Научная статья на тему 'Понятие «Экстремистская организация»: проблемы уголовно-правовой терминологии'

Понятие «Экстремистская организация»: проблемы уголовно-правовой терминологии Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1148
101
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭКСТРЕМИЗМ / EXTREMISM / ТЕРРОРИЗМ / TERRORISM / ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ / EXTREMIST ORGANIZATION / ПРЕСТУПЛЕНИЯ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ / TERRORIST CRIMES / ЭКСТРЕМИСТСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ / HATE CRIMES

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Можегова А.А.

Статья посвящена проблеме разграничения экстремистской и террористической деятельности в связи с несоответствием федеральных законов, посвященных экстремистской и террористической деятельности, положениям Уголовного кодекса РФ. По мнению автора, публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность не должны относиться к экстремистской деятельности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Сoncept of extremist organization: problems of criminal law terminology

The article deals with delimitation of extremist and terrorist activities with the inconsistency of federal laws, dealing with extremist and terrorist activities, and certain provisions of Criminal Code of the Russian Federation. According to the author, the public justification of terrorism and other terrorist activities should not be considered extremist activities.

Текст научной работы на тему «Понятие «Экстремистская организация»: проблемы уголовно-правовой терминологии»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 11. ПРАВО. 2011. № 3

А.А. Можегова, аспирантка кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ*

ПОНЯТИЕ «ЭКСТРЕМИСТСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ»: ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ

Статья посвящена проблеме разграничения экстремистской и террористической деятельности в связи с несоответствием федеральных законов, посвященных экстремистской и террористической деятельности, положениям Уголовного кодекса РФ. По мнению автора, публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность не должны относиться к экстремистской деятельности.

Ключевые слова: экстремизм; терроризм; преступления экстремистской направленности; преступления террористической направленности; экстремистская организация.

The article deals with delimitation of extremist and terrorist activities with the inconsistency of federal laws, dealing with extremist and terrorist activities, and certain provisions of Criminal Code of the Russian Federation. According to the author, the public justification of terrorism and other terrorist activities should not be considered extremist activities.

Keywords: extremism; terrorism; hate crimes; terrorist crimes; extremist organization.

Четкое определение экстремистской организации, в отличие от экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 2821), в УК РФ отсутствует. Из содержания ст. 2822 «Организация деятельности экстремистской организации» можно сделать вывод, что экстремистская организация — это общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. При этом законодатель не раскрывает смысл термина «экстремистская деятельность». В примечании 2 к ст. 2821 УК РФ речь идет лишь о преступлениях экстремистской направленности, под которыми следует понимать преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части УК РФ и п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

* asya38@yandex.ru

В то же время определение экстремистской организации содержится в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» 2002 г. (в ред. от 29.04.2008)1. Согласно данному определению, «экстремистская организация представляет собой общественное или религиозное объединение либо иную организацию, в отношении которых по основаниям, предусмотренным названным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности» (ст. 1). В отличие от УК РФ данный закон указывает на определенные основания принятия решения о ликвидации или запрете деятельности, к числу которых, например, отнесено осуществление экстремистской деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина.

Представляется целесообразным закрепить определение экстремистской организации непосредственно в тексте уголовного закона — во избежание ошибок в судебно-следственной практике, поскольку установление признаков экстремистской организации и ее отграничение от террористической организации на практике вызывает затруднения.

Так, приговором Кузьминского районного суда г. Москвы С. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 2822 УК РФ (участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности) и ему назначено наказание в виде одного года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Расследованием, проведенным Кузьминской межрайонной прокуратурой, было установлено, что С. с 1997 г. причислял себя к активным действующим членам международной террористической организации «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»).

С., будучи осведомленным о том, что 14.02.2003 г. по заявлению Генерального прокурора РФ решением Верховного суда РФ указанная организация в соответствии с действующим федеральным законодательством признана террористической и ее деятельность на территории России запрещена, соблюдая правила конспирации, регулярно получал и распространял агитационную печатную продукцию, пропагандирующую идеи организации, не исключая насильственные способы изме-

1 Федеральный закон от 25.07.2002 г. №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3031 (далее — ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»).

7 ВМУ, право, № 3

нения конституционного строя, использование террора как формы политической борьбы2.

Таким образом, действия С., являвшегося членом террористической организации, были квалифицированы по статье об ответственности за участие в деятельности экстремистской организации. С точки зрения уголовного права это не что иное, как аналогия уголовного закона.

Система составов преступлений террористического характера не содержит такого состава, как организация деятельности террористической организации. Определения террористической организации или террористической деятельности законодатель не дает. В ст. 2051 УК РФ «Содействие террористической деятельности» предусмотрена уголовная ответственность за ряд действий, которые при определенных условиях вполне можно отнести к организационной деятельности: склонение, вербовка, иное вовлечение лица в совершение преступлений террористического характера, вооружение или подготовка лица в целях совершения указанных преступлений, финансирование терроризма (ч. 1).

К террористической деятельности, согласно ч. 1 ст. 2051 УК РФ, законодатель отнес преступления, предусмотренные ст. 205, 206, 208, 211, 277-279 и 360 УК РФ. В примечании к ст. 2051 УК РФ дается более широкий перечень составов преступлений, отнесенных законодателем к терроризму: это преступления, предусмотренные ст. 205, 2051, 2052, 206, 208, 211, 277-279, 360 УК РФ. Таким образом, понятие «терроризм» явно шире понятия «террористическая деятельность» и полностью включает в себя последнее.

Итак, в УК РФ отсутствуют понятия «террористическая организация» и «террористическая деятельность», а также специальный состав организации деятельности террористической организации, что, конечно, не способствует правильному применению норм об ответственности за различные формы проявления терроризма и экстремизма.

Определение террористической организации мы находим в ФЗ «О противодействии терроризму» (в ред. от 27.07.2006 г.)3. Согласно ст. 24 названного закона, «организация признается террористической и подлежит ликвидации (ее деятельность — запрещению) ... в случае, если от имени или в интересах организации осуществляются организация, подготовка и совершение преступлений, предусмотренных статьями 205-206, 208, 211, 277-280, ст. 2821 ст. 2822 и 360 УК РФ, а также в случае, если указанные действия осуществляет лицо, которое контролирует реализацию организацией ее прав и обязанностей».

2 Российская газета. 2006. 28 апр. [Электронный ресурс]: URL: http://www.rg.ru/2006/ 04/28/terrorist-anons.html

3 Федеральный закон от 06.03.2006 г. № 35-Ф3 «О противодействии терроризму» (в ред. ФЗ от 27.07.2006 №153-Ф3 ) // СЗ РФ. 2006. № 11. Ст. 1146 (далее — ФЗ «О противодействии терроризму»).

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в данном случае законодатель определяет террористическую организацию через перечень преступлений, которые такая организация может совершать, и не дает каких-либо иных критериев, позволяющих дифференцировать террористическую организацию и другие формы организованной преступной деятельности.

Но самое главное, террористической может быть признана та организация, которая осуществляет организацию, подготовку или совершение не только преступлений, отнесенных уголовным законом к терроризму, но и преступлений экстремистской направленности, предусмотренных ст. 280, 2821 и 2822 УК РФ.

Экстремизм (от лат. еХгетиз) означает приверженность к крайним мерам или взглядам. Данное определение представляется слишком широким и непригодным для уголовного права. Законодательное определение экстремизма содержится в ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», который к экстремистской деятельности (экстремизму), в частности, относит «осуществление террористической деятельности либо публичное оправдание терроризма» (ст. 1). Следовательно, понятие «экстремистская деятельность» явно шире понятия «террористическая деятельность», которая согласно названному закону рассматривается как одно из проявлений экстремизма.

Таким образом, налицо коллизия двух федеральных законов: с одной стороны, террористическая организация может создаваться для совершения преступлений экстремистской направленности, а с другой — экстремистская деятельность рассматривается как более широкое понятие, нежели понятие «террористическая деятельность». Такая кол-лизионность двух основных нормативно-правовых актов, направленных на противодействие наиболее опасным видам преступной деятельности — терроризму и экстремизму — никак не способствует правильному применению соответствующих уголовно-правовых норм и способна породить ошибки в следственно-судебной практике.

Представляется необходимым четко разграничить уголовно-правовые понятия экстремистской и террористической деятельности.

Преступления экстремистской и террористической направленности различаются по характеру общественной опасности, поскольку посягают на различные объекты. Родовым объектом террористического акта и других «террористических» преступлений являются общественная безопасность и общественный порядок, в то время как родовой объект преступлений экстремистской направленности может быть различным, поскольку названные преступления помещены законодателем в различные главы УК РФ. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ), организация экстремистского сообщества (ст. 2821 УК РФ) и организация деятельности экстре-

мистской организации (ст. 2822 УК РФ) посягают на государственную власть. Их видовым объектом выступают основы конституционного строя и безопасность государства.

Различие в характере общественной опасности между экстремистской и террористической деятельностью проявляется в различных мотивах и целях этих видов преступной деятельности. «Экстремистские» преступления отличает специфичный мотив — политическая, идеологическая, расовая, национальная или религиозная ненависть или вражда либо ненависть или вражда в отношении какой-либо социальной группы.

Несмотря на законодательное закрепление понятия «терроризм», в юридической литературе встречаются его различные формулировки.

Так, Я.И. Гилинский, изучив имеющиеся в литературе определения терроризма, выделил два его основных признака: 1) применение или угроза применения насилия и 2) политическая мотивация4.

Данные признаки, хотя и присущи терроризму, не являются его специфическими чертами, позволяющими отграничить его от преступлений экстремистской направленности. Последние также могут совершаться по политическим мотивам и с применением или угрозой применения насилия.

По мнению Ю.М. Антонина, «о терроризме можно говорить лишь тогда, когда смыслом поступка является устрашение, наведение ужаса»5. Автор полагает, что «терроризм — это насилие, содержащее в себе угрозу другого, не менее жестокого насилия, для того чтобы вызвать панику, нарушить и даже разрушить государственный и общественный порядок, внушить страх, заставить противника принять желаемое решение, вызвать политические и иные изменения»6. В этих определениях терроризма названы важные отличительные признаки терроризма: 1) насильственные действия, 2) целью которых являются устрашение и дезорганизация, 3) принуждение «противника» к принятию выгодных для террористов политических или иных решений.

В.В. Серебрянников справедливо отмечает, что «насилие — есть лишь средство, а цель — посредством насилия одних над другими, вплоть до уничтожения, устрашить, психологически подавить, парализовать их волю, подчинить ее своим замыслам»7. По мнению данного автора, терроризм можно отграничить от других противоправных дей-

4 См.: Гилинский Я.И. Современный терроризм: кто «виноват» и что делать?// Философские науки. 2005. №9.

5 Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 2001. С. 8.

6 Там же. С.10.

7 Терроризм в современной России: состояние и тенденции («круглый стол») // Социс. 2001. № 5.

ствий путем выяснения, «имело ли место устрашение с целью воздействовать на поведение властей, политиков, населения, т.е. должна быть выявлена политическая цель, которая реализуется посредством запугивания террористическим актом»8.

Заслуживает поддержки мнение Ю.И. Авдеева, который непосредственное принуждение и насилие считает основными признаками терроризма, его критериями, если это «не учитывают.., легко получить довольно размытое представление о терроризме, которое мало чем будет отличаться от таких, скажем, понятий, как информационная или психологическая война, экстремизм или вандализм. Во избежание такого рода отождествления непосредственность насилия как коренной признак терроризма нужно непременно сохранить в новом, уточненном определении»9. По словам автора, «нельзя обойти и такой важный критерий, как принуждение политического противника к совершению выгодных террористам действий»10.

Таким образом, общая конечная цель всех преступлений террористической направленности — воздействие на принятие органами власти или международными организациями решения, выгодного террористам. Данная цель является обязательной для преступлений террористической направленности. Промежуточной целью выступает устрашение населения. Общим мотивом всех «террористических» преступлений является политический мотив.

Вместе с тем, как уже отмечалось, преступления экстремистской направленности могут совершаться не только по политическим, но и иным мотивам: идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Несмотря на то что политический мотив свойствен преступлениям как экстремистской, так и террористической направленности, объединять эти преступления как часть и целое неправомерно. Цель (принуждение органов государственной власти, органов местного самоуправления или международных организаций к принятию определенного решения, совершению требуемого поступка) становится главным критерием разграничения преступлений террористической направленности и преступлений экстремистской направленности, совершенных по мотиву политической ненависти и вражды. Политический мотив при экстремизме не формируется в конкретную, как при терроризме, цель — принуждение соответствующих органов или организаций к принятию определенного решения.

8 Там же.

9 Там же.

10 Там же.

Экстремистская деятельность может быть не связана с применением насилия к гражданам, в то время как террористическая деятельность всегда сопровождается теми или иными насильственными действиями либо угрозой применения насилия. Само по себе принуждение к принятию выгодного для террористов решения — один из видов насилия. Что касается экстремистской деятельности, то она может выражаться, например, в надругательстве над телами умерших и местами их захоронения, совершаемом по «экстремистским» мотивам (п. «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ), вандализме (ч. 2 ст. 214 УК РФ) и др.

Заметим, что в УК РФ террористическая и экстремистская деятельность четко разграничены в ст. 2052 «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма» и ст. 280 «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». На уровне этих составов законодатель обоснованно размежевал два самостоятельных вида преступной деятельности — террористическую и экстремистскую. Следовательно, коллизия существует не только между положениями двух специальных законов, посвященных противодействию терроризму и экстремизму, но и между этими законами и уголовным законом, который содержит самостоятельные составы «публичных призывов» к осуществлению соответствующей деятельности.

В свете сказанного вызывает сомнение обоснованность признания организации террористической, если от имени или в интересах такой организации осуществляются организация, подготовка и совершение преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ.

В трудах, посвященных экстремизму и терроризму, на данную коллизию норм уже обращалось внимание. Так, по словам А.В. Павлинова, из содержания ч. 2 ст. 24 ФЗ «О противодействии терроризму» следует, «что любая экстремистская организация является террористической организацией»11. Автор справедливо полагает, что такой вывод противоречит определениям экстремистской и террористической деятельности.

Порядок признания организации террористической или экстремистской определен в названных законах «О противодействии терроризму» и «О противодействии экстремистской деятельности»: первый предусматривает регулярное официальное опубликование Федеральной службой безопасности РФ списка организаций, признанных российскими судами террористическими. Единые федеральные списки организаций, в том числе иностранных и международных, признанных в России террористическими, в соответствии с распоряжением Прави-

11 Павлинов А.В. Антигосударственный экстремизм: уголовно-правовые и криминологические аспекты. М., 2008. С. 304.

тельства РФ от 14 июля 2006 г. № 1014-р12 должны публиковаться в «Российской газете». ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» также предусматривает официальное опубликование перечня экстремистских организаций на сайтах федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих регистрацию общественных и религиозных объединений, иных организаций, а также в официальных периодических изданиях, определенных Правительством РФ. Эти списки публикует на своем сайте Министерство юстиции РФ с приложением в «Российской газете». Таким образом, данные списки должны публиковаться независимо друг от друга, что призвано предотвратить смешение террористических и экстремистских организаций, их отождествление друг с другом. Несмотря на это и в данной системе случаются сбои. Например, Национальный антитеррористический комитет, учрежденный на основании Указа Президента РФ от 15 февраля 2006 г. № 116 «О мерах по противодействию терроризму»13, на своем сайте публикует списки и террористических, и экстремистских организаций. На этом сайте перечень общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», опубликован наряду с Единым федеральным списком организаций, признанных террористическими Верховным судом РФ, под общим заголовком: «Единый федеральный список организаций, признанных террористическими Верховным Судом Российской Федерации»14. Такие неточности при опубликовании данных списков способны породить споры о сущности террористической и экстремистской организации.

В отличие от ст. 2052 и 280 УК РФ ст.2822 не имеет «напарника» в виде статьи, устанавливающей ответственность за организацию деятельности организации, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением террористической деятельности. Введение в УК подобной статьи необходимо. Организация деятельности организации должна влечь самостоятельную уголовную ответственность. Квалификация подобных деяний по ст. 2822 — вынужденная мера, влекущая совмещение понятий «террористическая организация» и «экстремистская организация», что противоречит УК РФ.

12 Распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 июля 2006 г. № 1014-р12 / СЗ РФ. 2006. № 29. Ст. 3283.

13 Указ Президента Российской Федерации от 15.02.2006 г. № 116 «О мерах по противодействию терроризму» // СЗ РФ. 2006. № 8. Ст. 897.

14 Национальный антитеррористический комитет [сайт]: URL: http://nak.fsb.ru/nac/ media/terrorism_today.htm

Определение террористической организации в ФЗ «О противодействии терроризму» требует доработки и изменения, особенно применительно к перечню статей УК РФ. Нуждается в изменении и определение экстремистской деятельности, данное в ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Из этого определения необходимо исключить положение, согласно которому публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность относятся к экстремистской деятельности.

Несмотря на то что суть экстремистской и террористической деятельности различна, а экстремизм и терроризм в целом — два самостоятельных явления, определения этих явлений, как и сами законодательные акты должны быть согласованы между собой, чтобы их практическое применение не вызывало трудностей и ненужных споров в теории уголовного права и судебной практике.

Список литературы

1. Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 2001.

2. Гилинский Я.И. Современный терроризм: кто «виноват» и что делать?// Философские науки. 2005. № 9.

3. Павлинов А.В. Антигосударственный экстремизм: уголовно-правовые и криминологические аспекты. М., 2008

4.Терроризм в современной России: состояние и тенденции («круглый стол») // Социс. 2001. № 5.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.