Научная статья на тему 'Политизация ислама в современном Крыму: конфликтологический аспект'

Политизация ислама в современном Крыму: конфликтологический аспект Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
407
159
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Власть
ВАК
Ключевые слова
ИСЛАМ / ПОЛИТИЗАЦИЯ / КОНФЛИКТ / СОВРЕМЕННЫЙ КРЫМ / ISLAM / POLITICIZATION / CONFLICT / MODERN CRIMEA

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Баранов Андрей Владимирович

В статье дана трактовка политико-конфессионального конфликта в современном Крыму. Определена ресурсная база, стратегия и методы политизации ислама. Раскрыты основные факторы и повестка дня конфликта.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

This article presents the treatment of political-religious conflict in the modern Crimea. Resource base, strategy and methods of politicization of Islam are defined. The main factors and agenda of the conflict are determined.

Текст научной работы на тему «Политизация ислама в современном Крыму: конфликтологический аспект»

Андрей БАРАНОВ

ПОЛИТИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОМ КРЫМУ: КОНФЛИКТОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

В статье дана трактовка политико-конфессионального конфликта в современном Крыму. Определена ресурсная база, стратегия и методы политизации ислама. Раскрыты основные факторы и повестка дня конфликта.

This article presents the treatment of political-religious conflict in the modern Crimea. Resource base, strategy and methods of politicization of Islam are defined. The main factors and agenda of the conflict are determined.

Ключевые слова:

ислам, политизация, конфликт, современный Крым; Islam, politicization, conflict, modern Crimea.

БАРАНОВ

Андрей

Владимирович —

д.полит.н., д.и.н.,

профессор кафедры

политологии и

политического

управления

Кубанского

государственного

университета

ЬагатмаМге'м®

mail.ru

Актуальность темы вызвана тем, что исламские религиозные объединения — влиятельный актор политических процессов в современном Крыму. Особое внимание привлекают такие аспекты, как причины конфликтности, диспозиция и стратегии сторон конфликтов, взаимодействие внутриэтнических и внешних факторов конфликтности. Выявление конфликтогенного потенци -ала политизации ислама в Крыму важно для сравнительного анализа рисков национальной безопасности в постсоциалистических стра -нах. Крым играет важную геополитическую роль в Черноморском трансграничном регионе, политико - конфессиональные процессы в Крыму влияют также на российский Северный Кавказ.

Методологическую основу исследования составляет конструктивизм. Это позволяет осмыслить конфессиональный конфликт как столкновение акторов политики в их стремлении осуществлять свои интересы, связанные с публичной властью, влиянием на го сударственную политику и статусом в общественной иерархии1. Субъектом конфессионального конфликта выступает не сообще ство верующих в целом, а лидеры и элиты религиозных организа ций. Они используют религиозные системы, их мировоззренческие, организационные и обрядовые принципы в своих прагматических интересах; конструируют политизированные мифы и установки деятельности. Политизированная, вовлеченная в конфликт часть верующих является проводником данного воздействия. Религия представляется средством этнополитической мобилизации и спло -чения. Конфликт не фатален, его уровень развития и динамика зависят от соотношения политических ресурсов и степени целе устремленности акторов.

Крым всегда был полиэтничным и многоконфессиональным. По переписи 2001 г. русские составляют 60,2% совокупного населения Автономной Республики Крым (АРК) и г. Севастополя, украинцы — 23,9%, крымские татары — 10,2%2. Темпы религиозного возрождения в Крыму значительно выше, чем по Украине в целом. Если в 1990 г. Крым занимал среди регионов предпоследнее (27 - е) место по числу религиозных организаций, то в 2007 г. он переместился на 8 - е место за счет исламских объединений3. По сведениям Республиканского

1 Аклаев А.Р. Этнополитическая конфликтология: Анализ и менеджмент. — М. : Дело, 2005, с. 66-71.

2 Численность и состав населения Украины по итогам Всеукраинской пере -писи населения 2001 г. // http://2001.ukrcensus.gov.ua/rus/results/general/nationality/ (дата обращения 04.03.2012).

3 Сеть религиозных организаций АРК на 01.01.2007 г. // http://www.comrelig. crimea-portal.gov. ua/rus/index.php?v=1&tck=0&1=&art=34 (дата обращения

04.03.2012).

комитета АРК по делам религий, к 2008 г органами власти зарегистрировано 1 339 религиозных организаций, относящих себя к 48 конфессиям и направлениям. Из них 42,7% — организации Украинской православной церкви (УПЦ). В Крыму Украинская православная церковь Московского патриархата располагает 509 организациями, а УПЦ Киевского патри -архата — 40. На 2 - м месте находятся заре -гистрированные мусульманские организа ции — 28,8% (во всей Украине — 4%). Они координируются Духовным управлением мусульман Крыма (ДУМК). С 1997 г. в АРК работает Всеукраинская ассоциация обще -ственных организаций «Альраид». Кроме того, свыше 600 исламских объединений действуют без регистрации. 3 е место за нимают протестантские организации — 23% наименований. Немногочисленными объединениями представлены иудаизм, Армянская апостольская церковь, караи -мизм и др1.

Наибольший интерес в конфликтологи ческом аспекте имеет исламское сообще -ство Крыма, сочетающее этнический и конфессиональный принципы иденти фикации, имеющее международную под -держку2.

Ключевым вопросом повестки дня в конфликтах в Крыму выступает проблема политического статуса АРК и Севастополя. Спектр требований православных органи -заций — от повышения уровня автономии до федерализации и, в радикальном вари -анте, до присоединения Крыма к России. Напротив, татарские объединения стре -мятся к государственности «коренного народа», идеализируя исторический опыт Крымского ханства и Крымской АССР Тактически интересы татарских и украин ских организаций сейчас сходятся в жела нии ослабления русского движения.

На конфликт влияет неравномерность расселения народов, обостряющая конкуренцию за экономические ресурсы. Так,

1 О состоянии и тенденциях развития религиозной ситуации в Автономной Республике Крым, государственно -церковных отношений в автоно -мии в 2007 году. Тезисы выступления Председателя Республиканского комитета АРК по делам рели гий В.А. Малиборского // http://old.crimea-portal. gov.ua/mdex.php?v=13&tek=1з&art=9983&f=fr (дата обращения 04.03.2012).

2 Турция предложила Украине подсчитать,

сколько крымских татар трудится в органах власти // http://crimea24.info/2012/10/04/mogilev-zayavil-

chto-шkakojj-diskrimmacii-net-i-krymskikh-tatar-vo-vlasti-dostatochno/ (дата обращения 04.10.2012).

245,9 тыс. крымских татар репатриирова -лись в основном в степные и предгорные районы. В Белогорском, Бахчисарайском, Симферопольском, Кировском районах удельный вес татар составляет от 20 до 34%, а в Севастополе и Ялте — 0,7% жи -телей3. Хотя количество сел с компактным проживанием татар до депортации вос -становлено, активизируются самозахваты земель с целью закрепления привилегиро ванного статуса. Они происходят в основ ном на Южном берегу Крыма, где татар ская община малочисленна4. По данным Республиканского комитета земельных отношений AРК, на 2005 г. репатрианты наделены индивидуальными участками на 113% нормы, а остальные жители — на 50%5. В итоге создан фонд земельных участков, используемый для перепро дажи, слабо регулируемой законами. В ноябре-декабре 2012 г. конфликт акти -визировался. Поводом к нему стал снос неустановленными лицами самовольных построек татар вблизи с. Mолодежное6.

Mежконфессиональная конфликтность выражается и в таких формах, как осла бление институтов медиации, попытка создать монопольное информационное пространство. С 1995 г. в Крыму действует Mежконфессиональный координацион -ный совет <^ир — дар Божий» с участием 8 религиозных объединений, в т.ч. УПЦ Mосковского патриархата и ДУMК. Совет выступает с регулярными миротворче -скими инициативами, служит формой диалога конфессий. Но в 2000 г. Духовное управление мусульман приостановило участие в данном органе, а в 2002 г. во шло в состав конкурирующей структуры

— Крымского отделения Mеждународной ассоциации религиозной свободы, в ко

3 Шевчук A.E, Швец A^. Политикогеографический фактор эволюции крымской системы расселения населения в XX — начале XXI вв. // Геополитика и экогеодинамика регио нов. — Симферополь, 2010, вып. 1, с. 73.

4 Mатишов Г.Г., Aвксентьев В.А, Батиев Л.В. Лтлас социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России. — Ростов н/Д : Изд во Южного научного центра РAН, 2008, т. III, с. 45.

5 Mащенко A. В Крыму захвачено больше двух тысяч земельных участков // Крымское время. — Симферополь, 2006, № 16, 14 февр.; Киселева Н. Поиски справедливости могут завести в тупик // там же, 2005, № 38, 7 апр.

6 Афанасьев В. Закон один для всех: самозахватов земли в Крыму быть не должно // http://ruskline.ru/ monitoring_smi/2012/12/07/zakon_odin_dlya_vseh_ samozahvatov_zemli_v_krymu_byt_ne_dolzhno/ (дата обращения 09.12.2012).

тором не представлены православные Московского патриархата. В итоге дей -ствий ДУМК межконфессиональные от -ношения ухудшились.

С 1990 х гг. мусульманские общины поддерживают требования ликвидировать поклонные кресты на въезде в населенные пункты, а в ряде случаев их активисты при попустительстве властей разрушают христианские символы. Наибольший ре зонанс получило разрушение креста близ Феодосии в июне 2011 г. В восточных рай -онах Крыма, где наиболее активно идет «крестоповал», русские реагируют на без действие чиновников, создавая казачьи дружины. Они проводят «славянские анти -пикеты», чтобы предотвратить захваты зе -мель и возникновение палаточных город ков татар (Судак, Новый Свет, Партенит). В феодосийском случае «крестоповал» вы -звал противодействие казачьих дружин и массовую драку. Задержаниям подверглись только 15 казаков, ответивших на про -вокацию, а не виновники1. Другой метод

— борьба вокруг возведения либо восста -новления культовых зданий. Так, Милли меджлис и ДУМК претендовали на земли Успенского монастыря под Бахчисараем. Меджлис аргументировал протест против восстановления православных соборов тем, что они строятся на месте исламских святынь (с. Голубинка Бахчисарайского района, 2006 г.). Комиссия с участием кон -фессий нашла выход в переносе храма, а на спорном участке возвели «памятник Согласию»2. В ноябре 2012 г. был совер -шен провокационный поджог строящейся соборной мечети в Симферополе3.

Внутриконфессиональное измерение конфликта проявляется в противоре чиях между исламскими организациями. Их радикализация началась с середины 1990-х гг., когда в Крыму проходили ле -чение сепаратисты из Чечни. Ядро экс -тремистов составляла организованная преступная группировка «Имдат», в 1995 г.

1 Никифоров А. Крымской власти не разрешили «ломать» татар, и теперь она «ломает» русских // http://www.regnum.ru/news/polit/1422195.html (дата обращения 07.07.2011).

2 Швец А.Б. Паспортизация социокультурных противоречий в Крыму // Геополитика и экогеодинамика регионов. — Симферополь, 2008, вып. 1—2, с. 76—78.

3 Ивженко Т. Атака на главный символ мусульман Крыма: В Киеве не замечают роста ксенофо -бии и исламофобии в автономной республике // Независимая газета, 2012, 03.12.

организовавшая массовые беспорядки в районе Судака. Никто из ее лидеров не осужден. Группа продолжает нелегально действовать4. В конце 1990-х гг. под влия -нием Саудовской Аравии и Турции быстро укрепилась сеть независимых от ДУМК сообществ во главе с молодыми имамами, получившими образование у зарубежных наставников. Полулегально действует партия «Хизб ут - Тахрир аль - Исламия» как ответвление «Братьев мусульман», при зывающих к созданию Всемирного хали -фата. Она распространяет листовки сала -фитского содержания. ДУМК сместило с постов 8 имамов -радикалов и отчислило из медресе 11 слушателей, что привело к открытым конфликтам (2005 г.). По мне -нию М. Джемилева, в Крыму в 2007 г. было 500—600 ваххабитов. Газета «Сегодня» оценивает их численность в несколько тысяч5. Муфтий мусульман Крыма Э. Аблаев недоволен позицией органов власти, заявляя, что они «дали зеленый свет» исламистам и «ставят палки в колеса институциям традиционного ислама»6. В 2009 г. Служба безопасности Украины в Симферопольском районе пресекла де ятельность группировки «Ат Такфир валь хиджра», готовившей теракты. Осенью 2012 г. происходит активизация партии «Хизб ут -Тахрир аль - Исламия» в форме массовых митингов и пикетов протеста против фильма «Невинность мусульман». Так, митинг в Симферополе охранялся тренированными молодыми людьми, участники митинга открыто демонстри ровали партийную символику7.

Грань между религиозным экстремиз мом и секулярным национализмом весьма тонка. К радикальному крылу относятся партия «Адалет» (лидеры — С. Керимов

4 Цыкуренко С.Г. Интеграция крымских татар в украинское общество: основные достижения и проблемы в политико правовой сфере // Ученые записки Таврического национального ун та им. В.И. Вернадского. Сер. Политические науки. — Симферополь, 2004, т. 17(56), № 2, с. 177—178.

5 Temnenko Z. Hizb-ut-Tahrir — Raise of Political Islam in Crimea // Этничность и власть: Региональные, национальные и глобальные про екты. — Севастополь : Вебер, 2008, с. 175.

6 Кортэвський О. Політизовані ісламістські формування та рухи як загроза стабільності та цілісності держави // Этничность и власть. — Севастополь : Вебер, 2010, с. 210.

7 В Симферополе исламисты провели митинг против «Невинности мусульман» // http:// www.0654.com.ua/article/196690 (дата обращения

27.09.2012).

и Ф. Кубединов), формирующая отряды «национальной самообороны» и связан ная с турецкими группировками «Серые волки» и «Нурджулар», а также «Сайт крымской молодежи»1. Они ориентиро ваны на салафизм.

Умеренное течение представлено Национальным движением крымских та тар (лидер — В. Абдураимов), которое от -вергает экстремизм и в основном состоит из интеллигенции. Оппозицию меджлису составляют также Организация крымско -татарского национального движения, партия «Милли фирка» (лидер Р. Аблаев). Но и они поддерживают проект посте пенного мирного создания татарской государственности. Конкуренция группи ровок резко активизировалась, начиная с 2011 г., но оппозиции не удалось сместить М. Джемилева с поста председателя мед -жлиса2.

Декларируемый крымско татарскими организациями статус противоречит за конодательству Украины и АРК3. Так, Положение о Меджлисе крымскотатар ского народа и Декларация о националь -ном суверенитете крымскотатарского народа 1992 г. ставят своей целью поли тическое самоопределение как реализа -цию права на создание национального суверенного государства4. Председатель Милли меджлиса М. Джемилев считает контролируемый им Курултай законо -дательным органом: «...власти должны взаимодействовать с коренным народом

1 Велешко Е.Н. Влияние виктимных факторов на политическое поведение крымскотатарских репа триантов : дис. ... к.полит.н. — Симферополь, 2007, с. 137; Рябцев О.В. Сетевой принцип деятельности организаций закрытого типа в контексте угроз на циональной и региональной безопасности России (на примере крымскотатарского национального движения) : дис. ... к.полит.н. — Ростов н/Д, 2008, с. 53-55, 142.

2 «Поколение Крым»: деструктивная позиция меджлиса усугубляет проблемы крымских татар: меджлисовцы сорвали пресс-конференцию по итогам митинга по импичменту Джемилеву // http://www.nr2.ru/crimea/359545.html/ (дата обращения 23.11.2011).

3 Маковская Д.В. Политический статус как со ставляющая этностатусного поведения крымских татар: конфликтологический анализ // Этничность и власть. — Севастополь : Вебер, 2012, с. 181-182; Швец А.Б. География неустойчивого развития в Крыму // Геополитика и экогеодинамика регио -нов. — Симферополь, 2007, вып. 2, с. 123—130.

4 Положение о Меджлисе крымскотатарского народа. Декларация о национальном суверенитете крымскотатарского народа // http://qtmm.org.ru (дата обращения 04.03.2012).

только посредством законно избранных ими своих представительных органов»5. Судя по высказываниям Джемилева, меджлис имеет службу безопасности, на -мерен собирать налоги для формирования «национального бюджета». Это проект сепаратной государственности, близкий косовскому сценарию.

Законы Украины не предусматривают коллективных прав на территориаль ную автономию по этническому при -знаку, преимуществ «коренного народа». Представительство интересов обеспечи -вается путем квот в Верховной раде АРК, ее комиссиях и совещательных органах (с 1994 г.); в Совете министров АРК (с 2002 г.). По итогам муниципальных вы -боров 2010 г. татарские организации кон -тролируют 5% депутатов Верховной рады АРК и 13,1% депутатов районного уровня6. В органах исполнительной власти Крыма, по заявлению председателя Совета ми нистров АРК, татары составляли в 2010 г. 7%7. Но с 2005 г. понижен статус Совета представителей крымскотатарского на рода при Президенте Украины. Порядок его формирования и состав определяются с 2010 г. президентом страны. 11 из 19 чле нов органа не поддержаны Меджлисом, члены которого бойкотировали заседания Совета8.

Насколько конфессиональный кон фликт влияет на общественное мнение сообщества Крыма? Исследование, про -веденное Центром им. А. Разумкова в АРК и Севастополе (октябрь — ноябрь 2008 г., N=6 891 чел., все этнические группы), доказало, что на 1 е место среди причин конфессиональных конфликтов крымчане ставят политические и нацио нальные противоречия (26,2%), столкно вение экономических интересов (25,2%).

5 Джемилев M. Члены Mеджлиса не будут участвовать в работе Совета представителей крымско татарского народа, если не будет изменен принцип его формирования // http://www.interfax.com.ua/ rus/main/46980/ (дата обращения 04.03.2012).

6 Крымская политика: поворот—2011 // http:// www.bigyalta.com.ua/image-397 (дата обращения 29.05.2011).

7 Джарта В. В органах власти Крыма работает свыше 7% крымских татар // http://regioncrimea. pp.ua/2010/05/18/v-organax-vlasti-kryma-rabotaet-svyshe-7-krymskix-tatar-%e2%80%93-informaciya-vasiliya-dzharty/ (дата обращения 29.05.2011).

8 Указ Президента Украины «О Совете предста вителей крымскотатарского народа» № 873/2010 // http://www.president.gov.ua/ru/documents/12259. html (дата обращения 04.03.2012).

Производными выглядят религиозный фанатизм и нетерпимость (10,3% ответов), предвзятое отношение власти к различ ным религиозным организациям (8,5%). Ответственность за межконфессиональ ные конфликты респонденты возлагают на представителей зарубежных политиче ских и общественных структур (2,68 балла из 5), зарубежные религиозные центры (2,47), рядовых участников конфликтов (2,14), руководителей религиозных ор -гаиизаций Крыма (2,13), органы власти AРК (2,06) и Украины (2,02)1. Готовность лично участвовать в конфликтах, тем более в насильственных формах, низка. Но сформировался стойкий конфликт идентичностей. По опросу, проведенному Институтом социальных исследований и Украинским независимым центром по литических исследований в августе 2007 г., 24,7% татарской молодежи 17—36 лет уве -рены в том, что наилучшее будущее — не зависимое государство крымских татар. A через 20 лет считают такой статус ре -альным 50%2. Опрос татар, проведенный Таврическим национальным уииверсите -том (N=600, ноябрь — декабрь 2008 г.), вы -явил поддержку сотрудничества конфес

1 Суспільно-політичні, міжнациональні та

міжконфесійні відносини б Aвтономнiй Республіці Крим: стаи, проблеми, шляхи вирішення // http:// www. razumkov. org.ua/ukr/project.php news_id=122

(дата обращения 29.05.2011).

2 Тищенко Ю., Xалилов Р., Капустін M.

Суспільно -політичні процеси б AР Крим: основні тенденціі. — Кіів, 2008, с. 76.

сий, если оно не нарушает религиозные нормы и чувства (74%). Уровень критики органов государства не связан с уровнем религиозности. 1/3 опрошенных не осуждают «нетрадиционные» течения в исламе, что представляет собой конфликтогенный фактор3.

Итак, в современном Крыму конфесси ональный конфликт, вызванный полити -зацией ислама, носит сложносоставной и блоковый характер. Он преимуще ственно латентен по формам выражения, «отложен на будущее». Но радикально исламистский проект способен дестаби лизировать баланс этноконфессиональ -ных интересов.

Важно подчеркнуть, что в Крыму раз вивается не просто этноконфессиональ ный конфликт «по горизонтали» — между группами населения, а сложносоставной блоковый конфликт. В нем активную роль играют органы государственной власти, элиты Украины и региона. Одновременно развиваются внутренние конфликты в ре -лигиозных сообществах.

Эффективное регулирование конфликта станет возможным на основе целенаправ ленной политики интеграции крымских татар в секулярное государство, строи тельства механизмов консоциативной демократии.

3 Mуратова Э.С. Крымские мусульмане: взгляд изнутри. — Симферополь: Эльиньо, 2009, с. 39—45, 30—32.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.