Научная статья на тему 'Оценка достаточности основания для возбуждения уголовного дела по факту незаконного сбыта наркотического средства при отсутствии предмета преступления'

Оценка достаточности основания для возбуждения уголовного дела по факту незаконного сбыта наркотического средства при отсутствии предмета преступления Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
987
124
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА / ПОВОДЫ И ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА / CAUSES AND GROUNDS FOR CRIMINAL CASE INITIATION / ПРОБЛЕМЫ / PROBLEMS / ПРОВЕРКА СООБЩЕНИЙ И ЗАЯВЛЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИИ / ОТСУТСТВИЕ ПРЕДМЕТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ / LACK OF SUBJECT OF A CRIME / INITIATION OF A CRIMINAL PROCEEDINGS

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Абрамова Любовь Леонидовна

В статье исследуется проблема оценки достаточности фактических оснований для возбуждения уголовного дела. Обосновывается позиция о том, что надлежащая оценка фактических оснований и принятие законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела во многом зависят не только от профессионализма и добросовестности должностных лиц, уполномоченных проводить проверки сообщений о преступлениях, но и от состояния нормативно-правового регулирования в этой области. Автор приходит к выводу о наличии значительного количества пробелов и противоречий в правовом регулировании деятельности следователей, дознавателей на стадии возбуждения уголовного дела, что свидетельствует о необходимости внесения соответствующих изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Абрамова Любовь Леонидовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE ASSESSMENT OF THE SUFFICIENCY OF THE GROUNDS FOR INITIATION OF CRIMINAL PROCEEDINGS ON THE FACT OF THE ILLEGAL SALE OF DRUGS IN CASE OF LACK OF THE SUBJECT OF A CRIME

The article considers the problem of assessing the sufficiency of the factual basis for the initiation of the criminal proceedings. The author substantiates the position that a proper assessment of factual evidence and making up a lawful and reasoned decision on initiation of the criminal proceedings largely depends not only on the professionalism and integrity of officials responsible for conducting verification of reported crimes, but also on the state of legal regulation in this area. The author comes to the conclusion that there is a significant number of gaps and contradictions in the legal regulation of investigators' and interrogators' activities at the stage of initiation of criminal proceeding, and this fact indicates the necessity of introducing the relevant changes into the Criminal-Procedural Code of the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «Оценка достаточности основания для возбуждения уголовного дела по факту незаконного сбыта наркотического средства при отсутствии предмета преступления»

Противодействие наркоугрозе: = проблемы, пути решения

УДК 343.133:343.1

Любовь Леонидовна АБРАМОВА,

заместитель начальника кафедры уголовного процесса Сибирского юридического института МВД России (г. Красноярск)

luba11177@mail.ru

ОЦЕНКА ДОСТАТОЧНОСТИ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО ФАКТУ НЕЗАКОННОГО СБЫТА НАРКОТИЧЕСКОГО СРЕДСТВА ПРИ ОТСУТСТВИИ ПРЕДМЕТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

THE ASSESSMENT OF THE SUFFICIENCY OF THE GROUNDS FOR INITIATION OF CRIMINAL PROCEEDINGS ON THE FACT OF THE ILLEGAL SALE OF DRUGS IN CASE OF LACK OF THE SUBJECT OF A CRIME

В статье исследуется проблема оценки достаточности фактических оснований для возбуждения уголовного дела. Обосновывается позиция о том, что надлежащая оценка фактических оснований и принятие законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела во многом зависят не только от профессионализма и добросовестности должностных лиц, уполномоченных проводить проверки сообщений о преступлениях, но и от состояния нормативно-правового регулирования в этой области. Автор приходит к выводу о наличии значительного количества пробелов и противоречий в правовом регулировании деятельности следователей, дознавателей на стадии возбуждения уголовного дела, что свидетельствует о необходимости внесения соответствующих изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

The article considers the problem of assessing the sufficiency of the factual basis for the initiation of the criminal proceedings. The author substantiates the position that a proper assessment of factual evidence and making up a lawful and reasoned decision on initiation of the criminal proceedings largely depends not only on the professionalism and integrity of officials responsible for conducting verification of reported crimes, but also on the state of legal regulation in this area. The author comes to the conclusion that there is a significant number of gaps and contradictions in the legal regulation of investigators' and interrogators' activities at the stage of initiation of criminal proceeding, and this fact indicates the necessity of introducing the relevant changes into the Criminal-Procedural Code of the Russian Federation.

Ключевые слова: возбуждение уголовного дела, проблемы, поводы и основание для возбуждения уголовного дела, проверка сообщений и заявлений о преступлении, отсутствие предмета преступления.

Keywords: initiation of a criminal proceedings, problems, causes and grounds for criminal case initiation, lack of subject of a crime.

Отсутствие единообразного подхода правоприменителей к вопросу принятия решений по фактам незаконного сбыта наркотического средства при отсутствии предмета преступления приводит к тому, что почти в каждом втором субъекте Российской Федерации существуют практика отмены прокурорами решений органа дознания или следователей об отказе в возбуждении уго-

ловных дел и требования их возбуждения в отношении неустановленных сбытчиков. Так, следователями СУ УМВД России по Томской области по требованию надзирающих прокуроров, отменивших во втором полугодии 2016 г. решения об отказе в возбуждении уголовных дел в отношении неустановленных сбытчиков наркотиков по материалам, выделенным из административных производств

по фактам задержания граждан в состоянии наркотического опьянения, принятые органом дознания УФСКН России по Томской области в 2014-2015 гг., возбуждены 153 уголовных дела. В СУ УМВД России по Оренбургской области возбуждены 143 уголовных дела (АППГ - 26) по отказным материалам, решения по которым приняты в 2014-2015 годах. Для осуществления расследования в следственные подразделения этого региона из СУ СК России по Оренбургской области поступили 22 уголовных дела, возбужденных по инициативе прокуроров по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ в отношении неустановленных сбытчиков по фактам обнаружения в 2014-2015 годах в биосредах трупов следов наркотических средств. В 50 следственных подразделениях территориальных органов Российской Федерации по фактам сбыта наркотиков лицам, впоследствии умершим от передозировки либо употребившим, в случаях, когда наркотическое средство не изымалось, а исследовались лишь биологические следы в организме человека, уголовные дела не возбуждаются. (Обзор практики выявления, раскрытия и расследования в 2016 году преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, в том числе совершенными организованными преступными группами и преступными сообществами : Следственный департамент МВД России, июль 2017 года (документ опубликован не был)).

Отсутствие возможности осуществления уголовного преследования за совершение «беспредметного» незаконного сбыта наркотиков подтверждается апелляционным определением Верховного Суда Республики Марий Эл от 13 февраля 2017 г., которым из приговора Йошкар-Олинского городского суда от 7 декабря 2016 г. исключены факты сбыта П.Д.М. наркотического средства Ф.А.А. и П.Ф.Д., употребившим его. По мнению прокурора и суда апелляционной инстанции, решение суда первой инстанции основано на предположениях. Аналогичное решение отражено в апелляционном постановлении Московского городского суда от 20 апреля 2017 г. по делу № 10/6588.

Имеется практика вынесения оправдательных приговоров по таким фактам и в Красноярском крае. Исполняя указания Генеральной прокуратуры РФ, в целях наработки и обобщения судебной практики по рассмотрению уголовных дел указанной категории по согласованию с отдельными надзирающими прокурорами в 2008-2016 гг. в суды различных районов Красноярского края следователями подразделений ФСКН и МВД России направлены не менее 10 уголовных дел. В них обвиняемым по совокупности преступлений дополнительно вменялись эпизоды сбыта наркотиков лицам, привлеченным к административной ответственности за их потребление. При рассмотрении уголовных дел судами по указанным дополнительным эпизодам преступной деятельности были постановлены оправдательные приговоры в связи с отсутствием в деянии подсудимых состава преступления со ссылками на отсутствие доказательств вида и массы сбытого наркотического средства. В частности, в приговорах судьями указывалось, что для вменения лицу преступления, предметом которого является наркотическое средство, следует установить принадлежность вещества, находящегося в обороте, к наркотическим средствам, а поскольку для определения вида средства, его размера, названия и свойств, происхождения и способа изготовления требуются специальные познания, то суд должен располагать соответствующим заключением эксперта.

Несмотря на приведенные негативные примеры, по мнению надзирающих прокуроров, сложившаяся на территории Красноярского края правоприменительная практика возбуждения таких уголовных дел является верной. Аргументируется это тем, что ответственность за совершение деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, наступает независимо от размера наркотического средства. Кроме того, высказаны требования о привлечении к ответственности сотрудников, принимавших решения об отказе в возбуждении уголовных дел.

Правоохранительными органами Красноярского края неоднократно предпринимались попытки изменить подход надзирающих прокуроров к возбуждению такого рода уго-

Противодействие наркоугрозе: Щш = проблемы, пути решения

ловных дел. Определенную надежду на изменение ситуации вселяло принятое 27 июня

2014 г. решение межведомственного совещания руководителей правоохранительных органов Российской Федерации, закрепившее необходимость дифференцированного подхода правоприменителей при выделении материалов и принятии процессуальных решений по факту незаконного сбыта в отсутствие предмета преступления.

В дальнейшем позиция МВД России по исследуемому вопросу излагалась в информации Генеральному прокурору РФ от 17 мая 2016 г. № 1/4530 в связи с реализацией поручений Президента РФ от 21 июля

2015 г. № Пр-1439ГС.

Однако предлагаемые проектом МВД России изменения в УПК РФ были оценены Генеральной прокуратурой РФ как противоречащие концепции уголовно-процессуального закона и требующие проверки на коррупциогенность (письмо Генерального прокурора РФ Чайки Ю.Я. в адрес Министра внутренних дел РФ В.А. Колокольцева от 08.04.2016 № 36-46-2016 (документ опубликован не был)).

Полагаем, что сложившаяся парадоксальная ситуация сформировалась вне зависимости от профессионализма и добросовестности должностных лиц, уполномоченных проводить проверку сообщений о преступлениях. Указанное обусловлено несовершенством отдельных норм уголовно-процессуального законодательства, связанных с оценкой фактических оснований для принятия решения о возбуждении уголовного дела. В связи с этим требуется выработка максимально эффективного процессуального механизма оценки достаточности данных о совершенном деянии и принятия по ним законного решения.

С целью обсуждения проблемы 12 декабря 2017 г. состоялось заседание Научно-консультативного Совета при прокуратуре Красноярского края. Учитывая актуальность обсуждаемых вопросов, в работе заседания приняли участие прокурор Красноярского края М.М. Савчин, председатель Красноярского краевого суда Н.В. Фуга, начальник ГУ МВД России по Красноярскому краю

А.Г. Речицкий. Свою позицию обозначили представители ГСУ ГУ МВД России, СибЮИ МВД России. Правовое заключение Совету дал доцент кафедры уголовного права ЮИ СФУ кандидат юридических наук доцент Р.Н. Гордеев. Несмотря на острые «баталии», в дискуссии прозвучали ряд конструктивных предложений по выработке основных подходов к разрешению анализируемой проблемы.

Объективную оценку ситуации в части применения специальных познаний представили специалисты в области химии и медицины. Так, согласно разъяснениям химиков в актах медицинского освидетельствования на состояние опьянения, справках о результатах химико-токсикологических исследований, актах медицинских исследований трупов указываются не сами наркотические средства, а продукты их распада (метаболизма). При этом один и тот же метаболит может свидетельствовать об употреблении 3-4 различных видов психоактивных веществ. Масса обнаруженных в организме метаболитов экспертами не определяется ввиду содержания последних в следовых количествах. Для проведения экспертных исследований биологических материалов организма человека до настоящего времени отсутствуют апробированные методики и соответствующие маркеры определения конкретного вида наркотического средства, а также массы употребленного наркотического средства.

В связи с этим отметим важность инициирования правоприменителем научных исследований в области химии в части разработки официальных методик исследования биологических материалов. При наличии таких разработок вопрос был бы снят.

Однако пока методики отсутствуют, необходимо исходить из действительности ситуации, когда по конкретному материалу предмет предполагаемого преступления -наркотическое средство, его вид и масса не установлены по причине того, что вещество потреблено человеком и объективно как материальный объект в природе не существует. Указывают ли такие данные на наличие основания для возбуждения уголовного дела?

Норма, отраженная в ст. 140 УПК РФ, раскрывает основание возбуждения уголов-

ного дела как наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Рассматривая в уголовно-процессуальном аспекте категорию «признаки преступления», необходимо обратиться к уголовно-правовой характеристике признаков преступления. Согласно ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания, то есть признаками преступления являются общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость.

Оценка характера и степени общественной опасности деяния имеет значение при определении основания для возбуждения уголовного дела, поскольку эти показатели позволяют отграничить преступление от административного правонарушения, дисциплинарного проступка и других малозначительных деяний. Предварительный вывод о незаконном сбыте основывается, как правило, на сведениях, сообщенных лицом, употребившим наркотическое средство, либо на предположении, что лицу, умершему от отравления, наркотик ранее сбыло неустановленное лицо. Формально предполагаемые действия по незаконному сбыту наркотических средств угрожают здоровью населения и общественной нравственности, а значит, являются общественно опасными.

Другим взаимосвязанным критерием (признаком) преступления является противоправность. УК РФ в диспозициях статей Особенной части называет конкретные составы преступлений, за которые устанавливаются санкции. По своей сути уголовная противоправность - это запрещенность деяния соответствующей уголовно-правовой нормой под угрозой применения наказания.

Необходимость краткого изложения уголовного запрета обусловила существование бланкетной формы уголовной нормы. Именно поэтому подавляющее большинство в УК РФ составляют нормы Особенной части с бланкетными диспозициями. В них не определяются или определяются не все признаки состава преступления, а отсутствующие описываются в других нормативно-правовых актах. Исследуемый нами состав преступления,

предусмотренный ст. 228.1 УК РФ, относится к нормам с бланкетной диспозицией. Употребление законодателем в диспозиции ст. 228, 228.1 УК РФ фраз «незаконное приобретение, хранение...», «незаконный сбыт...», «наркотические средства», «психотропные вещества», «аналоги», «растения, содержащие наркотические средства» и т.д. указывает на то, что норма фактически отсылает нас к другим законам, в которых содержится правило или предписание, нарушение которых может повлечь за собой уголовную ответственность. Так, норма отсылает нас к Федеральному закону от 8 января 1998 г. № З-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», в котором определен законный порядок оборота наркотиков, нарушение которого может повлечь за собой уголовную ответственность, в нем же раскрываются термины, которые в самой статье не разъясняются, определяющие предмет преступления: «наркотическое средство», «психотропное вещество», «аналог» и т.д. Перечни запрещенных (ограниченных в обороте) веществ, а также их размеры законодатель поручил формировать и утверждать федеральным органам исполнительной власти, в частности Правительству РФ. Поэтому совершенно обоснованно правоприменитель использует для квалификации действий наркопреступников постановление Правительства РФ от З0 июня 1998 г. № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации», а также постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 г. № 1002 (ред. от 29.07.2017) «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Однако при квалификации действий по незаконному сбыту в ситуации, когда пред-

Противодействие наркоугрозе: проблемы, пути решения

мет преступления - наркотическое средство - не изъят, при определении признака противоправности возникают затруднения. Для определения вида наркотического средства (вещества), его размера, названия и свойств требуются специальные знания. Следователь, как впоследствии и суд, должен располагать соответствующим заключением эксперта или специалиста. [4]

Похожая проблематика прослеживается при исследовании вопроса о предмете преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ. Ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (далее - СТСНПИ), установлена ст. 138.1 УК РФ. Норма рассматриваемой статьи также носит бланкетный характер, отсылает к перечню действий, составляющих оборот специальной техники, указанному в постановлении Правительства РФ от 12 апреля 2012 г. № 287 [1], списку основных видов СТСНПИ, приведенному в постановлении Правительства РФ от 10 марта 2000 г. № 214 [2]; порядку лицензирования деятельности по выявлению электронных устройств, предназначенных для негласного получения информации, который определяется постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2012 г. №314 [3]. Однако, обратившись к указанным документам, мы не найдем не только определения СТСНПИ, но также их конкретных видов и параметров. [6] Указанное объективно свидетельствует о трудностях в установлении предмета преступления, признака противоправности деяния и в конечном итоге основания для квалификации преступления по ст. 138.1 УК РФ. Вместе с тем в данном случае ситуация не является патовой, поскольку предмет преступления имеется в наличии, а трудности в его установлении обусловлены отсутствием законодательного закрепления запрещенности конкретных видов СТСНПИ.

Но установление характеристик предмета преступления в ситуациях, формально подпадающих под незаконный сбыт наркотических средств, невозможно, поскольку наркотическое средство как материальный объект в природе не существует. Не имея предмета

преступления, заключения эксперта с выводами о виде и массе вещества, мы не можем применить законы и подзаконные акты, без которых применение уголовной нормы невозможно в силу ее бланкетности. Следовательно, один из обязательных признаков преступления - признак противоправности (запрещенности) деяния - в рассматриваемой ситуации не подтвердился, что влечет отсутствие основания для возбуждения уголовного дела. Таким образом, квалифицировать вышеперечисленные деяния по ст.228.1 УК РФ, а соответственно, и принять по ним решение о возбуждении уголовного дела крайне затруднительно.

Часть 1 ст. 148 УПК РФ указывает, что при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако основания отказа в возбуждении уголовного дела, предусмотренные ст. 24 УПК РФ, не охватывают ситуаций отсутствия таких признаков преступления, как общественная опасность и противоправность. Отсюда назревает вопрос: допустим ли отказ в возбуждении ввиду отсутствия основания для возбуждения уголовного дела, предусмотренного ч. 1 ст. 148 УПК РФ, но при отсутствии оснований, предусмотренных ст. 24 УПК РФ?

Большинству надзирающих прокуроров представляется, что отказ в возбуждении уголовного дела возможен лишь по основаниям, предусмотренным исключительно ст. 24 УПК РФ.

Действовавшая в УПК РСФСР норма (ч. 1 ст. 113 УПК РСФСР) устанавливала, что «в случае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела, а равно при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу, прокурор, следователь, органы дознания и судья отказывают в возбуждении уголовного дела». Использование законодателем разделительного союза «а равно» позволяло, применяя грамматическое толкование, сделать вывод о возможности отказа в возбуждении уголовного дела при отсутствии оснований к его возбуждению. [5]

В связи с этим современная норма (ч. 1 ст. 148 УПК РФ) требует совершенствова-

ния, что поспособствует исправлению сложившейся ситуации.

В качестве возможного пути следует рассмотреть и внесение изменений в ст. 24 УПК РФ, где необходимо предусмотреть возможность отказа в возбуждении уголовного дела при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела. Заслуживает внимания и вариант дополнения ст. 24 УПК РФ еще одним основанием отказа в возбуждении уголовного дела. В качестве такового можно предусмотреть отсутствие в деянии признаков общественной опасности или противоправности. Безусловно, отказ по данному специфическому основанию никоим образом не должен нивелировать трудности в доказывании, отсутствие судебной перспективы, ведомственные, либо экономические мотивы.

Более того, важно предусмотреть в законе гарантии обеспечения публичных интересов. После принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела по указанному основанию имеющиеся в материалах сведения должны служить органу дознания исходной (ориентирующей) информацией для начала оперативной разработки в целях выявления потенциального преступника. Каждая такая информация должна быть учтена в специальном реестре, содержащем максимальные сведения об «условном сбытчике». После проведения в отношении него комплекса оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление достоверных данных о его преступной деятельности, изъятие наркотического средства и качественное документирование, результат отработки информации должен также быть зафиксирован. Такую модель деятельности можно будет

в полной мере признать отвечающей назначению уголовного судопроизводства.

Принимая же решение о возбуждении уголовного дела в ситуации, когда отсутствует наркотическое средство, мы утверждаем причастность лица к действиям, формально подпадающим под признаки незаконного сбыта наркотических средств. И это вопреки тому, что уголовной ответственности лицо заведомо не подлежит. Продолжением такой деятельности будет проведение ряда следственных действий по установлению обстоятельств произошедшего, которые априори не смогут компенсировать следователю отсутствие предмета преступления. Последствием для правоохранительных органов, государства и общества в любом случае станет констатация невозможности привлечения «условного сбытчика» к уголовной ответственности. Среди немаловажных минусов подобной ситуации - причинение вреда оперативным интересам в виде невозможности дальнейшего документирования и выявления предполагаемой преступной деятельности, поскольку уголовно-процессуальная деятельность носит гласный характер. Возбудив уголовное дело, следователь (дознаватель) обязан провести ряд следственных и иных процессуальных действий, в том числе произвести допрос «условного сбытчика». Последний, узнав о наличии у правоохранителей информации о его преступной деятельности, может попытаться прекратить, приостановить либо максимально сокрыть ее. Думается, что такой подход не может отвечать целям уголовного судопроизводства, поскольку является «наиболее выгодным для наркобизнеса».

Библиографический список

1. Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации : постановление Правительства РФ от 12.04.2012 № 287 // Собрание законодательства РФ. - 2012. - № 16. - Ст. 1885.

Противодействие наркоугрозе: проблемы, пути решения

2. Об утверждении Положения о ввозе в Российскую Федерацию и вывозе из Российской Федерации специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и списка видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ввоз и вывоз которых подлежат лицензированию : постановление Правительства РФ от 10.03.2000 № 214 (ред. от 08.12.2010) // Собрание законодательства РФ. - 2000. - № 12. - Ст. 1292.

3. Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по выявлению электронных устройств, предназначенных для негласного получения информации (за исключением случая, если указанная деятельность осуществляется для обеспечения собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя) : постановление Правительства РФ от 16.04.2012 № 314 // Собрание законодательства РФ. - 2012. - № 17. - Ст. 1988.

4. О судебной практике по делам, связанным с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 (п. 2) // СПС КонсультантПлюс.

5. Николюк, В.В. Стадия возбуждения уголовного дела (в вопросах и ответах) : учебное пособие / В.В. Николюк, В.В. Кальницкий, П.Г. Марфицин. - Омск, 1995. - С. 46.

6. Петроченков, С.Д. К вопросу о предмете преступления, предусмотренного ст. 138.1 Уголовного кодекса Российской Федерации / С.Д. Петроченков, Н.Н. Лыткин // Труды Академии управления МВД России. - 2016. - № 3 (39). - С 23.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.