Научная статья на тему 'Персонал межевых учреждений Оренбургской губернии в конце xviii - начале Х1Х вв'

Персонал межевых учреждений Оренбургской губернии в конце xviii - начале Х1Х вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
29
1
Поделиться
Ключевые слова
ГЕНЕРАЛЬНОЕ МЕЖЕВАНИЕ / GENERAL SURVEYING / БАШКИРЫ / BASHKIRS / ЗЕМЛЕМЕРЫ / THE ORENBURG LAND SURVEY OFFICE / КАНЦЕЛЯРИСТЫ / CLERKS / ОРЕНБУРГСКАЯ МЕЖЕВАЯ КОНТОРА / SURVEYING TEAMS / МЕЖЕВЫЕ КОМАНДЫ / УЕЗДЫ / UYEZDS / ДАЧИ / ДЕСЯТИНЫ / ПЛАНЫ / PLANS / МЕЖЕВЫЕ КНИГИ / PLAT BOOKS / СПОРНЫЕ ДЕЛА / CONTENTIOUS CASES / SURVEYORS / COTTAGES / DESSIATINE

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Акманов Айтуган Ирекович

Данная статья посвящена характеристике деятельности межевых чиновников в конце XVIII начале XIX вв. на территории Оренбургской губернии, которая была связана с проведением генерального межевания земель. В результате данного мероприятия был обеспечен сбор информации о земельных угодьях в крае и их распределении между разными категориями населения, были урегулированы многие земельные споры, подготовлены типовые документы для владельцев и пользователей земли в крае. Для организации такого масштабного мероприятия в крае правительство Российской империи провело большую подготовительную работу для обеспечения землемерными специалистами Оренбургской межевой конторы, являвшейся основным исполнителем этой работы на Южном Урале. Представляет интерес продуманность и последовательность действий межевщиков, которая была обусловлена опытом работы в других губерниях Российской империи. Детальная регламентация действий специалистов способствовала успешному началу межевых работ в крае. В частности, уже в первый год работы на территории Оренбургской губернии землемеры показали достаточно высокий темп земельных измерений. Данное обстоятельство было связано с умелой организацией взаимодействия непосредственных исполнителей в лице землемерных команд и руководства губернской межевой конторы. Важное значение имела своевременная оплата труда межевщиков и поощрение их очередными чинами гражданской службы. Позитивным фактором стало привлечение и некоторой части губернских чиновников для работы по межеванию земли.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Акманов Айтуган Ирекович,

LAND SURVEY OFFICE PERSONNEL IN THE ORENBURG PROVINCE IN THE LATE 18TH AND EARLY CENTURIES

This article focuses on the activities of survey officials in the late 18th early 19th centuries in the Orenburg province. It was associated with carrying out the general land survey. The survey presented information on land in the region and its distribution among various categories of the population; as the result many land disputes have been resolved, standard documents for land owners and users were prepared in the province. In order to organize such a big event in the province the government of the Russian Empire did a lot of preparatory work to provide the Orenburg land survey office, the main performer of the work in the South Urals, with surveyors. Their considered actions and sequence of measures taken was due to the experience in other provinces of the Russian Empire. Detailed regulations on the conditions for the allotment of lands to the surveyors contributed to the successful launch of land surveying in the region. In particular, during the first years of the survey in the Orenburg province surveyors showed a sufficiently high rate of land measurement. It was due to an efficient organization of interaction of immediate performers of the work represented by surveying teams and the provincial land office management. The timely payment for labour of surveyors and promoting them to a regular rank of the civil service were of great importance. A positive factor was that some provincial officials were engaged in surveying the land.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Персонал межевых учреждений Оренбургской губернии в конце xviii - начале Х1Х вв»

ИСТОРИЯ. ЭТНОГРАФИЯ

ife ¿fe th Ф g&^^^^jfejfegfegfejfe Ф ¿fe Ф

А.И. Акманов, e-mail: aytuganakmanov@gmail.com УДК 94 (47)+94(470.57)

ПЕРСОНАЛ МЕЖЕВЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XVIII - НАЧАЛЕ Х1Х вв. *

Знакомьтесь: член редакционной коллегии Акманов Айтуган Ирекович (р.16.05.1966, Уфа, РБ, РФ), историк. Д-р исторических наук (2002), профессор (2005), член-корреспондент Академии наук РБ (2009), зав. кафедрой истории России Башкирского государственного университета. Окончил исторический ф-т БашГУ (1988), аспирантуру исторического ф-та Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (1992). В 1992 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Земельная политика царского правительства в Башкирии в середине XVI — начале XVIII вв.» (МГУ), в 2002 году — докторскую по теме «Аграрная политика правительства и землевладение башкирских общин во второй половине XVI — начале XX вв.» (МГУ).

С 1993 г. — ассистент, ст. преподаватель, доцент истфака БашГУ, с 2002 г. — профессор кафедры Отечественной истории БашГУ, с 2003 г. — ф-та землеустройства и лесного хозяйства БГАУ. С 2005 г. — зав. кафедрой истории России и руководитель методологического семинара преподавателей истфака БашГУ.

Автор более 80 науч. работ, в т.ч. 4 монографий. Главный редактор «Историко-культурного энциклопедического атласа Республики Башкортостан». Подготовил 7 кандидатов исторических наук.

Главные направления научных исследований: аграрная история Южного Урала во второй половине XVI — начале XX вв., история башкирского землевладения, организация и проведение землеустройства и кадастра на Южном Урале в XVII—XX веках.

Соч.: Земельная политика царского правительства в Башкирии в середине XVI — начале XX вв. Уфа, 2000; Башкирское землевладение в XIX — начале XX вв. Уфа, 2000; Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI — начале XX в. Уфа, 2007; Историко-культурный энциклопедический атлас Республики Башкортостан / гл. ред. Акманов А.И. Уфа; М., 2007; История башкирского народа в семи томах. Т. 3. Уфа, 2011 (соавт.); Т. 4. Уфа, 2011 (соавт.)

INTRODUCING a member of the journal's editorial board Aitugan I. Akmanov (b. May 16, 1966, Ufa, the Republic of Bashkortostan, the Russian Federation), historian, Dr.Sc. (History) (2002), Professor (2005), an associate member of the Academy of Sciences of the Republic of Bashkortostan (2009), head of the Chair of the History of Russia at the Bashkir State University; graduated from the Department of History of the Bashkir State University in 1988, did postgraduate studies at the Department of History, Lomonosov Moscow State University, in 1992; in 1992 he defended his thesis for a candidate's degree on The Tsarist Government's Land Policy in Bashkiria in the Middle 16h — Early 1Vh Centuries at Moscow State University, in 2002 his doctoral dissertation on The Government Agricultural Policy and Landownership of the Bashkir Communities in the Second Half of the 16h — Early 20th Centuries at Moscow State University; since 1993 a teaching fellow, a senior teacher, associate professor at the Department of History, since 2002 professor at the Chair of the National History of the Bashkir State University, since 2003 professor at the Department of Land Development and Forest Management, the Bashkir State Agrarian University; since 2005 head of the Chair of History of Russia and guiding a methodological seminar for teachers at the Department of History, the Bashkir State University; author of more than 80 scholarly works, including 4

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в проекте проведения научных исследований («Аграрный вопрос на Южном Урале во второй половине XVI — начале XX вв.»), проект № 13-01-00152.

monographs; editor of The Historical and Cultural Encyclopaedic Atlas of the Republic of Bashkortostan, has supervised 7 theses for a candidate's degree.

The main research area: agricultural history of the Southern Urals in the second half of the 16th — early 20th centuries, history of Bashkir landowning, land management and land survey in the South Urals in the 17th — 20th centuries.

Scholarly works: Land Policy of the Tsarist Government in Bashkiria in the Middle of the 16th — Early 20th Centuries. Ufa, 2000 (In Russ.); Bashkir Landowning in the 19th and Early 20th Centuries. Ufa, 2000 (In Russ.); Land Relations in the Republic of Bashkortostan and the Bashkir Landowning in the Second Half of the 16th — Early 20th Centuries. Ufa, 2007 (In Russ.); Historical and Cultural Encyclopaedic Atlas of the Republic of Bashkortostan (ed. Akmanov A.I.). Ufa; Moscow, 2007 (In Russ.); The History of the Bashkir People in Seven Volumes. Vol. 3. Ufa, 2011 (co-author), Vol. 4. Ufa, 2011 (co-author, in Russ.).

Аннотация

Данная статья посвящена характеристике деятельности межевых чиновников в конце XVIII — начале XIX вв. на территории Оренбургской губернии, которая была связана с проведением генерального межевания земель. В результате данного мероприятия был обеспечен сбор информации о земельных угодьях в крае и их распределении между разными категориями населения, были урегулированы многие земельные споры, подготовлены типовые документы для владельцев и пользователей земли в крае. Для организации такого масштабного мероприятия в крае правительство Российской империи провело большую подготовительную работу для обеспечения землемерными специалистами Оренбургской межевой конторы, являвшейся основным исполнителем этой работы на Южном Урале. Представляет интерес продуманность и последовательность действий межевщиков, которая была обусловлена опытом работы в других губерниях Российской империи. Детальная регламентация действий специалистов способствовала успешному началу межевых работ в крае. В частности, уже в первый год работы на территории Оренбургской губернии землемеры показали достаточно высокий темп земельных измерений. Данное обстоятельство было связано с умелой организацией взаимодействия непосредственных исполнителей в лице землемерных команд и руководства губернской межевой конторы. Важное значение имела своевременная оплата труда межевщиков и поощрение их очередными чинами гражданской службы. Позитивным фактором стало привлечение и некоторой части губернских чиновников для работы по межеванию земли.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Ключевые слова: генеральное межевание, башкиры, землемеры, канцеляристы, Оренбургская межевая контора, межевые команды, уезды, дачи, десятины, планы, межевые книги, спорные дела

Aitugan I. Akmanov

LAND SURVEY OFFICE PERSONNEL IN THE ORENBURG PROVINCE IN THE LATE 18™ AND EARLY 19™ CENTURIES

Abstarct

This article focuses on the activities of survey officials in the late 18th — early 19th centuries in the Orenburg province. It was associated with carrying out the general land survey. The survey presented information on land in the region and its distribution among various categories of the population; as the result many land disputes have been resolved, standard documents for land owners and users were prepared in the province. In order to organize such a big event in the province the government of the Russian Empire did a lot of preparatory work to provide the Orenburg land survey office, the main performer of the work in the South Urals, with surveyors. Their considered actions and sequence of measures taken was due to the experience in other provinces of the Russian Empire. Detailed regulations on the conditions for the allotment of lands to the surveyors contributed to the successful launch of land surveying in the region. In particular, during the first years of the survey in the Orenburg province surveyors showed a sufficiently high rate of land measurement. It was due to an efficient organization of interaction of immediate performers of the work represented by surveying teams and the provincial land office management. The timely payment for labour of surveyors and promoting them to a regular rank of the civil service were of great importance. A positive factor was that some provincial officials were engaged in surveying the land.

Key words: general surveying, Bashkirs, surveyors, clerks, the Orenburg land survey office, surveying teams, uyezds, cottages, dessiatine, plans, plat books, contentious cases

В деятельности любого государства большое значение имеет земельная политика. Это обусловлено тем, что земля является основой для существования различных социумов, т.к. обеспечивает хозяйственную деятельность и функционирование различных социальных институтов. В итоге, значительная часть доходов государства и населения формируется за счет землевладения и землепользования. Именно поэтому управление земельными ресурсами предполагает и проведение периодического учета имеющихся площадей, чтобы обеспечить оптимальные схемы сбора налогов и выполнения повинностей с населения страны и отдельных регионов. Таким образом, формируются условия для создания бюджета страны и для сбалансированного ведения хозяйственной деятельности и стабильных социальных отношений.

В нынешних условиях реформирования экономики и социальной структуры нашей страны представляет интерес анализ истории деятельности государственных учреждений, которые контролировали земельные отношения. Ключевые проблемы социально-экономической и политической истории России и ее регионов отражаются в работе государственных учреждений по управлению земельными делами.

Следует отметить, что порядок и принципы работы межевых структур, их персонал постепенно определялся в ходе практической деятельности с древнейших времен.

Российское государство с момента своего создания в IX веке стремилось проводить организованный учет земельных угодий. Однако земельные измерения эпохи средневековья имели ряд принципиальных недостатков в виде локального характера работ, отсутствия законодательной базы и единой методики измерений, необходимого финансирования этой деятельности и квалифицированных специалистов. Многие из этих недостатков были разрешены в 60-е гг. XVIII в., когда стало осуществляться генеральное межевание земель Российской империи. Особенность этого мероприятия состояла в постепенном развертывании земельных измерений в различных губерниях страны с привлечением большого количества специалистов.

Для практического осуществления генерального межевания на территории края весной 1798 г. Нижегородская межевая контора переехала в Уфу. Выбор уездного города как местонахождение Конторы объясняется тем, что Уфа являлась географическим центром края, что было весьма удобно для руководства процессом межевания. В качестве постоянной резиденции Межевой конторы были отведены здания губернского правления и казенной палаты [1]. Работы в губернии должны были возглавить три члена присутствия и прокурор. Весной 1798 г. к исполнению своих обязанностей приступили 2-й член присутствия титулярный советник И. Жилин и прокурор титулярный советник А.М. Блажиевский. 1-й и 3-й члены присутствия коллежский советник М. Мамышев и титулярный советник А. Протопопов приехали в Уфу только к концу 1798 г. М. Ма-мышев начал свою карьеру армейским офицером, а с 70-х гг. XVIII в. работал в Московской межевой канцелярии, исполняя обязанности директора Чертежной мастерской. Второй член присутствия титулярный советник И. Жилин работал канцелярским служащим в различных государственных учреждениях. Обширными познаниями в области межевого производства обладал и А. Протопопов, ранее работавший в Межевой канцелярии. Функции надзора за соблюдением законности при проведении полевых измерений и разборе споров были возложены на прокурора А. Блажиевского, прослужившего прежде несколько лет на военной и гражданской службе. Важная роль отводилась секретарям Конторы С. Бронникову, В. Мальгину, И. Кадомскому и Г. Дмитриеву, которым вменялось курирование делопроизводства по 2—3 уездам межуемой губернии. Послужной список показывает, что они имели большой опыт канцелярской работы в межевых учреждениях [2. Оп. 7. Д. 478. Л. 8— 13 об.; Д. 484. Л. 3—8; Д. 478. Л. 9—11, Д. 484. Л. 3—6, Д. 167. Л. 117, Д. 478. Л. 13 об. — 16 об.].

При проведении практических измерений основными фигурами являлись землемеры. Весной 1798 г. в Оренбургской конторе их насчитывалось 22 человека. Большинство из них ранее работали в Нижегород-

ской губернии. Из послужных списков чиновников за 1798 г. можно узнать, что значительное количество землемеров было из числа отставных военнослужащих: коллежский асессор A.A. Курочкин, титулярные советники Н.Ф. Палибин, В.П. Головачев, А.К. Фок, губернские секретари И.П. Добровольский, И.И. Шмидт, A.M. Залесский, И.Д. Лаптев, А.И. Казимирский, провинциальный секретарь Д.М. Ястребов, городовые секретари Т.А. Ермаков, И.Г. Ярцев. В то же время часть землемеров с самого начала своей деятельности работала по линии межевого ведомства, проходя всю чиновничью иерархию от второклассного ученика или копииста до должности землемера. К ним относятся титулярный советник Л.Я. Костылев, губернские секретари П.Т. Нилов, П.Е. Жуков, провинциальные секретари А.И. Канаков, В.Ф. Глумилин, С. Хрулев, городовые секретари И.Г. Резанов, В.П. Мартис, И.Е. Щетнев, Ф.С. Громовский. В Конторе было еще четыре вакантных места землемера, их заполнили за счет отличившихся прежде землемерных помощников — коллежских регистраторов В. Лисицына, И. Фомичева, И. Попова, Ф. Семенова [2. Оп. 7. Д. 484. Л. 2 об. — 31].

Землемеры должны были возглавить 27 межевых команд, в состав которых предполагалось включить по одному землемеру, помощнику землемера, ученику 1-го и 2-го класса. К весне 1798 г. из Нижнего Новгорода в Уфу явилось 42 землемерных помощника, 14 учеников первого и 13 — второго класса. Большинство из них имели опыт работы по специальности в тех губерниях, где данная контора проводила измерение земли (Ярославской, Костромской, Нижегородской) [2. Оп. 7. Д. 484. Л. 34—49]. Для обработки документации межевых команд (планов и межевых книг отдельных дач, полевых журналов землемеров) в штате Конторы должны были находиться 20 канцелярских служащих, которые и явились на новое место работы весной 1798 г. Одновременно в Уфу прибыло свыше 100 солдат из местной пехотной дивизии для работы в составе землемерных команд и охраны Чертежной мастерской Оренбургской межевой конторы. Тогда же чиновники Конторы приобрели

канцелярские товары для ведения делопроизводства: большое количество бумаги, красок, чернил, воска, бечевок. Землемерам были розданы межевые инструкции и инструменты (астролябия, десятисаженная железная цепь) [2. Оп. 7. Д. 167. Л. 74-78, 217218].

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Правительство требовало от межевых учреждений соблюдения казенных интересов. Еще до приезда в Оренбургскую губернию руководство Конторы просило от местной казенной палаты подробные сведения о «...числе душ по последней ревизии, также о градской заселенной и незаселенной земле, угодьях прежних служеб служилых людей и их селениях, а от губернского землемера с карт и описания копий». В этом же распоряжении подчеркивается, чтобы была представлена «...о состоящих здесь казне принадлежащих засек, пустопорозжих, выморочных, отписных и тому подобных отдаваемых в оброк разным людям землях именная ведомость с показанием в ней между каких дач или урочищ те земли и в каком состоят...». Другой мерой по защите интересов государства являлось распоряжение Конторы о том, чтобы «...губернское правление и казенная палата распределили уездных землемеров по уездам как поверенных с казенной стороны о казенных землях и лесах...». Кроме того, в связи с проводившимся кошт-ным межеванием в 80-90-е гг. XVIII в. Оренбургская контора могла получить интересующие ее сведения и от Межевой канцелярии. Специальное коштное межевание проводилось землемерами из Межевой канцелярии за счет средств тех землевладельцев, которые хотели обособить свои угодья отдельной дачей и независимо от работ генерального межевания [2. Оп. 7. Д. 167. Л. 6768, 305-305 об.].

14 июня 1798 г. руководство Конторы приняло решение об отправке 17 землемерных команд для полевых измерений. В Вер-хоуральский, Стерлитамакский, Челябинский уезды было направлено по одной, в Оренбургский, Бузулукский, Бугульминский, Мензелинский, Бирский, Уфимский, Троицкий - по две землемерные команды. Как видно, не все землемеры были привлечены к производству полевых измерений. Остав-

шиеся пять (коллежский асессор A.A. Ку-рочкин, титулярные советники Л.Я. Косты-лев и Н.Ф. Палибин, городовой секретарь T.A. Ермаков, провинциальный секретарь С. Хрулев) должны были работать в Чертежной мастерской. Им «...надлежало быть при конторе до окончания сочинения порученных им генеральных планов, атласов, карт Костромской, Ярославской, Нижегородской губерний с их принадлежностями и для свидетельствована оных». На них возложили и другую работу: «...по присылаемым от командированных землемеров в Оренбургскую губернию специальным планам с книгами, по которым делать сочинение генеральных планов, атласов, карт с принадлежностями...». К оставшимся в Конторе чиновникам было прикреплено 14 землемерных помощников, а для ведения повседневной документации Конторы, переписки с различными учреждениями привлекли 32 канцелярских служащих и 26 землемерных учеников. Специфика многонационального региона обусловила потребность в переводчиках. Руководство Конторы информировало об этом вышестоящие инстанции уже с первых лет работы. Однако только в 1802 г. два переводчика с башкирского языка были включены в штат Конторы. Это губернские секретари B.A. Куровская и О.П. Алкин. Перед отправкой межевых команд в полевую работу весь персонал Оренбургской конторы получил жалованье. Самые крупные оклады были у членов присутствия и прокурора. Так, третий член титулярный советник И. Жилин имел годовое жалованье в 375 руб., прокурор титулярный советник А. Блажиевский — 360. Оклады канцелярских служителей — секретарей, регистраторов, подканцеляристов, копиистов составляли 60—130 руб. в год. Землемерам первого класса был установлен годовой оклад в 350 руб., второго — 250 руб. Кроме этого, они обеспечивались пищевым рационом стоимостью 3 руб. 60 коп. в месяц. Землемерные помощники в зависимости от чина получали годовое жалованье 60, 100 и 200 руб., а ученики — по 40 и 60. На содержание персонала Оренбургской конторы (148 чел.) за первые четыре месяца 1798 г. из казны было выделено 5617 руб. [2. Оп. 7.

Д. 167. Л. 270-275; 300-305 об; Д. 484. Л. 8 об.-49].

Деятельность землемеров можно показать на примере трех уездов — Оренбургского, Уфимского, Верхоуральского, которые занимали третью часть территории Оренбургской губернии, а жители представляли все основные сословные группы и значительную долю населения края. Общая площадь уездов составила 9 657 041 дес. (треть территории Оренб. губ.), здесь проживало 155 540 душ обоего пола (пятая часть нас. губ.) [3. Оп. 1. Д. 928, 936, 939, 1885].

В Оренбургский уезд были направлены две команды — губернского секретаря А. За-лесского и городового секретаря Ф. Громов-ского. В партии А. Залесского находились два землемерных помощника — П. Велебоц-кий и А. Шишагин, канцелярист А. Львовский. В распоряжении этих чиновников были 1 унтер-офицер и три солдата, которым надлежало помогать землемерам при измерительных работах, а в случае необходимости и обеспечивать безопасность команды. Первоначально предполагалось, что эта партия начнет межевание губернского центра и ее крепости, однако вскоре в их планы были внесены коррективы. Из-за того, что казенная палата вовремя не предоставила документы о размерах земли г. Оренбург, руководство Межевой конторы решило повременить с измерениями впредь до выяснения магистратом их размеров. С июня по ноябрь 1798 г. командой Залесского были обмежеваны дачи, находящиеся вблизи от губернского центра. Это территории Сеитов-ского посада владения купцов, мещан и казаков площадью 31 579 дес. Параллельно работала и другая межевая партия во главе с Ф. Громовским, состоящая из двух землемерных помощников — И. Сомова, П. Вор-шнина, подканцеляриста Г. Петрова. К ним была приставлена воинская команда из унтер-офицера и трех солдат. Этой партией были обмежеваны казачьи дачи — Бердская казачья слобода (10 982 дес.), деревни Верхние и Нижние Чебенки (11 134 дес.), пустошь «Кашкарский мар» (11 446 дес.). В отдельные дачи были выделены три участка казенных оброчных угодий соответственно площадью 18, 102 и 323 дес. Ими же обме-

жевана дача села Никольского (154 653 дес.), принадлежащего коллежскому советнику Н.И. Тимашеву. Таким образом, партией Ф. Громовского была измерена площадь 7 дач в 188 658 дес. [2. Оп. 7. Д. 167. Л. 225— 227, 308-309 об.].

При полевых измерениях механизм работы землемеров, как и в других губерниях, был традиционным. Об этом можно судить, например, по записям в полевом журнале партии А. Залесского при межевании хутора Мартыновского. Владельцу данного хутора генерал-майору А.А. Углицкому сначала было послано извещение о проведении полевых измерений в августе 1798 г. Затем Углицкий в письме представил Оренбургской конторе своего поверенного (представителя) казака П.М. Федурина. По приезде землемерной партии в назначенное место принимали присягу от поверенного и 12 понятых из числа посторонних людей. Далее землемер А. За-лесский с астролябией обходил данную дачу по границам, показанным поверенным Уг-лицкого, а его помощники П. Велебоцкий и А. Шишагин снимали на план измеряемую местность. Параллельно канцелярист А. Львовский письменно фиксировал границы данной дачи с подробным описанием всех заметных географических ориентиров. Ввиду бесспорного обмежевания границ землемером были получены подписи о согласии от поверенных и понятых в межевой книге данной дачи. После этого вся документация на хутор Мартыновский поступила в Чертежную Оренбургской конторы [2. Оп. 1. Д. 86. Л. 2-2 об., 92 об.; Д. 87. Л. 1, 5, 7, 8, 12].

В Уфимском уезде работали две землемерные команды. Одну их них возглавил городовой секретарь И. Ярцев. В его подчинении были два помощника — С. Резанов и П. Травин, канцелярист Ф. Попов, четыре солдата. Полевые измерения проводились прежде всего в уездном центре - Уфе, затем перешли к близлежащим селениям и пустошам. В течение лета ими была измерена площадь 15 дач в 28 216 дес. По занимаемой площади дачи были разнообразны: дача провинциальной секретарши А.А. Третьяковой (село Рождественское) занимала площадь в 114 дес., секунд-майор С.Н. Зубов с родственниками имели участок пашенной земли в

182 дес. Наиболее крупные по размеру дачи - это село Вознесенское (2 322 дес.), принадлежащее экономическим крестьянам, и поместье титулярного советника Т.С. Аксакова (деревня Сергеевка) размером в 6 625 дес. [2. Оп. 7. Д. 167. Л. 308-309об.; 3. Оп. 1. Д. 1884. Л. 39, 44].

В течение 1798 г. в этом уезде работала и партия коллежского регистратора И. Попова, включающая двух помощников - А. Фролова, В. Дмитриева, подканцеляриста А. Жукова и четырех военнослужащих. Ими измерена площадь 20 дач (19 916 дес.), размеры которых также колебались от нескольких десятков до нескольких тысяч десятин. Различались дачи и по числу владельцев. Так, к наименьшим по площади дачам относятся пустошь Курчеевская (44 дес.) общего владения майора М.Н. Пекарского с родственниками, участок пашенной земли коллежского асессора Л.А. Пахомова и подпоручика М.Н. Головина (88 дес.). Из обмежеванных этой партией площадей самыми крупными были участок сельца Зеленкино (1 678 дес.) секунд-майора Ф.А. Зеленина, пашенная земля (2 452 дес.) общего владения уфимских казаков и дворянина Н.С. Романовского, сенные покосы уфимских казаков (4 250 дес.) [2. Оп. 7. Д. 167. Л. 308-309об.; 3. Оп. 1. Д. 1884. Л. 37-39].

В Верхоуральском уезде работала одна землемерная партия под руководством городового секретаря И. Шетнева. Она начала полевые измерения с территории уездного центра - г. Верхоуральск, площадь которого составила 63 дес. Далее ими отмежевана от городской территории казенная земля (129 980 дес.) и как отдельные дачи были выделены другие казенные владения: Карагай-ская крепость (45 370 дес.), тептярская деревня Митряево (90 580 дес.). Команда И. Шетнева обмежевала также две башкирские деревни - Карагузино Кубеляцкой волости (80 727 дес.), Аптюково Катайской волости (430 142 дес.). В отдельную дачу было выделено озеро Узункуль (675 дес.), принадлежащее Белорецкому железоделательному заводу коллежской асессорши Д.И. Пашковой. За 1798 г. в Верхоуральском уезде размежевано 7 дач общей площадью 777 537 дес. [2. Оп. 7. Д. 167. Л. 309; 3. Оп. 1. Д. 935. Л. 13-15].

При проведении полевых измерений руководство Конторы поддерживало постоянную связь с землемерными партиями через письма, где обсуждались детали межевания отдельных дач. Курьеры ежемесячно доставляли в Контору отчеты землемеров о проделанной работе. При установлении межевых границ между различными дачами первоначально было мало споров, но уже к сентябрю 1798 г. поступили жалобы на действия некоторых землемеров. Так, по Уфимскому уезду было прошение от поверенного Уфы мещанина И.Я. Котельникова об игнорировании его показаний землемером Ярцевым и отмежевании части городских земель в пользу дворянина С.В. Романовского. Аналогичная жалоба поступила от башкир Юм-ран-Табынской волости, где Ярцев обвинялся в игнорировании показаний этих жителей и отмежевании значительной части их вотчинной земли к даче деревни Сергеевка помещика Т.С. Аксакова. В Верхоуральском уезде землемера Щетнева обвинили в том, что при размежевании владений Тамьянской и Тангаурской волостей с Авзяно-Петровским заводом купца М.П. Губина «...заставлял башкирцев писать полюбовную сказку в пользу завода» [2. Оп. 7. Д. 167. Л. 422, 490, 514, 646, 773-774, 820, 865-867].

Итак, за лето и осень 1798 г. семнадцать землемерных команд во всей Оренбургской губернии обмежевали 165 дач общей площадью 1 301 493 дес. Ими было пройдено расстояние в 6 541 версту 229 саженей и на планы снято 8 499 верст 160 саженей. Расхождение в цифрах связано с тем, что землемеры фиксировали на планы все повороты и изгибы границ межуемых дач, не проходя их полностью. Землемерными партиями проводилась работа и по оформлению межевой документации: в течение 1798 г. в Контору поступили планы 152 дач и межевые книги 110 дач. Канцелярские служащие из присутствия Конторы занимались копированием, перепиской и рассылкой проверенных документов (межевых книг, планов дач) по Нижегородской, Костромской, Ярославской и Оренбургской губерниям [4. Оп. 56. Д. 305. Л. 34-35].

В течение 1798 г. штат Конторы пополнялся за счет межевых специалистов, при-

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

бывающих из других губерний, а также за счет местных жителей. Так, протокол Конторы от 30 сентября 1798 г. зафиксировал вступление в должность «...определенного в качестве первого члена надворного советника Мамышева из Межевой канцелярии». Он сразу приступил к изучению представленных «...реэстров о нерешенных делах, ведомости о денежной казне, о состоящих в конторе налицо землемерах и о неявившихся прочих чинах, списки воинской команды, прикомандированной к конторе и ведомость об атласах, планах по Костромской, Ярославской и Нижегородской губернии». Тогда же осенью 1798 г. прибыл землемер губернский секретарь С. Венечанский, которого определили к проверке межевых документов, поступающих в контору. На появляющиеся вакантные места канцелярских служащих привлекали местных жителей. Например, на должность канцеляриста был принят унтер-офицер С. Шестаков, копиистом - дворянин М. Ветошников. К концу 1798 г. основная часть штатных единиц была заполнена, однако это еще не гарантировало успешной деятельности Конторы. Например, первый член присутствия М. Мамышев выразил недовольство нерегулярной подачей ведомостей о проделанной работе. Он отметил и наиболее характерные недостатки работы землемеров при оформлении документации — небрежное оформление планов дач. По его мнению, они допускали неточности при оформлении итогов полевых измерений, не всегда использовали документы коштно-го межевания, имелось значительное количество незавершенной работы по отдельным дачам. Прокурор А. Блажиевский, извещая о плохой дисциплине канцелярских служащих, потребовал от персонала нахождения на работе с 8 часов утра до 5 часов вечера и обязательного контроля со стороны руководства. 8 октября 1798 г. Оренбургская контора предписала всем землемерным командам к 1 декабря завершить полевые измерения и представить собранные материалы на обмежеванные дачи. В течение зимы и весны персонал землемерных команд совместно с канцеляристами должен был заниматься оформлением документации [2. Оп. 7. Д. 167. Л. 771, 865—867об., 990].

Следует отметить, что начало работы Оренбургской конторы правительством было оценено положительно. В феврале 1799 г. большая группа землемеров и их помощников удостоилась повышения чинов. Первый член присутствия надворный советник М. Мамышев стал коллежским советником, а землемеры коллежский асессор А. Либен -надворным советником, титулярный советник Н. Палибин - коллежским асессором. Более трех лет прослужившие в чине губернских секретарей 15 землемеров стали титулярными советниками, 34 помощника были удостоены чина коллежских регистраторов [2. Оп. 7. Д. 168. Л. 111-112, 128-128об.].

В последующие годы межевой персонал продолжил работу в крае. В частности, к 1806 г. были завершены основные измерения по большинству землевладений. Однако вышестоящие Межевая канцелярия (г. Москва) и Межевой департамент Сената (г. Санкт-Петербург) в последующее время неоднократно требовали окончательного завершения всех землемерных работ в крае с официальным оформлением всей межевой документации. Недовольство вызывала также и медлительность в решении спорных дел [4. Оп. 56. Д. 139. Л. 85-87, 139-140, 141142 об.].

Однако на это имелись объективные причины, о которых упоминало руководство

Оренбургской межевой конторы в своих отчетах для вышеуказанных инстанций. Таковыми факторами являлось уменьшение общегосударственного финансирования работ и недостаток квалифицированных землемерных специалистов.

ИСТОЧНИКИ

1. Российский государственный архив древних актов (далее - РГАДА). Ф. 1294. Оп. 2. Д . 9268. Л. I.

2. РГАДА. Ф. 1324.

3. РГАДА. Ф.1355.

4. Российский государственный исторический архив Санкт-Петербурга. Ф. 1350.

REREFENCES

1. Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv drevnikh aktov. F. 1294. Op. 2. D. 9268. L. 1 [Russian State Archive of Old Documents. Fund 1294. Bordereau 2. Individual File 9268. Document Page 1] (In Russ.).

2. Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv drevnikh aktov. F. 1324 [Russian State Archive of Old Documents. Fund 1324] (In Russ.).

3. Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv drevnikh aktov. F. 13SS [Russian State Archive of Old Documents. Fund 1355] (In Russ.).

4. Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv Sankt-Peterburga. F. 13S0 [Saint-Petersburg Russian State Historical Archive. Fund 1350] (In Russ.).

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

К сведению читателей

Вышла книга:

Социокультурный портрет Республики Башкортостан / под общ. ред. Р.М. Валиахметова. - Уфа: Гилем, Башк.энцикл., 2013. -228 с.

Издание является первым опытом комплексного исследования и разработки социокультурного портрета Республики Башкортостан. Авторы анализируют основные тенденции социокультурного развития республики через призму социально-экономических, демографических, этнических, социально-политических и других показателей.

Адресована научным работникам, аспирантам, студентам и всем интересующимся вопросами современного развития регионов России.