Научная статья на тему 'Политика РКП(б)/ВКП(б) при формировании судебных кадров Петрограда-Ленинграда 1923 — начала 1930-х гг.'

Политика РКП(б)/ВКП(б) при формировании судебных кадров Петрограда-Ленинграда 1923 — начала 1930-х гг. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
195
34
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
советский суд / судебные кадры / Ленинград / партийная номенклатура / коммунистическая партия. / Soviet court / judicial personnel / Leningrad / party nomenclature / communist party

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Воробьева Ирина Альбертовна

В статье предпринята попытка на примере изучения судов Петрограда-Ленинграда 1923 — начала 1930-х гг. проанализировать кадровые подходы РКП(б)-ВКП(б) при создании советской юстиции как части государственного аппарата, возникшего в условиях диктатуры пролетариата. Основным источником исследования является делопроизводственная документация учраспредотдела ЦК партии, Петроградского губернского суда, Ленинградского областного суда и их партийных организаций, отложившаяся как в центральных архивах, так и архивах Санкт-Петербурга. Формулируется тезис о том, что партией осуществлялся особый контроль над органами суда посредством включения должностей судей в систему партийно-номенклатурного учета кадров. Делается предположение о том, что подобный негласный контроль позволил РКП(б)-ВКП(б) быстро сформировать советский судебный аппарат, а также проводить требуемую коммунистической партии классовую политику при отправлении правосудия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Party policy in the formation of judicial personnel of Petrograd-Leningrad 1923 — early 1930s

The article attempts to study the courts of Petrograd-Leningrad from 1923 till early 1930s as an example to analyze the personnel approaches of the Communist Party in the creation of Soviet justice as part of the state apparatus that arose under the conditions of the dictatorship of the proletariat. The main sources of the study are the documentation of the “Uchrasredotdel” (accounting department) of the Central Committee of the party, as well as the Petrograd provincial (Leningrad regional) courts and the party organizations of these courts, deposited both in the central archives and archives of St. Petersburg. The thesis is formulated that the party exercised special control over the bodies of the court by including the posts of judges in the system of party-nomenclature personnel records. The assumption is made that such secret control allowed the Communist Party to pursue the class policy required by the Party in the administration of justice, as well as to form the Soviet judiciary

Текст научной работы на тему «Политика РКП(б)/ВКП(б) при формировании судебных кадров Петрограда-Ленинграда 1923 — начала 1930-х гг.»

УДК 94 DOI

И. А. Воробьева

Политика РКП(б)/ВКП(б) при формировании судебных кадров Петрограда-Ленинграда 1923 — начала 1930-х гг.

Октябрьская революция разрушила старый государственный аппарат. Для управления громадной страной понадобились тысячи новых людей, преданных делу построения советской республики. ЦК РКП(б) в 1924 г., ретроспективно оценивая пройденный путь, отмечал, что была поставлена задача «подойти к системе распределения и учета своих работников так, чтобы суметь лучших и достойнейших своих людей послать по их способностям на государственную работу, суметь заставить госорганы проводить здоровую партлинию в деле формирования своих учреждений и своим партийным глазом посто- ^ янно наблюдать и следить за тем, каким образом и как замещаются g важнейшие посты в государственных органах»1. Для решения этой ^ задачи коммунистическая партия включила советские государствен- Z; ные органы, в том числе и суд, в специфическую «профессионально- я управленческую иерархию»2 — номенклатурную систему назначения § кадров. На примере подходов к формированию кадрового состава су- 13 дов Петрограда-Ленинграда 1923 — начала 1930-х гг. можно это про- 'g

следить наглядно. .гз

К

ыо

В советском партийном строительстве под номенклатурой (от лат. nom — список имен или наименований) понимался «перечень наиболее

важных оЗ

должностей, кандидатуры на которые предварительно рассматривались, ре- о! комендовались и утверждались данным партийным комитетом (райкомом, «

СЗ

горкомом, обкомом партии и т. д.). Освобождались от работы лица, входящие в номенклатуру партийного комитета, также лишь с его согласия. В номенклатуру включались работники, находящиеся на ключевых постах»3. Создание подобных перечней, порядок учета таких ответственных работников («ответработников») и критерии при их отборе, особое распределение учтенных лиц были частью общей деятельности партии по подбору и расстановке кадров. Целью этого являлось, в частности, формирование государственного аппарата, полностью соответствовавшего задачам коммунистической партии, что наиболее точно было раскрыто в организационном отчете ЦК РКП(б), представленном И. В. Сталиным в 1923 г. на XII съезде партии: «<...> необходимо подобрать работников так, чтобы на постах стояли люди, умеющие осуществлять директивы, могущие понять директивы, могущие принять эти директивы как свои родные и умеющие их проводить в жизнь. В противном случае политика теряет смысл, превращается в маханье руками»4. Решение указанного вопроса имело стратегическое значение, так как во многом обеспечивало партии обладание властью в государстве5.

Включение должностей судей в номенклатурную систему происходило с момента ее зарождения, что в первую очередь было обусловлено значимостью суда как специального общественного регулятора, являющегося механизмом государственного принуждения. Осмысление этого через призму ленинских представлений о государстве как «машине для насилия одного класса над другим»6 приводило к необходимости сформировать идеологически ориентированную юстицию. Кроме того, в результате слома ранее существовавшей системы управления возникла общая нехватка компетентных работников, поэтому списки ответственных работников суда в условиях кадрового голода фактически становились информационным банком данных «талантов, способных реализовывать общестратегические задачи <...> организованных, предан-^ ных исполнителей»7.

о

Основой номенклатурного подхода являлся централизованный личный ^ партучет судей, осуществлявшийся на базе инструкций и циркулярных писем « ЦК РКП(б) — ВКП(б), а также списков (номенклатур), издаваемых партийными органами в центре и на местах. Так, еще в «Сборнике циркуляров, по-^ ложений и инструкций по учету и распределению членов РКП(б)» за 1922 г. 5§ «ввиду необходимости наладить правильное распределение работников и мак-& симально целесообразное их использование»8 было решено «провести деление Ци на группы <...> установить принципы специализации коммунистов по целому ° ряду отраслей и провести закрепление работников на более или менее продол® жительный срок <...> на той работе, в которой они могут быть максимально § использованы»9. В связи с этим должности председателя ревтрибунала и пред-^ седателя совнарсуда были отнесены к «ответственным работникам губернского масштаба»10, а должность народного судьи — к ответственному работнику

£ местного масштаба («уезд. активу»)11. В целом, при разбивке «ответработники

С

ков» по специальности на 14 групп суд был включен в группу № 13, а затем (при подразделении на 6 категорий) в категорию № 3 — «военно-карательные учреждения»12.

Партийный учет «ответработников» осуществлялся специальными учетно-распределительными отделами и бюро («учраспредами»), впоследствии — организационно-распределительными отделами, организационно-инструкторскими отделами. Так, в делах учраспредотдела Центрального комитета партии отложились сведения о движении коммунистов через учраспред Петроградского губкома, указывающие, что к февралю 1923 г. на личном и групповом учете в городской парторганизации Петрограда состояло 22 537 членов, из которых ответственными работниками губернского масштаба являлись 221 человек, всероссийского масштаба — 1 человек13. Там же имелось и предписание «в течение месяца ввести вне зависимости от групп учета учет ответработников (руководящего состава) партийного, советского, профсоюзного, хозяйственного и т. п. учреждений, включая беспартийных руководителей»14. После принятия оргбюро ЦК РКП(б) постановления «О назначениях» от 12 июня 1923 г. из состава указанных выше ответственных работников как «ответработники» губернского масштаба по группе № 13 были учтены: первый председатель Петроградского губернского (а впоследствии Ленинградского областного) суда Ф. М. Нахимсон, его первый заместитель Г. В. Беляков, второй заместитель Я. Г. Озолин, председатель объединенного трибунала водного и железнодорожного транспорта А. Г. Миничев. В эту же учетную группу по своей должности вошли губернский прокурор, прокуроры при губернском суде, начальник губернской милиции, начальник и заместитель начальника губернского уголовного розыска15. В дальнейшем с принятием осенью 1923 г. «Тезисов и постановления оргбюро ЦК РКП(б) по вопросу об учете и распределению работников государственных и хозяйственных органов» судьи были включены в номенклатуру по судебно-карательной отрасли16 или советской административной группе («совадмгруппе»)17. Принятое в 1926 г. изменение отраслей, учитываемых в перечнях18, а затем с 1928 г. — введение порядка уточнения списков ^

О

номенклатурных должностей раз в три месяца (так, например, к 1932 г. такой С! список должностей, входивших в систему контроля Ленинградского областно- ^ го комитета партии, состоял из 2858 позиций19) не затрагивало существенно ^ судебную систему: в соответствующих номенклатурных списках Ленинграда, | сформированных органами партии уже во второй половине 1920-х — начале ^ 1930-х гг., судьи (вместе с прокурорами) учитывались по указанным отраслям -с и, как правило, шли в номенклатурных списках после освобожденных партий- ^л ных работников и работников исполкомов. ^

Отдельные дополнения в перечни вносились не только по указанию парт- ^ органов, но и по инициативе самого суда, заинтересованного в подборе для себя § достойных кадров на основе номенклатурного учета. Так, временно исполняющий обязанности председателя облсуда Я. Г. Озолин в письме от 18 декабря я

1928 г., направленном в обком партии Ленинграда, просил включить в проект номенклатуры должностей, учитываемых Ленинградским областным комитетом, должность запасного судьи и предлагал расширить примерную номенклатуру должностей, подлежащих учету в ведомственных учреждениях по судебно-карательной отрасли, добавив такие должности, как «судебные исполнители, секретарь, нотариусы»20.

В изучаемый период времени в Ленинграде преимущественно имелось двухуровневое деление учета кадров: судебные работники низового звена (народные судьи) учитывались районными комитетами партии, в то время как судьи вышестоящих судов (губернского, а затем областного и окружного судов) — считались номенклатурой губернского (затем — областного) комитета РКП(б)-ВКП(б). Так, например, «Номенклатура должностей ответственных работников, учитываемых Володарским районным комитетом В.К.П.(б) г. Ленинграда» на 1929 г. включала в себя четыре должности народных судей 6-го, 7-го, 8-го и 9-го отделений суда, подлежащих согласованию с секретарем районного комитета партии (для сравнения — кандидатура районного прокурора выносилась на бюро райкома)21. В состав «Списка ответственных работников, входящих в номенклатуру Ленинградского областного комитета ВКП(б)» на 1928 г., начинавшегося с С. М. Кирова, были поименно включены все члены Ленинградского областного суда, а также восемь председателей окружных судов области; народные судьи в этот перечень не входили22. Однако вне зависимости от отнесения к определенному учетному звену решение вопроса о назначении всех судей шло под общим руководством губернского (а затем — Ленинградского областного) комитета партии с тем различием, что согласование назначения судей районного уровня было передано в райкомы партии с последующим предоставлением сведений в обком, а назначение судей областного суда курировал непосредственно областной партийный комитет. ^ Наиболее четко этот порядок, действовавший в Ленинграде, был сформулиро-

О

ван в письме за подписью С. М. Кирова от 27 марта 1928 г., адресованном в Ле-

^ нинградский областной суд23. Кроме того, в 1924 г. и позже, в период работы

« Северо-Западного областного бюро ЦК ВКП(б), утверждение председателя гуЛ

бернского суда также осуществлялось этим партийным органом24. Решение во-

^ проса о назначении руководителей Петроградского (Ленинградского) губерн-

5§ ского суда, а затем Ленинградского областного суда не могло происходить без

у извещения учраспреда ЦК партии, который, как указывал в 1924 г. народный

Ци комиссар юстиции Д. И. Курский, по отношении к ответственным работникам

£ губернского масштаба «регистрировал динамику»25.

® Партийный способ учета должностей судей принципиально не был изменен

§ развернутым постановлением Оргбюро ЦК «О порядке подбора и назначения

^ работников» от 16 ноября 1925 г., давшем дорогу ведомственной системе учета и распределения кадров, в структуру которой вводились собственные «уч-

£ распреды». Вместе с тем, в соответствии с циркуляром Наркомата юстиции С

РСФСР от 1927 г. № 96 придавалось серьезное значение ежегодному представлению в «учраспред» НКЮ деловой оценки на «ответработников» суда. Например, Ленинградскому областному суду было указано представлять такие деловые оценки судей до 1 сентября текущего года, поскольку «отсутствие таковых или непредставление в срок осложняет работу и препятствует продвижению выросших на практической работе и вполне подготовившихся для занятия более ответственных должностей»26. С июня 1928 г. в результате совершенствования структуры НКЮ РСФСР в его составе был образован организационно-инструкторский отдел, занимавшийся ведомственными вопросами распределения, подготовки и переподготовки личного состава судов27, а также включавший в себя комиссию по распределению «ответработников»28. Так, на основании протокола указанной комиссии от 30 ноября 1930 г. распоряжением № 24 по НКЮ РСФСР от 30 декабря 1930 г. назначены члены Лен-облсуда: «тт. Новиков И. Г., Компалов П. С., Каттал К. И., Борисов Н. В., Жи-левич Н. И., Васильева Е. К., Боровков В. А., Меньков Н. П., Семенова А. М., Горохов Н. П., Логинов С. М., Янсон К. П., Фролов И. П., Постников А. Д., Кал-нин Я. М., Юргелянец Н. И., Луговский И. Н., Петерсон Е. А., Корольков Н. П., Перов Н. М., Иванов Ф. С., Кочиш З. И., Гусакова Ф. И., Лебедев И. С., Борусе-вич И. В., Николаев И. Е., Осокина Д. Н., Кутейников П. И.»29.

Сравнение компетенции параллельных партийного и ведомственного учетов выходит за пределы настоящей статьи, однако можно предположить, что решающее слово в распределении судебных работников, включенных в номенклатурные списки, оставалось за партией. Практически все судьи Ленинграда указывали в автобиографиях, что были направлены на работу в суд комитетами РКП(б): большинство — губкомом Петрограда (Ленинграда) и райкомом Центрального городского района Ленинграда, а Ф. М. Нахимсон — учраспред-отделом ЦК партии по мобилизации в счет «1000»30. Многочисленные списки судей, адресованные для утверждения в бюро Ленинградского обкома партии, выписки из заседаний секретариата областного партийного комитета, содержащие формулировки «утвердить членами Леноблсуда товарищей...»31, «ут- ^ вердить Президиум Ленинградского областного суда в составе.»32, «утвердить а членами Окружного суда.»33, «согласиться с переизбранием членов Област- ^ ного, Окружного суда и Нарсудей, ускорив получение списков.»34, «предло- ^ жить райкомам и окркомам в двухнедельный срок произвести качественный | пересмотр судебных работников.»35 и т. п., свидетельствуют о том, что именно ^ партия являлась главной инстанцией в определении кандидатур судей и в их -с назначении. В то же время порядок утверждения судей, предусмотренный законодательно (выдвижение трудовыми коллективами, избрание через систему ^ исполкомов Советов депутатов, прохождение документов через органы Нарко- ^ мата юстиции) оценивался партийными органами в значительной степени § технически («вопрос оформить в советском порядке»36). Это соответствовало и резолюции к протоколу № 37 заседания секретариата Северо-Западного я

бюро ЦК ВКП(б) от 9 октября 1927 г., в которой было прямо указано, что «все "ответработники" как коммунисты, так и беспартийные, должности которых предусмотрены в номенклатурах парторганов, выдвижение, перемещение и увольнение каковых производится руководителями учреждений только лишь после принятия решения соответствующих парторганов, где предварительно ставятся такие вопросы»37.

Следует отметить, что номенклатурный принцип управления для своей реализации требовал насыщения органов суда коммунистами или, как говорили в то время, «коммунизации», «окоммунизирования»38, что само по себе считалось гарантией реализации классовой линии партии в суде. Неудивительно, что при таком положении вещей партстаж, характеризовавший политический облик работника в качестве важнейшего элемента, указывался в анкетных данных судей на втором месте после их социального происхождения. В изучаемый период в Ленинграде «коммунизация» суда была практически полной. Как указывалось в директивах областного комитета ВКП(б), отмечавшего удовлетворительное состояние состава судебных работников Ленинграда на 1 января 1928 г., в суде имелось 91,3 % коммунистов39. К 1930 г. все судьи народных судов города, а также Ленинградского областного суда были партийными; в составе Ленинградского окружного суда был единственный беспартийный судья — И. П. Цируль 1896 г. рождения40. При этом большинство ленинградских судей (111 человек из 164 установленных в ходе исследования) вступили в члены партии большевиков в период «военного коммунизма», а десять человек (председатель Петроградского губернского, а затем и Ленинградского областного суда Ф. М. Нахимсон41, зампред Ленинградского областного суда Я. Г. Озолин42, зампред Ленинградского окружного суда Н. Н. Малыгин, член Петроградского губернского суда С. И. Вайсман, члены Ленинградского областного суда Н. П. Меньков и И. Г. Новиков, народные судьи Ленингра-^ да Я. Б. Богданов, И. Я. Епифанов, Э. К. Стурит43 и Е. А. Петерсон44) были пар-

О

тийцами со стажем до 1917 г. Для сравнения можно отметить, что, по данным ^ статистического отдела ЦК ВКП(б) на 1 июля 1929 г., в Ленинградской обла-« сти, включая г. Ленинград, коммунистическая прослойка (отношение количества коммунистов к численности всего населения в рабочем возрасте от 16 ^ до 59 лет) хотя и была наибольшей в стране, но составляла только 41,9 комму-5§ ниста на 1 тыс. человек, т. е. 4,19 %45.

у Общие требования к ведению партучета, установленные на основании сбора ников циркулярных постановлений и инструкций учраспреда Центрального £ комитета партии, позволяют сделать вывод о том, что внесение должностей су® дей в категорию «ответработников» не только выделяло их личные дела среди § рядовых коммунистов, но и включало судей в систему советской номенклатур-^ ной взаимозаменяемости. Для этого при постоянном сборе информации о кадрах большое значение придавалось таким формам учета, как списки, характе-£ ристики и автобиографии. Списки партийного коллектива Ленинградского С

областного (ранее — губернского) суда, Ленинградского окружного суда, народных судов Ленинграда составлялись не реже, чем раз в три месяца, и содержали подробные сведения о занимаемой должности судебного работника, его партийном и судебном стаже, социальном происхождении и положении, образовании, сведения о прохождении партийного обучения в партшколах и кружках, партийной нагрузке, участии в добровольных организациях (таких как МОПР, ОСОАВИАХИМ, «Друг детей», «Общество друзей газеты "Безбожник"» и др.), воинском учете, оплаченных партвзносах, а также данные номера партийного билета46. Списки направлялись в Ленинградский областной (ранее — губернский) комитет партии и оценивались как при утверждении судьи на должность, так и для его последующего перенаправления на другие участки работы. Этим целям служили и периодически представлявшиеся в областной комитет партии руководителями Ленинградского областного суда, в подчинении которого находились все суды города, характеристик судебных работников, а также регулярное написание судьями Ленинграда собственных автобиографий. Сбор данных позволял партийным органам иметь полное представление о персональном составе действующих судебных работников (в первую очередь судей), а также при необходимости использовать кадры суда как квалифицированный резерв. Такая практика полностью соответствовала ленинскому тезису, высказанному еще на XI съезде партии: «Гвоздь положения — в людях, в подборе людей»47.

Номенклатурный подход при распределении ответственных работников также предусматривал оценку их специализации, поэтому, как правило, судьи Ленинграда если и переводились на другое место, то преимущественно с использованием на правовой работе: в судах других регионов, в органах прокуратуры, ОГПУ или как преподаватели комвузов. Отсутствие специального юридического образования у большинства судей города этому не препятствовало. Так, о наличии высшего юридического образования заявляли только первый председатель губернского суда Ф. М. Нахимсон, являвшийся выпускником правового факультета Цюрихского университета, член губсуда по гражданско- ^

О

му отделению А. М. Кирзнер и народные судьи Л. Д. Гальперн, А. Л. Жислин С!

(■ч)

и И. П. Эвертсон; народный судья Э. М. Кригер имел незаконченное высшее ^ образование48. При этом квалификация работника оценивалась на основе его ^ практического судебного опыта, организационных способностей и, безуслов- | но, классовой выдержанности. Нередки были случаи, когда бывшие судьи за- ^ нимали номенклатурные должности в советском административном аппарате, -с и, наоборот, кадры суда пополнялись за счет «ответработников» иных секторов ^ государственной службы. В отдельных случаях судьи Ленинграда переходи- ^ ли и на партийную работу. Примером этого может являться биография члена ^ Петроградского губернского и Ленинградского областного суда по уголовно- § му отделению Елены Ивановны Домбровской, которая была в последующем назначена заместителем прокурора Ленинграда, а затем работала в качестве я

инструктора Ленинградского обкома ВКП(б)49. Однако такой переход на работу в органы партии был скорее исключением, в связи с чем представляется, что в «коммунистической табели о рангах»50 партийная деятельность занимала более высокую нишу по сравнению с судом. Косвенным подтверждением этого может служить снятие за «правый» и «левый» уклоны в 1929 г. с должности освобожденного ответственного секретаря партийного коллектива завода «Красный гвоздильщик» Ивана Яковлевича Аверина и направление его, с понижением, на судебную работу. Сам судья, отработавший впоследствии около 10 лет в народном суде Красногвардейского района Ленинграда, описывал этот эпизод так: «<...> меня вызвал к себе С. М. Киров и говорил со мной относительно моего антипартийного выступления. С. М. Киров сказал мне, что я своим выступлением допустил политическую ошибку, и спросил, куда я хочу пойти на работу. Я ему ответил, что пойду туда, куда партия пошлет. После этого он мне заявил, что я буду работать по судебной линии»51.

Отдельное место в партийно-номенклатурном контроле над распределением кадров суда занимали партийные «чистки» и проверки личного состава, целью которых было укрепление государственных органов с партийных позиций и освобождение суда от «ненужного» балласта. Комиссии по «чистке» личного состава перепроверяли сведения (причем не только актуальные, но и за предыдущие годы) о работающих судьях с партийно-классовой точки зрения и делали вывод о мере пригодности к должности или необходимости перемещения «по этой или другой работе»52. В ходе «чисток» оценку судебных работников предлагалось проводить не столько под углом выявления положительных и отрицательных моментов в юридической деятельности, сколько с точки зрения партийной устойчивости и правильности проведения классовой линии53, занимавших, по мнению органов партии, наивысшее место в иерархии деловых качеств судьи. Показательным примером является характеристика народного судьи Володар-^ ского района Ленинграда Шерстнева, о котором в ходе проведения проверки было сказано, что он «грамотен, классовую линию выдерживает, связь с массами ^ имеет как работающий руководителем по правовой пропаганде среди делегаток « женотдела Володарского района, имеет устойчивую выдержанность, никакие

Л

"болезни" — правый уклон и т. п. не воспринимает, не пропускает совещаний»54.

^ «Чистки» партийного коллектива Ленинградского областного суда, проводив-

5§ шиеся, в частности, в 1925 и 1929 гг., дали возможность последующей ротации

у судебных кадров путем заполнения вакансий рабочими-выдвиженцами55.

Ци В завершение необходимо упомянуть, что если условия доступа к должно-

£ стям судей, заложенные в официальных нормативных актах о судебной систе-

® ме того времени были публично открытыми56, то критерии формирования кад-

§ ров суда на основании номенклатурного подхода, исходившие от партийных

^ органов, не подлежали огласке. К сожалению, и до настоящего времени сделать полный анализ номенклатурных списков судей Петрограда-Ленинграда за-

н труднительно, поскольку часть этих материалов не рассекречена. С

Представляется, что перенесение схем партийного учета и распределения кадров в сферу государственного строительства на его начальном этапе, с одной стороны, позволило РКП(б)-ВКП(б) в скорейшие сроки создать работающий судебный механизм, а с другой — реализовать политические и идеологические задачи в области юстиции. При этом партийно-номенклатурный подход к становлению советского правосудия имел своей целью создание модели суда, действующего строго в русле линии коммунистической партии. Следствием номенклатурной политики также явилось рождение новой «элиты» (бюрократии, «нового правящего класса»57), частью которой стал слой советских юристов, заменивших собой дореволюционный судебный корпус.

1 Руководящие кадры Р.К.П. (большевиков) и их распределение. М.: Гос. изд., 1924. С. 10.

2 Гимпельсон Е. Г. Советские управленцы 1917-1920 гг. М.: Ин-т рос. истории, 1998. С. 194, 195.

3 Цит. по: Шестаков В.А. Советский Союз к 1984 году [Электронный ресурс]. URL: http://www.ru-90.ru/content/%D1%88%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BA%D 0%BE%D0%B2-%D0%B2%D0%B0-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1 %81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7-%D0%BA-1984-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83 (дата обращения 15.02.2020).

4 Сталин И. Организационный отчет ЦК партии. М.: Главполитпросвет, 1923. С. 13.

5 Туфанов Е. В. К вопросу о роли системы учета кадров в процессе формирования партийно-государственной номенклатуры в 1920-1930-е гг. На материалах юга России // Вестник Калмыцкого университета. 2018. № 39 (3). С. 49.

6 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 34. М: Изд-во политической литературы, 1974. С. 318.

7 Пашин В. П. Партийно-хозяйственная номенклатура в СССР: становление, развитие, упрочение (в 20-х — 1930 году): Дис. ... д-ра ист. наук. М., 1993. С. 167.

8 Российский государственный архив социально-политической истории (далее — РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 34. Д. 24. Л. 4.

9 Там же.

10 Там же. Л. 10 об.

11 Там же. Л. 104.

12 Там же. Л. 105-108. ~

13 Там же. Д. 555. Л. 4. 8

14 Там же. ^

15 Там же. Л. 27 — 27 об., 40, 60 — 64 об. g

16 Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт- ^ Петербурга (далее — ЦГАИПД). Ф. 24. Оп. 1. Д. 426. Л. 5. S

17 Там же. Оп. 4. Д. 237. Л. 9 об. Д

18 Пашин В. П. Партийно-хозяйственная номенклатура в СССР: становление, развитие, упрочение (в 20-х — 1930 году). С. 135. -д

19 ЦГАИПД. Ф. 24. Оп. 4. Д. 515. Л. 52. Б

20 Ленинградский областной архив в г. Выборге (далее — ЛОГАВ). Ф. Р-3820. Оп. 1. Д. 7. д Л. 24. tg

21 ЦГАИПД. Ф. 24. Оп. 1. Д. 426. Л. 5. J

22 Там же. Оп. 4. Д. 237. Л. 10. *

23 ЛОГАВ. Ф. Р-3820. Оп. 1. Д. 1. Л. 48.

24 Чистиков А. Н. Партийно-государственная бюрократия Северо-Запада Советской России 1920-х годов. СПб.: Европейский дом, 2007. С. 270.

25 РКП(б). Стенографический отчет / XIII съезд РКП(б). М.: Госполитиздат, 1963. С. 133.

26 ЛОГАВ. Ф. Р-3820. Оп. 1. Д. 5. Л. 27.

27 Никитин П. В. История органов и учреждений Советского государства (1917-1936 годы). М.: РПА Минюста России, 2013. С. 56, 57.

28 Государственный архив Российской Федерации (далее — ГА РФ). Ф. 353. Оп. 11. «Личные дела». Д. № 328. «Сольц Арон Александрович». Л. 20.

29 Там же. Д. № 204. «Кочиш Зинаида Ивановна». Л. 3.

30 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 34. Д. 553. Л. 120.

31 ЛОГАВ. Ф. Р-3820. Оп. 1. Д. 7. Л. 80, 81.

32 Там же. Л. 38.

33 Там же. Л. 27.

34 ЦГАИПД. Ф. 24. Оп. 4. Д. 50. Л. 232.

35 ЛОГАВ. Ф. Р-3820. Оп. 1. Д. 1. Л. 48.

36 ЦГАИПД. Ф. 24. Оп.4. Д. 50. Л. 215, 216, 232.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

37 ЛОГАВ. Ф. Р-3820. Оп. 1. Д. 1. Л. 10.

38 ЛОГАВ. Ф. Р-3824. Оп. 1. Д. 4. Л. 37.

39 ЛОГАВ. Ф. Р-3820. Оп. 1. Д. 7. Л. 54.

40 Там же. Д. 18. Л. 7, 8.

41 РГАСПИ. Регистрационный бланк члена ВКП(б). Партбилет № 0108224.

42 Там же. Партбилет № 0167542.

43 ЛОГАВ. Ф. Р-3820. Оп. 1. Д. 18. Л. 7, 8, 21.

44 РГАСПИ. Отчетная карточка на партбилет № 0152382.

45 Регулирование роста партии за год в цифровом освещении: Статистический обзор за время с 1 июля 1928 г. по 1 июля 1929 г. М.: ВКП(б) ЦК, стат. отдел, 1929. С. 42.

46 ЛОГАВ. Ф. Р-3820. Оп. 1. Д. 1. Л. 8; Д. 18. Л. 8-9; ЦГАИПД. Ф. 1448. Оп. 1. Д. 48. Л. 1-134.

47 Каганович Л. М. Памятные записки рабочего, коммуниста-большевика, профсоюзного, партийного и советско-государственного работника. М.: Вагриус, 1997. С. 306.

48 ЛОГАВ. Ф. Р-3824. Оп. 1. Д. 7. Л. 8; ЦГАИПД СПб. Ф. 1448. Оп. 1. Д. 48. Л. 12.

49 Архив УФСБ по СПб и ЛО. Архивное уголовно-следственное дело. Д. П-12969. Л. 1, 53.

50 Богословская М. В. Советская государственная элита 1920-х: механизм формирования и система назначений: Дис. ... канд. ист. наук. М., 2007. С. 90.

51 Архив УФСБ по СПб и ЛО. Архивное уголовно-следственное дело. Д. П-15221. Л. 31.

52 ЦГАИПД. Ф. 1448. Оп. 1. Д. 35. Л. 59.

53 ЛОГАВ. Ф. Р-3820. Оп. 1. Д. 12. Л. 122.

54 Там же. Д. 16. Л. 8.

55 Там же. Д. 7. Л. 72.

56 Декреты о Суде рабочаго и крестьянскаго правительства. П.: Издание комиссариата над упраздненным Петроградским Окружным Судом и Судебной палатой, 1918. С. 1; Конституция (основной закон) Российской социалистической федеративной советской республики, принятая V Всероссийским съездом советов в заседании от 10 июля 1918 года. Самара: Тип. Совнархоза № 3, 1918. С. 2; Конституция Р.С.Ф.С.Р. 1925 года [Электронный ресурс]. URL: http://www.rusconstitution.ru/library/constitution/articles/1222/ (дата обращения 15.02.2020); Основы Судоустройства СССР и союзных Республик от 29 октября 1924 года, утв. Постановлением ЦИК СССР от 29.10.1924 // Собрание Законов СССР. М., 1924. № 23.

s С. 366, 367; Декреты советской власти. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1957. С. 474; Положение о народном суде; Руководящие начала по уголовному праву РСФСР. Харьков: Нар. ком. юсти-о ции, 1920. С. 7; Положение о судоустройстве РСФСР, принятое на IV Сессии Всероссийского sS центрального исполнительного комитета 31 октября 1922 г., с изменениями и дополнениями, § принятыми по 1-е марта 1925 года и Положение о Верховном суде Союза ССР. Л.: Рабочий й суд, 1925; Постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 года «О введении в действие Положения о судоустройстве Р.С.Ф.С.Р.» [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/cons/ Ц cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=8322#05804298065716627 (дата обращения 14.01.2020). g 57 Джилас М. Новый класс. Нью-Йорк: Изд-во Фредерик А. Прегер, 1961. С. 50, 51; Вослен-G ский М. Номенклатура: анатомия советского правящего класса. М.: Захаров, 2005. С. 21.

и к

«

S «

о

References

BOGOSLOVSKAYA M. V. Sovetskaya gosudarstvennaya elita 1920-h: mekhanizm formirovaniya i sistema naznachenij. [The Soviet state elite of the 1920s: the formation mechanism and the system of appointments]. Dis. ... kand. ist. nauk. Moscow, 2007.

CHISTIKOV A. N. Partijno-gosudarstvennaya byurokratiya Severo-Zapada Sovetskoj Rossii 1920-h godov. [Party-state bureaucracy of the North-West of Soviet Russia of the 1920s.]. St. Petersburg: Publ. House Evropejskij dom, 2007.

DZHILAS M. Novyj klass. [New Class]. New York: Publ. House Frederik A. Preger, 1961. GIMPEL'SON E. G. Sovetskie upravlency 1917-1920 gg. [Soviet managers 1917-1920]. Moscow: Publ. House In-t ros. istorii, 1998.

KAGANOVICH L. M. Pamyatnye zapiski rabochego, kommunista-bol'shevika, profsoyuznogo, partijnogo

1 sovetsko-gosudarstvennogo rabotnika. [Commemorative notes of the worker, Bolshevik communist, trade union, party and Soviet-state worker]. Moscow: Publ. House Vagrius, 1997.

LENIN V. I. Poln.sobr.soch. T.36. [Complete works. Vol. 36]. Moscow: Publ. House Politicheskoj literatury, 1974. NIKITIN P. V. Istoriya organov i uchrezhdenij Sovetskogo gosudarstva (1917-1936 gody). [The history of the organs and institutions of the Soviet state (1917-1936)]. Moscow: Publ. House RPA Minyusta Rossii, 2013.

PASHIN V. P. Partijno-hozyajstvennaya nomenklatura v SSSR: stanovlenie, razvitie, uprochenie (v 20-h — 1930 godu). [Party-economic nomenclature in the USSR: formation, development, consolidation (in the 20s-1930)]. Dis. ... d-ra ist. nauk, Moscow, 1993.

Regulirovanie rosta partii za god v cifrovom osveshchenii: Statisticheskij obzor za vremya s 1 iyulya 1928g. po 1 iyulya 1929 g. [Regulation of party increase for the year in digital lighting: Statistical survey from July 1, 1928 till July 1, 1929]. Moscow: Publ. House VKP(b) CK stat. otdel, 1929.

Rukovodyashchie kadry R.K.P. (bol'shevikov) i ih raspredelenie. [Leading cadres R.C.P. (Bolsheviks) and their distribution]. Moscow: Publ. House Gos. izd., 1924.

SHESTAKOV V. A. Sovetskij Soyuz k 1984 godu. [Soviet Union by 1984]. URL:://www.ru-90.ru/ content/%D 1 %88 %D 0 %B 5 %D 1 %81 %D 1 %82 %D 0 %B 0 %D 0 %BA%D 0 %BE%D 0 %B 2-%D 0 %B

2 %D 0 %B 0-%D 1 %81 %D 0 %BE%D 0 %B 2 %D 0 %B 5 %D 1 %82 %D 1 %81 %D 0 %BA%D 0 %B 8 %D

0 %B 9-%D 1 %81 %D 0 %BE%D 1 %8E%D 0 %B 7-%D 0 %BA-1984-%D 0 %B 3 %D 0 %BE%D 0 %B 4 %D

1 %83 (date of access 15.02.2020).

STALIN I. Organizacionnyj otchet CK partii. [Organizational Report of the Central Committee of the Party]. Moscow: Publ. House Glavpolitprosvet, 1923.

TUFANOV E. V. K voprosu o roli sistemy ucheta kadrov v processe formirovaniya partijno-gosudarstvennoj nomenklatury v 1920-1930-e gg. Na materialah yuga Rossii. [To the question of the role of the personnel accounting system in the process of forming the party-state nomenclature in the 1920-1930s. Based on materials from the south of Russia] // Vestnik Kalmyckogo universiteta. 2018. N 39 (3).

VOSLENSKIJ M. Nomenklatura: anatomiya sovetskogo pravyashchego klassa. [Nomenclature: anatomy of the Soviet ruling class]. Moscow: Publ. House Zaharov, 2005.

XIIIs"ezd VKP(b). Stenograficheskii otchet. [XIII Congress of the CPSU (b). Verbatim report]. Moscow: Publ. House Gospolitizdat,1963. ®

о

(N

ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ S

13 я

И. А. Воробьева. Политика РКП(б)/ВКП(б) при формировании судебных кадров Петрограда- § Ленинграда 1923 — начала 1930-х гг. // Петербургский исторический журнал. 2020. № 2 (26). С.79-90 3

о

Аннотация: В статье предпринята попытка на примере изучения судов Петрограда-Ленинграда .э 1923 — начала 1930-х гг. проанализировать кадровые подходы РКП(б)-ВКП(б) при создании советской К

гл

юстиции как части государственного аппарата, возникшего в условиях диктатуры пролетариата. Ос- g новным источником исследования является делопроизводственная документация учраспредотдела ЦК -О партии, Петроградского губернского суда, Ленинградского областного суда и их партийных организа- Й ций, отложившаяся как в центральных архивах, так и архивах Санкт-Петербурга. Формулируется тезис о том, что партией осуществлялся особый контроль над органами суда посредством включения должностей судей в систему партийно-номенклатурного учета кадров. Делается предположение о том, что

Oi

подобный негласный контроль позволил РКП(б)-ВКП(б) быстро сформировать советский судебный аппарат, а также проводить требуемую коммунистической партии классовую политику при отправлении правосудия.

Ключевые слова: советский суд, судебные кадры, Ленинград, партийная номенклатура, коммунистическая партия.

FOR CITATION

I. A. Vorobieva. Party policy in the formation ofjudicial personnel of Petrograd-Leningrad 1923 —

early 1930s // Petersburg historical journal, no. 2, 2020, pp. 79-90

The article attempts to study the courts of Petrograd-Leningrad from 1923 till early 1930s as an example to analyze the personnel approaches of the Communist Party in the creation of Soviet justice as part of the state apparatus that arose under the conditions of the dictatorship of the proletariat. The main sources of the study are the documentation of the "Uchrasredotdel" (accounting department) of the Central Committee of the party, as well as the Petrograd provincial (Leningrad regional) courts and the party organizations of these courts, deposited both in the central archives and archives of St. Petersburg. The thesis is formulated that the party exercised special control over the bodies of the court by including the posts of judges in the system of party-nomenclature personnel records. The assumption is made that such secret control allowed the Communist Party to pursue the class policy required by the Party in the administration of justice, as well as to form the Soviet judiciary.

Key words: Soviet court, judicial personnel, Leningrad, party nomenclature, communist party.

Автор: Воробьева, Ирина Альбертовна — аспирант кафедры русской истории Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, судья Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга.

Author: Vorobieva, Irina Albertovna — graduate student of the Department of Russian History of the Herzen State pedagogical University of Russia, judge of the Kuibyshevsky District Court of St. Petersburg.

E-mail: vorobey22@mail.ru

и rt К CP

«

s «

о

v

s

¡^

о

H о

S «

s «

о \o

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.