Научная статья на тему 'Политический Интернет в Казахстане: тенденции, проблемы и перспективы'

Политический Интернет в Казахстане: тенденции, проблемы и перспективы Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
957
77
Поделиться
Ключевые слова
КАЗАХСТАН / ИНТЕРНЕТ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ / ПОЛИТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ / ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ / СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ / ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ / СТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИНТЕРНЕТА / ВЛАСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО / КАЗНЕТ / CRESWELL J.W. RESEARCH DESIGN: QUALITATIVE / AND MIXED METHODS APPROACHES. THIRD EDITION. LONDON-LA: SAGE

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Темирболат Бакытжан

Современный этап развития информационного общества связан с началом новой волны в развитии компьютерных систем и коммуникаций: сегодня Интернет, ставший одним из символов глобализации, превращается в главную виртуальную арену международной деловой активности. Механизмы формирования поля государственного управления и политики и базовые технологии диалога правящих структур с обществом и поддержания стабильности переживают качественную трансформацию — сращивание политики и технологий ускоряет формирование электронной демократии. Государство стремительно теряет монополию на любую информацию и не всегда способно контролировать общественно-политические процессы, зарождающиеся в сетях Интернета, о чем наглядно свидетельствует практика развитых стран. Сегодня любая проблема, волнующая общество, открыто обсуждается в виртуальном пространстве, а выплескивание ее в реальную жизнь может привести к непредсказуемым последствиям. Под влиянием глобальных процессов Интернет постепенно врастает и в казахстанский политический процесс, становясь важной площадкой взаимодействия общественного мнения и конфликтов интересов виртуального сообщества. Появляются новые механизмы взаимодействия с общественным мнением, современные формы самоорганизации граждан и групп интересов — электронные массмедиа, дискуссионные политические веб-порталы, виртуальные сообщества и группы, формируемые на основе совместных целей, в том числе и политических. На современном этапе государственные органы, политические партии, общественные движения, ассоциации, неправительственные организации, СМИ и, наконец, сами граждане Казахстана постепенно осваивают формы работы в виртуальном пространстве.

Текст научной работы на тему «Политический Интернет в Казахстане: тенденции, проблемы и перспективы»

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И КАВКАЗ Том 14 Выпуск 1 2011

Г" X

МАССМЕДИА

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНЕТ В КАЗАХСТАНЕ: ТЕНДЕНЦИИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Бакытжан ТЕМИРБОЛАТ

кандидат политических наук, независимый эксперт (Астана, Казахстан)

Введение

Современный этап развития информационного общества связан с началом новой волны в развитии компьютерных систем и коммуникаций: сегодня Интернет, ставший одним из символов глобализации, превращается в главную виртуальную арену международной деловой активности. Механизмы формирования поля государственного управления и политики и базовые технологии диалога правящих структур с обществом и поддержания стабильности переживают качественную трансформацию — сращивание политики и технологий ускоряет формирование электронной демократии. Государство стремительно теряет монополию на любую информацию и не всегда способно контролировать общественно-политические процессы,

зарождающиеся в сетях Интернета, о чем наглядно свидетельствует практика развитых стран. Сегодня любая проблема, волнующая общество, открыто обсуждается в виртуальном пространстве, а выплескивание ее в реальную жизнь может привести к непредсказуемым последствиям.

Под влиянием глобальных процессов Интернет постепенно врастает и в казахстанский политический процесс, становясь важной площадкой взаимодействия общественного мнения и конфликтов интересов виртуального сообщества. Появляются новые механизмы взаимодействия с общественным мнением, современные формы самоорганизации граждан и групп интересов — электронные массмедиа, дискуссионные политические веб-порталы,

виртуальные сообщества и группы, формируемые на основе совместных целей, в том числе и политических.

На современном этапе государственные органы, политические партии, общест-

венные движения, ассоциации, неправительственные организации, СМИ и, наконец, сами граждане Казахстана постепенно осваивают формы работы в виртуальном пространстве.

Интернет в общественной жизни Казахстана

Предлагаемая постановка проблемы требует комплексного аналитического исследования потенциала интернет-пространства; в целях структурирования имеющихся данных автор применил широко используемый в маркетинговых исследованиях, но нестандартный для политологии исследовательский метод — PEST-анализ. Как известно, этот метод направлен на выявление политических, экономических, социальных и технологических аспектов внешней среды, которые способны повлиять или уже влияют на изучаемый объект1. Можно предположить, что в условиях динамичного развития сферы электронных коммуникаций, зависящего не только от социально-экономических детерминант, но и от уровня технологической базы, данный метод окажется все более востребованным и сфера его применения будет расширяться. Так, PEST-анализ позволяет наиболее полно исследовать четыре тесно взаимоувязанных фактора, которые сегодня сильно влияют на казахстанский политический процесс (и, в частности, на представительство интересов).

Результаты PEST-анализа можно представить в следующем виде:

'\\

P: Политические факторы S: Социальные факторы

^ E: Экономические факторы T: Технологические факторы ^

P: Политические факторы

1. Возрастающее влияние интернет-пространства на реальный политический процесс уже требует определенных изменений как в функционировании власти и в формировании системы государственных органов, так и во всей структуре связей и взаимодействия с общественностью (готовность государства выстраивать устойчивые механизмы обратной связи с гражданами посредством информационных технологий прямо коррелирует с повышением эффективности власти).

2. Поле применимости традиционных инструментов идеологического воздействия неуклонно сужается; усиливается влияние независимых электронных информационных центров на общественное мнение и на реальный сектор публичной политики. Расширяются возможности вызывать общественный резонанс по тем или иным вопросам, что активно используется группами интересов.

1 Cm.: Creswell J.W. Research Design: Qualitative, Quantitative, and Mixed Methods Approaches. Third Edition. London-LA: SAGE, 2009.

3. Информационная эра требует от государственных структур активных действий в виртуальном киберпространстве; для принятия соответствующих властных решений необходим мониторинг актуальных тенденций и проблем современного общества, как они отражаются в социальных сетях, блогах и тематических порталах.

4. В казахстанском сегменте политического Интернета наряду с традиционными субъектами интересов (политическими партиями, общественными объединениями, бизнес-структурами, научными и образовательными организациями, отдельными политиками и т.п.) растет активность еще не изученных сообществ нового типа и формата — виртуально-сетевых, имеющих свои многочисленные аудитории.

5. Предпринимаются попытки создать законодательную базу регулирования сети Интернет, в частности инициируя проект закона «О регулировании казахстанского сегмента сети Интернет»2 и приняв поправки в закон «О средствах массовой информации», затрагивающие вопросы использования электронных информационных ресурсов и электронных СМИ.

6. Распространение в Казахстане информационных технологий (ИТ) может способствовать дальнейшей демократизации общества, развитию гражданских инициатив и формированию нового уровня самоорганизации людей; электронное пространство становится квинтэссенцией идеалистической модели гражданского общества.

Е: Экономические факторы

1. Стратегический курс Казахстана, направленный на формирование высокотехнологичных секторов производства, мощно стимулирует развитие ИТ и расширяет виртуальное пространство страны.

2. Постоянно удешевляется компьютерное оборудование и услуги доступа к Интернету; одновременно расширяется зона покрытия коммуникациями.

3. Перенос процессов экономического управления, хозяйствования и предоставления коммерческих услуг (документооборот, логистика, банкинг, электронные деньги и платежи, шопинг и др.) в виртуальную сферу автоматически содействует безоговорочному признанию ИТ и Интернета как легитимных и неотъемлемых частей реальной жизни общества.

4. Несмотря на отсутствие надлежащей законодательной регуляции со стороны государства, активно развивается виртуальный сектор экономики с мощными финансовыми ресурсами.

5. В Казахстане бурно развивается электронная коммерция (интернет-магазины, аукционы и др.) и деловая активность в Интернете (реклама и отдельные виды услуг).

S.■ Социальные факторы

1. Противоречивость социального восприятия новых информационных возможностей, с одной стороны, порождает в казахстанском обществе сильный патер-

2 Проект закона Республики Казахстан «О регулировании казахстанского сегмента сети Интернет» [www.zakon.kz/118785-dose-na-proekt-zakona-respubliki.html].

нализм (многие привыкшие получать все необходимое от государства не знают, что делать с «виртуальной свободой»); с другой стороны, старшие поколения, оказавшись перед необходимостью осваивать новые ИТ, обнаруживают некоторую растерянность. Кроме того, неуклонно растет число граждан, выражающих неприятие традиционных форм социальной жизни и деятельности, считая их архаичными.

2. Постоянное расширение виртуального информационного пространства влияет на становление Интернета как сферы общественной жизни Казахстана и обыденного инструмента социальной коммуникации; быстро растет посещаемость информационных ресурсов и различных форумов для выражения интересов и мнений.

3. Появляются новые тренды, связанные с социальным развитием; группы граждан, постоянно находящиеся в виртуальном пространстве (представители городской молодежи, программисты, аналитики и т.п.) фактически избегают воздействия официальной идеологии: у них формируются собственные поведенческие модели и особая культура. Вполне вероятно, что они создадут новые инструменты агрегирования своих интересов, к которым традиционная система представительства, по-видимому, еще не готова.

4. Интернет стимулирует групповую сегментацию и интеграционную самоорганизацию по специфическим интересам (от хобби и профессиональных вопросов до социального развития и политических проблем), позволяя казахстанцам абсолютно свободно контактировать в формате Person-to-Person (межличностная коммуникация, прямые контакты между индивидами) и создавать различные сообщества; у людей появилась реальная возможность реализовывать свои запросы и интересы на практике.

Т: Технологические факторы

1. В Казахстане наблюдается растущий спрос на развивающиеся ИТ; этот рост стимулируется глобализацией, открытостью границ и вовлеченностью страны в международные процессы.

2. Проникновение ИТ во все сферы жизнедеятельности влияет на структуру и организацию общества, а также на способы коммуникации внутри него, а их удешевление ведет к росту аудитории виртуального пространства.

3. С целью развития информационных коммуникаций Казахстан взял курс на развитие современной технологической инфраструктуры; создание в республике технического базиса для проекта «Электронное правительство» дает широкие перспективы для развития электронной демократии.

4. Запретительная тактика властей в отношении развития политического Интернета обречена на неудачу; пользователи могут получить доступ практически к любым интересующим их порталам, так как современные технологические новации позволяют с легкостью обходить любые блокировки.

5. Вхождение Казахстана в эру ИТ требует дальнейшего системного развития технологической инфраструктуры, необходимой для функционирования электронного плебисцита как формы политического представительства интересов будущего.

Согласно результатам проведенного анализа, наступление новой информационной эры неизбежно меняет традиционный уклад жизни Казахстана; происходящие в стране изменения не могут не коснуться и политической системы государства.

Однако ситуация осложняется тем, что у казахстанского политического Интернета нет четких ориентиров для определения своего места в реальной общественно-политической жизни государства. Еще одним сдерживающим фактором является отсутствие соответствующей законодательной базы; государственной власти недостает опыта регулирования политического интернет-пространства.

Тем не менее в Казахстане сложилась устойчивая тенденция расширения интернет-среды; этому во многом способствуют новые аспекты экономического и социального развития страны, а также вовлеченность республики в международные процессы.

Как показывает анализ, в Казахстане уже создан первоначальный технологический базис для политизации виртуального пространства, однако одного этого недостаточно: помимо технологической инфраструктуры требуется политическая легитимация виртуальных действий. На сегодняшний день казахстанское виртуальное политическое пространство устойчиво и динамично развивается, и в дальнейшем эта тенденция, скорее всего, будет только усиливаться.

Становление политического Казахстанского Интернета (Казнета): ретроспектива

Казахстанский Интернет как сегмент Всемирной виртуальной сети играет немаловажную роль в публичном политическом поле республики (в силу ряда факторов он функционирует в зарубежных сегментах). На сегодняшний день в нем насчитывается более 5 860 веб-сайтов3. Около 3,4% его виртуального поля (около 200 сайтов)4 составляют государственные сайты и электронные СМИ, которые мы здесь будем называть «общественно-политическими сайтами»; таким образом, говорить о политизированности Каз-нета в целом преждевременно.

Также необходимо обозначить такие категории, как новостные веб-сайты (передающие политические новости) и политические веб-сайты (выступающие платформами для целевой политической активности, проявляющейся в дискуссиях по актуальным вопросам, призывах, обращениях и т.п., и позволяющие пользователям высказывать свои мнения и интересы; вся подобная информация доносится до широкой общественности, власти или конкретного субъекта).

Новостные веб-сайты выступают в роли средств массовой коммуникации, активно ретранслирующих сведения о политических событиях, однако не имеющих каналов обратной связи.

В отличие от них политические веб-сайты являются не только средством информирования, но и публичной ареной для выражения различных взглядов, обсуждений и конфликтов общественных и узкогрупповых интересов.

Благодаря современным техническим средствам многие электронные СМИ предоставляют своим пользователям широкие возможности для участия в различных дискуссиях, опросах и др.

3 Согласно данным каталога <йке.^» на 2011 год [http://catalog.site.kz]

4 По данным анализа ресурсов [www.resurs.kz] и [http://catalog.site.kz].

Характеристику специфики казахстанского виртуального политического пространства целесообразно начать с хронологии его развития. История политического Казнета насчитывает не более 11 лет, и в ней можно выделить 5 основных этапов.

1. 1994—1997 годы — появление Интернета в Казахстане. В 1994 году на смену единому для всех постсоветских государств домену SU приходят национальные. 7 апреля в базе данных IANA официально регистрируется российский национальный домен «RU», а 19 сентября — «KZ» (Kazakhstan)5. В тот период виртуальное пространство только формировалось и о политическом Интернете не могло быть и речи, Интернет был лишь проводником процесса глобализации информационного пространства.

2. 1998—1999 годы — стартовая фаза развития политического Интернета. Информационная активность политических объединений, вызванная проходившими в Казахстане президентскими и парламентскими выборами, совпала по времени со всплеском моды на новые технологии; это привело к стремительному развитию информационно-политического сектора казахстанского Интернета. Каждый новый виток избирательных кампаний сопровождался появлением новых способов информационного реагирования на ход предвыборного процесса.

Таким образом, электоральные кампании 1999 года оказали сильное влияние на становление политического сегмента Интернета; началось широкое использование информационно-пропагандистского потенциала Всемирной сети, а благодаря моментальному распространению информации каждое новое изобретение политтехнологов быстро становилось достоянием сетевой общественности.

Однако виртуальное пространство в тот период не оказывало существенного воздействия на общественное мнение из-за слабого распространения Интернета.

3. 2000—2003 годы — начало создания в Казахстане информационной инфраструктуры. В марте 2001 году Указом Президента Республики была утверждена «Государственная программа формирования и развития национальной информационной инфраструктуры в Республике Казахстан»; она стала первым документом, направленным на информатизацию государственного управления в Казах-стане6.

Включение Интернета в инструментарий политтехнологов превратило Сеть в основное орудие труда журналистского сообщества. Появились первые веб-сайты общественно-политической направленности — «Навигатор» (2000 г.)7, «Куб» (2001 г.)8, «Номад» (2002 г.)9 и др.; их публикации начали привлекать внимание практически всех политических игроков и существенно влиять на общественное мнение.

В этот период некоторые политические организации начинают создавать свои официальные веб-страницы.

5 См.: Ляхов А. КазНет предвыборный // Интернет и Я, 2004, № 9.

6 См.: Указ Президента Республики Казахстан «Государственная программа формирования и развития национальный информационной инфраструктуры в Республике Казахстан» // Казахстанская правда, 20 марта 2001, № 73.

7 [www.navigator.kz] — в настоящее время имеет другой адрес.

8 [www.kub.kz] — в настоящее время имеет другой адрес.

9 [www.nomad.su].

1S4

4. 2004—2005 годы — профессионализация и начало полнофункционального развития политического Интернета. Важным событием этого периода стало принятие 10 ноября 2004 года «Государственной программы формирования «Электронного правительства» в Республике Казахстан на 2005—2007 годы»10. На фоне быстрого роста аудитории Интернета политические силы республики пытаются манипулировать общественным мнением с помощью ИТ. Массовый характер приняло создание интернет-представительств, началась активная регистрация в Сети политических партий и движений (по-видимому, это было связано с электоральными процессами). Появляется ряд веб-порталов и электронных СМИ, нацеленных на информирование общественности о ситуации в политической сфере и выступающих в качестве своеобразных представительных платформ, транслирующих позиции их участников.

5. 2006 год — настоящее время — активное влияние Интернета на политический процесс и общественное мнение. Возникают специализированные дискуссионные площадки для открытого обсуждения политических проблем государства; формируются виртуальные группы по интересам, поднимающие вполне реальные вопросы и нацеленные на активные действия. В указанный период Интернет окончательно укоренился в качестве легитимного поля политической активности властей и общества.

Таким образом, на первых этапах развития политического Интернета прослеживается его прямая зависимость от электоральных процессов. Но политические деятели в тот момент не стремились добиться с помощью интернет-технологий какой-то прямой практической пользы: в эти возможности большинство политиков не верило. Они делали ставку главным образом на позитивный репутационный эффект от использования Интернета, который воспринимался как символ технологического и социального прогресса.

Однако на современном этапе Интернет, который раньше был лишь виртуальным отражением реальной политики, превращается в важное самостоятельное поле публичной политики, способное влиять на поведение отдельных игроков и манипулировать общественным мнением.

Использование Интернета в качестве средства политической коммуникации преследует не только чисто информационные цели. Наряду с традиционными сайтами, представляющими текстовую и графическую информацию или дающими возможность обмениваться мнениями посредством электронной почты, появляются ресурсы расширенного коммуникационного типа, позволяющие проводить массовые информационные акции11.

Следует отметить, что если для одних Интернет — это неотъемлемая часть информационно-рекламной политики, то для других — среда обитания, поле ведения политической борьбы, арена информационного давления на власть, а также взаимодействия с лояльными аудиториями или единомышленниками.

Рост влияния виртуального политического пространства можно связать с ограниченностью существующей системы представительства интересов: она сегодня не способна в полной мере реагировать на повышение политической активности масс и охватить широкий спектр общественных отношений.

10 Указ Президента Республики Казахстан от 10 ноября 2004 года № 1471 «О государственной программе формирования «Электронного правительства» в Республике Казахстан на 2005—2007 годы» // Казахстанская правда, 16 ноября 2004, № 261—262.

11 См.: Соленикова Н. Политический Интернет в российских избирательных кампаниях // Общественные науки и современность, 2007, № 5. С. 71.

Власть и политическое интернет-сообщество сегодня: поиски взаимопонимания

В течение последних пяти лет активно формируется сегмент политического Интернета. Обозначились контуры его развития и определились точки соприкосновения с общественным мнением. Казахстанский политический Интернет имеет значительные резервы роста (технологические и политические), и его влияние на отечественную политику уже достаточно ощутимо.

Сегодня в казахстанском Интернете распространены внеинституциональные формы артикуляции и агрегации общественных интересов. К ним следует отнести, прежде всего, электронные протесты, информационное давление на власть, хакерские провокации и призывы к политической мобилизации в реальной жизни. Наблюдаются и более радикальные инициативы: призывы к гражданскому неповиновению, к борьбе за гражданские права, политическому противостоянию власти и др. В целом Интернет позволяет сохранять демократический баланс и активно стимулировать становление гражданского общества в Казахстане.

Следует отметить, что государственные органы стали более чутко реагировать на виртуальную политическую активность и информацию электронных массмедиа. О росте воздействия политического Интернета на реальную жизнь свидетельствуют такие факты, как рассмотрение деятельности веб-сайтов (в том числе и политических) в судах и применение в отношении них административных мер воздействия (например, их временное или полное техническое блокирование).

Как показывает практика, полностью блокировать доступ к какому-либо веб-сайту невозможно. Так, в 2005 году в Казахстане возникло общественное движение против запрета на использование автомобилей с правым рулем; созданный в связи с этим сайт [www.svoboda.kz] был заблокирован, однако доступ к нему был возобновлен по адресу [http://svobodakz.blogspot.com]. Административное давление и попытки блокирования виртуальной информационной активности привели к тому, что общественное движение приобрело форму политического протеста, что свидетельствует о высоком уровне самоорганизации граждан.

Еще один пример, иллюстрирующий невозможность блокирования какого-либо веб-сайта, — деятельность «Общества молодых профессионалов Казахстана», куда входит молодежь, имеющая альтернативные взгляды на развитие государства. Популярность Общества как раз значительно повысилась, после того как заблокированный вебресурс (по адресу [http://ompk.kz]) был перемещен на новый адрес: [http://my.mail.ru/ community/www.ompk.kz].

Таким образом, блокирование виртуальной информационной активности сообществ может привести к обострению их отношений с властью, росту протестного потенциала и популярности групп интересов. Усиливающееся влияние виртуальных движений на общественное мнение и политический процесс свидетельствуют, что между властями и гражданами государства пока еще не существует адекватного канала коммуникации.

В этой связи следует упомянуть и об опыте популярного ресурса «Навигатор», который с 2004 года неоднократно пытались блокировать и который тем не менее ни разу не приостанавливал работу и просто 5 раз менял электронный адрес доступа к своему контенту; при этом его популярность и авторитет в обществе неуклонно рос-

ли: «чиновники, отдававшие приказы заблокировать ресурс, сделали ему неплохую рекламу»12.

Примечателен опыт ресурса «Позиция.Кз», который по представлению Генеральной прокуратуры Республики Казахстан (РК) и решению суда осенью 2007 года был заблокирован на полгода13. Его электронный адрес [www.posit.kz] был заменен на зарубежный домен [www.posit.su], и веб-сайт продолжил свою политическую деятельность.

Когда подвергся блокировке сайт газеты «Республика — деловое обозрение»14. для доступа к нему было открыто более десятка альтернативных адресов.

При этом блокирование политических веб-сайтов, не давая реальных результатов, вызывает мощный резонанс в мировом общественном мнении, ухудшая демократический имидж страны15.

Вышеперечисленные прецеденты свидетельствуют о том, что применять запретительные и административные меры в отношении интернет-пространства практически невозможно; подобная тактика с политической точки зрения в целом бесперспективна.

Бесспорно, власти обязаны реагировать на проявления протестной активности в виртуальной среде (например, в отношении экстремистских движений), а также (что не менее важно) находить реальные причины, которые порождают подобную интернет-активность. С другой стороны, необходимо проводить адекватную информационную работу в виртуальной среде (соответствующую культуре интернет-пользователей страны), оперативно отвечая на вызовы, угрожающие политической системе. Думается, что на сегодняшний день этот вопрос требует от властей Казахстана более активного и внимательного изучения процессов, происходящих в Интернете.

Серьезное влияние на общественную жизнь Казахстана оказывают интернет-форумы; пресса все чаще ссылается (хотя и весьма осторожно) на мнения участников дискуссий, происходящих в виртуальном пространстве.

На политических форумах проводятся онлайн-голосования по различным темам в целях определения структуры и содержания общественного мнения по актуальным проблемам казахстанской политики. Например, на популярном веб-ресурсе «Номад» периодически проводятся голосования для определения рейтинга известных политических лидеров Казахстана; на основании результатов составляются аналитические публикации16.

В силу своей неангажированности и отсутствия цензуры онлайн-голосования способны гораздо четче вскрыть доминирующие тренды и политические пристрастия общественного сознания, которые нельзя выявить в ходе традиционных «замеров»; по заявлениям многих экспертов, при анализе той или иной проблемы они уделяют особое внимание комментариям блоггеров.

Объективности ради необходимо отметить, что в силу недостатка культуры у большей части блоггеров, участвующих в виртуальных дискуссиях, а также отсутствия четкой и ясной позиции государства по вопросам правовой регуляции интернет-пространства, некоторые политические веб-сайты превращаются в арену информационных войн между группами интересов. Эта борьба зачастую сопровождается попытками политического давления на власть, распространением негативной информации, а также конфликтами между самими блоггерами.

12 Кустов А. Блок хост ИАЦ МГУ от 23 октября 2007 г. [www.ia-entr.ru/archive/public_detailsa12e.html? id=934].

13 См.: Тынышбаева А. Интернет в сеть? // Литер, 25 мая 2009.

14 Обращение редакции общественно-политического еженедельника «Республика» к читателям respublika.kz].

15 См.: К примеру: Интернет в Казахстане: против лома есть прием! // Немецкая волна, 11 февраля 2009 [www.dw-world.de/dw/article/0,,4020932,00.html].

16 См.: Кто человек № 2 в Казахстане [www.nomad.su/?vt=1&vn=200910020002].

На современном этапе пространство политического Казнета является открытой дискуссионной площадкой, на которой свободно высказываются мнения, оценки и позиции как отдельных индивидов, так и разнообразных групп интересов. В Интернете широко и зачастую весьма негативно по отношению к властям обсуждаются важнейшие вопросы социально-экономической политики государства (национальные отношения, языковая политика, эффективность государственного аппарата, взаимодействие политических элит), а также перспективы развития Казахстана. Проблемы, обсуждаемые в виртуальных дискуссиях, весьма реальны и зачастую являются или могут стать источником конфликтов; отсутствие адекватной реакции со стороны властей может привести к возникновению разнообразных рисков и угроз стабильности государства. Кардинальное несовпадение структуры общественного мнения с традиционными механизмами и институтами политического представительства интересов (включая данные социологических замеров), свидетельствует, что необходимы определенная надстройка и новые инструменты координации запросов «на входе» и решений «на выходе».

Казнет и новые тенденции в политической работе

В структуре участников виртуальных политических дискуссий, помимо отдельных индивидов и ассоциативных сообществ единомышленников, выделяются и организованные группы интересов. В виртуальной среде действуют как реально функционирующие группы интересов (политические партии, общественные движения, НПО, фонды, СМИ и др.), так и совершенно новые, спонтанно или целенаправленно оформившиеся на основе общих политических позиций и интересов.

Активность первой категории групп связана с поиском соответствующими группами возможностей усилить свое влияния на общественное мнение. Вторая категория остается малоизученной, поэтому активность виртуально-сетевых групп интересов непредсказуема, а цели и реальные масштабы их деятельности неизвестны.

Особо необходимо упомянуть о политических партиях, виртуально представленных в Интернете, которые являются основными участниками реальной политической борьбы. В первую очередь речь идет о тех партиях, которые официально зарегистрированы в Министерстве юстиции РК:

1. Демократическая партия «Адилет» [http://dp-adilet.kz]

2. Демократическая партия «Ак жол» [www.akzhol.kz]

3. Демократическая партия Казахстана «Азат» [http://azat-party.info]

4. Коммунистическая народная партия Казахстана [www.knpk.kz]

5. Народно-демократическая партия «Нур Отан» [www.ndp-nurotan.kz]

6. Общенациональная социал-демократическая партия [www.osdp.kz]

7. Партия «Руханият» [www.rukhaniyat.kz].

Вышеперечисленные политические структуры используют веб-ресурсы как дополнительные каналы стратегических коммуникаций, обеспечивающие им связь с электоратом и возможность представительства своих интересов и целей. Как показывает практика, многие партии, не имеющие возможности вести активную публичную деятельность (из-за отсутствия финансов, опыта, др.) посредством официальных веб-сай-

тов поддерживают контакты с электоратом и транслируют свою позицию в политическое пространство.

Следует отметить, что существующие в РК партии «Ауыл» и Партия патриотов Казахстана политически неактивны; они не имеют своих виртуальных представительств, что явно уменьшает их конкурентоспособность.

Интересен феномен функционирования в виртуальной среде политически активных политических партий, не зарегистрированных в Министерстве юстиции РК. На момент сбора и анализа эмпирических данных в Интернете наблюдалась активность следующих структур:

1. Народная партия «Алга» [www.npdvk.kz]

2. Партия зеленых Казахстана [http://greenparty.kz]

3. Интернет партия Казахстана [www.iparty.kz].

Эти партии имеют четкие цели, программные установки и постоянную аудиторию. Примечательно, что этим структурам не требуется значительных ресурсов или признания со стороны государства; кроме того, им не нужен офис и юридическая регистрация, так как они и без того оказывают определенное влияние на общественное мнение.

Однако подобные структуры лишены возможности прийти к власти посредством выборов, хотя, возможно, они и не ставят перед собой подобных целей (по крайней мере, в настоящее время).

Тем не менее отдельные «нелегитимные» партии весьма узнаваемы и имеют устойчивый бренд; с этим государству придется смириться.

В Интернете существуют и устойчивые виртуально-сетевые группы по интересам и целям (социально-экономическим, этнонациональным, религиозно-конфессиональным, культурным, идейно-политическим и т.д.). Их отличает четкая артикуляция интересов и активная настроенность на практическую реализацию своих идей.

Сплоченность отдельных виртуальных сообществ (несмотря на существующие внутренние конфликты) позволяет им вести пропаганду; они способны на массовую мобилизацию граждан в реальной политике.

В политическом виртуальном пространстве широко представлены неправительственные организации, общественные движения и различные ассоциации, а также национальные общины, профсоюзы, студенческие, правозащитные ассоциации и др. Все они заняты различными сферами деятельности: благотворительностью, развитием предпринимательства, гендерными вопросами, молодежной политикой, экологией, а также проблемами ветеранов, трудоустройства, социального обеспечения и др.

Сегодня более 150 структур, представляющих интересы различных групп и слоев населения, имеют свои официальные страницы; кроме того, персональными веб-сайтами обладают отдельные политики и граждане Казахстана.

Таким образом, политические игроки и казахстанское общество в целом поступательно осваивают виртуальное пространство, которое становится все более подготовленным к институциональному оформлению электронного плебисцита по примеру развитых западных демократий.

Определенную логическую завершенность Казнету, являющемуся базой для электронной демократии, придают официальные страницы центральных и местных государственных органов. На начальном этапе данные ресурсы выполняли лишь функцию источника официальной информации, но в настоящее время значительная часть государственных веб-сайтов оснащена технологиями обратной связи; у граждан имеется возможность задать вопрос какому-либо должностному лицу или соответствующим службам. Государственные органы имеют соответствующие подразделения, способные обрабатывать

соответствующую информацию и реагировать на онлайн-запросы населения. Однако не все службы психологически готовы контактировать с общественностью, и такие онлайн-запросы граждан нередко остаются без внимания. Как полагают отечественные эксперты, очевидна определенная «растерянность государственных органов перед лицом новых вызовов глобализации и НТР»17.

Однако в целом власть стремится идти в ногу со временем и поступательно расширяет присутствие в Интернете и каналы взаимодействия с разными аудиториями.

Например, на сайте Парламента страны [www.parlam.kz] можно персонально обратиться к любому депутату Сената или Мажилиса. Кроме того, на всех сайтах министерств и ведомств Казахстана существуют блоги их первых руководителей.

В настоящее время наиболее активным (в плане развития обратной связи с общественностью) и посещаемым является блог-платформа правительства РК [http://blogs.e.gov.kz]. Как отмечают отечественные политологи, ввод новых коммуникативных технологий в систему государственного управления увеличивает мобильность и ответственность чиновников и повышает возможности интерактивной работы органов власти18.

Проведение онлайн-конференции с участием президента и руководителей государственных органов страны, в которой приняло участие около 170 тыс. человек19, придало дополнительный импульс развитию политического сегмента Интернета в Казахстане; это событие было воспринято обществом в целом позитивно.

При этом проект электронного правительства продолжает активно развиваться. Так, согласно данным обновленного отчета, представленного Департаментом ООН в 2010 году, Казахстан занял 46 место по развитию «электронного правительства» (в 2008 г. страна занимала 81 место)20; по сведениям Агентства РК по информатизации и связи, количество пользователей портала «e-gov» увеличивается в среднем на 20 тыс. человек в месяц21, что свидетельствует о высокой заинтересованности граждан в подобного рода коммуникациях.

Анализ вопросов, поднимаемых на правительственном блоге, показывает, что многие вопросы и проблемы, волнующие граждан республики, должны сначала решаться на местных уровнях (в рамках Национальной стратегии децентрализации государственного управления)22.

Прямые обращения населения в различные представительства на национальном уровне свидетельствуют как минимум об отсутствии политических механизмов решения региональных проблем и неэффективности традиционных каналов коммуникации (одним из акторов политической коммуникации являются политические партии). В целом же основной причиной обращения граждан непосредственно к верховной власти является отсутствие механизмов представительства интересов в местных сообществах.

Безусловно, казахстанский Интернет стал реальной политической площадкой; в отличие от государственного информационного пространства здесь разворачиваются острые идеологические дискуссии, касающиеся реальных проблем общества и страны.

17 Морозов А. Взгляд на глобализацию медиа-пространства через призму обеспечения национальной безопасности Республики Казахстан // Казахстан-Спектр, 2GG9, № 2.

18 См.: Касен М. Перспективы применения интерактивных информационных технологий в политике // Analytic, 2GG7, № 1.

19 См.: Интернет-конференция президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева [www.akorda.kz/ www/www_akorda_kz.nsf/sections?OpenForm&id_doc=11AA8E023D73].

2° [www.unpan.org].

21 См.: Есекеев К. «Электронное правительство»: технологии не создаются ради технологий // Казахстанская правда, 6 октября 2GG9.

22 См.: Официальная блог-платформа руководителей государственных органов РК [http://blogs.e. gov.kz].

1SC

Вместе с тем ни существующие социальные институты, ни представители партий и общественных организаций (не говоря уже о рядовых гражданах) пока не умеют в полной мере использовать возможности виртуальной сети для эффективного выражения своих интересов и их цивилизованной защиты; сегодня в Казнете преобладают внеинституцио-нальные формы политического представительства.

Несомненно, степень реального политического влияния интернет-среды с каждым годом будет возрастать, что приведет к увеличению рисков, которые несут внеинституци-ональные (неконтролируемые) механизмы артикуляции и агрегации общественных интересов.

Все это требует перевести виртуальные политические процессы в цивилизованные институциональные формы, которые сегодня складываются в странах развитой демократии.

Ключевым принципом организации новой системы политического представительства интересов является возможность активной, прямой и одновременной коммуникации всех категорий участников — общества, групп интересов, виртуально-сетевых сообществ и власти. Следовательно, для формирования в Казахстане политической системы нового типа и оценки ее будущего развития потребуется применение нестандартных методов.

Заключение

Представленный анализ развития Казнета помогает выявить не только новые возможности, но и целый ряд проблемных аспектов, вызовов и угроз, которые в будущем во многом определят конкурентоспособность политического развития государства. Существование множества проблем и вызовов, стоящих перед Казахстаном, объясняется прежде всего тем, что в стране еще не созрели даже традиционные политические институты, в то время как основным требованием современности является переход на новый уровень цивилизационного развития. Процесс традиционно-инновационного развития политической системы в значительной мере осложняется тем обстоятельством, что у государства пока только складывается концептуальное видение его реализации.

Как представляется, главным вызовом, стоящим перед Казахстаном, является опасность упустить благоприятный момент для опережающего развития; исходя из интересов государства, необходимо вовлечь в виртуальное пространство (в целях его корректной регуляции) властные институты.

Сегодня казахстанский политический истеблишмент четко осознает, что интернетизация политических процессов будет неизбежно набирать обороты, охватывая все новые и новые сферы и глубоко проникая в политику; речь идет не только о внедрении электронного голосования или создании электронного правительства. Интернет оказывает глубинное и необратимое воздействие на принципы и структуру отношений между властью и участниками политико-управленческого процесса, появившимися благодаря виртуальности; этот факт уже никак нельзя не принимать во внимание.

С другой стороны, властные структуры безуспешно ищут средства и методы для «обуздания» политического Интернета и его переноса в контролируемое правовое поле; думается, что это вряд ли уже возможно.

Информационная эра оказывает сильнейшее влияние на международные отношения и политические системы отдельных стран; об этом свидетельствуют происходящие на глобальном уровне процессы и скандалы (например, с тем же веб-ресурсом «Wikileaks», виртуальная деятельность которого вылилась сейчас в ряде стран во вполне невиртуальные конфликты).

Наличие целого комплекса вызовов (как общих для информационной эры, так и специфических для Казахстана) требует от властей РК четко теоретически осмыслить, концептуально определить сами эти вызовы, среду, в которой они сформировались, и пути реагирования на них. Необходимо также стратегическое планирование, так как существует реальная опасность дезорганизации и неэффективности принимаемых реформаторских усилий; необходимо минимизировать риск сбоев и задержек в программе создания технологической инфраструктуры электронной демократии.

Вопрос о том, в каком направлении должна двигаться так называемая «электронная демократия» и каковы ее пределы и возможности в долгосрочной перспективе, пока остается открытым. Ясно одно: развитые страны уже начали движение в сторону освоения политических интернет-просторов, и этот процесс будет лишь ускоряться.

Очевидно, что ответы на вызовы информационной эры будут формировать политическую повестку дня на среднесрочную перспективу и станут основой становления усовершенствованной политической системы.

Ключевым фактором успешности процесса развития электронной демократии в современном Казахстане является готовность власти работать в новом формате, оперативно трансформируя политические процедуры и внедряя их в реальность на консенсусной основе.