Научная статья на тему 'К вопросу о роли системы учета кадров в процессе формирования партийно-государственной номенклатуры в 1920-1930-е гг. На материалах юга России'

К вопросу о роли системы учета кадров в процессе формирования партийно-государственной номенклатуры в 1920-1930-е гг. На материалах юга России Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
300
59
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННАЯ НОМЕНКЛАТУРА / СИСТЕМА УЧЕТА / СОВЕТСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА / КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА / ПАРТИЙНО-БЮРОКРАТИЧЕСКИЙ АППАРАТ / КАДРОВЫЙ ПОТЕНЦИАЛ / ПАРТИЙНАЯ ПЕРЕПИСЬ / ЦЕНТРАЛЬНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ / МЕСТНЫЕ ОРГАНЫ ВЛАСТИ / ОТВЕТСТВЕННЫЙ РАБОТНИК / PARTY-STATE NOMENCLATURE / RECORDING SYSTEM / SOVIET POLITICAL SYSTEM / PERSONNEL POLICY / PARTY-BUREAUCRACY / PERSONNEL POTENTIAL / PARTY CENSUS / CENTRAL INSTITUTIONS / LOCAL AUTHORITIES / EXECUTIVES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Туфанов Евгений Васильевич

Одним из важных вопросов в современной исторической науке является проблема становления партийно-государственной номенклатуры аппарата управления. Следует отметить, что одной из актуальных проблем молодого Советского государства было формирование системы учета кадрового потенциала РКП (б). Таким образом, исследование процесса становления системы и органов учета позволит расширить представление о формировании и функционировании партийно-государственной номенклатуры на всех уровнях власти. Кадровая политика центральной власти в 1920 1930-е гг. была направлена на формирование профессионально качественного слоя управленцев. Успешность их выполнения во многом гарантировала доминирующей политической силе обладание государственной властью. Для реализации кадровых задач Центральная власть в исследуемый период создает систему учета и распределение ответственных работников на руководящие посты на самых различных уровнях партийной и государственной власти. Следует отметить, что формируемый кадровый потенциал ответственных работников опирался на всю мощь советской государственной системы, для реализации всех партийно-государственных преобразований. Становление системы учета кадров стало одним из определяющих звеньев формирования системы партийно-государственной номенклатуры, функционирующей на протяжении всего существования Советского государства. Усиление власти партийного аппарата в кадровом вопросе и функционирование номенклатурной системы содействовали укреплению Советской политической системы. Номенклатурная система учета и распределения кадров окончательно сформировалась в 1930-е гг., а в последующие годы функционирования СССР только усовершенствовалась.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Туфанов Евгений Васильевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE ISSUE OF THE ROLE OF RECORDING SYSTEMIN THE FORMATION OF THE PARTY-STATE NOMENCLATURE IN THE 1920s-1930s BASED ON ARCHIVES OF THE SOUTH OF RUSSIA

One of the important issues in modern historical science is the problem of formation of the party-state nomenclature of the government. The study contributes to understanding that the formation of the system of recording human resources of the RCP (b) was one of the urgent problems of the young Soviet state. Thus, the investigation of the process offormation of the system of recording staff will expand the understanding of the formation and functioning of the party-state nomenclature at all levels of the government. The policy of the Central government in the 1920s 1930s concerning staff was aimed at the formation ofa professionally high-quality layer ofmanagers. The success of its implementation largely guaranteed the dominant political force to possess the state power. Whileperforming this task the Central government created a system of recording and appointment of executives tohigher positions at various levels of party and state power. The study shows that these executives relied on the power of the Soviet state system in order to perform all party and state transformations. The research confirms that formation of the recording system has become very important in the formation of the system of party-state nomenclature functioning throughout the existence of the Soviet state. Strengthening the power of the party apparatus in the personnel issue and the functioning of the nomenclature system contributed to the existence of the Soviet political system. The nomenclature system of recording and distribution ofpersonnel was completely formed in 1930s, and was later improved in the subsequent years of the functioning of the USSR.

Текст научной работы на тему «К вопросу о роли системы учета кадров в процессе формирования партийно-государственной номенклатуры в 1920-1930-е гг. На материалах юга России»

УДК 9.908 ББК 63.3(0)6

Е.В. Туфанов

Ставропольский государственный аграрный университет

К ВОПРОСУ О РОЛИ СИСТЕМЫ УЧЕТА КАДРОВ

В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ

НОМЕНКЛАТУРЫ В 1920-1930-е гг. НА МАТЕРИАЛАХ ЮГА РОССИИ

Одним из важных вопросов в современной исторической науке является проблема становления партийно-государственной номенклатуры аппарата управления. Следует отметить, что одной из актуальных проблем молодого Советского государства было формирование системы учета кадрового потенциала РКП (б). Таким образом, исследование процесса становления системы и органов учета позволит расширить представление о формировании и функционировании партийно-государственной номенклатуры на всех уровнях власти.

Кадровая политика центральной власти в 1920 - 1930-е гг. была направлена на формирование профессионально качественного слоя управленцев. Успешность их выполнения во многом гарантировала доминирующей политической силе обладание государственной властью. Для реализации кадровых задач Центральная власть в исследуемый период создает систему учета и распределение ответственных работников на руководящие посты на самых различных уровнях партийной и государственной власти. Следует отметить, что формируемый кадровый потенциал ответственных работников опирался на всю мощь советской государственной системы, для реализации всех партийно-государственных преобразований. Становление системы учета кадров стало одним из определяющих звеньев формирования системы партийно-государственной номенклатуры, функционирующей на протяжении всего существования Советского государства. Усиление власти партийного аппарата в кадровом вопросе и функционирование номенклатурной системы содействовали укреплению Советской политической системы. Номенклатурная система учета и распределения кадров окончательно сформировалась в 1930-е гг., а в последующие годы функционирования СССР только усовершенствовалась.

Ключевые слова: Партийно-государственная номенклатура, система учета, Советская политическая система, кадровая политика, партийно-бюрократический аппарат, кадровый потенциал, партийная перепись, центральные учреждения, местные органы власти, ответственный работник.

E. V. Tufanov

Stavropol State Agrarian University

THE ISSUE OF THE ROLE OF RECORDING SYSTEMIN THE FORMATION OF THE PARTY-STATE NOMENCLATURE IN THE 1920s-1930s BASED ON ARCHIVES OF THE SOUTH OF RUSSIA

One of the important issues in modern historical science is the problem of formation of the partystate nomenclature of the government. The study contributes to understanding that the formation of the system of recording human resources of the RCP (b) was one of the urgent problems of the young Soviet state. Thus, the investigation of the process offormation of the system of recording staff will expand the understanding of the formation and functioning of the party-state nomenclature at all levels of the government.

The policy of the Central government in the 1920s - 1930s concerning staff was aimed at the formation ofa professionally high-quality layer ofmanagers. The success of its implementation largely guaranteed the dominant political force to possess the state power. Whileperforming this task the

Central government created a system of recording and appointment of executives tohigher positions at various levels of party and state power. The study shows that these executives relied on the power of the Soviet state system in order to perform all party and state transformations. The research confirms that formation of the recording system has become very important in the formation of the system of party-state nomenclature functioning throughout the existence of the Soviet state. Strengthening the power of the party apparatus in the personnel issue and the functioning of the nomenclature system contributed to the existence of the Soviet political system. The nomenclature system of recording and distribution ofpersonnel was completely formed in 1930s, and was later improved in the subsequent years of the functioning of the USSR.

Key words: Party-state nomenclature, recording system, Soviet political system, personnel policy, party-bureaucracy, personnel potential, party census, Central institutions, local authorities, executives.

Одной из важных проблем государства было формирование кадрового потенциала партийно-государственного управленческого аппарата. В данном контексте проблемы определенный интерес представляет исследование проблемы становления системы учета кадров как в центре, так и на провинциальном Юге страны в период 1920 - 1930-х гг., о чем свидетельствуют работы отечественных историков. Проблемы формирования системы учета и распределения партийно-государственной номенклатуры нашли отражения в ряде монографий Е.Г. Гимпельсона, следует отметить, что в его трудах процесс становления системы учета кадров на региональном уровне не находил подробного освещения [7]. Следует выделить работу С. А. Павлю-ченкова «Орден меченосцев», где подробно представлен на обширной источниковой базе процесс становления системы назначений, учета и распределения ответственных работников [14]. Необходимо отметить работу М.А. Гутиевой, где на основе архивных материалов исследуется процесс формирования национального кадрового потенциала Северокавказской провинции [8].

В связи с этим, целью данного исследования является изучение процесса становления системы учета ответственных работников партийно-государственной номенклатуры в контексте формирования советской государственности. Исследование делает акцент на принципах объективности и историзма и базируется на сравнительном анализе архивных материалов. Проблемно-хронологический принцип с опорой на широкий спектр архивных документов и исторических исследований по проблеме является основой для изучения заявленной тематики.

В период становления Советской политической системы одной из актуальных проблем, стоящей перед молодым государством, был подбор и учет кадрового потенциала партии большевиков. Система учета управленцев в партийной и советской сферах имела стратегическое значение, так как во многом обеспечивала партии обладание властью в государстве. Доминирование партии большевиков характеризовало важнейшую особенность советской политической системы и во многом определило характер работы государственного механизма. В исследуемый период перед молодым Советским государством стояла серьезная задача - организация нового, разделяющего идеалы коммунистического общества и в то же время профессионально подготовленного кадрового слоя региональных управленцев. Так как именно кадры на местах обеспечивали лояльность местного населения к решениям и постановлениям доминирующей политической силы. Следовательно, центральный управленческий аппарат государства вынужден был считаться с представителями партийно-государственной номенклатуры в регионах. Кадровая политика центральной власти в 1920-1930-е гг. была направлена на создание более профессионально качественного слоя управленцев. Успешность ее выполнения во многом обеспечивала РКП (б) наличие административного ресурса - власти в государстве.

С целью централизованного управления партийной массой решениями VIII съезда РКП (б) были созданы партийные органы: Политическое бюро, Организационное бюро, Секретариат [1, с. 443]. В структуре Секретариата ЦК формируется Учетно-распределительный отдел [7]. Его основной функцией становится учет кадров ответственных партийных работников и последующее их распределение на руководящие должности в партийных и советских органах власти. После создания в структуре центрального партийного управления Учетно-распределительного отдела, который является эпицентром подбора, учета и распределения кадрового потенциала партии на значимые руководящие должности советской государственной системы. Отдел отбирал нужных работников, они обязаны были соответствовать определенному уровню деловых характеристик ответственного управленца. Новые кадры должны были разделять идеологические взгляды доминирующей политической силы. Большое внимание формированию системы учета уделил X съезд РКП (б), на котором обсуждались данные вопросы. В материалах съезда отмечалось, что Учраспредотдел имел у себя аналитическую базу документов по учету управленцев по 25 регионам. Следует отметить, в недрах отдела были аккумулированы данные о 1333 ответственных работниках различного уровня и направления [9, с.806-807]. Дополнительную помощь в реализации кадровой политики РКП (б) сыграло принятое 19 июня 1921 г. ЦК РКП(б) постановление о проведении Всероссийской переписи членов доминирующей политической силы. Так как для распределения сил необходимо знать партийный кадровый потенциал, обладать всеми количественными и качественными характеристиками представителей аппарата управления. Основной задачей переписи являлись контроль и учет личного состава РКП (б) [16, Л. 35об]. Секретариат ЦК РКП (б) осуществлял полный контроль над проведением данного мероприятия. Перепись осуществлялась в границах юрисдикции Советского государства и за рубежом в посольствах и представительствах [17, Л.35об]. Пройти перепись были обязаны все члены партии, вся партийная структура от низовой партийной ячейки до центрального руководства, подлежали учету [18, Л. 82-84]. Результаты переписи дали обширный материал, с помощью которого Учетно-распределительный отдел ЦК сумел оценить наличие кадрового потенциала ответственных работников. Результаты переписи дали повод к разработке новых методов учета партийцев. Выдвинуто требование обеспечить контроль за рациональным распределением ответственных работников, организовать учет управленческого опыта работы, партийного стажа, уровня квалификации и образования, то есть соответствия уровня управленца занимаемого в системе управления служебного положения. Следует отметить, что перепись и разработка новых методов учета и контроля партийных функционеров является финальным звеном разработки системы партийно-государственной номенклатуры, но в то же время единый принцип назначения на ответственные должности еще не был разработан.

Осенью 1921 г. В.И. Ленин выходит с предложением в Центральный Комитет партии об исследовании руководящего состава с точки зрения их профессиональной подготовки к управленческой работе на различных уровнях аппарата управления [13, с.134]. Пленум Центрального Комитета РКП (б) принимает документ «Об учете ответработников и порядке их распределения». Работа по анализу документов, поступивших с мест, их систематизация, прикрепление ответственных работников к определенным группам, проводилась медленно и была не столь успешной, как ожидалось. Об этом свидетельствует резолюция, принятая 27 декабря 1921 г. на форуме секретарей губкомов, по учету и распределению ответственных функционеров. Принятый документ определяет задачу организовать и проводить единый учет всех партийцев, но особое значение придает контролю ответственных управленцев [19, Л.3об]. Принятый докумет

вводил новое положение «о резерве ответственных работников, об учете членов партии с дореволюционным стажем, подпольщиках и беспартийных» [20, Л.102об-103]. Картину деления функционеров по «масштабу» дополняла инструкция по контролю ответственных функционеров центральных органов власти [21:Л.45]. Наряду с разделением руководителей по административному принципу: губернского, областного и уездного масштаба, вводился и новый масштаб всероссийский [22, Л.45]. Стратегическое значение разного уровня контроля и учета ответственных работников в зависимости от должностного положения определялось, во-первых, необходимостью перехода к персональному учету партийных работников. Во-вторых, невозможностью сосредоточения в Центральном Комитете учета всего кадрового потенциала. В-третьих, формировалась учетная система, от низовой партийной ячейки до центрального руководства. Такая структура разделения ответственных работников на группы по уровню являлась первой ступенью к будущей номенклатуре должностей. Формирование системы учета и распределения на руководящую работу является приоритетным направлением в кадровой политике партии и государства.

Начиная с 20 января 1923 г. партийные и советские функционеры центральных органов управления определены на специальный отдельный учет в Учраспредотделе Центрального Комитета. Для реализации этой идеи Организационное бюро создало специальный документ «О постановке учета ответственных работников в наркоматах и других учреждениях РСФСР» [23, Л.218-220]. К середине 1920-х гг. управленцы обозначались как «ответственные номенклатурные работники». В основе учета лежало три основных принципа: определение степени пригодности ответственного работника к руководящей должности, определение его специальности и прикрепление функционера к определенной категории специальностей. Учраспредотдел ЦК начинает разделять работников по категориям: «ответственные», «неответственные» и «рядовые» [24, Л.25]. В апреле 1923 г. работал XII партийный форум правящей партии, съезд принял резолюцию «По организационному вопросу», которая определяла задачу отбора кадров на руководящие должности советских, хозяйственных, кооперативных и профессиональных организаций [10, с.724-730]. Разрабатывается единообразная система учета управленцев по занимаемому служебному положению. Вводятся номенклатуры должностей для всех центральных организаций и региональных органов власти. Регламентируется количество штатных должностей [25, Л.1-282].

Контролю учетных органов подлежали все сотрудники аппарата управления, как занимающие на момент учета руководящие посты, так и ранее бывшие в системе руководства. Ответственный работник прикреплялся в базе данных к определенной категории, соответствующей специальности. Таким образом, Организационное бюро ЦК 16 ноября 1923 г. принимает руководящие тезисы:

«1. Назначения и перемещения руководящего состава ответственных работников, государственных и хозяйственных органов производить с утверждением Центрального Комитета, а в регионах - соответствующих партийных комитетов, и проводится через соответствующие коллегии наркомата или через исполнительный комитет.

2. Установить неизменяемый:

А) перечень должностей, независимо от того, по чьей инициативе и по каким причинам выдвигаются, изменения должны всегда утверждаться с санкции Центрального Комитета партии;

Б) перечень должностей, назначение которых производится ведомствами, после предварительного уведомления Учетно-распределительного отдела ЦК (примерно 3-5 дней до назначения).

Все остальные ответственные функционеры назначаются и перемещаются самими ведомствами с последующим уведомлением Учетно-распределительного отдела ЦК, но Учраспредотдел может вносить на утверждение Организационного Бюро изменения и назначения, вытекающие из систематической работы по ознакомлению как с самими работниками, так и с состоянием аппаратов в отношении руководящего личного состава.

3) Кандидатуру на ответственные хозяйственные посты до внесения на утверждение Центрального Комитета хозяйственные органы согласовывают с соответствующими профсоюзами, причем все согласования, как между Учраспредотделом ЦК и хозяйственными органами, так и между хозяйственными органами и профсоюзом, должны заканчиваться в кратчайший срок и без волокиты» [26, Л.2]. Приложение к документу Организационного Бюро ЦК РКП (б) от 16 ноября 1923 г., список должностей, утверждаемых ЦК РКП (б) [27, Л. 14-28]. Утверждением этих документов формируется законодательная база номенклатурной лестницы. Таким образом, решения XII съезда РКП (б) Организационное бюро ЦК от 16 ноября 1923 г. реализовало, приняв документ, который регламентировал учет и распределение работников государственных и хозяйственных органов [28, Л.1-4]. Следовательно, номенклатурная система, структура и механизмы ее функционирования были созданы. Структурная система номенклатуры позволяла менять список организаций и должностей в зависимости от политической потребности. Таким образом, сформированая номенклатурная система подчиняла весь руководящий состав партийно-государственного аппарата партийной системе управления, для реализации решений и постановлений центра. Создавалась крепкая командно-административная система контроля и управления номенклатурного работника от вышестоящего партийного руководства. Поэтому в списки номенклатуры включались, в основном, члены партии, так как в рядах РКП (б) функционировала система беспрекословного подчинения, основанная на принципах единоначалия, и членов партии не надо было уговаривать выполнять решения и постановления руководящих органов партии.

В декабре 1923 г. данное постановление было доведено до всех народных комиссариатов и центральных учреждений. С этого момента учет, назначение и перемещение ответственных работников всех государственных и хозяйственных учреждений производились в соответствии с принятым постановлением. Идентичный механизм назначения сотрудников вводился и на региональном уровне в местных органах управления. Рождение данного документа ознаменовало переход всей системы учета, отбора и назначений в систему государственного управления и исключительное ведение ЦК РКП (б). Формируется система, закладывающая фундамент номенклатурного учета, разрабатывается алгоритм анкетного исследования государственного функционера.

1923-1924 гг. стали новым рубежом в функционировании работы учетно-распределительного отдела РКП (б) Центрального комитета. «Широким фронтом, вширь и вглубь, начиная с окончательного утверждения единой системы учета и изучения кадров, перехода от огульных массовых мобилизаций к персональному подбору работников не только в партийных, но и в государственных и хозяйственных органах» [12, с.311]. Для формирования схемы контроля и учета кадрового резерва в аппарате ЦК РКП (б) функционировали специализированные подразделения -оргинструкторский и учетно-распределительный отделы, главной функцией которых являлись отбор и распределение кадров руководящего звена. Данные подразделения были объединены в Орграспредотдел, осуществлявший важнейшую функцию: ротацию руководителей среднего звена. Орграспредотдел формировал государственную и

партийную номенклатуру - путем назначения партийных кадров на государственные и общественные посты, тем самым формируя свой социальный слой - ответственных работников [15]. С 1924 г. отдел фокусирует свое внимание только на ответственных работниках. Орграспредотдел также контролировал всю выборную компанию. О значении, которое придавалось кадровым проблемам, свидетельствует их место в работе Секретариата ЦК и Оргбюро ЦК. Так, с апреля 1923г. по апрель 1924 г. они составляли 40% всех вопросов, рассмотренных ими (3052 из 8994) [29, Л.96]. В надежности номенклатуры партийное руководство видело надежность партийного и государственного аппарата и политической системы в целом. Таким образом, формировалась система учета именно «ответственных» членов партии с последующим предоставлением кандидатур в центральные органы партийного управления для назначения на руководящую должность.

К 1925 г. Орграспредотдел имел три структурных подразделения: Организационный подотдел с инструкторами, группу заместителей и помощников зав. Орграспредот-делом, ведавших распределением работников, и учетный подотдел. Кроме того, в Орграспредотдел входили ответственные инструкторы ЦК, непосредственно связанные с заведующим отделом и выполнявшие задания Оргбюро и Секретариата. В задачи Орграспредотделов краевых, областных и губернских комитетов входила разработка материалов и предложений по персональным назначениям, по вопросам плановых перемещений, мобилизаций, а также пересмотр руководящего состава работников с точки зрения социально-партийного положения. Они устанавливали свои номенклатуры должностей, подлежащие учету и распределению соответствующими партийными комитетами. Проведенный анализ структуры партийных органов, занимавшихся подбором и учетом управленческих кадров, продемонстрировал бюрократические методы его деятельности.

Территория Юга России является частью монолитной государственной системы, но в то же время имела ряд специфических особенностей: полиэтнический состав проживающего населения, различное вероисповедание, традиции и быт проживающих этносов - данные аспекты необходимо было учитывать центральной власти при становлении Советской политической системы и управленческого партийно-государственного аппарата. В 1926 г. на заседании бюро Северо-Осетинского обкома ВКП (б) была утверждена номенклатура ответственных должностей по предприятиям, учреждениям и организациям Северо-Осетинской области. Согласно архивному документу, номенклатурные должности были представлены двумя списками номенклатур. В список I номенклатуры входили руководители Северо-Осетинской области: Ответственный секретарь обкома, секретарь бюро обкома ВКП (б), заведующий орготделом, инструктора обкома ВКП (б), заведующий учетно-распределительным отделом обкома ВКП (б), заведующий информационным отделом обкома ВКП (б), председатель областной контрольной комиссии ВКП (б), ответственный секретарь партийной коллегии контрольной комиссии ВКП (б), уполномоченный партийный следователь контрольной комиссии ВКП (б), Секретарь областного комитета ВЛКСМ, также секретари местных партийных ячеек [2, Л.8]. В список II номенклатуры входили секретари партийных ячеек предприятия «Кавцинк», партийной ячейки Садонского рудника, Секретарь партийной ячейки селения Ногир [3, Л.8].

Третья номенклатура еще не была разработана, и региональная власть еще не могла учитывать сотрудников, проходивших по 3-й ведомственной номенклатуре. Кроме того, одной из важных задач являлась организация делопроизводства на родном языке. Однако у большинства народов Северного Кавказа не было своей уникальной письменности. Перевести делопроизводство на язык носителя региона

было практически невозможно. Реализацию данной политики на Северном Кавказе невозможно было проводить без решения и другого вопроса: ликвидация неграмотности в регионе, где был высокий процент безграмотных жителей. Без этого невозможно было добиться активизации политической позиции местного населения. Поэтому политика ликвидации неграмотности была одной из задач национально-государственного строительства на Северном Кавказе. Подъем грамотности в национальных районах стал также условием осуществления курса на формирование национальных управленческих кадров. Северо-Кавказский краевой исполнительный комитет в 1928-1929 гг. обязал провести учет представителей национальных меньшинств, обучающихся в учебных заведениях, и наметить план их использования в процессе управления [4,Л.10]. Согласно архивным документам, на рабочем факультете города Владикавказа проходили обучение осетины - 160, ингуши - 77, чеченцы - 17, дагестанцы - 30, кабардинцы - 6, черкесы - 6, карачаевцы — 6, представители других этносов - 70. В Ростове проходили обучение: осетины - 60, ингуши - 32, чеченцы - 19, балкарцы - 2, адыгейцы - 1, туркмены - 5, шапсуги - 1, кабардинцы - 16, черкесы - 1, карачаевцы - 16, другие народы - 15. В Грозном на рабочем факультете обучались: осетины - 14, чеченцы - 33, кабардинцы - 1, карачаевцы - 2, представители других национальностей - 28 [5, Л.5-13]. Данный контингент обучающихся рассматривался региональной властью как кадровый резерв для занятия ответственных должностей. Следует отметить, что уровень руководителей аульских советов и низовых партийных ячеек был слабый, так как 50% ответственных работников были неграмотны. СевероКавказский краевой исполнительный комитет предлагал с целью повышения качественного уровня управленцев увеличить кадровый потенциал за счет выдвиженцев на руководящую работу подготовленных националов-общественников, приступить к подготовке и переподготовке кадров путем созыва курсов, также увеличить состав аульских советов до 15-21 товарищей, вовлекая женщин и молодежь [6, Л.91-97].

Одним из источников пополнения управленческого кадрового резерва являлась комсомольская организация Российский Ленинский Коммунистический Союз Молодежи, которая передавала в распоряжение Краевого комитета партии своих активистов. Та, согласно архивным документам, РЛКСМ передала 1000 товарищей из различных регионов Северного Кавказа: Ростов - 90, Шахты - 90, Грозный - 90, Кубань - 75, Черноморье - 75, Армавир - 75, Таганрог - 75, Ставрополь - 60, Терек - 60, Владикавказ - 40, Майкоп - 40, Донецкий округ - 30, Осетинская область - 30, Сальский округ - 30, Морозовский округ - 30, Ингушетия - 20, Чечня - 20, Карачай - 20, Адыгея - 20, Кабарда - 20, Сунжа - 10 [30, Л.107]. Благодаря деятельности молодежной организации устанавливалась кадровая преемственность от комсомольских организаций к партийным структурам. Именно в комсомольских организациях формировался будущий слой качественных партийно-государственных управленцев.

В исследуемый период была завершена работа по формированию системы контроля и учета государственных функционеров. Сформирован единый системный подход учета кадрового резерва, в фундаменте которой находилась единообразная иерархическая структура должностей руководящего состава. Именно в исследуемый период 1920-1930 гг. благодаря развитию системы учета кадрового потенциала формируется и укрепляется партийно-государственная номенклатура. Партийный аппарат контролирует систему учета и назначений всех руководящих кадров в системе управления. В 1920-1930-е гг. складывается и развивается партийно-бюрократический аппарат. Следует отметить, что на протяжении исследуемого периода в кадровых органах совершенствовалась работа по учету и изучению руководящих кадров. Уже к концу 1920-х гг. все более обращали внимание не только на политические, но и на деловые

качества назначаемого работника. Сеть партийных комитетов являлась безальтернативной «руководящей и направляющей силой» благодаря не только политическому авторитету, но и административному ресурсу, полной трансформации всех управленцев в любом направлении, как народного хозяйства, так и государственного управления в целом, в простых исполнителей партийных постановлений. Таким образом, обязанность исполнения воли руководящих органов делала номенклатуру заложниками созданной государственной системы. Увеличение власти и расширение полномочий аппарата номенклатуры - все эти явления способствовали ликвидации внутрипартийной демократии. Это являлось основой деятельности, наряду с разработкой правил поведения члена партии, ее принципов власти, - всего того, что составляло нормативно-правовую структуру партийной корпорации. Следует отметить, что с формированием системы учета кадрового потенциала была определена социальная среда и опора партийного аппарата в его реализации политических и экономических преобразований. Так завершается процесс организационного становления в подборе, учете и расстановке кадров.

Список литературы

1. Восьмой съезд. По организационному вопросу // КПСС в резолюциях и решениях съездов конференций и пленумов ЦК. Часть II. 1898-1924. М., 1954. С. 832.

2. Государственный архив новейшей истории РСО-Алания Ф.1 Оп.1 Д.246. Л. 8.

3. ГАНИ РСО-Алания Ф.1 Оп.1 Д.246. Л. 8.

4. ГАНИ РСО-Алания Ф.1 Оп.1 Д.246. Л. 10.

5. Государственный архив Ростовской области. Ф. 1485, оп. 8, д. 182. л. 5-13.

6. ГАРО. Ф. 1485, оп. 8, д. 182. л. 91-97.

7. Гимпельсон Е.Г. Советские управленцы 1917-1920 гг. М., 1998. С. 258. Гимпельсон Е.Г. Советские управленцы 20-е годы (Руководящие кадры государственного аппарата СССР). М., 2001. С. 226. Гимпельсон Е.Г. НЭП и Советская политическая система 20-е годы. М., 2000. С. 438.

8. Гутиева М.А. Политика коренизации кадров и особенности ее реализации на Северном Кавказе // Гуманитарные и социальные науки 2011. №1. С. 2-7. Гутиева М.А Взаимодействие центральных и местных органов власти в условиях формирования советской модели управления Северным Кавказом (1917-1939 гг.) // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2011. №2 С. 53-59.

9. Десятый съезд РКП (б). Март 1921 г. Стенографический отчет. М., 1963. С. 957

10. Двенадцатый съезд. По организационному вопросу // КПСС в резолюциях и решениях съездов конференций и пленумов ЦК. Часть II. 1898-1924. М., 1954. С. 832.

11. Известия ЦК РКП (б). 1919. 28 мая.

12. Каганович Л.М. Памятные записки рабочего, коммуниста-большевика, профсоюзного, партийного и советско-государственного работника. М., 1997. С. 572.

13. Ленин В.И. К проекту постановления пленума ЦК РКП (б) // Ленин В.И. Полн. соб. соч. М. 1964. Т. 44. С. 726.

14. Павлюченков С.А. « Орден Меченосцев» Партия и власть после революции 1917-1920 гг. М., 2008. С. 464.

15. Постановления Оргбюро ЦК РКП (б) «О назначениях» от 12.6.1923. «О порядке подбора и назначение работников» от 16.11.1923.

16. Российский государственный архив социально-политической истории. Ф.17. Оп. 34. Д.13. Л. 35 об.

17. РГАСПИ Ф. 17. Оп. 34. Д.13. Л. 35 об.

18. РГАСПИ Ф. 17. Оп. 34. Д.16. Л. 82-84.

19. РГАСПИ Ф. 17. Оп. 34. Д.24. Л. 3 об.

20. РГАСПИ Ф. 17. Оп. 34. Д.106.Л.102об-103

21. РГАСПИ Ф.-17. Оп. 34. Д. 106.Л.45.

22. РГАСПИ Ф.-17. Оп. 34. Д. 106.Л.45.

23. РГАСПИ Ф.-17. Оп. 34. Д. 106.Лл.218-220.

24. РГАСПИ Ф.-17. Оп. 34. Д. 410.Л.25.

25. РГАСПИ Ф.-17. Оп. 34. Д. 95. Л. 1-282.

26. РГАСПИ Ф.-17. Оп. 34. Д. 95.Л.2.

27. РГАСПИ Ф.-17. Оп. 34. Д. 95.Лл..14-28.

28. РГАСПИ Ф.-17. Оп. 34. Д. 95.Лл..1-4.

29. РГАСПИ Ф.-17. Оп. 84. Д.651.Л.96.

30. Центр Документации Новейшей Истории Ростовской Области Ф.Р-7, Оп. 1, Д.27. Л. 107.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.