Научная статья на тему 'ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ И ОТГРАНИЧЕНИЯ ХУЛИГАНСТВА ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ'

ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ И ОТГРАНИЧЕНИЯ ХУЛИГАНСТВА ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
103
22
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРЕСТУПЛЕНИЕ / ХУЛИГАНСТВО / КВАЛИФИКАЦИЯ / МАССОВЫЕ БЕСПОРЯДКИ / ВАНДАЛИЗМ / ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Пачулия Нестор Анзорович

В статье исследуются исторические аспекты формирования уголовного законодательства и ответственности за хулиганство. Проводится анализ отличительных характеристик исследуемого преступления в законодательстве РСФСР и РФ. Представлена характеристика хулиганства как вида уголовного преступления согласно действующему российскому уголовному законодательству. Выделяются основные уголовно-правовые характеристики, позволяющие отграничить хулиганство от смежных составов преступлений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FEATURES OF QUALIFICATION AND SEPARATION OF HOOLIGANISM FROM RELATED OFFENCES

The article examines the historical aspects of the formation of criminal legislation and responsibility for hooliganism. The author analyzes the distinctive characteristics of the crime under study in the legislation of the RSFSR and the Russian Federation. The article presents the characteristics of hooliganism as a type of criminal offense in accordance with the current Russian criminal legislation. The main criminal-legal characteristics that allow us to distinguish hooliganism from related crimes are highlighted.

Текст научной работы на тему «ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ И ОТГРАНИЧЕНИЯ ХУЛИГАНСТВА ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ»

УДК 343.34

DOI 10.23672^6824-4452-2233^

Пачулия Нестор Анзорович

адъюнкт кафедры уголовного права и криминологии, Краснодарский университет МВД России lelele2011@bk.ru

Nestor A. Pachulia

Adjunct of the Department of Criminal Law and Criminology, Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of Russia lelele2011@bk.ru

Особенности квалификации

и отграничения хулиганства от смежных составов преступлений

Features of qualification

and separation of hooliganism from related offences

Аннотация. В статье исследуются исторические аспекты формирования уголовного законодательства и ответственности за хулиганство. Проводится анализ отличительных характеристик исследуемого преступления в законодательстве РСФСР и РФ. Представлена характеристика хулиганства как вида уголовного преступления согласно действующему российскому уголовному законодательству. Выделяются основные уголовно-правовые характеристики, позволяющие отграничить хулиганство от смежных составов преступлений.

Ключевые слова: преступление; хулиганство; квалификация; массовые беспорядки; вандализм; общественный порядок.

Annotation. The article examines the historical aspects of the formation of criminal legislation and responsibility for hooliganism. The author analyzes the distinctive characteristics of the crime under study in the legislation of the RSFSR and the Russian Federation. The article presents the characteristics of hooliganism as a type of criminal offense in accordance with the current Russian criminal legislation. The main criminal-legal characteristics that allow us to distinguish hooliganism from related crimes are highlighted.

Keywords: crime; hooliganism; qualification; riots; vandalism; public order.

У головная ответственность за хулиганство не новый вид уголовно наказуемого деяния. В 1956 году РСФСР решила расправиться со своей растущей хулиганской проблемой не путем предоставления небольшому числу людей больших тюремных сроков, а путем предоставления большому числу людей наказаний легкой степени тяжести. С принятием Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 декабря 1956 г. «Об ответственности за мелкое хулиганство» государство создало менее тяжкую форму хулиганства и менее тяжкую форму хулиганского наказания для борьбы с самыми мелкими и обыденными проявлениями этой многовалентной преступной категории. Кроме того, было произведено разграничение между преступным поведением и проступком, что обеспечило снижение числа таких преступлений.

Указ о мелком хулиганстве, смягчив определение хулиганства, превратил обыденное пограничное поведение повседневности в преступление, за совершение которого могли привлечь к уголовной ответственности и дать реальный срок тюремного заключения.

Уголовное законодательство РСФСР определяло хулиганство как любое преднамеренное поведение, нарушающее общественный порядок и выражающее явное неуважение к обществу. Данная формулировка существовала до принятия нового Уголовного кодекса РФ 1996 года.

Позже, статья 213 Уголовного кодекса Российской Федерации установила ответственность за хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу [1], которое выражается в следующем:

Во-первых, в применении насилия к гражданам либо угрозой его применения. При таком составе важное значение для квалификации имеет способ совершения деяния. Так, например, Президиум Вологодского областного суда от 29.10.2018 по делу № 44У-43/2018 указал на наличии при таком составе издевательства или глумления над личностью потерпевшего [4].

Издевательства связаны со многими негативными последствиями, включая воздействие на психическое здоровье, употребление психоактивных веществ и самоубийства. Поэтому в данном случае смежным составом можно назвать ст. 110 УК РФ «Доведение до самоубийства». Эти преступные деяния будут различаться характеристикой объективной стороны: в рамках смежного состава издевательство над личностью всегда будет иметь регулярный характер. Ю.А. Уколова [10] пишет, что особым объектом ст. 110 УК РФ является жизнь человека. Это еще одно различие между содержательными особенностями ст. 110 УК РФ и ст. 213 УК РФ.

Во-вторых, наличии мотивов политической, идеологической, расовой, национальной или

религиозной ненависти или вражды либо мотивов ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. В таком случае, схожим по характеристике деяния будет убийство по вышеуказанным мотивам (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Различия же состоят в последствиях преступного деяния.

Схожими также являются составы, предусматривающие публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ) и другие экстремистские преступления. Такие деяния нацелены на возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни, тогда как сами идеи межрелигиозного и иного противостояния лежат в описании деяния, предусмотренного п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Экстремизм, по самой своей природе, является сложным явлением, хотя его сложность порой довольно проблематично выявить. В самом общем понимании, этот термин можно описать как уникальную деятельность, наряду с убеждениями, установками, чувствами, далекими от обыденности. В конфликтных ситуациях экстремизм проявляется как «жесткая форма конфронтации». Важно отметить, что однозначность в определении экстремизма в мировом научном сообществе отсутствует, что вызывает трудности с определением состава преступного деяния и его соотношения со схожими преступлениями.

В-третьих, в месте его совершения: на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а также, на любом ином транспорте общего пользования.

Проблемные вопросы имеются также при квалификации хулиганства и действий, угрожающих безопасной эксплуатации транспортных средств (ст. 2671 УК РФ). Так, характеристикой объективной стороны хулиганства является его совершение на одном из видов транспорта, тогда как ст. 2671 УК РФ устанавливает ответственность за действия, угрожающие безопасности эксплуатации транспортных средств.

Проблемы квалификации вызваны отсутствием четкого разграничения указанных преступных деяний степенью общественной опасности, а также, с характеристикой действий участников преступного события и особенностями толкования некоторых понятий (вид транспорта и др.).

Отдельной проблемой разграничения ст. 2671 УК РФ и 213 УК РФ можно назвать сложности с характеристиками субъективных признаков преступлений. Они затрудняют принятие решений относительно схожих преступлений против безопасности при движении и эксплуатации транспорта, а также при нарушении правил охраны труда.

Квалификационные составы включают в себя применение оружия (предметов в качестве такового), группой лиц, в том числе, по предварительному сговору или организованной группой, а также, в форме сопротивления представителю власти (иному уполномоченному на сохранение общественного порядка лицу) [1].

В Толковом словаре Ожегова данный вид преступления толкуется как поведение человека, который в грубой форме нарушает сложившийся общественный порядок и является явным неуважением к гражданам, обществу и человеческому достоинству [9]. В этом понятии имеются определенные признаки квалификации, которые, по сути, отграничивают деяние, например, от мелкого хулиганства, ответственность за которое регулируется административным законодательством. Так, в рамках административного производства мелкое хулиганство сопровождается нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества [2].

Указанные квалифицирующие признаки значительно упрощают отграничение уголовно наказуемого хулиганство от схожего административного правонарушения.

Проблемы квалификации имеются при определении категории «грубое нарушение общественного порядка» и «явное неуважение к обществу». Указанные категории имеют субъективные характеристики и могут расцениваться разными субъектами (судами, прокуратурой, следственными органами) при квалификации различным образом.

Единого мнения относительно разграничения между указанными терминами в научной литературе и на законодательном уровне не определено, соответственно, такие признаки имеют оценочный субъективный характер.

К смежным составам хулиганства можно отнести массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ) и вандализм (ст. 214 УК РФ).

Хулиганство отграничивают от массовых беспорядков (ст. 212 УК РФ) характеристикой объективной стороны преступления, в том числе, оно не имеет признака вооруженного сопротивления представителю власти, а также, дифференциации ответственности за массовые беспорядки в зависимости от той роли, которую выполняет лицо в процессе совершения преступления. Кроме того, мотив хулиганства, в отличие от мотива преступлений в форме массовых беспорядков, влияет на квалификацию деяния.

Также, массовые беспорядки отличаются от хулиганства степенью общественной опасности.

Интересны особенности квалификации уголовной ответственности за аналогичные преступления в зарубежных странах. Так, в англо-американских правовых системах уголовное преступление в форме массовых беспорядков заключается главным образом в нарушении мира. Согласно кодексам континентальной Европы, преступление требует вмешательства или сопротивления государственной власти.

А.А. Алимпиев [6, с. 18] указывает на то, что в основу разделения смежных составов в зарубежных странах часто ставят степень общественной опасности. Так, например, в Соединенных Штатах, Соединенном Королевстве и Индии

преступление в форме организации массовых беспорядков схоже с российским прототипом хулиганства именно по степени общественной опасности. Обычно, оно является проступком, наказуемым легкими приговорами. Однако законы Соединенного Королевства предусматривают более суровые меры наказания, если организаторы массовых беспорядков отказываются разойтись после того, как им это приказал магистрат (правоохранительные органы). В Соединенных Штатах, Канаде и Индии за массовые беспорядки против государственной власти наказание ужесточается.

С.В. Векленко [7, с. 24] отмечает, что в Германии массовые беспорядки являются преступлением против государственной власти, а меньшие акты группового насилия называются нарушениями общественного спокойствия, то есть также как в и в России не являются предметом регулирования уголовного законодательства. Чтобы беспорядки переросли в массовые как форму уголовного преступления, должностному лицу, занимающемуся исполнением своих обязанностей, необходимо оказать сопротивление, подвергнуться нападению или угрозе.

Французское право не определяет массовые беспорядки отдельно, но рассматривает их как особый случай сопротивления государственной власти [11]. Нарушение мира, которое занимает центральное место в англо-американской концепции массовых беспорядков, не рассматривается во французском праве как преступление.

Следует отметить, что в российском уголовном законодательстве в случае совершения хулиганства в отношении отдельного гражданина, преступление по данной статье квалифицируется как преступление против личности. Данный вывод подтверждается и сложившейся судебной практикой [3].

Как указывает М.А. Агаджанян [5, с. 5], хулиганство отграничивается от вандализма (ст. 214 УК РФ) как смежного состава преступления степенью общественной опасности, выражающейся в продолжительности и интенсивности совершаемых действий, размером вредных последствий и мотивом.

При их разграничении необходимо акцентировать внимание на предмете, а также специфике объективных и субъективных признаков элементов состава этих деяний.

Как указывает О.В. Журкина [8, с. 42], хулиганство посягает на общественный порядок, а преступления против собственности - на отношения собственности.

В целях устранения проблем квалификации и правоприменения предлагается:

- на законодательном уровне определить содержание таких категорий, как «грубое нарушение общественного порядка» и «явное неуважение к обществу»;

- на законодательном уровне определить содержание таких категорий, как «вид транспорта» для квалификации исследуемых понятий;

- разъяснить характеристики субъектного состава преступлений, предусмотренных ст. 2671 УК РФ и 213 УК РФ;

Предлагаемые направления развития нормативно-правового регулирования позволят улучшить практику правоприменения и, соответственно, закрепят соблюдение прав и гарантий граждан на организацию обоснованного правосудия.

Литература:

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № бЗ-ФЗ (ред. от 30.12.2020) // Российская газета. 12.01.2021. № 2.

2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 04.02.2021) // Российская газета. 08.02.2021. № 25.

3. Кассационное определение Тульского областного суда от 24.10.2012 по делу № 22-2181. URL : https://cloud.consultant.ru/cloud/cgi/online.cgi7rncU C1 D2A3A61 E4BA4DBEF1365E4896D752F&req=d oc&base=SOKI&n=64943&REFFIELD=134&REF DST=100009&REFD0C=29840&REFBASE=PSR& stat=refcode%3D10881%3Bindex%3D5#z7om 6bfxu8

4. Постановление Президиума Вологодского областного суда от 29.10.2018 по делу № 44У-43/ 2018. URL : https://cloud.consultant.ru/cloud/cgi/ online.cgi?rnd=A822CD3D7A79AB97773A83F7B4B 48D01 &req=doc&base=S0SZ&n=219733&REF-FIELD=134&REFDST=100007&REFD0C=59640&

Literature:

1. The Criminal Code of the Russian Federation of 13.06.1996 № 63-FZ (ed. of 30.12.2020) // Ros-siyskaya gazeta. 12.01.2021. № 2.

2. The Code of the Russian Federation on Administrative Offenses of 30.12.2001 № 195-FZ (ed.of 04.02.2021) // Rossiyskaya Gazeta. 08.02.2021. № 25.

3. Cassation ruling of the Tula Regional Court of 24.10.2012 on case № 22-2181. URL https://cloud.consultant.ru/cloud/cgi/online.cgi?rnd= C1 D2A3A61 E4BA4DBEF1365E4896D752F&req=d oc&base=SOKI&n=64943&REFFIELD=134&REF DST=100009&REFD0C=29840&REFBASE=PSR& stat=refcode%3D10881%3Bindex%3D5#z7om 6bfxu8

4. Resolution of the Presidium of the Vologda Regional Court of 29.10.2018 on case № 44U-43/2018 URL https://cloud.consultant.ru/cloud/cgi/online. cgi?rnd=A822CD3D7A79AB97773A83F7B4B48D01 &req=doc&base=S0SZ&n=219733&REFFIELD=

REFBASE=PSR&stat=refcode%3D10881%3Bin dex%3D5#2p05etl3f66

5. Агаджанян М.А. Проблемы квалификации хулиганства / М.А. Агаджанян // Современная наука. 2014. №4. С. 5-7.

6. Алимпиев А.А. Значение законодательного закрепления объекта Преступления для повышения эффективности противодействия массовым беспорядкам / А.А. Алимпиев // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2017. 3(37). С. 16-21.

7. Векленко С.В. Законодательная регламентация уголовной ответственности за массовые беспорядки в зарубежных странах / С.В. Векленко // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2011. №1 (3). С. 23-29.

8. Журкина О.В. Проблемы отграничения хулиганства от смежных составов преступлений / О.В. Журкина // Российский судья. 2018. № 10. С. 38-42.

9. Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова. URL : http://slovarozhegova.ru

10. Уколова Ю.А. Своеобразие объекта посягательства в преступлении, связанном с самоубийством потерпевшего. URL : https://cloud.consul tant.ru/cloud/cgi/online.cgi?req=doc&cacheid=322 978CC33CE75D39F0D51623DE79107&mode=bac krefs&S0RTTYPE=0&BASEN0DE=32798-44&ts= 2103816141674281935&base=CJI&n=25300&rnd= A822CD3D7A79AB97773A83F7B4B48D01#1 xd1ob djwtv

11. Участники незаконных скоплений или сборищ наказываются тюрьмой или большими штрафами. URL : https://rg.ru/2012/06/05/francia.html

134&REFDST=100007&REFDOC=59640&REF-BASE=PSR&stat=refcode%3D10881%3Bindex% 3D5#2p05etl3f66

5. Aghajanyan M.A. Problems of hooliganism qualification / M.A. Aghajanyan // Modern science. 2014. № 4. P. 5-7.

6. Alimpiev A.A. The importance of legislative consolidation of the object of crime for improving the effectiveness of countering mass riots / A.A. Alimpiev // Bulletin of the Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of Russia. 2017. № 3(37). P. 16-21.

7. Veklenko S.V. Legislative regulation of criminal liability for mass riots in foreign countries / S.V. Veklenko // Bulletin of the Kazan Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia. 2011. № 1(3). P. 23-29.

8. Zhurkina O.V. Problems of delineation of hooli-g a n i sm from related elements of crime / O.V. Zhurkina // Russian judge. 2018. № 10. P. 38-42.

9. Explanatory dictionary of the Russian language S.I. Ozhegova. URL : http://slovarozhegova.ru

10. Ukolova Yu.A. The peculiarity of the object of encroachment in the crime associated with the suicide of the victim. URL : https://cloud.consultant.ru/cloud/ cgi/online.cgi?req=doc&cacheid=322978CC33CE75 D39F0D51623DE79107&mode=backrefs&S0RT-TYPE=0&BASENODE=32798-44&ts=210381614

1674281935&base=CJI&n=25300&rnd=A822CD3D 7A79AB97773A83F7B4B48D01#1 xd1obdjwtv

11. Participants in illegal gatherings or gatherings are punished with prison or large fines. URL https ://rg. ru/2012/06/05/francia. htm l

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.