Научная статья на тему 'Построение поля репрезентантов концепта Tod в современном немецком языке'

Построение поля репрезентантов концепта Tod в современном немецком языке Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
197
53
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОНЦЕПТ TOD / ЛЕКСИКО-ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЛЕ / СЕМНЫЙ АНАЛИЗ / CONCEPT TOD / LEXICO-PHRASEOLOGICAL FIELD / SEME ANALYSIS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Тронько С. С.

Статья посвящена построению поля репрезентантов немецкоязычного концепта TOD на основе анализа семного состава репрезентантов данного концепта. Выявление семного состава элементов концепта осуществляется в работе с помощью метода компонентного анализа. Данный подход позволяет представить концепт TOD как некоторый ряд парадигматически связанных слов, имеющих в своем составе как общие семантические, так и дифференциальные признаки.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE CONSTRUCTION OF THE REPRESENTATION FIELD FOR THE CONCEPT TOD IN THE GERMAN LANGUAGE

The article is devoted to the construction of the representation field for the concept TOD in the German language. This process is carried out through the seme analyses of the language units representing the concept. In this approach the concept TOD appears to be an entity of paradigmatically connected words united by both general and differential semantic properties.

Текст научной работы на тему «Построение поля репрезентантов концепта Tod в современном немецком языке»

Приведенные стимульные реакции свидетельствуют о том, что для русских приоритетное значение имеет тот факт, с кем общаться, нежели как и о чем.

Данные проведенного анкетирования свидетельствуют о справедливости выводов, сделанных на основе анализа теоретического материал относительно специфики делового общения и критериев его выделения.

Итак, резюмируя, определим критерии, которые, на наш взгляд, являются релевантными для определения объема делового общения:

1) характер отношений коммуникантов (отношения деловые в противоположность, например, семейно-родственным);

2) направленность общения (непосредственная или косвенная) на обеспечение профессиональной деятельности. При этом критерий обеспечение профессиональной деятельности понимается нами в полной мере широко.

Таким образом, наши размышления относительно статуса межличностного взаимодействия в деловом дискурсе можно завершить следующими выводами:

1. Феномен делового общения понимается различными исследователями по-разному. При наличии обширного количества исследований в обозначенной сфере до настоящего времени отсутствует единая концепция обучения эффективному деловому общению в условиях российского делового дискурса. Это обстоятельство обусловливает поиск универсальной для всех профессиональных сфер основы делового общения в теоретическом плане (и одновременно лингводидактической основы обучения деловому общению).

2. В рамках «дискурсивной онтологии» Л.С. Выготского

[14], в частности, интеракционной модели коммуникации, под деловым общением мы предлагаем понимать всякую коммуникацию, связанную с непосредственной и косвенной реализацией субъектом речи его статусно-ролевой функции, поскольку деловой дискурс - это не только текст как словесный субстрат, но и контекст, включающий в себя коммуникативную ситуацию (в том числе и участников коммуникации).

3. В целях учета границ общения в непосредственной и косвенной реализации субъектом его статусно-ролевой функции, мы обратились к исследованиям в области межкультурной коммуникации, что дало основания охарактеризовать российское деловое общение как высококонтекстное, диффузное, по-лиактивное и другоцентричное. Перечисленные специфические особенности делового общения позволили предположить, что в качестве той самой основы, на которой может быть выстроена концепция эффективного делового общения, целесообразно рассматривать межличностное общение. Исходя из этого тезиса, сформулированы критерии определения объема понятия «деловое общение»: характер отношений коммуникантов и направленность общения.

4. С целью проверки данного предположения было проведено анкетирование представителей трех различных сфер коммуникации (бюджетной гражданской, коммерческой и военной). В 97% случаев межличностный компонент в ответах на вопросы относительно качеств начальника и подчиненного был зафиксирован, что позволяет с достаточной степенью достоверности утверждать, что межличностное общение может рассматриваться не только как составляющая делового общения, но и как составляющая, ядерная в аспекте оценки эффективности.

Библиографический список

1. Романов, А.А. Грамматика деловых бесед / А.А. Романов. - Тверь: Сфера, 2005.

2. Арутюнова, Н.Д. Дискурс / Н.Д. Арутюнова // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В.Н. Ярцевой. - М.: Советская энциклопедия, 1990.

3. Стеблецова, А.О. Национально-культурная специфика делового текста (на материале английского и русского языков) / А.О. Стеблецова. Дис. канд. ... филол. наук. - Воронеж, 2001.

4. Шилова, С.В. Соблюдение и нарушение принципов речевого речевого общения в деловой коммуникации: автореф. дис. ... канд. филол. наук. - СПб, 1998.

5. Буркитбаева, Г.Г. Деловой дикурс. Онтология и жанры / Г.Г. Буркитбаева. - Алматы: НИЦ «Гылым», 2005.

6. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. - М.: Азъ Ltd, 1992.

7. Стернин, И. А. Практическая риторика / И. А. Стернин. - М.: Издательский цетр «Академия», 2005.

8. Макаров, М.Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе / М.Л. Макаров. - Тверь: ТвГУ, 1998.

9. Льюис, Р.Д. Деловые культуры в международном бизнесе. От столкновения к взаимопониманию / Р.Д. Льюис, П.Н. Шихирев, Т. А. Нестика. - М.: Дело, 1999.

10. Парсонс, Т. Система современных обществ / Т. Парсонс, Л. А. Седова, А.Д. Ковалева, - М.: Аспект Пресс, 1997.

11. Уфимцева, Н.В. Языковое сознание и образ мира славян / Н.В. Уфимцева // Языковое сознание и образ мира . сборник статей / отв. ред. Н.В. Уфимцева. - М.: ИЯ РАН, 2000.

12. Ратмайр, Р. Прагматика извинения: Сравнительное исследование на материале русского языка и русской культуры / Р. Ратмайр. - М.: Языки славянской культуры, 2003.

13. Караулов, Ю.Н. Русский ассоциативный словарь / Ю.Н. Караулов, Ю.А. Сорокин, Е.Ф. Тарасов, Н.В. Уфимцева, Г.А. Черкасова. - М.: ИЯ РАН, 1998.

14. Выготский, Л.С. Мышление и речь / Л.С. Выготский, И.В. Пешков. М.: Лабиринт, 1999.

Статья поступила в редакцию 8.10.08

УДК 80З.З

С.С. Тронько, ст. преп., ЛИИНАлтГПА, г. Барнаул, E-mail: svetusik_t@mail.ru ПОСТРОЕНИЕ ПОЛЯ РЕПРЕЗЕНТАНТОВ КОНЦЕПТА TOD В СОВРЕМЕННОМ НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ

Статья посвящена построению поля репрезентантов немецкоязычного концепта TOD на основе анализа семного состава репрезентантов данного концепта. Выявление семного состава элементов концепта осуществляется в работе с помощью метода компонентного анализа. Данный подход позволяет представить концепт TOD как некоторый ряд парадигматически связанных слов, имеющих в своем составе как общие семантические, так и дифференциальные признаки.

Ключевые слова: концепт TOD, лексико-фразеологическое поле, семный анализ.

На рубеже XX - XXI веков предметом поисков в когнитивной лингвистике являются наиболее существенные концепты, необходимые для построения всей концептуальной системы и дающие представление о понимании сущности мира, человека и языка. К таким концептам относятся время,

пространство, число, жизнь, смерть, свобода, воля, истина, знания и другие [1, с. 39].

Под концептом в настоящей работе понимается некое представление о фрагменте мира, отмеченное лингвокультурной спецификой, имеющее сложную структуру и реализуемое различными языковыми средствами. Концепт есть некая идея,

окруженная эмоциональным и оценочным ореолом, «живущая» в сознании как целых народов, отдельных этносов, так и отдельных социальных групп и даже конкретных индивидуумов.

Для исследования немецкоязычного концепта TOD используется методика построения лексико-фразеологического поля репрезентантов данного концепта, которые были выявлены методом сплошной выборки из лексикографических источников. Однако, построение поля репрезентантов интересующего нас концепта требует, по мнению З.Д. Поповой, установления дополнительных опорных критериев. Чтобы найти такие критерии, необходимо осуществить компонентный анализ семем каждой единицы поля, то есть выявить их архисемы, дифференциальные семы и, в случае необходимости, - периферийные (потенциальные, скрытые) семы [2, с. 34].

Архисемы характеризуются большим количеством входящих в них семантических признаков и являются семами родового характера. Дифференциальные семы обладают меньшим набором семантических признаков и считаются семами видового характера, отражающими свойства, а также связи и отношения между ними. Потенциальные семы - это скрытые элементарные смыслы, возможность проявления которых обеспечивается средствами их актуализации в синтагматике [3, с. 22-29].

Как известно, семы являются мельчайшими компонентами, совокупность которых образует семему, или значение слова. При этом определение семного состава значения того или иного слова возможно лишь при сопоставлении его со значениями других слов.

Достоинство анализа по семам заключается, по мнению Е.В. Гулыга и Е.И. Шендельс, в возможности четко и полно представить весь объем значения и смысловую структуру языковых единиц, проследить, как происходит изменение оттенка значения разных единиц, и установить смысловые связи между единицами [4, с. 9-10].

Выявив семный состав обнаруженных нами в разных лексикографических источниках репрезентантов концепта смерти в немецкоязычной картине мира (767 языковых единиц: 412 лексических единиц, 355 сверхсловных образований (свободные сочетания, фразеологические единицы, паремии)), мы пришли к следующим результатам.

Совокупность языковых единиц, отражающих ядерную семему (архисему) «прекращение жизнедеятельности организма, переход из состояния бытия в состояние небытия» достаточна велика, что свидетельствует о том, что в немецкой языковой картине мира содержится множество наименований (нейтральных и эмоционально-окрашенных) процесса смерти.

Процессуальные семы языковых единиц отражают следующие признаки ситуации:

«состояние» - 162 (die Agonie, sterben, im Verscheiden liegen, im Sterben liegen);

«физические действия» - 92 (прежде всего глаголы убийства: toten, erwurgen, erstechen, totprUgeln).

Субстанциональные семы языковых единиц отражают следующие признаки предметов и участников ситуации:

1. Функциональные:

- субъект: «субъект смерти» - 208, данная сема является интегральной в лексемах: der Tote, der Verstorbene, der Gefallene, der Sterbende и дифференциальной в лексемах: der Leichnam, die Leiche, das Gebein (книж.) (тело умершего), die Witwe (жена умершего), die Totenmesse, die Bestattungsfeier, die Gedenkfeier (просьба об упокоении для умершего); «субъект действия» - 44, der Totschlager, der Totengraber, der Prosektor, der Morder, der Bestatter;

- «объект действия» - 9, данная сема интегральна в лексемах: der Getotete, der Ermordete, der Erschlagene и дифференциальная в лексемах: der Gefallene (на войне), der Erschlachtete (убитое животное);

- «место» - 24, (das Leichenhaus - место для хранения трупа; der Sarg - место, куда кладут тело; das Grab - место захоронения; das Paradies, die Holle - место, где может пребывать душа умерших);

- временная приуроченность (относительно момента смерти), здесь выделяется сема «предсмертный» - 33, например, die Agonie (предсмертное состояние организма), in den letzten Zugen liegen (разг.), mit einem Bein im Grabe stehen (находиться при смерти); сема «после смерти» - 102, например, die Witwe (женщина, не вступившая в брак после смерти мужа), im Grabe ruhen (пребывание после смерти); сема «момент смерти» - 4, (die Sterbeminute, die Sterbestunde);

- «способ действия» - 61, (можно эксплицировать с помощью придаточного предложения: sterben, wenn man Hunger hat - verhungern; предложно-падежного сочетания «bei, in, an, mit, durch + sterben, toten»: durch Versinken im Wasser sterben -ertrinken);

- инструмент, средство - 41, (убить колющим, заостренным орудием - erstechen, erdolchen; казнить на виселице - erhangen; лишить головы - kopfen, enthaupten);

- цель - 41, (лишение жизни с целью наказания - hinrichten; ритуальное убийство - die Menschenopfer, с целью избавления от страданий - die Euthanasie, der Gnadentod). Сюда относится также лексика, маркированная признаком «ритуальные действия», выполняемые с ритуальными целями - 6l(begraben, beerdigen, die Gedenkfeier).

2. Квалификативные:

- «тело, часть тела» - 43, например, der Leichnam, die Leiche, das Totengerippe, der Totenkopf die Totenmaske;

- сема, указывающая на возраст участников ситуации - 15, например, die Todgeburt, totgeboren, die Waise, das Waisenkind;

- «животное, зверь» - 39, например, erschlachtet, dasAas, der Kadaver, modern;

- «родственник» - 27, например, der Vatermord, der Frauenmorder, die Waise, die Witwe, ihm ist der Vater gestorben;

- «причина гибели» - 109, например, ermorden, kopfen, erhangen, erschlagen.

3. квантитативные - 11, могут быть представлены в словарях со значением «количество», «массовый», «много, множество», например, der Massenmord, der Sterbet (швейц.), das Mas-sensterben, die Sterbeziffer, sterben wie die Fliegen.

Значения лексических единиц поля TOD могут включать также следующие семы:

-ментальная сфера «память» - 11, например, die Totenfeier, die Totenehrung, gedenken; «религиозные представления» - 19, например, das Paradies, die Nolle, im Nimmel sein, bei Petrus anklopfen;

- речевая деятельность - 19, например, der Nekrolog, die Trauerrede, die Sterbesakramente, die Bestattungsfeier;

- сфера эмоций «скорбь» - 7, например, die Tragodie, die Trauer, der Verlust, wehklagen, das Requiem;

- «движение, перемещение» - 9, например, der

Leichenwagen, in die letzte Reise begleiten;

- «символы, атрибуты» - 10, das Sterbebett, die Sterbekerze, der Sterbeablafi, die Trauerkleidung;

- «расходы» - 9, (die Bestattungskosten, das Sterbegeld, die Sterbekasse).

Итак, частотность сем поля может выглядеть следующим образом:

Таблица 1

Сема Частотность Ранг

Субъект смерти 208 1

Состояние 172 2

Причина гибели 109 3

Время после смерти 102 4

Физические действия 92 5

Способ действия 61 6

Ритуальные действия 61 6

Субъект действия 44 7

Тело, части тела 43 8

0 Цель 41 9

1 Инструмент, средство 41 9

2 Животное, зверь 39 10

3 Время до смерти 33 11

4 Родственники 27 12

5 Место 24 13

6 Религия 19 14

7 Речь 19 14

8 Возраст 15 15

9 Количество 11 16

0 Память 11 16

1 Атрибуты 10 17

2 Объект действия 9 18

2 Перемещение 9 18

3 Расходы 9 18

4 Скорбь 7 19

5 Момент смерти 4 20

Сверхсловные устойчивые сочетания и паремиологиче-ские средства репрезентации концепта TOD основываются на метафоризации и являются экспрессивными средствами, которые позволяют выявить, помимо нейтрального основного слоя сем поля, аксиологические семы, расширяющие общее поле вербализаторов исследуемого нами концепта. К этим семам относятся:

- отделение души от тела - 5 (j-s Geist ging in Gott auf seine Seele aushauchen, seinen Geist aufgeben);

- путь, «уход», переход в другую стихию - 33 (ums Leben kommen, den letzen Weg gehen, mit Tode abgehen, von der Buhne des Lebens abtreten);

- конец жизни, исчерпанность доли, отпущенного человеку срока - 7 (j-d wurde von seinen Leiden erlost (эвф.), jmds Tage sind gezahlt, jmds Zeit ist gekommen, jmds letztes Stundlein hat geschlagen, jmds Uhr ist abgelaufen);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- сон, покой - 17 (die ewige Ruhe finden (высок.,эвф.), Der Schlaf ist das Bild des Todes);

- персонификация смерти (мужчина) - 27 (der Sensenmann, der Knochenmann, Freund Nein), здесь можно отметить признаки: существование во времени - 5 (Der Tod ist gewiss, doch ungewiss die Stunde; Der Tod halt keinen Kalender); движение - 4 (Der Tod kommt stets zu ungelegener Zeit; Der Tod kommt ungeladen); поддержание существования, питание - 1 (Der Tod macht alles gleich, er frisst arm und reich); ментальные действия - 2 (Der Tod hat noch keinen vergessen);

- непобедимая, уравнивающая, разрушающая сила - 12 (Gegen den Tod ist kein Kraut gewachsen; Der Tod lauert uberall, er kommt zu Fest und Ball; Im Sterben sind wir alle Meister und alle Lehrjungen).

Сверхсловные устойчивые номинаты (фразеологизмы, пословицы и поговорки), насыщены оценочностью и образностью и, следовательно, способствуют расширению смыслового объема немецкоязычного концепта TOD.

Таким образом, выявление семного состава репрезентантов концепта TOD способствует установлению смысловых связей между единицами и, следовательно, определяет критерии для построения лексико-фразеологического поля. Чем выше частотность семы, тем ближе к ядру поля будет находиться единица, содержащая данную сему.

Ядро концепта определимо по семантическим признакам ключевого слова, именующего исследуемый концепт. Эти семантические признаки позволяют выявить круг языковых единиц, образующих лексико-фразеологическое поле ключевого слова, а затем выполнить построение этого поля, то есть определить центральные и ядерные лексемы, а также единицы, образующие ближнюю, дальнюю и крайнюю периферию поля.

В центре поля находится ключевая лексема, вокруг нее в ядре группируются лексемы, семемы которых равны архисеме поля. В ближнюю переферию помещаются единицы, семемы которых содержат яркую дифференциальную сему имени

поля. На дальней периферии единицы содержат слабую дифференциальную сему имени поля. Крайняя периферия образована языковыми средствами, в семемах которых есть скрытые семы, указывающие на некоторое отношение к имени поля [5, с. 35].

Таким образом, полевая модель исследуемого концепта может быть представлена следующим образом:

в ядре - чувственный кодирующий образ; в околоядерной зоне - основные, базовые, наиболее конкретные когнитивные признаки;

ближняя, дальняя и крайняя периферия - когнитивные слои, «обволакивающие» ядро, в последовательности от менее абстрактных к более абстрактным;

интерпретационное поле концепта, содержащее оценки и трактовки содержания концепта национальным, групповым и индивидуальным сознанием.

В качестве имени поля рассматриваемого нами концепта TOD выступает лексема der Tod, поскольку она выражает соответствующее понятие в общем виде, характеризуется широкими сочетаемостными возможностями, является немаркированным компонентом поля, лишенным эмоционально-экспрессивной окраски, и является наиболее частотным элементом по сравнению с другими компонентами поля.

Ядро поля представлено лексемой der Tod, ее глагольным аналогом sterben, а также единицами, содержащими сему 'лицо' (тот, кто умер) - der Tote, der Verstorbene.

Лексика ядра имеет большой ряд нейтральных и стилистически маркированных синонимов. Единицы, которые не маркированы стилистически, являются односемными единицами, совпадающими по своему значению с лексикой ядра, принадлежат к околоядерной зоне поля. Так, лексема der Tod обнаруживает в словарях синонимов «Das treffende Wort» и «Sinnverwandte Ausdrucke der deutschen Sprache» 17 синонимов: Ableben, Ende, Sterben, Weggang, Verscheiden и другие. Sterben представлен 40 нейтральными синонимами, например, ableben, versterben, verscheiden, einschlummern, eingehen, zu-grunde gehen, ausatmen, erblassen и т. д. Лексема der Tote имеет 5 синонимов в околоядерной зоне: der Verschiedene, der Gefallene, der Ningeschiedene, der Ermordete, der Erschlagene.

Зона ближней периферии представлена в зависимости от наличия в значении единицы семы 'обстоятельства смерти' субполями «Естественная смерть» и «Неестественная смерть». Субполе «Естественная смерть» образовано микрополями «Умирание», «Предсмертное состояние», «Подготовка к смерти» и «Обстоятельства перед смертью». Микрополе «Умирание» включает в себя ряд стилистических синонимов (84 единицы) ядерных лексем поля: (высок.) hinscheiden, dahingehen, seine Tage beschliefien, von der Buhne des Lebens abtreten; (разг.) sich davon machen, dran glauben mussen, zu seinen Vatern versammelt werden, sein Sterbchen machen; (поэт.) davongehen, erblassen, die Welt verlassen, in die Grube fahren; (груб.) drauf gehen, krepieren, abfahren, abkratzen и т. д. Наличие дифференциальных сем 'темпоральный' и 'локальный'дает основание для выделения в данном микрополе групп «Время смерти» (5 единиц): das Sterbedatum, der Sterbetag, die Sterbestunde и «Место смерти» (6 единиц): das Sterbezimmer, das Sterbela-ger, das Sterbebett. Микрополя «Обстоятельства перед смертью» (die Sterbesakramente, die Todesfurcht, das Todeszeichen) и «Подготовка к смерти» (sein Testament machen) представлены 27 и 5 единицами соответственно. Дифференциальными семами для единиц, образующих микрополе «Предсмертное состояние» (22 единицы), являются сема 'физиологическое состояние' и темпоральная сема 'предсмертный': der Todes-kandidat, der Anwarter des Todes, im Sterben liegen, es geht mit j-m zu Ende.

Выделение субполя «Неестественная смерть» возможно на основании присутствия в ряде языковых единиц компонента 'наличие внешних причин смерти'. Наличие сем 'насилие', 'убить' позволяет выделить здесь микрополе «Насильственная смерть», где различаются группы «Убийство» (113 единиц): toten, ermorden, ums Leben bringen, umbringen, jm den Garaus machen, при совпадении субъекта и объекта убий-

ства «Самоубийство» (18 единиц): Selbstmord begehen, sich das Leben nehmen, sich erschiefien. Отсутствие в семном составе языковых единиц каузирующего компонента 'убить' дает основание для выделения микрополя «Смерть в особых обстоятельствах»: группы «Гибель на войне» (16 единиц): im Krieg bleiben,im Kampfe fallen, sich von der Verpflegung abmelden, «Смерть в результате несчастного случая» (52 единицы): ertrinken, sein Grab in den Wellen finden, der Weifitod, sich den Nals brechen.

При наличии компонентов 'статический' можно выделить субполе «Пребывание в состоянии смерти» (33 единицы): im Grabe ruhen, es nicht mehr lange tun.

Лексема der Tote включает группы «Тело умершего» (44 единицы): toter Korper, der Leichnam, eine Leiche verbrennen, «Родственники умершего» (15 единиц): eine Witwe werden, eine Waise sein и «Загробное существование» (14 единиц): im Nimmel sein.

В зоне ближней периферии находятся также единицы, образующие субполе «Посмертные обряды» с его микрополями «Похоронные обряды» (61 единица): beerdigen, die To-tenmesse, die Trauerfeier, j-n zur letzten Ruhe betten и «Поминальные обряды» (20 единиц): gedenken, die Gedenkfeier, der Leichenschmaus (разг).

Зону дальней периферии образуют прежде всего фразеологические единицы с эмоционально-экспрессивными ограничениями (7l единица). Немецкое сознание предпочло номинировать определенные признаки концепта образным путем, что объясняется табуированностью темы смерти и использованием эвфемистических замен. В данной группе находятся сверхсловные образования, которые утратили свое основное значение, относящее их к другим семантическим группировкам, и приобрели «коммуникативное» значение в определенной сфере объективной реальности [6, с. 126]. Кон-нотативной семой этих единиц является сема 'умереть', однако обращение к их внутренней форме позволяет выделить несколько стержневых сем вербализаторов «смертного текста» [7, с. 299].

В первоначальной трактовке смерть понимается как отделение души от тела, испускание духа. По народным верованиям у живого человека душа привязана к телу, а после смерти она отделяется от него. Отделение души от тела может представляться либо как действие самой души (например, j-s Geist ging in Gott auf), либо субъектом действия может быть сам умирающий (например, seine Seele aushauchen, seinen Geist aufgeben) или некое «третье» лицо. «Третьим» лицом этого акта может быть Бог (например, Gott hat seine Seele ab-berufen) или черт, нечисть (например, der Teufel hat seine Seele bekommen).

Другой важнейшей семой вербализаторов «смертного текста» является сема 'путь', представление об «уходе» или переходе в другое состояние. Эта категория подтверждается фразеологией, связанной с идеей движения и дороги. В центре этого круга обозначений смерти находятся глаголы «gehen» и «kommen», а также их производные и синонимы. Например, ums Leben kommen, den letzen Weg gehen, mit Tode abgehen, von der Buhne des Lebens abtreten.

Целью пути могут являться небеса, обитель Бога. Например, in den Nimmel gehen (высок.), zu Jesus kommen, seinen Frieden mit Gott machen, bei Petrus anklopfen (разг).

В качестве разновидности этого типа мотивировки может выступать и такое представление как встреча со своими ранее умершими близкими, присоединение к своим прародителям. Например, zu seinen Vatern versammelt werden.

В другой трактовке смерть рассматривается как путь человека с поверхности земли в ее недра, как возвращение в ту субстанцию, из которой человек произошел. Например, sich in die Erde legen (высок.), unter dem kuhlen Rasen liegen (высок.), zu Staub werden (высок.).

Конечным пунктом пути могут выступать также преисподняя, место обитания нечисти. Например, zur Nolle fahren (груб.), zum Teufel gehen (груб.).

До сих пор были упомянуты семантические модели, описывающие процесс умирания как движение по вертикали от умирающего к небесной высоте или в недра земли. Им противостоит фразеология, трактующая смерть как движение по горизонтали, поверхности земли. Здесь процесс умирания может быть изображен как последнее путешествие человека (seine letzte Reise antreten) или как путь, который проходят все земные существа (den Weg alles Irdischen gehen, den Weg alles Fleisches gehen) (высок.).

Последней инстанцией в этом путешествии может выступать также любой фрагмент реальной действительности. Например, zum alten Naufen fahren, in die ewigen Jagdgrunde eingehen (разг.), um die Ecke gehen (разг.), zur grofien Armee abberufen werden (эвф.), in die Fichten gehen.

В другом толковании смерть предстает как переход в ту стихию, где царит мир и покой: zum ewigen Frieden eingehen (высок.,эвф.), die ewige Ruhe finden (высок.,эвф.), in Frieden hinubergehen (эвф.). Более того, она может представлять собой «жизнь в вечности»: ins ewige Leben eingehen (высок.,эвф.).

Следующая модель номинации смерти акцентирует понятие конца жизни, исчерпанности доли, отпущенного человеку срока. Например, j-d wurde von seinen Leiden erlost (эвф.), jmds Tage sind gezahlt, jmds Zeit ist gekommen, jmds letztes Stundlein hat geschlagen, jmds Uhr ist abgelaufen. Согласно народным верованиям, каждому человеку отмерено время земного бытия, и эта мера не может быть нарушена.

На основании изученных примеров представляется возможным выделение статических и динамических моделей смерти. Например, sich in die Erde legen (высок.), fur immer davongehen (высок., эвф.), in Frieden hinubergehen (высок.), zu Staub werden (высок.) описывают динамику процесса смерти; unter der Erde liegen (разг.), sich den Rasen von unten ansehen (разг.) содержат в себе представление о смерти как о пребывании в определенном состоянии, нахождении в каком-либо месте.

В целом, при анализе данных примеров следует сказать о том, что по народным представлениям активную позицию в процессе естественной смерти может занимать умирающий: von der Buhne des Lebens abtreten, sein Leben verhauchen, den Tod erleiden, aus dem Leben gehen; сама смерть как действующая сила: vom Tode gezeichnet sein; либо некое «третье лицо». Им может предстать:

- Бог (Gott hat ihn zu sich abberufen);

- черт, нечисть (der Teufel hat seine Seele bekommen);

- время как решающая сила (jmds letztes Stundlein hat geschlagen, jmds Uhr ist abgelaufen, jmds Zeit ist gekommen);

- некая неопределенная сущность (aus unserer Mitte gerissen werden, jmds Tage sind gezahlt).

В любом случае, несмотря на то, что в активной позиции в процессе умирания выступают разные сущности, объектом смерти остается все-таки сам умирающий.

Таким образом, на основе представлений немецкого народа о смерти можно выделить следующие субполя в зоне дальней периферии: «Смерть как разлучение души с телом» (9 единиц), «Смерть как путь, переход в другую стихию» (42 единиц), «Смерть как вечный покой» (9 единиц) и «Смерть как конец жизни, отпущенного человеку срока» (ll единиц).

Зона крайней периферии представлена деривационными моделями, содержащими компоненты: tot-, sterbens-, tod-, Tod-, Toten-, а также устойчивыми сочетаниями, содержащими существительное Tod. По характеру значения данные образования (34 единицы) относятся к лексико-семантическому варианту 'эмоциональное усиление: очень, в высшей степени, чрезвычайно' и позволяют выявить такой когнитивный слой концепта TOD как «сильнейшая сущность». Например, zu Tode betrubt (глубоко опечаленный), j-n auf den Tod nicht leiden/stehen konnen (не терпеть, не любить кого-либо), sich zu Tode schamen (умереть от стыда), die Todfeindschaft (смертельная вражда), die Totenstill (мертвая тишина), sterben-sunglucklich (очень несчастный), sich totargern (ужасно сердиться), todernst (архисерьезный). Большинство единиц этой

группы имеет стилистическую помету «разг.». Примеры показывают, что подобные представления существуют также у носителей русского языка.

Интерпретационное поле концепта TOD образуется пословицами и поговорками (61 единица), содержащими оценки и трактовки, мнения и суждения, выстраиваемые на базе концепта, которые имеют хождение в обществе немецких куль-туроносителей [6, с. 129].

Характерным для многих национальных культур является представление о том, «что смерть, лишающая человека жизни, возникает в людском сознании живым существом и обладает витальной энергией» [8, с. 111]. Очевидна и половая принадлежность смерти. В русском языке смерть - женщина, на что указывают родовые признаки слова. В немецком языке слово «смерть» мужского рода - der Tod. Ставшее крылатым выражение Freund Hein, принадлежащее немецкому писателю М. Клаудиусу, подтверждает представление о смерти как о мужчине. К доказательствам можно отнести картину А. Дюрера «Рыцарь, смерть и дьявол», где смерть показана в образе мужчины. Карнавальное масленичное чучело смерти у германских народов делается в мужском обличии [9, с. 457].

Как и все живое, смерть существует во времени, она возникает с началом жизни человека и не имеет точной даты исчезновения: Der Tod ist gewiss, doch ungewiss die Stunde; Der Tod halt keinen Kalender. Важный признак всего живого -движение. Смерть приходит неожиданно, и сама определяет время: Der Tod kommt stets zu ungelegener Zeit; Der Tod kommt ungeladen.

Смерть как любое живое существо нуждается в пище (люди), поглощая которую она уравнивает всех: Der Tod macht alles gleich, er frisst arm und reich. Кроме того, ей присущи и ментальные признаки. Она способна мыслить, помнить, забывать: Der Tod hat noch keinen vergessen.

Итак, смерть - это человекоподобное существо, у которого есть руки, ноги, желудок и мысли. Человек сам оживляет смерть и наделяет ее своими признаками.

В другом представлении смерть мыслится как непобедимая, безжалостная, наделенная особой властью уравнивать

богатых и бедных, старых и молодых. С одной стороны, она описана как нечто общее: Der Tod macht alles gleich, er frisst arm und reich; Der Tod ist keiner Munze feil; Gegen den Tod ist kein Kraut gewachsen; Der Tod lauert uberall, er kommt zu Fest und Ball; Im Sterben sind wir alle Meister und alle Lehrjungen. С другой стороны, смерть индивидуальна. Каждый умирает в одиночку, когда ему предначертано, никто не может составить ему компанию: Niemand stirbt vor seinem Tage; Dem einen sein Tod ist dem anderen sein Brot.

В немецком языковом сознании смерть тесно связана со сном. Сон рассматривается «как ежедневный провозвестник того последнего покрывала, которое укроет нас когда-нибудь» [10, с. 253]: Der Schlaf ist das Bild des Todes.

Большое место в народном представлении занимает нравственно-этическая оценка жизни и смерти (по принципу wie gelebt, so gestorben). Смерть рассматривается как событие жизни, определяемое всеми другими событиями: Was der Mensch ist wird offenbar, wenn es ans Sterben geht; Zum Leben zu wenig, zum Sterben zu viel.

Иногда смерть воспринимается как нечто напрасное, ненужное: Umsonst ist nur der Tod. Поэтому люди стремятся отрицать сам факт окончания жизни: Nicht gestorben, nur vorausgegangen.

Тем не менее, смерть должна существовать в людском сознании, для того чтобы у человека появилось желание жить полной и насыщенной жизнью: Geniesse das Leben bestandig, du bist langer tot als lebendig.

Таким образом, в интерпретационном поле концепта TOD возможно выделение субполей: «Смерть - живое существо», «Смерть - безжалостная сила», «Смерть - вечный сон», «Нравственно-этическая оценка смерти».

Итак, семный анализ репрезентантов немецкоязычного концепта TOD позволяет представить данный концепт в виде многоуровневого, структурированного поля, элементы которого обнаруживают как общие, так и дифференциальные и скрытые признаки.

Библиографический список

1. Маслова, В. А. Когнитивная лингвистика: учеб. пособие / В.А. Маслова. - 2-е изд. - Мн.: ТетраСистемс, 2005.

2. Попова, З.Д. Построение лексико-семантического поля ключевого слова концепта / З.Д. Попова, И.В. Хорошунова // Проблемы вербализации концептов в семантике языка и текста: Материалы Международного симпозиума. - Волгоград, 22 - 24 мая 2003 г.: В 2 ч. / отв. ред. Н.Ф. Алефиренко. - Ч.2: Тезисы докладов. - Волгоград: Перемена, 2003.

3. Гак, В.Г. Пространство мысли (опыт систематизации слов ментального поля) / В.Г. Гак // Логический анализ языка: ментальные действия / отв. ред. Н.Д. Арутюнова. - М.: Языки русской культуры, 1993.

4. Гулыга, Е.В. Грамматико-лексические поля в современном немецком языке / Е.В. Гулыга, Е.И. Шендельс. - М.: 1969.

5. Попова, З.Д. Проблема моделирования концептов в лингвокогнитивных исследованиях / З.Д. Попова, И.А. Стернин // Мир человека и мир языка - Кемерово, 2003.

6. Попова, З.Д. Очерки по когнитивной лингвистике / З.Д. Попова, И. А. Стернин. - Изд. 2. - Воронеж: Изд-во «Истоки», 2002.

7. Толстая, С.М. Славянские народные представления о смерти в зеркале фразеологии / С.М. Толстая // Фразеология в контексте культуры. -М., 1999.

8. Кондратьева, О.Н. Концепт «смерть» и его языковые репрезентанты в книжно-письменном языке конца XVII - начала XVIII в. / О.Н. Кондратьева // Mentalitat. Konzept. Gender. Hrsg. von E.A. Pimenov, M.V. Pimenova. - Landau: Verlag Empirische Padagogik, 2000.

9. Мифы народов мира. - М.: Советская энциклопедия, 1997.

10. Харт Ниббриг, Кристиаан Л. Эстетика смерти / Л. Кристиаан, Харт Ниббриг. - СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2005.

Статья поступила в редакцию 23.06.08

УДК 894. 321

Ф.Ф. Хасанова, соискатель ТГГПУ, г. Казань, E-mail: hasfar@kazandom.ru НОВЫЕ МИФЫ В СОВРЕМЕННОЙ ТАТАРСКОЙ ПОЭЗИИ

В статье прослеживаются художественные приемы использования мистических образов в современной татарской поэзии для отражения места человека в мире, его менталитете, его меняющегося мировоззрения. Наблюдается присутствие в текстах фрагментарных образов. Раскрывается предпочтительное отношение поэтов к иронии, к условности, прямого обращения к читателю. Исследуется проникновение мифологических мотивов в современную татарскую литературу.

Ключевые слова: мистика, мифологические образы, менталитет, религиозные мот ивы, собственный миф, не застывшая форма, провозвестник, трансформированный миф, авторский вымысел.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.