Научная статья на тему 'Понятие, природа и корни исламского терроризма'

Понятие, природа и корни исламского терроризма Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
829
129
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
RELIGIOUS TERRORISM / ISLAM / RADICAL CURRENTS OF ISLAM / WAHHABISM / РЕЛИГИОЗНЫЙ ТЕРРОРИЗМ / ИСЛАМ / РАДИКАЛЬНЫЕ ТЕЧЕНИЯ ИСЛАМА / ВАХХАБИЗМ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Палухина Елена Сергеевна, Мажидов Адам Алиевич

В статье освещается исторический аспект феномена «исламский терроризм», предпринимается его творческое осмысление и вводится в научный оборот авторское определение данного термина.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CONCEPT, NATURE AND THE ROOTS OF ISLAMIC TERRORISM

The authors of the article are discussed the historical aspects of the considered problems taken a creative interpretation of the phenomenon of «Islamic terrorism» and put into scientific circulation the author's definition of this term.

Текст научной работы на тему «Понятие, природа и корни исламского терроризма»

Политический экстремизм, терроризм, национальная безопасность

© 2015 г. Е. С. Палухина, А. А. Мажидов

ПОНЯТИЕ, ПРИРОДА И КОРНИ ИСЛАМСКОГО ТЕРРОРИЗМА

В статье освещается исторический аспект феномена «исламский терроризм», предпринимается его творческое осмысление и вводится в научный оборот авторское определение данного термина.

Ключевые слова: религиозный терроризм, ислам, радикальные течения ислама, ваххабизм.

Разработку любой научной проблемы следует начинать с изучения истории исследуемого предмета, поскольку известно, что исторический подход позволяет глубже понять современные проблемы, дает возможность вычленить закономерности развития теории и практики, выявляемые не в полном объеме без ретроспективного анализа. Не менее значимая роль отводится формулированию понятия исследуемого предмета, поскольку для разработки эффективной системы противодействия тому или иному противоправному явлению важно четко понимать, с чем приходится иметь дело и кому необходимо противостоять. Иначе говоря - врага нужно знать в лицо. И это особенно справедливо, коль речь идет о таком сложном и противоречивом явлении, как исламский терроризм.

Еще несколько десятилетий назад религиозный терроризм определялся как выражающаяся в крайних формах борьба сторонников различных религий либо религиозных сект между собой с целью подрыва светской власти. Однако на сегодняшний день такого определения явно не достаточно для объяснения причин многочисленных террористических актов, совершаемых под флагом веры.

В силу целого ряда причин в массовом сознании проявления современного религиозного терроризма связывают исключительно с мусульманской религией. Действительно, говоря об исламском терроризме, адептами которого в большинстве своем являются выходцы из Саудовской Аравии, Афганистана, Пакистана, Судана и Ирана, в качестве отличительной черты используют характеристику «самый» и «наибольший». Ведь за последние пятьдесят лет именно исламские террористы совершили самые громкие и бесче-

ловечные террористические акты, убили наибольшее количество людей и захватили заложников. При этом они являются самыми фанатичными и преданными своим убеждениям, способны дольше и эффективнее, чем представители других террористических течений, воздействовать на проводимую в мире политику.

Что же представляет собой исламский терроризм?

В правовом поле не существует специального термина, характеризующего данный феномен. Между тем Закон «О противодействии терроризму» определяет терроризм как идеологию насилия и практику воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий [11].

Уголовный кодекс Российской Федерации не содержит термина «терроризм», но предусматривает уголовную ответственность за террористический акт, под которым понимается совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях [10].

Как видно из приведенных определений, нагнетание атмосферы страха и ужаса - основная черта, специфика терроризма, позволяющая отделить его от смежных и схожих с ним преступлений. Характеризуя субъектный состав терроризма, следует отметить его направленность, формирую-

Юристг-Прлвов^дъ, 2015, № 1 (68)

щуюся «снизу». Другими словами, субъектами терроризма выступают отдельные личности или организации, не имеющие легитимных оснований для проведения политики террора.

Именно этим характеристикам и отвечает современный исламский терроризм. Таким образом, логически верным будет вывести понятие исламского терроризма из закрепленных в праве определений путем указания на его отличительный признак - совершение противоправных действий представителями мусульманской религии и в интересах торжества ислама. Однако логика и рационализм не всегда являются лучшими помощниками, когда речь идет о такой иррациональной субстанции, как вера.

Еще большую путаницу в понимание исламского терроризма и соответственно выработку его дефиниции вносят зачастую совершенно некорректно используемые в средствах массовой информации, в научных публикациях, а также в политической практике категории «исламский фундаментализм», «исламский радикализм», «исламизм», «салафизм», «ваххабизм».

Рассмотрим понятие «исламский фундаментализм». Слово фундаментализм впервые было использовано американскими политиками для обозначения отдельных христианских организаций, образованных преимущественно ортодоксальными представителями протестантской церкви, выступающих против религиозной модернизации, и лишь значительно позже этот термин стал применяться западными исследователями для характеристики радикальных течений других религий, в том числе и ислама [6, с. 5]. Трактуя фундаментализм как идеологию возврата к истокам религиозно-цивилизационного единства, черпающую свои вдохновенные идеи и постулаты из священных текстов, западные исследователи подчеркивают его размах и распространенность, что позволяет судить о фундаментализме как о значимом факторе современной международной политики.

В зависимости от преследуемых целей фундаментализм может быть либо оборонительным, либо наступательным. В первом случае его адепты выступают защитниками веры, их цель - не допустить привнесения в ислам ереси, сохранить «чистоту религиозных текстов» и знаний. Во втором случае проповедники фундаментализма занимают агрессивную позицию по отношению ко всем инакомыслящим, призывая правоверных мусульман к «джихаду», понимаемому исключительно как вооруженная борьба с постхристианским, безбожным, прогнившим западным миром. К сожалению, под эти критерии подпадает Рос-

сийская Федерация, в которую включен Северный Кавказ, где проживает значительное количество этносов, исповедующих мусульманство и присоединенных еще в период империи [12, с. 57].

Синонимом второго направления фундаментализма является исламский радикализм, или исламизм. Деятельность исламистов основана на весьма своеобразном прочтении ислама и Корана. Для них главная и, вероятно, единственная цель - установление истинной религии, такой, какой они ее видят, а источником террористических идей служат, как это ни парадоксально, Коран, хадисы Сунны и некоторые избранные тексты богословов. При этом необходимо четко представлять, что прочтение священных текстов в духе исламизма является результатом их толкования конкретными «интерпретаторами», но ни в коем случае не отображает сути исламской религии как таковой [1, с. 31].

Исламисты не стесняясь эксплуатируют религиозные символы и понятия в названиях собственных организационных структур, используют религиозную терминологию времен пророка Му-хаммада и праведных халифов, тем самым подчеркивая свою «исключительность» и «истинность». Современный мир исламисты склонны воспринимать сквозь призму прошедших веков, идеализируя прошлое, они ставят перед собой задачу реисламизировать не только отдельных «верующих», но и целые общества и государства. С их точки зрения, современные мусульманские общества в значительной степени отклонились от ислама, исказили его суть и привнесли в него недопустимые новшества.

Таким образом, большинство исследователей феномена исламского терроризма под исламским фундаментализмом понимают форму радикального ислама, связанную с убежденностью в том, что для возрождения былого величия исламским странам, а в идеале - восстановления единого Арабского халифата, всем правоверным мусульманам надлежит отвергнуть порочный западный образ жизни и так называемые «западные духовные ценности».

Между тем использование западного термина «фундаментализм» для характеристики отрицательно настроенного в отношении всего западного мира исламского течения не вполне корректно. В исламе фундаментализм определяется понятием «усул-ад-дин» (в буквальном толковании - «основы веры»), а проповедники образа жизни и веры ранней мусульманской общины называются салафитами (от «салаф» - «предки», «предшественники», а также выражений «ас-са-лаф ас-салихун» - «праведные предки») [5, с. 204].

Идеологи салафизма проповедуют возвращение к истокам ислама, несмотря на уже совершенное движение во времени, а подчас и вопреки ему, ратуют за восстановление «истинного ислама», бросая вызов исламу традиционному, который несет историческую нагрузку, вобрав в себя наиболее ценные национальные особенности и приведя их в соответствие с постулатами веры [7, с. 52]. К салафитам причисляют также сторонников столь распространенного в мире, в том числе и в России, ответвления от ислама (а по сути - религиозной секты террористического толка) - ваххабитов.

Создателем ваххабитского течения в исламе является Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб (17031792). В основу идеологии аль-Ваххаба заложены два концептуальных положения: «таухид» (единственность Бога) и «ширк» (буквально -придание Аллаху товарищей (равных) или поклонение чему-либо помимо Аллаха). Отсюда выводится главный принцип ваххабизма - единобожие, что в трактовке его идеолога означает категорический отказ от поклонения мусульманским святым и героям, запрет дервишества и суфийских орденов, отрицание любых нововведений в мусульманскую религию и т. п.

Аль-Ваххаб призывал строго соблюдать морально-нравственные принципы ислама, осуждал роскошь и стяжательство, обвинял племена Аравийского полуострова в развращенности и возвращении к состоянию джахилии, то есть невежеству доисламского периода жизни арабов. Проповедуя пуританскую версию ислама, призывая мусульман к буквальному толкованию и строгому следованию нормам Корана, он обрушился с резкой критикой на распространенные среди арабов остатки первобытных верований (почитание фетишей), идолопоклонческое пилигримство в Медину к гробу пророка, а также на различные новшества, появившиеся в процессе развития ислама. Найдя для себя приют и убежище в Не-джде, на территории современной Саудовской Аравии, аль-Ваххаб заключил договор о сотрудничестве и совместной деятельности с шейхом и эмиром Мухаммедом ибн Саудом во имя достижения единства Аравии, борьбы с джахилией и возвращения к принципам первоначального ислама [4, с. 131].

После образования в XX веке Саудовской Аравии именно ваххабитское направление фундаменталистского ислама стало государственной религией в стране. Вплоть до 70-х годов распространение ваххабизма замыкалось пределами Аравийского полуострова. Но после того как в Саудовской Аравии были открыты крупнейшие ме-

сторождения нефти и королевство выступило одним из ее основных экспортеров на мировом нефтяном рынке, ее лидеры стали вкладывать значительные денежные средства в продвижение ваххабитской версии ислама: строительство мечетей по всему миру, возрождение старинных и создание новых исламских университетов и учебных центров, издание духовной литературы, проповедующей принципы ваххабизма.

Возникает вполне справедливый вопрос: как же произошло, что последователи немногочисленной религиозной секты начали свое победоносное шествие по планете? Куда смотрело официальное мусульманское духовенство?

Следует отметить, что сам процесс формирования исламского вероучения в некоторой степени способствовал возникновению и распространению сектантства. В исламе нет ортодоксии в том смысле, в каком этот термин понимается в христианстве. «Ислам не знал ни организованной церкви, ни, стало быть, иерархизированного духовенства, ни церковных соборов, которые могли бы выносить по спорным богословским вопросам решения, подлежавшие неукоснительному выполнению членами общины. Характер мусульманского теократического государства позволял считать законными действия того или иного политического руководителя ... лишь в том случае, если можно было доказать, что в аналогичных обстоятельствах именно так действовал сам Пророк, или что в его речах содержались соответствующие предписания» [13, с. 40, 41].

Первый раскол в исламе произошел еще во времена правления четвертого «праведного» халифа Али ибн Абу Талиба. В Халифате началась гражданская война, основными противоборствующими сторонами в которой выступили халиф Али и сирийский наместник, глава Омейядов Муавия. В 657 году, во время решающей битвы при Сиффине (Ирак), Али, несмотря на победу над противником, пошел на уступки и согласился на мирные переговоры. В среде личной гвардии халифа это решение вызвало большое недовольство, вследствие чего прежние сторонники Али отошли от него и образовали общину харад-житов («отошедших»). В 661 году Али был убит в иракском городе Куфа террористом-хараджи-том. Это трагическое событие послужило началом глубокого политического и религиозного раскола в мусульманской умме, который в итоге привел к формированию двух самостоятельных течений в исламе: шиизму (от «шиа» - «партия») и суннизму (от «сунна» - «пример, предание»). Основное догматическое различие между последователями этих течений - шиитами и суннита-

Юристъ-Правов^дъ, 2015, № 1 (68)

ми - заключается в их отношении к вопросу о назначении халифа [9, с. 78-81].

В свою очередь, эти два направления в исламе подверглись дальнейшему дроблению на относительно самостоятельные учения, сформировавшиеся в различные секты. Сегодня таких сект насчитывается несколько десятков, и их количество неуклонно растет. При этом у большинства из них расхождения происходят в основном не по догматической линии, а в вопросах, касающихся повседневной жизни и отправления обрядов.

Столь ярое стремление Саудовской Аравии максимально распространить ваххабитскую идеологию некоторые исследователи связывают с победой «зеленой революции» в 1979 году в Иране и опасением саудовской монархии возможного доминирования в мусульманской умме воинствующего шиитского революционаризма [3, с. 89].

В настоящее время определение «ваххабизм» стало своего рода синонимом «религиозному терроризму». Сами ваххабиты так себя не называют, поскольку считают, что исповедуют не учение аль-Ваххаба, а являются приверженцами самого настоящего ислама в единственно возможной его версии.

Значительное место в учении Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба отводится идее джихада, причем имеется в виду именно джихад меча, что фактически означает призыв вести вооруженную войну с многобожниками, неверными и теми мусульманами, которые отступили от норм истинного ислама. Принимая это за отправную точку, ваххабиты-салафиты объявляют себя хранителями истинной веры, а всех прочих, не согласных с их трактовкой ислама, мусульман - вероотступниками.

Все вышесказанное способствовало культивированию уже в раннем салафитском движении черт непримиримости, фанатизма, агрессии по отношению к инакомыслящим и предопределило доминирование в нем военизированной направленности. При этом зачастую к «людям писания», то есть к иудеям и христианам, салафи-ты относятся более терпимо, чем к тем правоверным, которые в чем-либо не согласны с их трактовкой ислама.

Самих себя салафиты-ваххабиты характеризуют как хороших, чистых людей, а на тех, кто не согласен с их позицией, навешивают ярлык «кафира» («неверного»). В этом случае его можно безнаказанно убить, завладеть имуществом, отобрать жену. Такие люди «специально нагнетают обстановку в корыстных целях. .. .Они говорят, что настолько преданы Аллаху, что готовы жертвовать собой. Но зачем ради Аллаха брать в руки

оружие, стрелять в людей? Ислам - это милость, красота, призыв к добру. Если вы мусульманин, но ваш сосед боится вас, по всем канонам ислама вы подлежите осуждению», - считает ректор Института теологии и религиоведения им. Мам-ма-Дибира аль-Рочи доктор философских наук Максуд Садыков [14].

Муфтий Татарстана Иль-дус Фаизов приравнивает ваххабитов к тоталитарным сектам: «Традиционный ислам рассматривает ваххабизм как сектантство. И как всякая экстремистски настроенная тоталитарная секта, он деструктивен. В чем его главное воззвание? Все плохи, только мы хороши, только с нами вы попадете в рай, а со всеми остальными попадете в ад... В чем опасность такого примитивного подхода? В невежестве. Коран похож на кубик Рубика, его надо уметь собирать. Аяты (стихи Корана) рассыпаны по всей книге. Там каждый может найти себе пищу. Если все аяты собрать вместе, можно получить результат, а салафиты просто вырывают из контекста нужные им высказывания и используют их во имя своих амбиций и целей. Они говорят: да, мы хотим вернуться к Корану, но только к тем аятам, которые нас устраивают» [2].

Последовательно рассмотрев этапы развития и становления идеологии ваххабизма, известный дагестанский ученый-богослов Курамухаммад-хаджи Рамазанов считал ошибкой разделять его на умеренный и экстремистский. «Вся история ваххабизма - это беспрерывный кровавый шлейф... Из-за жестокостей, совершаемых ваххабитами во всех уголках мира, мировое сообщество, опасаясь Ислама, отстраняется от него, не понимая, что ваххабизм и Ислам - это противоположные вещи» [8, с. 168, 182, 183].

Учитывая все вышеизложенное, мы полагаем совершенно некорректным, а в контексте противодействия исламскому терроризму - еще и малопродуктивным, смешение столь разнородных категорий и различных террористических группировок, выступающих под исламскими знаменами. Проведенный анализ различных точек зрения на природу и сущность современного исламского терроризма, а также краткий экскурс в историю его зарождения позволили нам сформулировать рабочее определение данного понятия. Под исламским терроризмом следует понимать религиозно мотивированное насилие, применяемое адептами исламских религиозных сект, которые, придерживаясь своих личных взглядов и толкований отдельных догматов веры, преследуют только личные интересы и посредством такого насилия через устрашение населения осуществляют воздействие на органы государственной

власти, органы местного самоуправления или международные организации в целях принятия выгодных для себя решений.

К сожалению, именно исламская составляющая определяет «лицо» современного религиозного терроризма, но в той непримиримости и жестокости, которые демонстрируют миру террористы, повинен не ислам. Причинами обращения к террору могут выступать и истая религиозность, и желание утвердить некий всеобщий идеал, и стремление достичь социальной справедливости. Но за этими «благими намерениями» скрывается сектантская, человеконенавистническая сущность исламских террористов, проявляющаяся независимо от того, какими лозунгами они прикрываются.

Литература

1. Аксюмов Б. В. Идеологические основы религиозно-политического экстремизма и терроризма на Северном Кавказе // Научная мысль Кавказа. 2012. № 1.

2. Асламова Д. России нужен суверенный ислам? // Комсомольская правда. 2011. 26 апреля. URL: http://www.kp.ru/daily/25675/835296/

3. Васильев Л. А. Ислам и террор // Общественные науки и современность. 2006. № 1.

4. Герасимов О. Саудовская Аравия // Ваххабиты. XVIII-XX века / сост.: С. А. Шумов, А. Р. Андреев. М., 2002.

5. Ислам: энциклопедический словарь. М., 1991.

6. Лопухин Г. В., Лопухина А. Г. Исламский экстремизм как угроза миру и международной стабильности // Вестник Дальневосточного юридического института МВД России. 2001. № 1.

7. Пролетенкова С. Е. Исламский фундаментализм: сущность, тенденции, особенности // Административное право и процесс. 2013. № 4.

8. Рамазанов К.-хаджи. Заблуждение ваххабизма в шариатских вопросах / пер. У. Г. Маго-медова. Махачкала, 2008.

9. Смирнов Н. А. Ислам и происхождение сектантства // Ваххабиты. XVIII-XX века / сост.: С. А. Шумов, А. Р. Андреев. М., 2002.

10. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-Ф3. Ст. 205. URL: http:// www.consultant.ru/popular/ukrl710_34.html

11. Федеральный закон Российской Федерации от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму». Ст. 3. П. 3. URL: http://www.consultant. ru/ document/cons_doc_LAW_154022/

12. Федоренко С. П. Принципы детерминации правового статуса этносов в России в имперский период: сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции «Развитие науки и образования в современном мире». 30 сентября 2014 года, г. Москва:

в 7 ч. М., 2014.

13. Фильштинский И. М. История арабов и Халифата (750-1517 годы). М., 2006.

14. Чем отличается ваххабит от салафита? // Институт религии и политики. URL: http://www.i-r-p.ru/page/ stream-event/index-12285 .html

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.