Научная статья на тему 'Пища в родильно-крестильном обряде Архангельского Севера в конце XIX – начале XX веков'

Пища в родильно-крестильном обряде Архангельского Севера в конце XIX – начале XX веков Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
130
42
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Чухина А. А.

В статье рассматриваются особенности пищи в родильно-крестильном обряде Архангельского Севера в конце XIX – начале XX вв. Автором проанализированы особенности употребления и использования пищи в структуре родильно-крестильной обрядности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Пища в родильно-крестильном обряде Архангельского Севера в конце XIX – начале XX веков»

ПИЩА В РОДИЛЬНО-КРЕСТИЛЬНОМ ОБРЯДЕ АРХАНГЕЛЬСКОГО СЕВЕРА В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ1

© Чухина А.А.*

Северный (Арктический) федеральный университет им. М.В. Ломоносова,

г. Архангельск

В статье рассматриваются особенности пищи в родильно-крестильном обряде Архангельского Севера в конце XIX - начале XX вв. Автором проанализированы особенности употребления и использования пищи в структуре родильно-крестильной обрядности.

Изучение различных сторон материальной культуры, ее этнической специфики - одно из важнейших и традиционных направлений отечественной этнографии. Пища - это тот элемент материальной культуры, в котором более других сохраняются традиционные черты, с ним неизменно связаны представления народа о своей национальной специфике. В данной статье рассмотрены особенности пищи в родильно-крестильной обрядности у русского населения Архангельского Севера в конце XIX - начале XX веков.

Практически на всей исследуемой территории (Шенкурский, Вилегод-ский, Вельский, Мезенский, Пинежский, Холмогорский районы) для облегчения родов производили различные манипуляции с куриным яйцом: «Когда рожать собираешься, умываются с яйца. Берут обыкновенное яйцо куриное и ложат в тарелку. Потом черпают воду кружкой и выплескивают от себя в раковину или на пол. При этом говорят: «Не с первой, не с второй, не с третьей ... а с девятой» и с девятой кружки воду выплескивают на яйцо (в тарелку): «Как вода с яйца скатывается, так с меня рабы Божьей ... младенец скатится. Аминь». При этом надо брать воду из той же тарелки и лить на яйцо» [15, с. 5]; «Вот я слыхала, что яйцо ложат в кружку вон туда в воду, а потом дают вот этой воды, что так быстро родишь, как яйцо кура носит» [1, с. 2]; «Роженице дают попить речной воды, которой предварительно обмыли куриное яйцо: «Как кура яйцо рожает легко, так и у меня ребеночек родись легко» [8, с. 34]. В Каргопольском районе также использовали куриное яйцо, но только в несколько другой форме: «Разобьют яйцо, это яйцо выливают в какой-то туфель <варианты: тапок, сапог>, она должна это выпить ейцо» [9, с. 57]. Обрядовые действия основаны, прежде всего, на народных представления о яйце как начале всех начал, средоточие жизненной силы, символе возрождения и плодовитости [14, с. 498].

1 Статья выполнена в рамках реализации гранта Президента Российской Федерации (МК-4797.2012.6).

* Доцент кафедры Гуманитарных и социальных дисциплин, кандидат исторических наук.

В Мезенском районе бабка брала квашню, замешивала в ней ржаное тесто и давала родильнице это тесто с ложки есть, читая при этом заговоры [10, с. 29]. Аналогичные действия проводила повитуха и в шенкурской традиции: «Бабка берет квашню, замешивает в ней ржаное тесто и дает больной принимать это тесто с ложки» [6, с. 197].

В русской лечебно-магической практике широко применялась соль, что скорее всего связано с ее природными свойствами. Соль наделяли эффектом двойного действия: укрепляющим, придающим твердость и одновременно апотропейным, защищающим от порчи и сглаза [13, с. 589]. В различных вариантах соль на исследуемой территории входила в цикл послеродовых оздоровительных мер. Так, например, на Онежском берегу Белого моря повитуха перед баней терла родильнице солью лоб, читая при этом соответствующий заговор. Соль затем бросала через левое плечо в сторону [10, 48]. Так у ваган сразу после родов было принято давать роженице хлеб с солью: «хлеба с солью сразу давали, чтоб аппетит был» [1, с. 4]; либо в бане хлеб повитуха клала за пазуху роженице, предварительно прочитав заговор [2, с. 3].

Обмывание должно было сообщить ребенку отсутствующие качества. На новорожденного смотрели скорее как на материал, из которого в ходе ритуала можно получить «настоящего» человека [3, с. 43]. Это утверждение, безусловно, справедливо применительно и к рассматриваемым территориям. Прежде всего, это находило выражение в действиях повитухи. Она гладила ему головку, стараясь сделать ее круглее, правила руки и ноги: «Моло-денчика повитуха обмывает теплым молоком, говорит - будет нежная белая кожа. И смотрит, что у него не так, вывихнуто - ли что, то она выправляет. И головку так вот в руках сжимает - округленькой делает» [10, с. 52]; «В баню новорожденного носили в первый день. Бабушка правила ножки, ручки, головенку» [16, с. 154].

Согласно традиционным представлениям в первые дни после родов роженицу навещали женщины с приношениями. Первое семейное торжество по случаю рождения ребёнка - родины. Смысл его сводился к угощению соседок, приносивших роженице в качестве помощи пищу и детские вещи. В Поморье «родинами» назывались приносимые соседками калачи и пряники. В ответ роженица посылала им краяны [5, с. 44]. День этот имел различные названия - бабий день [10, с. 64] (Летний берег Белого моря), каша [1, с. 8] (Каргопольский район), гостинцы несть, родины [1, с. 10] (Шенкурский район) Как правило, на родины приходили в основном женщины. Ассортимент приношений включал, прежде всего, разнообразную выпечку, что обусловлено, скорее всего, спецификой местной пищи и кухни. Вот некоторые примеры: «После к роженке с банниками приходят - это значит с подарками. Каравай приносят, полеваху (пшеничник, вроде сметанника). И на завтра придут и на третий день» [10, с. 64]; «Приходила родня, близкие соседи поздравлять. Напекут пирогов, шанег и в зубеньке несут (это как такая не-

большая корзина). К роженице идти - это у нас называлось гостинцы несть. Мне-то, когда родила 13 зубенек нанесли. Идут, кто когда, кому свободно. И полотенчики приносили и рубашечки, пеленочки» [10, с. 65]; «Обязательно пироги носят, кто чего принесет, кто и шаньги, кто и калачи. Приносили все вкусно что-то» [1, с. 8].

Обычай проведывания носил ярко выраженный характер нетрудовой взаимопомощи. Его следует отнести к аналогичным по значению общинным обрядам, направленным на поддержание нормальной жизнедеятельности каждой отдельной семьи. Возникновение и сохранение обычая связано с нуждами сельской жизни, однако не лишено и христианской окраски - прототип его принесение волхвами даров Деве Марии [7, с. 593].

После крещения обязательно следовало застолье в доме родителей. Проведение его имело существенные локальные различия. Так в деревнях в нижнем течении Северной Двины и Вашки в состав блюд на крестильном обеде обязательно входила каша: « На хрястьбины приходят только женатые, холостые парни и девки не допускаются. Когда бабка ставит на гостевой стол гречневую кашу, она отцу и дитю хорошие слова баит. Гости кашу съедают. Кумы последнюю ложку каши кладут на полку и бают - чтобы крестник, такой же большой вырос» [10, с. 95]; «После крестин непременно бывает обед или ужин, на котором необходимое и главное блюдо составляет пшенная каша. При подаче на стол каши, бабка подносит находящимся в доме по рюмке водки, за что получает от всех деньги (от 1 до 10 копеек); обычай этот называется класть в кашу» [6, с. 135]. Косвенное указание на присутствие каши во время крестинного обеда есть в источниках по Пинежскому уезду: «После крестин у родителей бывает крестинный стол. К столу на угощение приглашаются родственники. Когда крестный и крестная дают деньги, как бы по-чаткою, под названием: роженице в кашу и бабке на зубок» [6, с. 134].

На территории Каргопольского и Шенкурского районов обязательного блюда на крестинном обеде не было, хотя в источниках указывается, что в состав блюд, как правило, входили пироги: «А раньше все испекут такого, напекут пирогов, калачей, да рыбу запекали в пироги» [1, с. 5] (Шенкурский район с. Шеговары); «Тут уж ели кисель клюквенный, да шаньги - блины, обязательно, с толокном» [1, с. 6] (Каргопольский район д. Никифорово).

В пинежской традиции на крестинах присутствовали оба варианта вышеуказанных блюд: «На крестинный обед пекут особые пирожки с овсяной муки, они смазываются сверху маслом и называются кстинчики. Все кушанья готовятся на стол как на большой праздник. Если пост то ставят сельди и квас с кислой капустой. А если нет - то готовят студень и квас с яйцами и мясом, а так же щи и картофельный суп с грибами, на второе - лапша с курятиной или свининой. Главное - к концу гречневая каша. Последнее кушанье - пироги» [10, с. 88]. По данным Т.А. Листовой в состав блюд крестинного обеда в Вологодской губернии так же входили специальные пироги - кстинники

(Тотемский уезд), кстинчики (Никольский уезд) [7, с. 614]. Кстинчики в Никольском уезде и готовились аналогично пинежским - из овсяной муки, сверху мазались маслом.

В Холмогорском уезде на крестильном обеде был распространен обычай, который, как нам представляется, имеет отголоски первобытной кува-ды: «При крещении младенца отцу его, в конце обеденного или вечернего стола подается хлебальная ложка соли, покрытой сверху кашей, обыкновенно употребляемой здесь при крестинах. Обычай этот имеет то значение, что отец новорожденного употребляя ложку соли мог бы хотя бы приблизительно иметь понятие сколь горько и солоно было для его супруги родить дитя» [2, с. 383-384].

Список литературы:

1. Архив Северного Арктического Федерального Университета. Фонд 1, оп. 11, д. 1.

2. Архангельские Губернские Ведомости. - 1877. - № 32.

3. Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре. - СПб., 1993.

4. Балов А.А. Рождение и воспитание детей в Пошехонском уезде Ярославской губернии // Этнографическое обозрение. - 1890. - № 3.

5. Богданков М. С. Домашняя жизнь, нравы и некоторые обычаи поморов // ИАОИРС. - 1910. - № 24.

6. Ефименко П.С. Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии. Ч. 2 - М., 1878.

7. Листова Т.А. Обряды и обычаи, связанные с рождением и воспитанием детей // Русский Север: этническая история и народная культура ХІІ-ХХ века. - М.: «Наука», 2001.

8. Мазалова Н. Е. Родины на Русском Севере: соматические представления // Обряды и верования народов Карелии. - Петрозаводск, 1994.

9. Материалы Каргопольской экспедиции РГГУ 1995 года // Живая старина. - 1996. - № 2.

10. Науменко Г. М. Этнография детства: Сборник фольклорных и этнографических материалов. - М.: Издательство Беловодье, 1998.

11. О нравах и обычаях в Холмогорском уезде // Архангельские Губернские Ведомости. - 1862. - № 45.

12. Обычаи в Новгородской губернии // Этнографическое обозрение. -1894. - № 1.

13. Русский Север: этническая история и народная культура ХІІ-ХХ века. - М.: Наука, 2001.

14. Славянская мифология. Энциклопедический словарь. - М.: Между-нар. Отношения, 2002.

15. Фольклорный Архив САФУ П. П. 384. Текст № 12.

16. Фольклорный фонд Рукописного отдела ИРЛИ (Пушкинский Дом) Колл. 266. П. 2. Текст № 154.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.