Научная статья на тему 'Особенности информационно-коммуникативного пространства политики в современной России'

Особенности информационно-коммуникативного пространства политики в современной России Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
279
48
Поделиться
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ / ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНОЕ ПРОСТРАНСТВО / WEB 2.0 / ПОЛИТИЧЕСКИЙ БРЕНДИНГ / МЕДИАСИСТЕМА / СЕТЕВОЕ ОБЩЕСТВО / ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ / КИБЕРПАРТИИ / POLITICAL COMMUNICATION / INFORMATION AND COMMUNICATION SPACE / POLITICAL BRANDING / MEDIA SYSTEM / NETWORK SOCIETY / FEEDBACK / CYBER PARTIES

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Курочкин Александр Вячеславович, Антонов Григорий Константинович

Развитие информационно-коммуникативных технологий в конце XX начале XXI в. оказало глубокое влияние на различные сферы жизни общества, в том числе на акторов публичной политики, постепенно начавших перемещаться в онлайн-пространство, осваивая таким образом новые каналы политической коммуникации. В статье представлены отличительные черты информационно-коммуникативного пространства политики в России, прослеживается трансформация политических процессов в контексте меняющейся медиасистемы. Сделан вывод о том, что механизм обратной связи, осуществляемый посредством использования сетевых коммуникативных сервисов (web 2.0), становится ключевым инструментом процесса выстраивания политических брендов в условиях меняющейся медиасистемы.

Features of political information and communication space in modern Russia

The rapid development of information and communication technologies in the late XX and early XXI centuries had a profound impact on various aspects of society, including public policy actors, which gradually began to move into the online space, thus acquiring new channels of political communication. The article presents the distinctive features of information and communication space of Russian policy and examines the transformation of the political processes in the context of the changing media system. The author concludes that the feedback mechanism through the use of network communication services (web 2.0) is the key instrument in the process of forming up political brands under the conditions of changing media system.

Текст научной работы на тему «Особенности информационно-коммуникативного пространства политики в современной России»

УДК 323:316.772:004.9(470 + 571) Курочкин Александр Вячеславович

доктор политических наук,

профессор кафедры российской политики

Санкт-Петербургского государственного университета

Антонов Григорий Константинович

соискатель факультета политологии Санкт-Петербургского государственного университета

ОСОБЕННОСТИ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНОГО ПРОСТРАНСТВА ПОЛИТИКИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Аннотация:

Развитие информационно-коммуникативных технологий в конце XX- начале XXI в. оказало глубокое влияние на различные сферы жизни общества, в том числе на акторов публичной политики, постепенно начавших перемещаться в онлайн-простран-ство, осваивая таким образом новые каналы политической коммуникации. В статье представлены отличительные черты информационно-коммуникативного пространства политики в России, прослеживается трансформация политических процессов в контексте меняющейся медиасистемы. Сделан вывод о том, что механизм обратной связи, осуществляемый посредством использования сетевых коммуникативных сервисов (web 2.0), становится ключевым инструментом процесса выстраивания политических брендов в условиях меняющейся медиасистемы.

Ключевые слова:

политическая коммуникация, информационно-коммуникативное пространство, web 2.0, политический брендинг, медиасистема, сетевое общество, обратная связь, киберпартии.

Kurochkin Alexander Vyacheslavovich

D.Phil. in Political Science, Professor, Russian Politics Subdepartment, Saint-Petersburg State University

Antonov Grigoriy Konstantinovich

PhD applicant, Political Science Department, Saint-Petersburg State University

FEATURES OF POLITICAL INFORMATION AND COMMUNICATION SPACE IN MODERN RUSSIA

Summary:

The rapid development of information and communication technologies in the late XX and early XXI centuries had a profound impact on various aspects of society, including public policy actors, which gradually began to move into the online space, thus acquiring new channels of political communication. The article presents the distinctive features of information and communication space of Russian policy and examines the transformation of the political processes in the context of the changing media system. The author concludes that the feedback mechanism through the use of network communication services (web 2.0) is the key instrument in the process of forming up political brands under the conditions of changing media system.

Keywords:

political communication, information and communication space, web 2.0, political branding, media system, network society, feedback, cyber parties.

Возрастающее влияние средств массовой коммуникации в последние десятилетия постепенно ведет к сокращению традиционных методов и средств воздействия субъекта политики на объект, что обусловливает необходимость поиска новых эффективных механизмов управления с использованием сетевых коммуникативных технологий. Можно утверждать, что в рамках процесса медиатизации публичной сферы основным для политических деятелей становится коммуникативный аспект политики, к которому в том числе относится работа в сфере РР Стоит отметить, что развитие информационно-коммуникативного пространства в политике еще 40 лет назад связывалось с деятельностью традиционных средств массовой информации (печатных изданий, радио, телевидения). В современном глобально-информационном обществе значение традиционных СМИ стало снижаться на фоне увеличивающейся роли новых средств сетевой коммуникации, таких как социальные сети, блоги, форумы и т. д.

Конструирование информационно-коммуникативного пространства политики сегодня характеризуется следующими доминантами:

1. Информация становится источником власти.

2. Социальная организация стремится к сетевой структуре.

3. Политические решения принимаются с использованием информационно-коммуникативных технологий.

4. Граждане включаются в общемировой дискурс и получают возможность выстраивать результативную обратную связь с органами власти.

Очевидно, что вышеперечисленные ключевые признаки в полной мере проявляются и в современной России, что, соответственно, свидетельствует о формировании нового национального медиапространства со своими специфическими чертами и особенностями.

Прежде чем приступить к анализу особенностей информационно-коммуникативного пространства России, необходимо раскрыть понятие «политическая коммуникация». Обобщив множество определений, полагаем возможным определить политическую коммуникацию как совокупность процессов информационного обмена, стимулирующих политическую деятельность. Существует классическая формула коммуникативного акта, описанная в середине ХХ в. Г. Лассуэлом: «Кто сообщает? Что сообщает? По какому каналу? Кому сообщает? С каким результатом?» [1]. В соответствии с ней существуют пять элементов коммуникации: 1) коммуникатор (автор сообщения), 2) сообщение (информация), 3) канал коммуникации (средства передачи сообщения), 4) реципиент (адресат сообщения), 5) достигнутое воздействие (эффективность коммуникации).

Во второй половине XX в. теоретические подходы к анализу структуры политической коммуникации получили новый импульс в развитии: Р. Брэддок предложил «расширенную формулу Лассуэла» [2], в которой дополнительно выделяются такие элементы, как: обстоятельства, цель и результат передачи информации; К. Шеннон и В. Уивер разработали коммуникативную модель, где акцент сделан на влияние, оказываемое на основных акторов коммуникации посторонними помехами и шумами [3]; М. де Флер особое внимание обратил на расхождение между переданным и полученным сообщением во время коммуникации, что побудило его создать более сложную модель коммуникации с обязательным включением элемента обратной связи [4].

Стоит подчеркнуть, что все вышеописанные модели отражают лишь малый сегмент теоретических подходов к анализу политической коммуникации. Существенный вклад в развитие теории коммуникаций внесли представители различных методологических направлений: сторонники концепции массового общества, структуралисты и функционалисты, представители кибернетического и системного подходов, неомарксисты, теоретики информационного общества и исследователи политических сетей. Сегодня исследование политических коммуникаций в первую очередь сосредоточено на анализе взаимодействий в интернет-пространстве. Такой подход к политической коммуникации привел исследователей к выводу, что социальные отношения все чаще конструируются при помощи медиасетей, постепенно замещая или дополняя социальные коммуникации лицом к лицу.

Кратко описав основные теоретические подходы к концептуализации понятия «политическая коммуникация», перейдем непосредственно к анализу особенностей трансформации российской системы политической коммуникации под влиянием сетевых технологий.

Бесспорным сегодня представляется тезис о том, что в России, как и во всем мире, интернет становится одним из ключевых средств политической коммуникации. Условно выделяются четыре этапа распространения интернета в России: 1) начальный, 2) столичный, 3) региональный и 4) современный [5].

На начальном этапе (1991-1993) интернет в России развивался в рамках сети FIDO, сервисов электронной почты, конференций USENET, а также региональных сетей передачи данных.

Столичный этап (1994-1997) начался с момента, когда сеть Relcom получила постоянный канал доступа в европейскую сеть EUnet. На этом этапе интернет-услуги концентрировались в основном в Москве и Санкт-Петербурге.

Региональный этап (1998-2001) был связан с широким проникновением интернета в регионы России и отличался высокими темпами прироста интернет-аудитории.

Точкой бифуркации для становления современного этапа (с 2001 г.) в развитии интернета в России стало преодоление 10 %-го порога в соотношении количества интернет-пользователей и всего населения страны [6].

В целом медиасистема в России достаточно сильно поляризована: имеет место явная конкуренция традиционных (прежде всего телевидение) и новых (интернет-издания) СМИ, которая усугубляется разрывом в пользовательских навыках (между предпочитающими интернет и выбирающими телевидение в качестве источника информации), в результате чего усиливается несовпадение повестки дня и направленности подачи информации между офлайн- и онлайн-изданиями.

К другим особенностям российского информационно-коммуникативного пространства необходимо отнести следующие характеристики:

- лиминальность политического интернета (несоответствие внедряемых технологий готовности российского общества к включению в интернет-практики),

- номинальное значение политических интернет-ресурсов (слабое влияние на результативность политической деятельности),

- незначительное воздействие на электорат сетевых площадок коммуникации, аполитичность российских граждан, которая не позволяет политическим практикам в Сети усвоиться и распространиться [7].

Тем не менее акторы публичной политики активно используют интернет-площадки, особенно web 2.0, в качестве каналов политической коммуникации.

Можно выделить следующие характеристики пользовательской аудитории российского интернета в 2016 г.:

- Доля тех, кто выходит в интернет хотя бы раз в месяц, среди населения старше 18 лет в среднем по России составляет 67 %. В Москве и Санкт-Петербурге эти показатели равны 77 %.

- Доля тех, кто выходит в интернет с мобильных устройств хотя бы раз в месяц, среди населения старше 12 лет в среднем по России составляет 48 % (по данным исследования «Яндекс» «Развитие интернета в регионах России», 2016 г.).

- Доля активной аудитории, выходящей в Сеть хотя бы раз в сутки, составляет 57 % (66,5 млн человек) (по данным исследования ФОМ «Интернет в России: динамика проникновения. Зима 2015-2016 гг.»).

Для более точного описания интернет-пространства современной России необходимо проанализировать, как оно «персонифицировано» в лице наиболее популярных блогеров. По результатам медиарейтингов октября 2016 г. в топ-5 по количеству репостов и цитирований вошли Рамзан Кадыров, Мария Захарова, Федор Емельяненко, Маргарита Симоньян, Сергей Аксенов. В рейтинг топ-15 вошли также следующие российские политики и общественные деятели: Сергей Собянин, Рустам Минниханов, Адам Делимханов, Андрей Воробьев, Марк Фейгин (согласно рейтингу самых цитируемых СМИ за сентябрь 2016 г., составленному компанией «Медиалогия»). Таким образом, в медиапространстве России при всех особенностях и выявленных ограничениях граждане активно используют в качестве источников информации публикации ведущих политиков.

Агентство гражданской журналистики «Ридус» в 2013 г. предприняло попытку систематизации политических блогеров России по их политическим взглядам (Топ-50 ЖЖ-блогов Рунета о политике по версии «Ридуса»). В результате они были условно дифференцированы на четыре группы со следующим процентным соотношением:

1) общеполитической направленности - 18 %,

2) патриотично-охранительная платформа - 22 %,

3) умеренно-оппозиционная платформа - 26 %,

4) оппозиционно-белоленточная платформа (радикальная повестка) - 34 %.

Как показывает это исследование, активные политические блогеры в период до 2014 г. в большей степени были ориентированы на либеральную идеологию и проявляли оппозиционные по отношению к действующей власти настроения.

Новые информационно-коммуникационные технологии, безусловно, оказывают значительное влияние и на деятельность политических партий. Интернет выступает в качестве одного из основных (или, возможно, уже основного) информационных ресурсов политических партий, в определенной мере трансформируя организационную структуру партий, систему координации с другими акторами, партийную повестку дня и т. д. На сегодняшний день большинство политических партий России имеют официальные сайты и страницы в социальных сетях. Посещение сайта гражданами является главным показателем значимости и активности партии. По данным специализированной информационной компании Alexa (the web information company "Alexa") посещаемость официальных сайтов парламентских политических партий в России на декабрь 2016 г. выглядела следующим образом (табл. 1).

Таблица 1 - Посещаемость официальных сайтов парламентских политических партий

в России, декабрь 2016 г. [8]

Показатель Показатель Количество

Партия глобальной национальной просматриваемых страниц

коммуникации коммуникации на пользователя в день

«Единая Россия» 54,834 2,928 3,12

КПРФ 75,838 4,883 2,41

ЛДПР 169,314 13,714 2,40

«Справедливая Россия» 193,260 20,906 2,85

«Родина» 214,034 58,687 2,56

«Гражданская платформа» 746,163 256,951 3,30

Интерпретируя данные таблицы 1, можно сказать, что наиболее популярными среди российских пользователей являются официальные сайты партий «Единая Россия» и КПРФ. В то же время наиболее читаемым сайтом (по количеству просматриваемых страниц на пользователя в день) оказался сайт партии «Гражданская платформа», который опередил по этому показателю сайт «Единой России». Данная статистика позволяет сделать вывод о несбалансированном и разноуровневом распределении влияния в интернете среди парламентских партий.

В условиях стремительного развития площадок web 2.0 политические партии активно используют коммуникационно-информационные сервисы для совершенствования собственного

бренда и выстраивания долгосрочных отношений с потенциальными избирателями. По количеству подписчиков в социальных сетях на начало декабря 2016 г. ключевые политические партии РФ можно дифференцировать следующим образом (табл. 2).

Таблица 2 - Распределение политических партий

в зависимости от количества подписчиков в социальных сетях, декабрь 2016 г., чел.

Партия «ВКонтакте» Twitter (примерно) Instagram Facebook

«Единая Россия» 57 352 197 000 21 900 4 746

КПРФ 45 417 56 700 536 7 468

ЛДПР 76 882 73 100 - 4 865

«Справедливая Россия» 4 220 1 395 4 261 4 662

«Родина» 7 735 4 198 2 312 10 434

«Гражданская платформа» 2 516 9 660 17 500 35 641

«Единая Россия», чей официальный сайт оказался наиболее популярным среди российских пользователей в предыдущем рейтинге, стала лидером в двух социальных сетях: Twitter (197 000) и Instagram (почти 22 000). «ВКонтакте» с отрывом почти в 20 000 подписчиков лидирует партия ЛДПР (более 76 500). Также интересно отметить, что в социальной сети Facebook страница «Единой России» по количеству подписчиков сравнима со страницей «Справедливой России» и ЛДПР. Это самые низкие показатели в таблице (менее 5 000). В Facebook наиболее популярны страницы партий «Гражданская платформа» (более 35 000) и «Родина» (более 10 000).

Таким образом, оценивая эффективность и результативность использования политическими партиями интернет-среды в качестве канала политической коммуникации, стоит вернуться к тезисам о лиминальности и номинальном значении подобных площадок. Учитывая, что определенная часть подписчиков являются партийными активистами, представленность российских партий на площадках web 2.0 способна заинтересовать сравнительно небольшой (в национальных масштабах) сегмент общества. Все вышесказанное позволяет говорить лишь о начальном этапе внедрения новых каналов политической коммуникации партиями с целью получения отклика, разработки фреймов (схем интерпретаций) и т. д.

Необходимо отметить, что новые информационные коммуникационные технологии не только трансформируют деятельность традиционных политических партий, но и создают новых политических акторов - киберпартии (сетевые партии). Виртуальные партии используют Всемирную паутину не просто как ресурс передачи информации, а как полноценную арену для развертывания своей деятельности, где все меньшее значение имеет ресурс активного членства, а постановка основных целей и задач партии ведется в режиме реального времени и корректируется в обсуждениях на форумах с представителями гражданского общества. На начальном этапе в виртуальное пространство выходили и оставались там оппозиционные политические силы, у которых возникали сложности с выходом на страницы и экраны традиционных медиа на федеральном уровне.

Сегодня яркими примерами сетевых партий являются «Пиратская партия России», «Другая Россия» и т. д. Так, «Пиратская партия России» использует веб-сайт как ресурс для установления эффективного коммуникационного канала (условно назовем P2C: Party to Civil Society) для обмена информацией с целью уточнения повестки дня, агрегации и артикуляции интересов, мобилизации активных членов. Анализируя частоту сообщений в таких интерактивных разделах, как «Форум», «Чат», «Блоги», можно сделать вывод о том, что у партии есть ядро заинтересованной в их деятельности аудитории, принимающее активное участие во всех обсуждениях на веб-сайте.

Необходимо отметить в качестве самостоятельной научной задачи оценку влияния новых информационно-коммуникативных технологий на изменение общественного мнения. Речь идет прежде всего о технологии медиафрейминга, которая часто применятся электронными средствами массовой информации для легитимации политических решений и формирования повестки дня. Наиболее распространенными фреймами (схемами интерпретаций), транслируемыми федеральными телеканалами, являются: «великая держава», «несостоятельность», «международное вмешательство», «противостояние» и «сильный лидер» [9]. Это означает, что политическая реальность современной России формируется в том числе в рамках данных смысловых структур.

Ожидается, что в 2018 г. президентская избирательная кампания будет выстроена на активной работе с интернет-СМИ. Работа с электоратом также будет акцентированно вестись через интернет, помимо традиционных технологий предполагается активное использование технологии SMM (продвижение сайта путем активной работы в социальных сетях), контекстной и тар-гетинговой рекламы и т. д.

Важно отметить ощутимый рост влияния на политические процессы в мире в целом и в России в частности рядовых пользователей сетевых медиа. Речь идет о формировании гражданского общества нового типа и выстраивании его взаимодействия и взаимовлияния с органами

власти в российском медиапространстве. Интернет становится средой для проведения общественно-политических кампаний, мобилизуя гражданских активистов для отстаивания общих интересов. Сегодня активисты все более сосредоточены на поиске единомышленников, решении вопросов финансирования и информационного сопровождения проектов. Технологии краудсор-синга и краудфандинга внедряются в информационно-коммуникативное пространство России, позволяя продвигать общественные и политические инициативы различного масштаба. Кампании, применяющие сетевую коммуникацию, ведутся как на федеральном (кампания дальнобойщиков в 2015-2016 гг., экологическое движение «Мусора.Больше.Нет», «Бессмертный полк» и др.), так и на региональном уровне. Пожалуй, самой яркой кампанией стали протесты водителей-дальнобойщиков против системы взимания платы «Платон», которые проходили в более чем половине субъектов РФ. Помимо автопробегов и митингов значительная часть работы велась в социальных сетях, на видеохостингах и т. п.

Таким образом, информационно-коммуникативное пространство политики в современной России представляет собой многоплановую и многоаспектную сферу общества. Политические акторы и гражданские активисты стремятся быть в тренде и использовать все возможности сети Интернет. Несмотря на объективные ограничения в виде неравномерности распространения интернета и относительной аполитичности граждан, можно сказать, что политика постепенно приходит в киберпространство.

Усиливающееся влияние информационно-коммуникативного пространства особенно важно в контексте политического брендинга и ребрендинга. Активная деятельность политических акторов в онлайн-пространстве, особенно на площадках web 2.0, приводит к мгновенному отклику со стороны гражданского общества и других сегментов, что говорит о развитии все более конструктивных каналов обратной связи. Наличие подобных каналов и сетей позволяет эффективно конструировать необходимые ассоциации и внедрять определенные имидж-дефиниции на федеральном, региональном, городском и муниципальном уровнях.

Ссылки и примечания:

1. Lasswell H. The structure and function of communication in society // The Communication of Ideas / ed. by L. Bryson. New York, 1948.

2. Braddock R. An extension of the "Lasswell Formula" // Journal of Communication. 1958. Vol. 8, iss. 2. P. 88-93.

3. Shannon C., Weaver W. The mathematical theory of communication. Urbana, 1949.

4. Ibid.

5. Быков И.А. Сетевая политическая коммуникация: теория, практика и методы исследования. СПб., 2013.

6. Там же.

7. Садилова А.В. Интернет-практики взаимодействия власти и общества в условиях электорального периода: новации и проблемы // Политические коммуникации и публичная политика: концепции, методы, сравнение опыта. Краснодар, 2016. С. 209-210.

8. Таблицы 1, 2 составлены по: Find Website Traffic, Statistics, and Analytics [Электронный ресурс] / Alexa. 2016. URL: http://www.alexa.com/siteinfo (дата обращения: 29.12.2016).

9. Лукьянова Г.В. Медиафрейминг как технология легитимации политической власти в современной России // Политические коммуникации и публичная политика ... С. 128.