Научная статья на тему 'ПЕРВЫЕ НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СФЕРЕ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ЗНАЧЕНИЕ'

ПЕРВЫЕ НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СФЕРЕ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ЗНАЧЕНИЕ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
41
8
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА / СИСТЕМА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ / THE PENITENTIARY SYSTEM. THE SYSTEM OF EXECUTION OF PUNISHMENT / ЛАГЕРЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ РАБОТ / FORCED LABOR CAMPS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Илюхина В.А.

В статье дается общая характеристика шести первых нормативных правовых актов Советской власти в пенитенциарной сфере. Автор комментирует законодательство и определяет значение этих документов в становлении пенитенциарной системы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FIRST NORMATIVE LEGAL ACTS OF SOVIET RUSSIA IN THE PENITENTIARY SPHERE: GENERAL CHARACTERISTIC AND SIGNIFICANCE

The article gives a general characteristic of the first six of normative legal acts of the Soviet power in the penal sphere. The author comments on the legislation and determine the value of these instruments in the development of the penitentiary system.

Текст научной работы на тему «ПЕРВЫЕ НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СФЕРЕ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ЗНАЧЕНИЕ»

В.А. Илюхина*

ПЕРВЫЕ НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СФЕРЕ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ЗНАЧЕНИЕ

Аннотация. В статье дается общая характеристика шести первых нормативных правовых актов Советской власти в пенитенциарной сфере. Автор комментирует законодательство и определяет значение этих документов в становлении пенитенциарной системы.

Ключевые слова: пенитенциарная система, система исполнения наказания, лагеря принудительных работ.

Становление Советской государственности было невозможно без создания собственной целостной системы правоохранительных, судебных и пенитенциарных органов. Советская Россия изначально взяла курс на отказ от «старой» системы государственных органов, поэтому перед ней сразу же встала чрезвычайно актуальная проблема построения нового государства со всеми его атрибутами.

В первое время после Октябрьской революции в стране, как известно, царил хаос. С одной стороны, продолжали действовать некоторые упраздненные органы Временного правительства1. С другой стороны, на местах стихийно создавались различные учреждения, деятельность которых ничем не регулировалась. Также начинали создаваться новые советские органы. Но их становление шло далеко непросто.

Все сказанное выше в полной мере относится и к пенитенциарной сфере. При этом здесь имелась своя специфика. Пришедшие к власти революционеры, хотя и ненавидели тюрьмы, во многих из которых им пришлось посидеть, прекрасно понимали, что просто так отказаться от пенитенциарных учреждений невозможно. Но проблема реформирования тюрем встала чрезвычайно остро, и решать ее нужно было незамедлительно.

В научной литературе становлению советской пенитенциарной системы посвящено немало работ. К настоящему моменту имеются как исследования регионального характера2, так и охватывающие страну в

* Илюхина Вера Алексановна - доцент кафедры теории государства и права, международного и европейского права Академии ФСИН России, кандидат юридических наук, eva3011@bk.ru

1 Особенно это было заметно в судебной сфере (подробнее см.: Демичев А.А. История российского суда присяжных (1864-1917 гг.): Монография. Н. Новгород, 2002. С. 173-174.

См., напр., Ахмадеев Ф.Х. Становление и развитие режима в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР (1917-1930 гг.): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1993; Гиляров Е.М. Становление и развитие исправительно-трудовых учреждений РСФСР в первые годы

целом1. Естественно эти работы основываются в той или иной степени на анализе нормативных правовых актов, регулировавших устройство и деятельность советских пенитенциарных учреждений. Это вполне естественно для историко-правовых работ, так как именно изучение нормативных актов должно лежать в их основе, являться отправной точкой исследования . Однако в указанных работах отсутствует комплексный анализ первых актов Советской власти в пенитенциарной сфере. В данной статье мы, конечно, не компенсируем в полной мере этот пробел, однако попытаемся общую характеристику и выявить значение первых нормативных правовых актов Советской России в пенитенциарной сфере.

Итак, в 1917 - 1919 гг. было принято несколько документов в изучаемой области. Наиболее важными нам представляются шесть нормативных правовых актов, регламентировавших организацию и деятельность советских пенитенциарных учреждений:

1) Постановление Наркомюста РСФСР от 15 декабря 1917 года «О мерах заключения задержанных и об учреждении при тюрьмах следственных комиссий, проверяющих правильность и законность ареста»;

2) Постановление Наркомюста РСФСР от 6 января 1918 года «Об учреждении тюремной коллегии при Народном комиссариате юстиции»;

3) Постановление Наркомюста РСФСР от 24 января 1918 года «О тюремных рабочих командах»;

4) Постановление Наркомюста РСФСР от 23 июля 1918 года «О лишении свободы, как о мере наказания, и о порядке отбывания такового (временная инструкция)»;

5) Постановление ВЦИК РСФСР от 15 апреля 1919 года «О лагерях принудительных работ»;

Советской власти (1917 - 1925 гг.) : дис. ... канд. юрид. наук. М., 1986; Гиляров Е.М., Михайличенко А.В. Становление и развитие ИТУ Советского государства (1917-1925 гг.): учеб. пособие. М., 1990; Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России. М., 1999; Кузьмин С.И. Политико-правовые основы становления и развития исправительно-трудовых учреждений (1917-1936 гг.). М., 1988; Смыкалин А.С. Пенитенциарная система Советской России, 1917 - начало 60-х гг.: (Историко-юридическое исследование): автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1998.

1 См.. напр., Аношин А.И., Гетьман А.С., Кузнецов Н.Н. История системы исполнения наказания на Дальнем Востоке. Хабаровск, 2002; Быков А.В. Становление и развитие пенитенциарной системы Западной Сибири в 1920-е гг.: Дис. ... канд. ист. наук. Омск, 2004; Мельникова О.С. Нижегородские пенитенциарные учреждения в XVII - 20-х годах ХХ века (историко-правовой анализ): Дис... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005; Кузьмина А.С. Становление исправительно-трудовых учреждений в Сибири (1917-1924 гг.): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 1972; Рубинов М.В. Становление и развитие советской пенитенциарной системы, 1918-1934 гг.: (По материалам Урала): дис. ... канд. юрид. наук. Пермь, 2000; Усманова Ф.Р. История становления и развития советской пенитенциарной системы в Тюменском регионе 1918-1956 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. Тюмень, 2004.

2 Демичев А.А. История России и история отечественного государства и права: проблемы соотношения // Российский юридический журнал. 2005. № 1. С. 123.

6) Декрет ВЦИК РСФСР от 17 мая 1919 года «О лагерях принудительных работ»;

Первым нормативным правовым актом советской власти в пенитенциарной сфере являлось Постановление Наркомюста РСФСР от 15 декабря 1917 года «О мерах заключения задержанных и об учреждении при тюрьмах следственных комиссий, проверяющих правильность и законность ареста»1. Его принятие обусловливалось определенной неразберихой, связанной с тем, что после событий Октября 1917 г. субъектам, производящим аресты, было не ясно, куда препровождать задержанных лиц, какие органы должны решать вопрос о законности ареста, в какие сроки это должно происходить. Также к этому моменту задержанных по разным причинам лиц оказалось достаточно большое количество. Необходимо было либо их освободить, либо принять в их отношении процессуальное решение, связанное с передачей дела по подсудности. В названном Постановлении Наркомюста РСФСР от 15 декабря 1917 года был дан ответ на все эти вопросы.

В п. 1 Постановления указывалось куда, НЕ нужно препровождать задержанных. Запрещалось направлять задержанных лиц в задние Смольного института, где ранее находился штаб революционного восстания и революционный трибунал. Ситуация в Петрограде к этому времени несколько стабилизировалась, поэтому в Смольный институт требовалось направлять не всех задержанных, а только наиболее важных - тех, в отношении которых был отдан особый приказ. В соответствие с п. 2 Постановления все арестанты, содержащиеся в Смольном институте, и все вновь задержанные лица должны были незамедлительно отправлены в одну из шести названных тюрем: пересыльную, Кресты, дом предварительного заключения, военно-морскую, тюрьму при комендантском управлении и женскую (Литовский Замок).

П. 3 Постановления требовал, чтобы при каждом из шести названных тюремных учреждений были созданы следственные комиссии. Они должны были существовать до создания постоянных судебно-следственных органов. Следственные комиссии создавались непосредственно в пенитенциарных учреждениях и должны были состоять из трех членов. При этом персональный состав комиссии формировался по соглашению Петроградского Совета с районными советами Рабочих и Солдатских Депутатов.

На временные следственные комиссии возлагались следующие обязанности:

1) в 48-ми часовой срок проверять законность ареста вновь доставляемых лиц. По истечении указанного срока задержанных нужно было освободить, либо направить их дело по подсудности;

2) провести «немедленную проверку» законности содержания всех ранее находившихся в шести указанных тюремных учреждениях лиц. Что подразумевалось под «немедленной проверкой» в Постановлении не указывалось. Видимо речь шла не столько о сроке, сколько об очередности рассмотрения дел следственными комиссиями. Однако при этом должно было соблюдаться правило о рассмотрении дел вновь прибывших арестантов в 48-ми часовой срок.

Советское государство не могло позволить себе оставить не только дореволюционные кадры, но и сам механизм старой пенитенциарной системы. Поэтому абсолютно логичной представляется попытка создания новых органов управления тюремными учреждениями. Первым таким специальным органом стала тюремная коллегия, учреждаемая при Народном комиссариате юстиции. В Постановлении Наркомюста РСФСР от 6 января 1918 года «Об учреждении тюремной коллегии при Народном комиссариате юстиции»1 четко определялось два направления ее тюремной коллегии:

1) «заведование всеми отраслями тюремного быта» и

2) выработка основных начал тюремной реформы.

Необходимость реализации первого направления носила насущный

жизненно необходимый характер, второго направления - перспективный характер.

Тюремная коллегия являлась не только коллегиальным, но и межведомственным органом, т.к. в его состав кроме непосредственно представителей тюремного ведомства (комиссара над главными управлениями мест заключения, комиссаров всех тюрем Петрограда) входили члены от Народного Комиссариата Труда, Народного Комиссариата Просвещения, Народного Комиссариата Государственного Призрения и представитель совета народных судей Петрограда.

Рабочим органом тюремной коллегии стало бюро тюремной коллегии. В его состав первоначально вошли три члена: Головинский, Авдеев и Спундэ. При этом распорядительно-организационные функции возлагались на Головинского.

Составной частью Постановления Наркомюста РСФСР от 6 января 1918 года являлась Инструкция бюро тюремной коллегии, содержащая руководство к действию для членов бюро. В ней были определены задачи бюро тюремной коллегии:

1) общее наблюдение за тюремным бытом и за всеми вопросами санитарными, трудовыми и просветительными тюрем (п. 1 Инструкции);

2) ознакомление с докладами комиссаров тюрем о состоянии вверенных им учреждений (п. 1 Инструкции);

3) подготовка докладов о состоянии тюрем для тюремной коллегии (п. 1 Инструкции);

4) с одобрения Нркомюста принятие экстренных мер, связанных с реализацией вышеназванных задач (п. 2 Инструкции);

5) разработка тюремной реформы (п. 3 Инструкции);

6) принятие неотложных мер, направленных на улучшение тюремного дела, до проведения пенитенциарной реформы (п. 3 Инструкции);

7) создание и организация работы специальных комиссий по различным тюремным вопросам, в том числе комиссии по общественному содействию освобождаемых, которая должна была заняться реформой бывшего патронажа (п. 4 Инструкции).

Для реализации задач бюро в его распоряжение ежемесячно выделялось 500 руб. В качестве технического персонала предполагалась машинистка (ей выдавалась пишущая машинка) и водитель с автомобилем для «разъездов»

В Постановлении Наркомата юстиции от 24 января 1918 г. «О тюремных рабочих командах»1 впервые в Советской России была предпринята попытка перевести пенитенциарные учреждения на частичную самоокупаемость. Для этих целей предполагалось создание тюремных команд. Тюремные команды должны были производить необходимые государству работы.

С одной стороны, вхождение в состав тюремных команд было обязательным для работоспособных лиц, заключенных в тюрьмах (это касалось как осужденных судами, так и подследственных граждан). Другими словами, труд в тюремных командах носил принудительный характер.

С другой стороны, работу в тюремных командах нельзя рассматривать в качестве каторжного труда. Во-первых, в соответствие с п. 1 Постановления Наркомата юстиции от 24 января 1918 г. по степени тяжести работы не могли превышать неквалифицированный труд чернорабочего, т.е. труд заключенных не должен был быть физически более тяжелым, чем у свободных чернорабочих. Во-вторых, арестованные получали за свой труд плату, соответствующей оплате труда в данной отрасли (п. 2 Постановления).

Из заработанных средств одна треть перечислялась в обще-тюремный фонд на улучшение жизни арестованных, а две трети - «записывались за арестованным» и выдавались ему только при освобождении (п. 3 Постановления). Однако в соответствие с п. 4 Постановления одна десятая часть полагающихся арестованному заработанных денег по его просьбе могла выдаваться ему на руки в конце каждой рабочей недели.

Постановление Наркомюста от 23 июля 1918 года «О лишении свободы, как о мере наказания, и о порядке отбывания такового (временная инструкция)» шло в русле ранее наметившихся тенденций отказа от норм дореволюционного праве в целом, и норм пенитенциарного права в частности. Так, в соответствие с п. 1 Постановления утрачивали силу ранее действовавшие Устав о содержащихся под стражей и Устав о ссыльных (том XIV Свода законов Российской империи).

Вместо них как раз и вводилось в действие Постановление Наркомюста от 23 июля 1918 года. По нашему мнению, законодатель прекрасно понимал, что в условиях цейтнота качество принимаемого документа далеко от идеала, и он должен носить временный характер - до замены новым уже постоянным документом. Уже сам подзаголовок данного Постановления - «временная инструкция», - свидетельствовал о временном характере данного нормативно-правового акта.

Пунктом 2 Постановления упразднялось ранее существовавшее деление мест заключения на разряды по тяжести наказаний. В приговорах судебных органов теперь должен был указываться только срок лишения свободы. Причем он должен был в обязательном порядке сопровождаться принудительными работами. В примечании к п. 2 была сделана оговорка, что к лишению свободы приравнивается и присуждение судом к кратковременным (до 3-х месяцев) принудительным общественным работам без заключения под стражу на время, свободное от работы.

Анализ содержания п. 3 данного документа свидетельствует, что в Советской России сохранялась дореволюционная традиция деления мест лишения свободы на мужские и женские. При этом в зависимости от их назначения выделялись следующие виды мест лишения свободы:

1) общие места заключения (тюрьмы);

2) реформатории и земледельческие колонии. Этот вид пенитенциарных учреждений по замыслу законодателя должен был носить воспитательно -карательный характер и ориентировался в большей степени на молодых преступников;

3) испытательные заведения для лиц, по отношению к которым имелись основания для послаблений режима или для досрочного освобождения;

4) карательно-лечебные заведения для помещения арестантов с заметно выраженными психическими дефектами, дегенератов и т. п.;

5) тюремные больницы.

Кроме названных пяти видов мест лишения свободы, находящихся в ведении Наркомюста, в примечании к п. 3 назывались также арестные помещения. Последние предназначались для двух категорий заключенных: 1) кратковременно задержанных милицией и 2) пересыльных арестантов. Арестные помещения для первой категории заключенных находились в ведении местных народных судов, для второй - в ведении НКВД или муниципальных и земских отделов местных Советов Рабочих и Крестьянских Депутатов.

В п. 4 подтверждалось правило, что места лишения свободы финансируются за счет государственного бюджета. В соответствие с п. 5 расходы государства на пенитенциарные учреждения должны были возмещаться за счет содержащихся в них лиц. Между заключенными проводилась специальная раскладка, в соответствие с которой и взыскивались необходимые денежные средства. При этом у трудоспособных заключенных взыскиваемая сумма удерживалась из заработной платы. С тех же, кто не был

по тем или иным причинам способен трудиться, но имел собственные средства, по предписанию заведующего местом лишения свободы, денежные средства взыскивались с их имущества в доход казны.

Устанавливалось, что решение вопросов, связанных с применением уголовных наказаний входит в компетенцию Наркомата юстиции и входящего в ее состав Карательного отдела. Карательный отдел стал органом, заменившим существовавшее до этого Главное управление местами заключения, и подчинялся непосредственно наркому юстиции или члену коллегии Наркомата юстиции.

В структуру Карательного отдела входило девять отделений и три постоянно действующих особых совещания. Их функции и полномочия достаточно подробно регламентировались Постановление Наркомюста от 23 июля 1918 года «О лишении свободы, как о мере наказания, и о порядке отбывания такового (временная инструкция)». В соответствие с названным документом создавались следующие структурные эдлементы:

Отделения:

1) по выработке воспитательно-трудовых методов и карательных мер;

2) распределительное;

3) техническое;

4) сельскохозяйственное;

5) врачебно-санитарное;

6) снабжения;

7) строительное;

8) конвойное;

9) помощи отбывшим наказание.

Особые совещания Карательного отдела:

а) по пенитенциарным вопросам теоретического характера;

б) по вопросам практического применения воспитательно-трудовых мер и организации работ;

в) по вопросам административно-хозяйственным.

Кроме центрального аппарата Карательного отдела существовали и местные органы. Непосредственное управление местами лишения свободы осуществляли их заведующие (директора, начальники). В управлении пенитенциарными учреждениями принимала обязательное участие и коллегия, состоявшая из заведующего, его помощников и лиц педагогического, врачебного и инструкторского персонала, по определению местного Комиссариата Юстиции.

Важными принципами содержания под стражей являлись: 1) обязательный физический труд для трудоспособных заключенных; 2) обеспечение казенной одеждой за счет самого заключенного; 3) передача продуктов с воли допускалась только с разрешения комиссии местного Карательного отдела, при этом продуты шли в общий котел; 4) оплата труда заключенных производилась по ставкам профессиональных союзов

соответственных местностей, при этом только треть заработка зачислялась на счет заключенных. Остальные средства шли на их содержание.

В п. 28-29 Постановления Наркомюста от 23 июля 1918 года устанавливались репрессивные меры к лицам, нарушающим порядок и дисциплину, а также к нежелающим работать без основательных причин.

К нарушителям дисциплины применялись такие меры, как 1) установление более сурового режима (лишение свиданий, переписки и т.п.); 2) изоляция от других заключенных (одиночное заключение, карцер до 14 дней); 3) в исключительных случаях, при частых рецидивах недопустимого поведения, допускался перевод в специальные тюрьмы (изоляторы).

К хулиганам, погромщикам или упорным рецидивистам (речь шла исключительно о поведении внутри пенитенциарного учреждения, а не о преступлениях, за которые заключенные сюда попали) могла быть применена еще одна репрессивная мера. Ее особенностью было то, что применялась она уже после окончания срока заключения. Она состояла в том, что распределительной комиссией в местный революционный трибунал могло быть направлено представление о рассмотрении вопроса о дальнейшей изоляции таких граждан.

К лицам, не желающим трудиться, применялись другие меры воздействия:

1) потраченные на содержание средства записывались в качестве его личного долга. Заключенный не мог выйти из мест заключения, даже после отбытия назначенного судом срока, пока не погасит долг;

2) мог быть произведен перевод на уменьшенный продовольственный по сравнению с другими паек;

3) мог быть отправлен изолятор (особую тюрьму), как неисправимый.

П. 30 регламентировал вопросы, связанные с организацией конвоя.

Конвой оставался в общем подчинении Народного Комиссариата по Военным Делам, но техническое руководство им проводилось Конвойным Отделением Центрального Карательного Отдела.

Советское правительство взяло курс на укрупнение мест заключения. По этой причине мелкие конвойные команды в уездных городах упразднялись.

П. 31 устанавливал требования закрытия мелких тюрем, содержание которых было убыточно и которые не могли полноценно использоваться в воспитательно-трудовых целях (другими словами, не могли обеспечить трудовую деятельность заключенных).

Оценивая Постановление Наркомюста от 23 июля 1918 года «О лишении свободы, как о мере наказания, и о порядке отбывания такового (временная инструкция)», можно согласиться с М.Г. Детковым, что этот документ, с одной стороны, заложил основы советской организации мест лишения свободы, а, с другой стороны, был продолжением сложившейся в

дореволюционный период практики ведомственного регулирования исполнения наказания1.

Постановлением ВЦИК 15 апреля 1919 г. «О лагерях принудительных работ»2 в РСФСР создавался новый тип пенитенциарных учреждений -лагеря принудительных работ. Они открывались с разрешения НКВД при Отделах Управления Губернских Исполнительных Комитетов. При этом первоначальная организация и заведование лагерями принудительных работ возлагалась на Губернские Чрезвычайные Комиссии. Для управления всеми лагерями принудительных работ на всей территории РСФСР создавалось Центральное управление лагерями. Оно учреждалось при НКВД по соглашению с ВЧК.

Данный документ носил своеобразный учредительно-организационный характер и предписывал выработать Накрмомату внутренних дел подробные положения и инструкции о лагерях принудительных работ.

В резолюции V Всероссийского съезда заведующих отделами управлений исполкомов местных Советов была четко обозначена позиция правоприменителя на место лагерей принудительных работ в системе карательных учреждений: «Карательные мероприятия в настоящее переходное время являются серьезным орудием в руках государства для обеспечения здоровой жизни страны. Имея целью оградить общество от преступных посягательств и воздействовать на исправление виновного, наказание лишением свободы в условиях существования диктатуры пролетариата должно носить черты отличные от практиковавшихся при буржуазном строе приемов. Взамен каторги и других типов мест заключения, преследовавших ранее, главным образом, задачу изоляции, ныне выдвигаются на первый план принудительные работы в их истинном значении производственного фактора, имеющего глубокое воспитательное содержание. Сообразно с этим, на двух противоположных полюсах стоят, с одной стороны, принудительные работы с полной изоляцией виновного, с другой стороны, принудительные работы без лишения свободы, а между ними, в качестве промежуточной меры, создание революцией лагеря принудительных работ» .

Из анализа приведенного фрагмента документа, несмотря на его ярко выраженный идеологизированный характер, следует, что на первый план выдвигается именно экономическая составляющая.

В дополнение и развитие Постановления ВЦИК РСФСР от 15 апреля 1919 года «О лагерях принудительных работ» 17 мая 1919 г. был принят Декрет ВЦИК «О лагерях принудительных работ»4. В нем содержались нормы, регламентировавшие организацию и деятельность лагерей принудительных работ.

1 См.: Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России. М., 1999. С. 107.

2 См.: СУ РСФСР. 1919. № 12. Отд. 1. Ст. 124.

Цит. по: Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России. М., 1999. С. 109.

4 СУ РСФСР. 1919. № 20. Ст. 235.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Организация этих пенитенциарных учреждений возлагалась на ГубЧК. Помещения для лагерей выделялись жилищными отделами местных Исполнительных комитетов. Где именно будут располагаться лагеря, зависело от местных условий - их могли создавать как в черте города, так и в находящихся вблизи него поместьях, монастырях, усадьбах и т.д.

ГубЧК занималось только созданием лагерей принудительных работ, а в дальнейшем передавало их в ведение местных Исполнительных комитетов. При этом было необходимо получить разрешение Отдела принудительных работ НКВД.

Лагеря принудительных работ должны были быть открыты в каждом губернском городе и стать довольно крупными учреждениями, рассчитанными минимально на 300 человек.

Общее руководство лагерями принудительных работ осуществлял Отдел принудительных работ НКВД РСФСР. Непосредственный надзор за деятельностью этих мест заключения возлагался на местные Исполнительные комитеты. В обязанности Исполнительных комитетов также входило избрание комендантов лагерей, которые и руководили данными пенитенциарными учреждениями. Избранные коменданты утверждались Отделом принудительных работ НКВД.

В Декрете определялись функции, права и обязанности коменданта и его непосредственных помощников: заведующего хозяйством лагеря и заведующего принудительными работами. Так как лагеря принудительных работ являлись достаточно большими государственными учреждениями, то в них предусматривалось ведение делопроизводства. Для этих целей создавались канцелярии, состоящие из делопроизводителя, казначея-бухгалтера, писцов (по расчету один писец на каждые сто человек заключенных) и машинисток (по расчету одна машинистка на каждые 300 человек заключенных).

Особое внимание в Декрете (п. 20-24) уделялось вопросам санитарного и медицинского надзора. Обратим внимание, что вопросы санитарии и медицины находились в компетенции отдела здравоохранения местного Исполнительного комитета.

Врачи не являлись работниками лагерей, но обязаны были совершать плановое посещение не реже двух раз в неделю. В отличие от врача фельдшер должен был постоянно находиться при лагере. Обязательным элементом лагерного быта являлся приемный покой (лагерный лазарет). В нем обязательными элементами были койки (15 коек из расчета на 300 заключенных) и аптечки.

Исходя из функции лагерей принудительных работ, сюда не должны были доставляться заключенные, страдающих хроническими болезнями и органическими недостатками, делающими их неспособными к труду.

Не допускалось одновременное нахождение заключенных мужчин, женщин и несовершеннолетних в одном лагере. Для каждой из названных категорий были свои лагеря принудительных работ.

Важнейшим принципом организации лагерей принудительных работ была их самоокупаемость, поэтому все заключенные были обязаны заниматься физическим трудом. В некоторых случаях была возможна замена физического труда умственным. Здесь, в первую очередь, играло роль нежелание заключенного, а потребности конкретного лагеря.

На заключенных распространялось большинство норм Кодекса законов о труде 1918 г. (8-ми часовой рабочий день, требования к сверхурочным работам и пр.). Оплата труда производилась по ставкам профсоюзов соответствующих местностей, продовольственный паек (не стоит забывать, что это был период так называемого «военного коммунизма») соответствовал размерам нормы питания для лиц, занятых физическим трудом.

На содержание заключенного, включая питание, одежду, оплату помещения, работы администрации лагеря, караула и пр., из его заработной платы могло вычитаться до 3/4 ее.

Особое внимание уделялось проблеме побега заключенных. Наказание за побег было очень суровым. За первый побег срок наказания мог быть увеличен заключенному вплоть до десятикратного размера от первоначального наказания. В случае рецидива побега дело передавалось на рассмотрение суда революционного трибунала. Последний имел право определить наказание вплоть до высшей меры.

В целях предотвращения побегов администрация могла ввести в лагере круговую поруку. Посредником между заключенными и администрацией лагеря являлся избираемый заключенными староста. Получается, что в системе сугубо режимных учреждений новые власти вводили коллективистские начала: общинность в виде поруки, митинговость в случае выборов заключенными своих лидеров и прочие подобные новшества.

Юридически заключенные обладали рядом прав:

1) жаловаться на действия администрации (у старосты лагеря имелась книга жалоб, которую последний представлял ревизорам);

2) право на свидание с близкими родственниками в воскресенье и праздничные дни без особого разрешения;

3) право встречаться с близкими родственниками в другие дни по особому разрешению;

Следует обратить внимание, что продовольственные передачи отдельным заключенным не допускались. Если у родственников было желание передать продукты, то они поступали в общий котел.

К заключенным, проявившим особое трудолюбие, могли быть применены меры поощрительного характера. В частности, им могло быть дано разрешение жить на частных квартирах и являться в лагерь для исполнения назначаемых работ.

Обратим внимание, что срок заключения не мог быть сокращен отделом принудительных работ НКВД, однако к заключенным лагерь по приговорам судебных учреждений; могли применяться нормы о досрочном освобождении.

В п. 45-49 Декрета «О лагерях принудительных работ» содержались общие требования к лагерным помещениям. Особо оговаривались два момента, обуславливающихся боязнью эпидемий. Во-первых, запрещалось устраивать сплошные нары. Во-вторых, при лагерях устраивались ванны, прачечные и дезинфекционные камеры. Если в лагере не было своей бани, то заключенных не менее двух раз в месяц водили в городские бани. Последнее было возможно, естественно, только при соблюдении особого режима сопровождения и охраны заключенных.

Завершая анализ первых нормативных правовых актов Советской власти в пенитенциарной сфере, можно сделать вывод, что, несмотря на определенную поспешность их принятия, вызванную сложностью и динамичностью исторической ситуации, а также на высокую степень их илеологизированности, они сыграли важную практическую роль в становлении советской пенитенциарной системы.

Библиографический список:

1. Аношин А.И., Гетьман А.С., Кузнецов Н.Н. История системы исполнения наказания на Дальнем Востоке. Хабаровск, 2002.

2. Ахмадеев Ф.Х. Становление и развитие режима в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР (1917-1930 гг.): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1993.

3. Быков А.В. Становление и развитие пенитенциарной системы Западной Сибири в 1920-е гг.: Дис. ... канд. ист. наук. Омск, 2004.

4. Гиляров Е.М. Становление и развитие исправительно-трудовых учреждений РСФСР в первые годы Советской власти (1917 - 1925 гг.) : дис. ... канд. юрид. наук. М., 1986.

5. Гиляров Е.М., Михайличенко А.В. Становление и развитие ИТУ Советского государства (1917-1925 гг.): учеб. пособие. М., 1990.

6. Демичев А.А. История России и история отечественного государства и права: проблемы соотношения // Российский юридический журнал. 2005. № 1.

7. Демичев А.А. История российского суда присяжных (1864-1917 гг.): Монография. Н. Новгород, 2002.

8. Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России. М., 1999.

9. Кузьмин С.И. Исправительно-трудовые учреждения в СССР (1917-1953 гг.). М., 1991.

10. Кузьмин С.И. Политико-правовые основы становления и развития исправительно-трудовых учреждений (1917-1936 гг.). М., 1988.

11. Кузьмина А.С. Становление исправительно-трудовых учреждений в Сибири (1917-1924 гг.): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 1972.

12. Мельникова О.С. Нижегородские пенитенциарные учреждения в XVII - 20-х годах ХХ века (историко-правовой анализ): Дис. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005.

13. Рубинов М.В. Становление и развитие советской пенитенциарной системы, 1918-1934 гг.: (По материалам Урала): дис. ... канд. юрид. наук. Пермь, 2000.

14. Смыкалин А.С. Пенитенциарная система Советской России, 1917 - начало 60-х гг.: (Историко-юридическое исследование): автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1998.

15. Усманова Ф.Р. История становления и развития советской пенитенциарной системы в Тюменском регионе 1918-1956 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. Тюмень, 2004.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.