Научная статья на тему 'Политическая преступность в современной России и проблемы ее предупреждения'

Политическая преступность в современной России и проблемы ее предупреждения Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
2263
227
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ / ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ВЛАСТИ / БОРЬБА С ПОЛИТИЧЕСКИМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Гаджиева Айша Ансаровна

Статья посвящена проблемам борьбы с политической преступностью представителей власти против своего народа. В ней определяется общее понятие политической преступности, и характеризуется наиболее опасная ее разновидность политическая преступность высших эшелонов власти, в основе которой лежит коррупционная мотивация. Констатируется необходимость выделения данной группы политических преступлений в самостоятельный вид преступности, и, прежде всего, обособление данных видов преступлений в рамках коррупционного законодательства. Предложено различать уголовно-правовое и криминологическое понятие данного вида преступности. Разрабатываются и предлагаются меры предупреждения политической преступности представителей власти против своего народа. Цель: исследовать преступления, совершаемые представителями властных структур против своего народа, обратить внимание законодателя на необходимость единых подходов в борьбе с политическими преступлениями данного вида. Исследование проведено с помощью следующих методов: анализ и обобщение имеющихся по данной проблеме исследований, изучения материалов прессы, сравнительный анализ, а также методик социологического блока (опросы населения, беседы с сотрудниками правоохранительных органов). Область применения результатов. Результаты работы могут применять в деятельности по предупреждению политических преступлений, в первую очередь с коррупционной мотивацией, в законотворческой деятельности направленной на совершенствование уголовного закона, в педагогической практике высших образовательных учреждений, а также в учебном процессе на юридических факультетах.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Political crime in contemporary Russia and its prevention

The article is devoted to problems of fight against political crime of the authorities against their own people. It defines the General notion of political crime, and is the most dangerous kind political crime of the highest echelons of power, which is based on corruption motivation. It is stated that the selection of this group of political crimes in a separate type of crime, and, above all, the separation of these types of offences under corruption legislation. Proposed to distinguish between the criminal and the criminological concept of this type of crime. Developed and proposed measures for the prevention of the political crime of the authorities against their own people. Purpose: to investigate crimes committed by representatives of power structures against their own people, to draw the attention of the legislator to the necessity of unified approaches to combat political offences of this type. The study was conducted using the following methods: analysis and generalization of available on the problem of research, study of news, comparative analysis, and sociological methods unit (population surveys, interviews with law enforcement officers). The scope of the results. The results can be applied in the prevention of political crimes in the first place, with corrupt motivation in legislative activities aimed at improving the criminal law, in teaching practice higher education institutions and also in educational process in the law faculties.

Текст научной работы на тему «Политическая преступность в современной России и проблемы ее предупреждения»

1.2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

Гаджиева Айша Ансаровна, канд. юрид. наук, доцент. Должность: доцент. Место работы: Дагестанский государственный университет народного хозяйства. Подразделение: кафедра «Уголовное право». E-mail: aisans@mail.ru

Аннотация: Статья посвящена проблемам борьбы с политической преступностью представителей власти против своего народа. В ней определяется общее понятие политической преступности, и характеризуется наиболее опасная ее разновидность -политическая преступность высших эшелонов власти, в основе которой лежит коррупционная мотивация. Констатируется необходимость выделения данной группы политических преступлений в самостоятельный вид преступности, и, прежде всего, обособление данных видов преступлений в рамках коррупционного законодательства. Предложено различать уголовно-правовое и криминологическое понятие данного вида преступности. Разрабатываются и предлагаются меры предупреждения политической преступности представителей власти против своего народа.

Цель: исследовать преступления, совершаемые представителями властных структур против своего народа, обратить внимание законодателя на необходимость единых подходов в борьбе с политическими преступлениями данного вида.

Исследование проведено с помощью следующих методов: анализ и обобщение имеющихся по данной проблеме исследований, изучения материалов прессы, сравнительный анализ, а также методик социологического блока (опросы населения, беседы с сотрудниками правоохранительных органов).

Область применения результатов. Результаты работы могут применять в деятельности по предупреждению политических преступлений, в первую очередь с коррупционной мотивацией, в законотворческой деятельности направленной на совершенствование уголовного закона, в педагогической практике высших образовательных учреждений, а также в учебном процессе на юридических факультетах.

Ключевые слова: политическая преступность, преступления представителей власти, борьба с политическими преступлениями.

POLITICAL CRIME IN CONTEMPORARY RUSSIA AND ITS PREVENTION

Gadzhieva Aisha Ansarovna, PhD at law, Associate Professor. Position: Associate Professor. Place of employment: Dagestan state University of national economy. Department: Criminal Law chair. E-mail: aisans@mail.ru

Annotation: The article is devoted to problems of fight against political crime of the authorities against their own people. It defines the General notion of political crime, and is the most dangerous kind - political crime of the highest echelons of power, which is based on corruption motivation. It is stated that the selection of this group of political crimes in a separate type of crime, and, above all, the separation of these types of offences under corruption legislation. Proposed to distinguish between the criminal and

the criminological concept of this type of crime. Developed and proposed measures for the prevention of the political crime of the authorities against their own people.

Purpose: to investigate crimes committed by representatives of power structures against their own people, to draw the attention of the legislator to the necessity of unified approaches to combat political offences of this type.

The study was conducted using the following methods: analysis and generalization of available on the problem of research, study of news, comparative analysis, and sociological methods unit (population surveys, interviews with law enforcement officers).

The scope of the results. The results can be applied in the prevention of political crimes in the first place, with corrupt motivation in legislative activities aimed at improving the criminal law, in teaching practice higher education institutions and also in educational process in the law faculties.

Keywords: political crime, the crimes of the authorities, the fight against political crimes.

В последние годы в Российской Федерации наметилась тенденция устойчивого снижения преступности в целом. Так, по данным официальной статистики, приведенным Генеральной прокуратурой РФ, имеет место значительное уменьшение абсолютного числа преступлений с 2388476 в 2015 г. до 2160063 в 2016 г., процент снижения составляет на 9,6%, [3]. Несмотря на то, что в 2015 году количество зарегистрированных преступлений выросло на 9 %, можно констатировать, что в промежутке последних пяти лет (в 2011-2013, 2014 годах) преступность в среднем ежегодно снижалась на 4,5% [3]. Тенденция снижения выдерживается и в первой половине 2017 г. В частности, по имеющимся данным только за период январь по июнь 2017 г. фиксируется снижение преступности на 12,9% по сравнению с аналогичным периодом 2016 г.[4]. Безусловно, оценивая официально-зарегистрированные статические данные, необходимо учитывать латентную часть преступности, несоизмеримо большую и поэтому более опасную. По оценкам разных ученых латентная преступность в среднем достигает цифры 2520 млн. в год.

Количественное снижение официально-

зарегистрированной части преступности не повод утверждать, что снижаются угрозы национальной безопасности в современной России. Качественные тенденции преступности продолжают ухудшаться: растет доля ее коррумпированной и организованной части, увеличиваются масштабы причиняемого вреда, растет количество «безликих» преступлений, совершаемых с помощью высоких технологий и т.д. В этой связи сохраняется потребность дальнейшего совершенствования средств и методов противостояния преступности со стороны общества и государства, меры, направленные на «обуздание» преступности, должны соответствовать духу времени, социально-политической обстановке в стране, и потребностям правоприменительной практики борьбы с преступностью.

Среди наиболее выраженных и опасных качественных проявлений преступности сегодня можно отметить политическую преступность, так как она разъедает общество, способствует увеличению числа «недовольных», приводит к росту пассионарных настроений среди населения, что чрезвычайно опасно в сложившейся международно-политической обстановке. Именно этим вызван наш интерес к политической преступности в современной России.

Прежде всего, для разработки принципиально новых форм и методов противодействия политической преступности необходимо четкое и ясное представление о ее понятии, о том, какие виды преступлений являются единичной субстанцией политической преступности. В настоящее время в подавляющем большинстве учебников и учебных пособий по криминологии эта непростая теоретическая проблема не находит своего отражения, в структуре криминологической классификации преступности авторы учебников предпочитают обойти ее фрагментарным исследованием внутри государственной преступности либо полным ее замалчиванием. Криминологический анализ политической преступности встречается только в двух учебниках: под редакцией С.М. Иншакова[5], и в учебнике «Криминология» под редакцией А.И.Долговой, где ей уделено совсем немного внимания [6].

Вместе с тем, нельзя сказать, что ученые не интересовались этой проблемой. В известной мере вопрос о понятии политической преступности получил достаточную разработку в научной литературе. Впервые понятие «политическая преступность» в научный арсенал криминологии ввел Д.А. Шестаков, который выделил в структуре данного вида преступности два вида преступлений с политическим содержанием: 1) преступления населения против государства и его должностных лиц, 2) преступления государства и его представителей против населения [12].

В криминологической науке встречается и узкое определение понятия «политической преступности». В частности, В.Н. Кудрявцев указывает, что под политической преступностью следует понимать преступления, совершенные по политическим мотивам, которые обусловлены несогласием с общественным и государственным строем, политикой центральной власти[7]. Между тем, мотивационный подход к определению политической преступности не позволяет в полной мере охватить все преступления, которые по своей сущности и по характеру причиняемых ими последствий угрожают политической стабильности общества и государства. В этой связи более выразительным и корректным считаем определение данного вида преступности Д.А. Шестаковым. В таком же русле определяет «политическую преступность» В.В. Лунеев, который пишет: «Политическая преступность» должна рассматриваться как общественно опасная форма борьбы правящих и оппозиционных политических элит, иных политических сил и отдельных лиц за власть или ее неправомерное удержание[8]. Эта борьба за власть и является источником всех политических преступлений, своеобразным их «катализатором», детерминирующим политические преступления внешне разных по своему характеру, и с уголовно-правовой точки зрения, принципиально отличающихся между собой, и поэтому расположенных в разных разделах (главах) Уголовного кодекса Российской Федерации.

Уголовно-правовое определение «политической преступности» совпадает с понятием государственной преступности. К их числу относятся преступления против основ конституционного строя: посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности (ст. 277); действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции РФ, а равно действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя РФ (ст. 278); организацию вооруженного мятежа

либо активное участие в нем в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя РФ либо нарушения территориальной целостности РФ (ст. 279); публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280).

Изложенное позволяет констатировать, что уголовно-правовое и криминологическое понятие «политической преступности не совпадают, а политические преступления в криминологии нельзя свести только к государственным преступлениям.

В криминологическом смысле наиболее обоснованной представляется концепция «политической преступности», изложенная в трудах В.В. Лунеева. С его точки зрения в число «политической преступности» входят три группы преступлений:

1) преступления, совершаемые по политическим мотивам отдельными лицами или группировками, против легального конституционного строя, интересов государства или его законных руководителей;

2) преступления, совершаемые по политическим мотивам отдельными лицами или группами лиц, против своих политических конкурентов;

3) преступления, совершаемые правящей группировкой тоталитарных режимов в собственных политических целях, против народа, отдельных партий, групп и конкретных лиц [8].

Предложенная им классификация «политических преступлений» в целом наиболее полно отражает все виды политической преступности, с одной оговоркой. Преступления против своего народа, совершаемые правящей группировкой не следует сводить только к тоталитарным режимам и к политической мотивации. Думается, что перечень преступлений против своего народа, совершенных правящей элитой охватывает широкий круг коррупционных преступлений, совершаемых ими с использованием своего должностного положения.

В периодической печати уже звучали предложения приравнять получение взятки, совершенное лицом, занимающим государственную должность в РФ, субъекте РФ или главой органа местного самоуправления к государственной измене [1]. С уголовно-правовой позиции такой подход не соответствует сложившимся принципам построения уголовного закона, законодательной логике и техники изложения уголовно-правовых норм. Однако, с криминологической точки зрения с этим вполне можно согласиться. Более того, говоря о политической преступности в ранг политических преступлений, совершаемых правящей элитой против своего народа следует включить все без исключения коррупционные преступления, совершаемые ими. Не углубляясь в характеристику видов и содержания коррупционных преступлений, подчеркнем, что в самом общем виде имеются в виду различные по своему характеру преступления, совершаемые должностными лицами высших эшелонов власти из корыстной или иной личной заинтересованности с использованием должностного положения. К примеру, это многочисленные присвоения и растраты, мошенничества с использованием служебного положения, регистрация заведомо незаконных сделок с землей, злоупотребления должностным положением, нецелевое расходование бюджетных средств и т.д. Ядром коррупции принято считать взяточничество (получение, посредничество и дачу взятки). Закономерно возникает вопрос: Почему в ст. 290 УК РФ есть квалифицирующий признак: то же деяние, совершенное должностным лицом, занимающим государственную долж-

ность в РФ, субъекте РФ или главой органа местного самоуправления, а в других составах коррупционных преступлениях (ст.ст. 159, 160, 170 и т.д.) его нет? Повышенная уголовная ответственность за данные преступления сведена к «использованию своего служебного положения». В этой связи приходится констатировать, что на законодательном уровне политические преступления высших представителей государственно-властных структур замаскированы фактически под коррупционные. А между тем, коррупция - это скорее мотивационная основа политических преступлений, тогда как внутренней сущностной их чертой является политический характер их совершения: возможность их совершения обусловлена доступом к государственной должности, сфера их совершения - государственная, вред причиняется народу в целом. Очевидно, что характер и степень общественной опасности «политических преступлений» значительно выше, чем у преступлений со сходными составами, совершаемыми лицами с использованием своего служебного положения. Так, получение взятки, совершенное А. Улюкае-вым в размере 2 млн. долларов, или губернатором Сахалинской области Хорошавиным - размер взятки 5 млн. долларов, по масштабам причиненного вреда гораздо опаснее аналогичных преступлений, совершенных например, сотрудником МФЦ или начальником отдела органа местного самоуправления. Разумеется, это в известной степени учтено в УК РФ 1996 г., где предусмотрена повышенная ответственность за получение взятки представителями высших эшелонов власти. Вместе с тем, уголовный закон не делает таких различий в других коррупционных преступлениях. В частности, хищения совершенные в форме присвоения или растраты, мошенничества и ряд других преступлений влекут одинаковую ответственность, как представителей высших эшелонов власти, так и других лиц, которые пользуются имеющимися у них служебными полномочиями для совершения преступлений (начальники отделов, бухгалтера, кассиры и т.д.) Кроме того, как показывает практика, должностные лица высших эшелонов власти реже привлекаются к уголовной ответственности, а в случае привлечения к ней в обвинительном приговоре не указывается на политические мотивы и политические цели содеянного.

В этой связи, в рамках настоящего исследования, особое внимание уделяется именно этой разновидности политических преступлений, так как коррупционные преступления представителей высших эшелонов власти наносят огромный вред государству и обществу. Причем данная категория преступлений причиняет как первичный вред (материальный и нематериальный), так и гораздо более невосполнимый вторичный вред (утрата доверия у населения к государственной власти, рост пассионарных настроений, угрозы конфликтов и напряженности в обществе, массовые нелегальные митинги, шествия, демонстрации и т.д.).

Спектр преступлений государства и его представителей против своего народа достаточно широк, они создают угрозу устоям государства, подрывают его основу и способствуют ослаблению государственной власти. Громкие коррупционные преступления представителей высших эшелонов власти, среди обывателей ассоциируются с государством и системой ее функционирования, продуцируют рост пассионарных настроений, угрожают национальной безопасности всего государства, создают почву для массовых волнений, могут привести к открытому столкновению власти и народа. И это далеко не весь перечень возмож-

ных последствий политических преступлений, совершаемых представителями государства, чиновниками и должностными лицами органов власти и управления.

В этой связи, учитывая вышеизложенное, считаем, что борьба с политическим преступлениями представителей высших эшелонов власти против своего народа в современной России требует безотлагательной разработки, и принятия комплекса профилактических мер на трех уровнях: в области уголовно-правового регулирования, в сфере государственного и социального контроля над преступностью. Рассмотрим их подробнее:

1. Отсутствие понятия политической преступности в уголовном кодексе и в российских нормативных актах является одним из препятствий, которое не позволяет правоохранительным органам вести эффективную борьбу с этими преступлениями. Вместе с тем, сложность выделения уголовно-правового понятия «политической преступности» очевидна, так как преступления образующие данный вид преступности располагаются в разных разделах (главах) УК РФ 1996 г. Однако, в теории уголовного права понятие «политические преступления» успешно может быть использовано и является базовым для разработки уголовно-правовых мер профилактики и предупреждения данных посягательств. В качестве правовой основы предлагаемого понятия «политические преступления» можно предложить дать «Перечень политических преступлений» (далее Перечень) в актах, обеспечивающих деятельность правоохранительных органов (приказах МВД РФ, Указаниях Прокуратуры РФ). Это позволит вести самостоятельный учет политических преступлений и лиц, их совершающих, а также очертить круг преступлений, которые нуждаются в изменениях, направленных на дальнейшее совершенствование ответственности за их совершение.

2. Отсутствие в Уголовном кодексе Российской Федерации в отдельных составах политических преступлений (включенных в предложенный автором Перечень) указания на повышенную уголовную ответственность особого субъекта - представителей высших эшелонов власти снижает предупредительно-профилактический ее потенциал. Поэтому назрела необходимость предусмотреть квалифицирующий признак политических преступлений: совершенное лицом, занимающим государственную должность РФ, субъекта РФ или главой местного самоуправления. Предусмотреть в санкциях предлагаемых особо квалифицированных составов политических преступлений наказание в виде пожизненного лишения свободы либо лишение свободы от 15 до 20 лет (в таком случае автоматически исключается возможность применения условного осуждения к данным лицам).

3. Учитывая, причиняемые масштабы ущерба от политических преступлений и трудности в его реституции и возмещении, предлагаем вернуть конфискацию имущества в систему наказаний и предусмотреть во всех санкциях в преступлениях, относящихся к политическим преступлениям, совершенным из корыстной или иной личной заинтересованности как обязательное для применения дополнительное наказание. В целях обеспечения возможности исполнения наказания в виде конфискации имущества исключить из уголовно-процессуального кодекса указание на обвиняемого в ст. 115 УПК РФ, которая определяет процессуальный порядок наложения ареста на имущество. Как показывает практика, чаще всего следователи применяют положения об аресте на имущество после вынесения

обвинения, часто путь «от подозреваемого к обвиняемому» занимает длительный период, за это время имущество лица, совершившего преступление заметно «тает» или его вовсе нет. Поэтому считаем, что наложение ареста на имущества должно осуществляться с момента привлечения к уголовной ответственности в качестве подозреваемого.

На государственном уровне эффективными в борьбе с политической преступностью могут стать следующие меры:

1. Ввести Реестр представителей высших органов власти и управления, совершивших политические преступления из корыстной или иной личной заинтересованности. В истории Российской Федерации уже имелась аналогичная практика борьбы с этими преступлениями. Так, в 1864 г. при императоре Александре II велись «Списки политических преступников, лишенных по суду прав состояния, имущество коих подлежит конфискации в казну» [13]. Представляется, что наглядный характер такого Реестра, его официальное опубликование в сети Интернет либо в СМИ нацелены на достижение общей и частной превенции, и если это удержит от совершения преступлений хотя бы одного представителя высших эшелонов власти, можно считать, что указанные цели достигнуты. Возможно, данное предложение отчасти дублирует изменения, внесенные в Федеральный закон «О противодействии коррупции», который дополнен статьей 15 «Реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия» [11]. Вместе с тем, политические преступники - должностные лица, занимающие государственную должность в РФ, субъекте РФ или глава органа местного самоуправления, совершившие преступления из корыстной или иной личной мотивации должны быть выделены в отдельный список, народ должен знать своих «героев» в лицо.

В современной России попытки «обуздать» потенциальных политических преступников на государственном уровне в известной мере, уже предпринимаются. Так, представляет интерес предложение распространить институт присяги на государственных служащих в рамках борьбы с коррупцией. В рамках реализации данного предложения Президент РФ еще в феврале 2016 поручил разработать Министерству труда и социального обеспечения текст присяги [9]. Между тем эксперты весьма скептически восприняли эту идею, они утверждают, что введение института присяги предполагает воздействие на моральную составляющую российских чиновников. Аргументируя свою позицию, они пишут, что любой госслужащий, вступая в должность, заключает контракт, в котором можно прописать все необходимые положения и ответственность за их нарушение. Поэтому смысловое значение институт присяги нивелируется. Кроме того, случаев нарушения присяги в практике тех сфер, где она была уже предусмотрена, не встречается [2]. К этому можно было бы добавить и то, что институт присяги носит декларативный характер, и не совсем ясно какие правовые последствия он влечет для лиц, ее нарушивших, и какие именно нарушения (моральные или правовые) могут быть истолкованы как нарушение присяги. Разумеется, что совершение преступлений с использованием должного или служебного положения априори могут рассматриваться как нарушение присяги должностными лицами высших эшелонов власти.

3. Социальный контроль над политической преступностью представителей высших органов власти и управления - это наиболее действенный инструмент в

условиях демократического режима. Безусловно, в системе мер социального контроля над этой разновидностью преступности важнейшее место отводится возможностям населения учувствовать в референдумах, выборах, в проведении избирательных компаний и т.д. Как говорится: «Народ заслуживает того правителя, которого он выбрал». Однако, и здесь есть возможности осуществлять специальный (особый) контроль за представителями высших органов власти и управления, и не только занимающими выборные должности, но, и назначенными в централизованном порядке.

Одной из форм социально-правового контроля может служить Перечень «неблагонадежных» лиц (утративших доверие у населения), то есть тех представителей власти, которые имеют сверхдоходы, несоизмеримые с возможностью их получения законным путем. Включение действующих (уже избранных или назначенных) представителей властных структур в данный Перечень следует возложить на органы территориального общественного самоуправления, предусмотренные в ст. 27 ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 06.10.2003 № 131-Ф3[10]. Включение чиновников в число утративших доверие у населения, может стать основанием для проведения в отношении них оперативно-следственных мероприятий, и проверок на предмет выявления совершения ими политических преступлений из корыстной или иной личной заинтересованности.

Обобщая вышеизложенные позиции, подчеркнем, что политическая преступность представителей власти против своего населения - преступления, которые сегодня находятся под «тенью» других преступлений, и прежде всего, коррупционных. Однако, проблемы выбора наиболее адекватных, эффективных и совершенных мер борьбы с этими преступлениями требует их относительной самостоятельности и выделения в отдельный блок преступных посягательств. Безусловно, не все предлагаемые меры могут быть одинаково восприняты как научной средой, так и теми, кто инициирует изменение законодательства и непосредственно учувствует в законодательном процессе. Вполне можно предположить и отношение к данным мерам от полного отрицания и неприятия, до частичного признания и одобрения. Вместе с тем проблема политических преступлений и разработки мер борьбы с ней в криминологической науке ставится с 90-х годов и продолжает разрабатываться. Поэтому считаем, что вышеизложенные предложения могут стать индикатором ее обсуждений среди ученых и практиков, и толчком к дальнейшему совершенствованию законодательства в сфере противодействия политической преступности.

Список литературы:

1. Бывший глава ФСБ, депутат Госдумы Николай Ковалев предложил приравнять факты получения взяток высокопоставленными чиновниками к государственной измене// https://lenta.rU/news/2016/11/15/Етептк1/

2. Власть зовет на борьбу с коррупцией совесть чиновников [Электронный ресурс]// http://1prime.ru/state_ геди1айоп/20160220/823762749.Мт1 [Дата обращения 12.10.2017г.]

3. В 2016 году количество преступлений в России снизилось почти на 10% . Новости генеральной Прокуратуры [Электронный ресурс] https://genproc.gov.ru/smi/ г^8/г^Б-1166562/[Дата обращения 12.10.2017 г.]

4. Краткая характеристика состояния преступности в Российской федерации [Электронный ресурс]// https://genproc.gov.ru/upload/iblock/202.pdf/ [Дата обращения 12.10.2017 г.]

5. Криминология. Учебник (Глава XVII)/ Под ред . С.М. Иншакова. - М., 2000.- С.132

6. Криминология. Учебник ( Глава )/ Под ред. А.И. Долговой. - М., 2005. - С. 492

7. Кудрявцев В.Н. Популярная криминология. - М.,

1998.- С.99.

8. Лунеев В.В. Гражданское общество и правовое государство// Общественные науки и современность. -

1999. - №5.- С.66

9. Минтруд готовит текст присяги российских чиновников [Электронный ресурс]http://poNt.пJ/news/2016/06/ 10/ оаШ/[Дата обращения 12.10.2017г.]

10. Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 06.10.2003 № 131-ФЗ (последняя редакция) [Электронный ресурс]// http://www.consultant.ru/ document/Cons_doc_LAW_44571/ [Дата обр. 12.10.17г.]

11. Федеральный закон «О противодействии корруп-ции»[Электронный ресурс]//http://www.consultant.ru/ law/hotdocs/50066.html/ / [Дата обращения 12.10.2017г.]

12. Шестаков Д.А. Террор и терроризм в современной политической криминологии // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 8: Политическая криминология. - Нижнекамск, 2003. - С.65-66

13. http://kdkv.narod.ru/1864/Ss-Spis-prestupnikov.html// [Дата обращения 12.10.2017 г.]

Статья прошла проверку системой «Антиплагиат»;

Оригинальность текста - 87,01%

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.