Научная статья на тему 'Особенности становления англоязычной терминологии уголовного права: лексико-семантический аспект'

Особенности становления англоязычной терминологии уголовного права: лексико-семантический аспект Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
92
18
Поделиться
Ключевые слова
АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ УГОЛОВНОГО ПРАВА / ТЕРМИНОЛОГИЗАЦИЯ / ДЕТЕРМИНОЛОГИЗАЦИЯ / СТАНОВЛЕНИЕ ТЕРМИНОЛОГИИ / ЯЗЫК ДЛЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЦЕЛЕЙ / ENGLISH CRIMINAL LAW TERMINOLOGY / TERMINOLOGIZATION / DETERMINOLOGIZATION / TERMINOLOGY DEVELOPMENT / LANGUAGE FOR SPECIFIC PURPOSES (LSP)

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Анисимова Александра Григорьевна, Капшутарь Елена Сергеевна

Данная статья посвящена одному из важнейших вопросов современной англистики изучению терминологий. В статье рассматриваются особенности становления англоязычной (английской и американской) терминологии уголовного права. Приводится обзор различных процессов в области лексики, имевших место в наиболее значимые периоды становления терминологии уголовного права. Рассматриваемые в статье лексико-семантические процессы систематизированы и выделены в определенные группы. Данная классификация находит свое подтверждение в многочисленных примерах терминов из юридических словарей и документов, а также подкрепляется цитатами из трудов авторитетных зарубежных исследователей в области уголовного права, истории Великобритании и США, а также из исследований в области сравнительного правоведения. В частности, анализируются все стадии процесса терминологизации, а также рассматривается явление детерминологизации, связанное в данной терминосистеме с декриминализацией явлений.

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Анисимова Александра Григорьевна, Капшутарь Елена Сергеевна,

PECULIARITIES OF THE DEVELOPMENT OF ENGLISH CRIMINAL LAW TERMINOLOGY: LEXICAL AND SEMANTIC ASPECTS

The article deals with one of the most important issues of Modern English studies and, namely, with learning and teaching terms of specific fields. The authors study the development of the English (British and American) system of Criminal Law terms; give a review of various lexical-semantic processes that took place during the most important periods of the development of this terminological system. The lexical processes are systematized and classified. This classification is instantiated by examples borrowed from terminological dictionaries and legal documents, and by quotations from the authoritative works of foreign scholars specializing in Criminal Law, Comparative Law, History of the USA and UK. The authors analyse in particular all stages of the terminologization process and consider the phenomenon of determinologization of the given sphere due to decriminalization of offences.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Особенности становления англоязычной терминологии уголовного права: лексико-семантический аспект»

УДК 811.11-112

ББК 81.432.1-324+67.408

А.Г. АНИСИМОВА, Е.С. КАПШУТАРЬ

ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ УГОЛОВНОГО ПРАВА: ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Ключевые слова: англоязычная терминология уголовного права, терминологизация, детерминологизация, становление терминологии, язык для специальных целей.

Данная статья посвящена одному из важнейших вопросов современной англистики -изучению терминологий. В статье рассматриваются особенности становления англоязычной (английской и американской) терминологии уголовного права. Приводится обзор различных процессов в области лексики, имевших место в наиболее значимые периоды становления терминологии уголовного права. Рассматриваемые в статье лексико-семантические процессы систематизированы и выделены в определенные группы. Данная классификация находит свое подтверждение в многочисленных примерах терминов из юридических словарей и документов, а также подкрепляется цитатами из трудов авторитетных зарубежных исследователей в области уголовного права, истории Великобритании и США, а также из исследований в области сравнительного правоведения. В частности, анализируются все стадии процесса терминологизации, а также рассматривается явление детерминологизации, связанное в данной терминосистеме с декриминализацией явлений.

Терминологические исследования в настоящее время становятся все более актуальными как в России, так и за рубежом. Будучи важнейшим средством вербализации специального знания в разных областях - науке и технике, производстве и образовании, искусстве и бизнесе - язык для специальных целей жизненно необходим для профессиональной коммуникации. Статус и дефиниция языка для специальных целей до сих пор однозначно не определены: его считают либо функциональным стилем общелитературного языка, либо подсистемой национального языка [5]. Тем не менее положение о том, что основу любого языка для специальных целей составляют термины, не вызывает споров. Термины возникают и функционируют не в языке в целом, а внутри языков для специальных целей, т.е. тематически очерченных и определенных сущностей, необходимых для общения в ходе профессиональной деятельности.

Прежде чем обратиться непосредственно к особенностям терминологии уголовного права, необходимо сделать ряд вводных замечаний относительно всей терминологической системы права. Терминология уголовного права в любом языке является одной из старейших. Причины данного явления вполне очевидны - для обеспечения правопорядка и функционирования любого государства необходимы законы, а если речь идет о совершаемых преступлениях, то неизбежно появляется понятие уголовного или наказательного права.

Термины уголовное право и карательное (наказательное) право имеют ряд существенных отличий. В настоящее время уголовной (Criminal Law) называется отрасль права, которая определяет нормы поведения в разных сферах жизни, а также наказания за нарушение этих норм. Реализация наказания будет являться правом наказательным (Penal Law). В древнем английском праве разница была несколько другого рода: «всякое уголовное право является карательным по своей природе, т.е. оно достигает своих целей посредством наказания, но не всякое карательное право является уголовным. В английском законодательстве до сих пор существуют многие иски карательного характера, причисляемые к искам гражданским, например, так называемые иски qui tam, в которых частное лицо отыскивает вознаграждение кара-

тельного характера за нарушение какой-либо обязанности, по закону возложенной на другого» [6. С. 9].

Уже на раннем этапе своего развития юридическая лексика столкнулась с рядом существенных терминологических и собственно юридических препятствий. Одной из таких трудностей являлась попытка разграничить понятия преступление и грех (crime, sin). Так, например, disloyalty (измена королю, государственная измена) считалась не только преступлением перед королем или государством, но и преступлением перед Богом. Объяснением этому служит тот факт, что король считался избранным Богом и посему вред, нанесенный королю, был нанесен и вышестоящему.

Свидетельствами тесного переплетения закона и религии в Англии являются также термины, используемые для обозначения нарушений перед церковью (violations to clergy), и ряд терминов, обозначающих религиозные преступления, о которых речь пойдет чуть ниже. Касательно термина violations to clergy существует еще один заслуживающий внимания термин, связанный с упомянутой социальной группой, - benefit of clergy (неподсудность духовенства), который «представляет собой полисемантичный термин, отличающийся семантической историко-территориальной вариантностью, т.к. он использовался в схожих, но отличающихся значениях в разное время в Англии и некоторых американских колониях» [4. C. 264].

Говоря об английской терминологии уголовного права, необходимо очертить хронологические рамки. Целесообразным видится начать рассмотрение терминов с V в. по XIII в., поскольку XIII столетие было отмечено созданием Magna Carta (Великой Хартии Вольностей) в 1215 г. Великая Хартия оказала большое влияние как на систему (соответственно, и терминологию) английского права, так и на становление и развитие американской правовой системы [10].

В целом, не существует единой хронологии становления и формирования английской правовой системы. Крупнейший исследователь сравнительного правоведения Р. Давид выделяет следующие периоды: до нормандского завоевания (с V в. до 1066 г); период становления общего права (с 1066 до 1485 г.); подъем общего права (с 1485 до 1832 г.); с 1832 г. до настоящего времени [3. С. 14].

Следует отметить, что в становлении англоязычной терминологии уголовного права большую роль сыграли латинские и французские заимствования, однако именно исконная лексика явилась основой для зарождения юридической терминологии. В этот период терминология пополнилась такими терминами, как guilt (вина), manslaughter (лишение жизни), murder (убийство), right (право), sheriff (шериф), steal (красть), swear (давать показания под присягой), theft (воровство, хищение), thief (вор), witness (свидетель, свидетельствовать).

При сравнении и сопоставлении терминов раннего периода с терминами, которые составляют терминологию уголовного права сегодня, стоит выделить несколько групп терминов в зависимости от их «терминологической» судьбы.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Первую группу составляют термины, которые перестали быть терминами уголовного права. Чаще всего причиной этому становится декриминализация действия, иначе говоря, потеря состава преступления. Именно к этой группе будут относиться многочисленные лексические единицы, обозначавшие религиозные преступления: overeating (переедание), overdrinking (чрезмерное употребление спиртного), greed (жадность), apostasy (вероотступничество), heresy (ересь), abjuration (отречение), blasphemy (богохульство). Из нерелигиозных нарушений стоит отметить breach of oath (нарушение клятвы), false weights and wrong measurements (обвешивание - в торговле), grasping (захват

собственности), adultery (измена) и другие violations to marriage (преступления перед браком), а также witchcraft (колдовство) и связанный с ним термин witch hunt (охота на ведьм), который также был известен в определенный период и в США и «является примером американизма, термина, обозначающего историческую правовую реалию Североамериканских колоний и вошедшего в общелитературный язык в результате детерминологизации и идиоматизации значения (терминологизм)» [4. C. 264]. Следует также отметить, что наряду с процессом декриминализации идет процесс детерминологизации, т.е. переход термина в слово общего языка.

Во вторую группу целесообразно отнести те термины, которые изменили план содержания или план выражения. Так, breach of loyalty (предательство) стало treason (государственная измена) или espionage (шпионаж). Разница между этими понятиями состоит в том, что для совершения шпионажа (espionage) необходимо сведения получить, а затем распространить или передать. Человек, совершивший государственную измену (treason), этими сведениями обладал изначально. Термин plotting (сговор) стал словом общего языка, а вместо него употребляется термин conspiracy. Термин mayhem (потасовка, членовредительство) стал обозначать большой перечень crimes against public order (преступления против правопорядка).

Термины, которые сохранили свое первоначальное значение и остались неизменными, следует выделить в особую группу. К ним относятся следующие термины: treason (термин существовал наряду с breach of loyalty), contumacy (неповиновение суду), bribery (взяточничество), fraud (мошенничество), false witness (лжесвидетельство), murder (умышленное убийство), manslaughter (непредумышленное убийство, убийство по неосторожности), stealing (кража), spoliation (грабеж, мародерство).

Как и другие системы терминов гуманитарных областей знания, терминология уголовного права состоит, в основном, из консубстанциональных терминов, которые были заимствованы из общелитературного языка и подверглись терминологизации в той или иной степени. Проблемой терминологизации в разное время занимались такие ученые, как Д.С. Лотте, А.А. Реформатский, О.С. Ахма-нова, В.П. Даниленко, Т.Л. Канделаки, В.М. Лейчик, Б.Н. Головин, А.В. Суперан-ская, Р.Я. Кобрин, С.Д. Шелов, А.С. Герд, В.А. Татаринов, М.Н. Володина, С.В. Гринев-Гриневич, Л.А. Капанадзе, С.П. Хижняк и др.

На первой стадии процесса терминологизации термины уже входят в перечни терминологических словарей, но имеют общие семантические черты со словами общего языка: crime, punishment, breach, conduct, pardon.

Вторая стадия процесса терминологизации характеризуется приобретением термином более узкого значения в профессиональной сфере: fine, determination, liability, abuse, witness. Для иллюстрации этого целесообразным видится привести определения из терминологического словаря [11] и словаря общего языка [12]:

Fine (n) - sum of money imposed upon a defendant as a penalty for an act of wrong-doing. В словаре общего языка fine определяется посредством более понятных неспециалисту лексических единиц; a sum of money exacted as a penalty by a court of law or other authority.

Determination в терминологическом словаре определено как a decision by a court or other adjudicative body, в словаре общего языка - the quality of being determined; firmness of purpose.

Liability - an obligation to do or refrain from doing something; a duty that must eventually be performed. В словаре общего языка - the state of being legally responsible for something.

Abuse (n) - mental, physical, and/or emotional mistreatment. Словарь общелитературного языка определяет значение abuse как; the improper use of something.

Witness (n) - one who gives evidence in a cause before a court and who attests or swears to facts or gives or bears testimony under oath.

В общем языке: a person who sees an event, typically a crime or accident, take place.

Третья стадия терминологизации связана с потерей семантической связи со словами общего языка: aid and abet, excessive bail, negligence, trafficking. Именно на этой стадии термин приобретает узкоспециальное значение, что также можно проследить из определений терминов. В терминологическом словаре aid and abet - to actively, knowingly, intentionally, or purposefully facilitate or assist another individual in the commission of a crime. В словаре же общего языка aid и abet даются отдельно: aid - help, typically of a practical nature; abet - encourage or assist (someone) to do something wrong, in particular to commit a crime.

Excessive bail - an amount of bail, which is set at a higher figure than is reasonably calculated, to fulfil the purpose of assuring that the accused will stand a trial and submit to sentence if found guilty. В словаре общего языка такого термина не приводится, но дается определение bail - the temporary release of an accused person awaiting trial, sometimes on condition that a sum of money is lodged to guarantee their appearance in court.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Negligence - failure to exercise that degree of care which a person of ordinary prudence (reasonable man) would exercise under the same circumstances. Определение в словаре общего языка: failure to take proper care over something.

Trafficking - illegally transporting or trading goods or people. В словаре общего языка данный термин отсутствует, но присутствует слово traffic (n) -the transportation of goods or passengers.

Наряду с процессом терминологизации, как уже отмечалось выше для терминосистем характерен и другой процесс, а именно процесс детерминологизации, т.е. процесс, когда термин выходит за рамки своего терминологического поля, а его терминологическое значение полностью совпадает со значением его в общелитературном языке. Когда тот или иной термин становится частью устойчивых выражений, идиом, пословиц или поговорок, можно сказать, что процесс детерминологизации завершен. Многочисленные примеры можно найти как в русском языке: от сумы и от тюрьмы не зарекайся, не бойся суда, а бойся судьи, закон что дышло - куда повернешь, так и вышло, так и в английском: Hell and Chancery are always open; a wise lawyer never goes to a law himself men are never wise but returning from the law; no fee, no law; little money, little law; the glorious uncertainty of law; the law's delay; the more laws the more offenders.

Одно из объяснений причин столь широкого распространения таких высказываний дается в книге английского исследователя: «...¡ike the English culture, the English law may be regarded as the fusion of two great cultural forces -the Germanic 'folk-laws', expressed in the early dooms of Ethelberht and in the laws of Alfred and Canute; and the Roman law, as interpreted by the Norman con-querers, and set forth in the twelfth and thirteenth centuries by Glanvill and Brac-ton... It is interesting to see how many of its basic principles find expression in the common proverbial wisdom of the folk. These proverbs correspond, on a popular level, to the Latin legal maxims of the learned, which represent the concentrated experience of generation of lawyers. Proverbs preserve for us, in most picturesque form, many of the folk attitudes accumulated through the centuries» [7. С. 727].

Формирование и становление американской правовой системы происходили в следующие периоды: с появления первых колоний до 1787 г.; с 1787 г. по 1848 г. до появления первых кодексов в разных штатах; со второй половины XIX в. до настоящего времени [1].

В американской терминологии уголовного права, которая во многом основывается на системе права Великобритании, с течением времени также произошли существенные изменения лексико-семантического плана.

Для иллюстрации этих явлений незаменимыми источниками являются словари терминов юриспруденции разных веков. Так, например, для американской терминологии уголовного права XIX в. таким словарем считается словарь J.Bouvier (Бувье) - Law Dictionary Adapted to the Constitution and Laws of the United States of America (1856 г.). Выбор именно этого периода в американской истории не случаен: после гражданской войны 1861-1865 годов значимые изменения в государственном устройстве отразились в законодательстве и, соответственно, терминологических словарях. При изучении современного состояния терминологии ценным источником является Barron's Law Dictionary by Steven H.Gifis (Sixth Edition, 2010).

Среди лексико-семантических явлений встречаются такие, как изменение плана содержания термина, потеря одного из значений, использование слова общего языка вместо термина, выход термина из употребления, а также переход термина из одной части речи в другую и изменение плана выражения.

Словарь Бувье представляет собой достаточно удобный для использования инвентарий слов. В отличие от него автор современного словаря Steven H. Gifis еще в предисловии к словарю говорит о том, что словарь предназначен для студентов-юристов: «The law school graduate taking a bar examination is counselled to make noises like a lawyer» [9. C. 4].

Основополагающий термин crime в словаре Бувье определяется следующим образом: an offence against a public law. Автор также добавляет: «This word, in its most general signification, comprehends all offences; but in its limited sense, it is confined to felony». Автор выделяет термин felony, приводя далее еще 15 видов других преступлений. В словаре же 2010 г. этот же термин определяется как any act which the sovereign has deemed contrary to the public good; a wrong which the government has determined is injurious to the public and, hence, prosecutable in a criminal proceeding. Также присутствует выделение felonies и misdemeanors и 6 типов других преступлений, например, organized crime - термин, который не существовал в 1856 г.

Другой термин, defence, имеет два значения в словаре XIX в.:

1. Torts. A forcible resistance of an attack by force.

2. Pleading, practice. The denial of the truth or validity of the complaint, and does not signify a justification.

В современном словаре приводится только одно из значений, которое объясняется при помощи схожих с определением 1856 г. терминов, однако вместо термина complaint употребляется термин plaintiff: a denial, answer, or plea opposing the truth or validity of the plaintiff's case. Термин также поменял план выражения и стал defense.

Термин imputation определялся ранее как judgment by which we declare that an agent is the cause of his free action, or of the result of it, whether good or ill. В словаре Barron's приводится другая часть речи - глагол to impute - to assign vicariously to a person or other entity the legal responsibility for the act or another. Определение 1856 г. опирается на термин judgement, в то время как современное определение содержит большее количество терминов той же терминологии.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Термин attorney в словаре Бувье определяется следующим образом: one who acts for another by virtue of an appointment by the latter. В статье также упоминается термин attorney general и дается видовая классификация attorneys; in fact и at law. Эта же классификация лежит в основе определение 2010 г.: may refer to an attorney in fact and at law. An attorney in fact is one who is an agent or representative of another given authority to act in that person's place and name. The general reference to an attorney is usually intended to designate an attorney at law. Определение attorney general дается в той же словарной статье.

Термин elopement, синоним термина adultery, определен у Бувье как the departure of a married woman from her husband, and dwelling with an adulterer. Понятие, выраженное данным термином, декриминализовалось и отсутствует в словаре 20lO г. Однако следует отметить, что в ряде штатов США это до сих пор считается преступлением (Иллинойс, Миннесота, Мичиган), кроме того, данное деяние считается преступлением в среде военнослужащих.

Как видно из примеров, среди лексико-семантических явлений, имевших место при становлении системы терминов уголовного права, встречаются такие, как изменение плана содержания термина (attorney), потеря одного из значений (defense), использование слов общего языка вместо термина, выход из употребления (imputation, elopement). В области морфологии наблюдается переход из одной части речи в другую и изменение плана выражения (imputation-impute).

В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что для освоения языка специальности необходимо знать и уметь правильно употреблять те лексические единицы, которые называют специальные понятия, т.е. термины. Помимо системного подхода [2] к изучению отраслевой терминологии, позволяющего оптимизировать процесс обучения и рассматривать терминологию как целостную терминологическую систему, которая служит своеобразной языковой основой системы специальных понятий, отражающих, в свою очередь, системность научного знания, существует и другой, аналитический подход.

Следует подчеркнуть тот факт, что в культуре обоих рассматриваемых стран существует исторически сложившаяся система понятий, относящихся к области права. Эта система образуется и пополняется под влиянием социально-культурных изменений в жизни общества и государственного устройства. Одной из общих экстралингвистических причин в данном случае является декриминализация, вызывающая детерминологизацию и дальнейший выход термина из употребления.

Что касается появления терминов, важнейшим способом образования терминов в англоязычной терминологии уголовного права являются разные степени процесса терминологизации. Противоположный процесс, детерминологизация, впрочем, не менее интересен и важен для исследователя, поскольку на примере детерминологизированных терминов, входящих в пословицы, поговорки и устойчивые выражения, возможно обнаружить сходства картин мира в разных языках. Интерес к терминологии права объясняется тем, что право и закон имеют самое непосредственное отношение к каждому человеку, при этом нормы права и статьи закона выражаются средствами языка, следовательно, любой человек может столкнуться с юридическими терминами.

Что касается оптимизации преподавания ЯСЦ, следует отметить, что обучение юридическому английскому языку только тогда будет продуктивным, когда учащиеся в полной мере овладеют метаязыком своей специальности, в основе которого лежит целостная система понятий права, находящая свое отражение в системе терминов. Приходится констатировать, что наряду

со всеобщим признанием значимости терминов для процесса обучения, в процессе преподавания зачастую не уделяется должного внимания вопросам анализа состава этой лексической категории. С нашей точки зрения, ответом на вопрос об оптимизации преподавания языка для специальных целей является соединение теоретических результатов лингвистических исследований с практикой преподавания.

Литература

1. Агабалиева И.Э. Формирование американской правовой системы // Актуальные вопросы юридических наук: материалы междунар. науч. конф. Челябинск: Два комсомольца, 2012. С. 102-105.

2. Анисимова А.Г., Архипова М.А. Англоязычные юридические термины: оптимизация процесса обучения // Вестник МГИМО-Университета. 2014. № 4(37). С. 294-299.

3. Давид Р. Основные правовые системы современности. М.: Междунар. отношения, 2009. 456 с.

4. Иконникова В.А. Возникновение и развитие культурного компонента в англоязычной юридической терминологии (на материале терминосистем Англии, Шотландии и США): дис. ... д-ра филол. наук. М., 2014. 496 с.

5. Пономаренко Е.В. Системный подход как методологическая основа изучения речевой деятельности // Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарная серия. 2006. № 1(41). С. 134-138.

6. Черри Р. Развитие карательной власти в древних общинах. М.: Либроком, 2012. 110 с.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

7. Bond D.F. The Law and Lawyers in English Proverbs. American Bar Association Journal, 1935, vol. 21, no. 11, pp. 724-727.

8. Bouvier J. A Law Dictionary Adapted to the Constitution and Laws of the United States of America. Philadelphia, 1856, vol. 1, 724 p. [reprint 2011].

9. Steven H. Gifis. Barron's Law Dictionary. Sixth Edition. N.Y., 2010, 608 p.

10. Harold D. Hazeltine. The Influence of Magna Carta on American Constitutional Development. Columbia Law Review, 1917, vol. 17, no 1, pp. 184-197.

11. A Dictionary of Law. Oxford University Press, 2009, 624 p.

12. http://www.oxforddictionaries.com.

АНИСИМОВА АЛЕКСАНДРА ГРИГОРЬЕВНА - доктор филологических наук, профессор кафедры английского языкознания, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва (anissimova@list.ru).

КАПШУТАРЬ ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА - аспирантка кафедры английского языкознания, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва (elena.kapshutar@gmail.com).

А. ANISIMOVA, E. KAPSHUTAR

PECULIARITIES OF THE DEVELOPMENT OF ENGLISH CRIMINAL LAW TERMINOLOGY:

LEXICAL AND SEMANTIC ASPECTS Key words: English Criminal Law terminology, terminologization, determinologization, terminology development, Language for Specific Purposes (LSP).

The article deals with one of the most important issues of Modern English studies and, namely, with learning and teaching terms of specific fields. The authors study the development of the English (British and American) system of Criminal Law terms; give a review of various lexical-semantic processes that took place during the most important periods of the development of this terminological system. The lexical processes are systematized and classified. This classification is instantiated by examples borrowed from terminological dictionaries and legal documents, and by quotations from the authoritative works of foreign scholars specializing in Criminal Law, Comparative Law, History of the USA and UK. The authors analyse in particular all stages of the terminologization process and consider the phenomenon of determinologization of the given sphere due to decriminalization of offences.

References

1. Agabalieva I.E. Formirovanie amerikanskoi pravovoi sistemy: Aktual'nye voprosy yuridicheskikh nauk: materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii [Formation of American Legal System: Topical Issues of Legal Sciences: Proceedings of the International Scholarly Conference]. Tchelyabinsk, Dva kom-somol'tsa Publ., 2012, pp. 102-105.

2. Anisimova A.G., Arkhipova M.A. Angloyazychnye yuridicheskie terminy: optimizatsiya protses-sa obucheniya [English Law Terms: Optimization of the LSP Teaching Process]. Vestnik MGIMO-Universiteta [MGIMO-University Bulletin], 2014, no. 4(37), pp. 294-299.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

3. David R. Osnovnye pravovye sistemy sovremennosti [Major Contemporary Legal Systems]. Moscow, 2009, 456 p.

4. Ikonnikova V.A. Vozniknovenie i razvitie kul'turnogo komponenta v anglojazychnoj juridicheskoj terminologii (na materiale terminosistem Anglii, Shotlandii i SShA): dis. ... d-ra filol. nauk [Formation and Development of the Cultural Component of English Law Terminology (Based on Case Study of England, Scotland and USA). Doct. Diss.]. Moscow, 2014, 496 p.

5. Ponomarenko E.V. Sistemnyj podhod kak metodologicheskaja osnova izuchenija rechevoj de-jatel'nosti [Systemic approach as a Methodological Basis for Speech Activity Studies]. Vestnik Samars-kogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnaja serija [Bulletin of Samara State University. Humanities series], 2006, no. 1(41), pp. 134-138.

6. Cherry R. Razvitie karatel'noi vlasti v drevnikh obshchinakh [Lectures on the Growth of Criminal Law in Ancient Communities]. Moscow, Librokom Publ., 2012, 110 p.

7. Bond D.F. The Law and Lawyers in English Proverbs. American Bar Association Journal, 1935, vol. 21, no. 11, pp. 724-727.

8. Bouvier J. A Law Dictionary Adapted to the Constitution and Laws of the United States of America. Philadelphia, 1856, vol. 1, 724 p. [reprint 2011].

9. Steven H. Gifis. Barron's Law Dictionary. Sixth Edition. N.Y., 2010, 608 p.

10. Harold D. Hazeltine. The Influence of Magna Carta on American Constitutional Development. Columbia Law Review, 1917, vol. 17, no 1, pp. 184-197.

11. A Dictionary of Law. Oxford University Press, 2009, 624 p.

12. http://www.oxforddictionaries.com.

ANISIMOVA ALEKSANDRA - Doctor of Philological Sciences, Professor of the English linguistics Department, Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russia.

KAPSHUTAR ELENA - Post-Graduate Student, English Linguistics Department, Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russia.

Ссылка на статью: Анисимова А.Г., Капшутарь Е.С. Особенности становления англоязычной терминологии уголовного права: лексико-семантический аспект // Вестник Чувашского университета. - 2015. - № 4. - С. 215-222.