковых связать, привести к царскому двору и подвергнуть мучительной смерти...». Данный суровый закон, приравнивая к убийству человека немотивированный развод, незаконный брак (без обряда венчания в церкви), обращение к языческим служителям был направлен на насаждение и укрепление христианских правовых норм и моральных принципов.

Приверженность к нехристианским религиозным учениям также каралась смертной казнью и обращением в рабство. Цель установления христианства и

его правовых норм преследовало узаконенное постановлениями Агуэнского собора право церкви на судопроизводство и передачу под ее юрисдикцию ряда бытовых гражданских вопросов.

Совершение проступков низшими представителями церковной иерархии регулировалось канонами 6 и 15, которые предусматривали лишение сана, имущества (в пользу церкви) и изгнание. Вместе с тем ст. 15 предусматривала обжалование населением действий иерея или дьякона перед более высокой инстанцией -епископом: признавшего свою вину священника епископ отправлял в отдаленное уединенное место на покаяние, а непризнавшего судили по канонам и изгоняли из села.

Как видим, изгнание из общины, села было распространенной и действенной мерой наказания. По всей видимости, она представляла собой рецепцию из обычного права Албании, так как эта обычноправовая норма широко практиковалась у многих народов и, в частности, характерна для адатов Дагестана. Эффективность этой меры наказания определялась тем, что изгнанный из общины лишался права участия в общественной и религиозной жизни, защиты и т.п., т.е. лишался правоспособности, приговаривался к гражданской, правовой смерти.

Письменная фиксация контракта является характерной чертой развитого обязательственного права.

Приведенные выше примеры существовавших в Албании форм собственности на имущество, форм владения и пользования им позволяют сделать вывод, что юридическое владение вещью приобреталось рядом оснований: а) по праву наследования; б) по публично-правовому основанию; в) по праву, возникшему из частноправовых соглашений, особенно обязательственных.

Ряд данных свидетельствует также о развитом наследственном праве в Албании. Как указывалось выше, царь Ваче II еще в молодости получил от отца свою «сыновнюю наследственную долю» земельной собственности. Из текста ясно, что право сына стать наследопреемником своего отца было бесспорным. Принцип старшинства, вероятно, не играл особой роли в приобретении братьями наследства отца, который, будучи главой семьи, рода, выступал и правомочным наследственным владельцем семейной (агна-тической) собственности. Например, князь Джеван-

шир - второй сын Вараз-Григора не только унаследовал от отца албанский престол, но и стал владыкой рода и родовой области Гардман.

Думается, существовала и дочерняя наследственная доля в имуществе отца. На это косвенно указывают сообщения источников о возведении царем Вачаганом III поместья для своей дочери и о существовании инцестных, кровнородственных браков, преследовавших сохранение дочерних долей отцовского наследства в пределах семьи.

Подводя итоги (с учетом трудов М.С. Гаджиева) можно отметить следующее. Письменные источники, прежде всего Агуэнские каноны царя Вачагана, устанавливают три иерархические судебные инстанции: верховный царский суд, епископский суд и иерейский (с участием общины), которые рассматривали как религиозные, так и гражданские дела, и выносили решения как «по канону» (церковному законодательству), так и «по закону» (государственному, обычному праву). Царю как верховному судье принадлежало право вынесения высшей меры наказания - смертной казни. В качестве судебных исполнителей на местах по Агуэнским канонам выступали иерей, сельский старшина, община (паства - прихожане).

Литература

1. Большой энциклопедический словарь. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/50818 (дата обращения: 27.02.2009); Албания Кавказская // Православная энциклопедия / под ред. Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. URL: http://pravenc.ru/text/64030.html (дата обращения: 28.02.2009).

2. История Азербайджана. Баку, 1958. Т. 1. 368 с.

3. Мамедова Ф.Д. Политическая история и историческая география Кавказской Албании. Баку, 1986. С. 235.

4. Христианство Кавказской Албании. URL: http://forum.bakililar.az/lofiversion/index.php/t14978.html (дата обращения: 28.02.2009 ); Мамедова Ф.Д. «История албан» Моисея Каланкатуйского как источник по общественному строю раннесредневековой Албании. Баку, 1977. С. 160 - 161.

5. Иеромонах Алексий (Никоноров). История христианства в Кавказской Албании: дис. ... канд. богословия. Сергиев Посад, 2004.

Поступила в редакцию 16 сентября 2009 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.