Научная статья на тему 'Основные типы начальных женских учебных заведений Пензенской губернии во второй половине XIХ начале XX века'

Основные типы начальных женских учебных заведений Пензенской губернии во второй половине XIХ начале XX века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
764
105
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
церковноприходские школы / земские училища / городские училища / частные школы / воскресные школы / church/parish schools / zemskiye schools / town schools / private schools / sunday schools

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Паршина В. Н.

Представленная статья содержит анализ основных типов начальных женских учебных заведений в провинциальной России на примере Пензенской губернии во второй половине ХІХ начале ХХ вв. Предпринята попытка структурного анализа образовательных процессов в начальных женских учебных заведениях. Автор приходит к выводу, что удельный вес женских начальных школ всех ведомств был низок. Это происходит по причине того, что законодательно женские начальные учебные заведения не были отделены от мужских учебных заведений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Паршина В. Н.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The following article contains the analyses of basic types of primary women"s educational institutions in Penza province in the second half of the XIX century and the beginning of the XX century. The author of the article tries to give the structural analyses of educational processes in primary women"s educational institutions. The author comes to the conclusion that the share of primary women"s educational institutions belonging to all departments was very low. The reason was in the fact that institutions for girls and women were not separated from those for boys and men by the law.

Текст научной работы на тему «Основные типы начальных женских учебных заведений Пензенской губернии во второй половине XIХ начале XX века»

ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 15(19)2010

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES № 15 (19) 2010

УДК 372.22 (09)

ОСНОВНЫЕ типы НАЧАЛЬНЫХ ЖЕНСКИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ ПЕНЗЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА

© В. н. ПАРШИНА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского, кафедра истории древнего мира, средних веков и археологии e-mail: rector@spu-penza.ru

Паршина В. Н. - Основные типы начальных женских учебных заведений Пензенской губернии во второй половине XIX - начале XX века // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2010. № 15 (19). С. 95-101. - Представленная статья содержит анализ основных типов начальных женских учебных заведений в провинциальной России на примере Пензенской губернии во второй половине Х1Х начале ХХ вв. Предпринята попытка структурного анализа образовательных процессов в начальных женских учебных заведениях. Автор приходит к выводу, что удельный вес женских начальных школ всех ведомств был низок. Это происходит по причине того, что законодательно женские начальные учебные заведения не были отделены от мужских учебных заведений.

Ключевые слова: церковноприходские школы, земские училища, городские училища, частные школы, воскресные школы.

Parshina V. N. - Basic types of primary women’s educational institutions in Penza province in the second half of the XIX century and the beginning of the XX century // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V. G. Belinskogo. 2010.

№ 15 (19). P. 95-101.- The following article contains the analyses of basic types of primary women’s educational institutions in Penza province in the second half of the XIX century and the beginning of the XX century. The author of the article tries to give the structural analyses of educational processes in primary women’s educational institutions. The author comes to the conclusion that the share of primary women’s educational institutions belonging to all departments was very low. The reason was in the fact that institutions for girls and women were not separated from those for boys and men by the law.

Key words: church/parish schools, Zemskiye schools, town schools, private schools, Sunday schools.

Во второй половине XIX - начале ХХ в. Пензенская губерния по-прежнему оставалась аграрным регионом. Согласно статистическим данным, в 1865 г. на территории губернии проживало 1213380 человек, из них в сельской местности - 1101085 человек (536821 муж. и 564264 жен.), что составляло более 90%. Низкий уровень урбанизации региона был одним из факторов, отнюдь не добавлявших ускорения процессу развития народного просвещения. Обращает на себя внимание почти всеобщая безграмотность женского населения. В целом в первые десятилетия ХХ в. общеимперские показатели давали картину в 9/10 всех женщин, проживавших в сельской местности и никогда не посещавших школы. В то же время, согласно с подсчетами А.Г. Рашина, в трех губерниях России (Вологодской, Пензенской и Симбирской) складывалась особо тревожная ситуация: число грамотных среди женщин здесь было в семь-восемь раз меньше, чем среди мужчин [33 С. 38]. По данным пензенского земства, один учащийся мальчик приходился на 91 душу мужского населения губернии, а одна девочка - на 1052 души женского населения [22 С. 93.]. В памятной

книжке по Пензенской губернии за 1864 г. отмечалось, что для образования женского пола существовали следующие учебные заведения: частный пансион - 1, женское училище второго разряда - 1, уездных женских училищ - 3 и женских духовных училищ - 1 [31 С. 39], общее число обучающихся девочек во всех учебных заведениях - 458 человек.

Кроме того, возможность получения образования для женщины находилось в прямой зависимости от ее происхождения. Так, образование девочки, происходившей из «подлых» сословий определялось, прежде всего, материальным положением семьи и количеством детей в ней. В многодетных семьях девочки, помогая, матери по хозяйству, часто были совершенно лишены возможности получить образование.

начальное образование осуществлялось в церковно-приходских школах, сельских и городских училищах, воскресных школах. нельзя не признать, что женских начальных школ в губернии было значительно меньше, чем мужских. Подтверждение этому мы находим в провинциальной печати. В частности, в 1892 году Пензенские епархиальные ведомости с со-

жалением констатировали: «школ женских - всего три-четыре на всю епархию; в смешанных школах девочек обучается чрезвычайно мало.... Действительно, ни давнее существование земских школ, ни открытие церковно-приходских почти вовсе не привело к народной почве женского образования.

В семейном крестьянском быту, как отмечали Пензенские епархиальные ведомости, «останавливает на себя внимание тяжелое положение женщины, как супруги, так и матери...при выборе невесты мало кто обращает внимание на нравственные качества невесты» большая заинтересованность обращается «на рост, физическую силу и дородность». И часто под понятием учить понимается: «.бить жену значит учить ее уму-разуму. По пословице, у бабы волос длинный, да ум короткий» [32 С.554]. «Зачем девочек учить? Ведь им не в лавке сидеть», - говорили крестьяне [25 С. 340]. Подобный подход был одной из наиболее устойчивых установок сознания основной массы населения империи. именно поэтому число девочек, обучавшихся в народных школах, было крайне незначительным.

Одним из типов начальной школы были церковноприходские школы. Власти благосклонно относились к этому виду школ, поскольку основной задачей любого учебного заведения, даже светского, было «утверждать в народе религиозные и нравственные понятия».

курировало церковноприходские школы непосредственно Пензенское семинарское правление. Ежегодно правление выдавало смотрителям и руководителям школ так называемые «шнурозапечатанные» приходно-расходные книги, которые по истечении года возвращались в правление для «обревизования» [6].

Очень остро в рассматриваемый период стояла проблема финансирования начального образования, содержание церковноприходских школ не было для крестьянских обществ обязательным. Они существовали, прежде всего, за счет церкви и государственной казны. Для практичных крестьян была выгодна ситуация, когда денежные вопросы «сбрасывались» с общины на церковь, а школы в селе при этом все равно продолжали работать.

Право открытия церковноприходских школ принадлежало приходским священникам и другим членам причта с утверждения епархиального архиерея. Предпочтение отдавалось тем учителям, которые получили образование в духовных учебных заведениях и женских епархиальных училищах духовного ведомства. Согласно принятому 1 апреля 1902 г. «Положению о церковных школах ведомства православного исповедания» целью этих школ являлось «распространение в народе образования в духе православной веры и церкви». Это нашло свое отражение и в содержании образования. В церковноприходских школах преподавались: Закон Божий (изучение молитв, священной истории, объяснение богослужения, краткий катехизис), церковное пение, чтение книг церковной и гражданской печати, письмо, начальные арифметические сведения. Православное образование поглощало до 46% учебного времени. Учебные планы и программы для школ ведомства

православного исповедания утверждались Святейшим Синодом. Церковнославянская грамота рассматривалась в них как предмет, примыкающий к Закону Бо-жию, и «как ближайшие пособие для него». В объяснительной записке к программе по русскому языку подчеркивалось, что учитель при объяснительном чтении не должен задаваться «побочными чтениями, например, сообщением учащимся сведений из окружающего мира (мироведения)». Тем самым функция начального образования ограничивалось умением считать, писать, читать, а также как знание нескольких молитв [1 С. 70].

церковь признавала обучение женщин могущественным средством для поднятия религиозно-нравственного уровня, и распространения грамотности в народе. но при этом подразумевалось, чтобы это образование «было на началах и потребностях семейного быта женщины». Для подтверждения этого утверждения приведем следующий факт. Чрезвычайное собрание училищного совета при Св. Синоде состоявшиеся в августе 1898 г., признало необходимым предложить всем епархиальным училищным советам: 1) усилить заботы об открытии церковноприходских школ для девочек; 2) возложить на законоучителей женских церковноприходских школ обязанность преподавания Закона Божьего, причем обращать особое внимание на святых жен и на черты семейственности святых; 3) учебное дело в женских школах поручить не учителям, а учительницам; 4) сделать обязательным обучение в женских церковноприходских школах рукоделия по программе, выработанной местными епархиальными училищным советами предлагалось открывать рукодельные школы для девочек «и чем проще будет поставлена в обучении грамоте женская рукодельная школа, тем лучше и скорее приобретет симпатию народа. Она должна иметь тип школы грамоты» [28 С. 711].

и все же женские церковноприходские школы были лишь каплей в системе просвещения, находились, «в зародыше», отмечали Пензенские епархиальные ведомости. Так, в 1898 году из общего числа 395 церковноприходских школ число женских составляло всего 17 [27 Л. 2]. Часто школы закрывались или становились смешанными, причиной служило то, что при приеме в школу предпочтение все же отдавалось мальчикам. Так, 1900 году было отказано в открытии двухклассной женской школы в селе Лунино Мокшанского уезда в виду того, что «таких школ в Мокшанском уезде было учреждено две ранее» [10]. Примерно такое же положение женских церковноприходских школ наблюдается и в начале XX века. В 1906 г. всех школ в Пензенской епархии насчитывалось 399, из них специально женских было 18, мужских 10 и 358 смешанных [17].

Тем не менее, не следует низводить до минимума значение церковноприходских школ, которые играли определенную роль в ликвидации неграмотности России. иногда благодаря подготовке, полученной в школе, девочки могли продолжить свое образование. Так, в 1898 году 3 ученицы старшего отделения одноклассной церковноприходской школы, существовавшей при Пензенском Епархиальном училище, поступили в женскую гимназию [9].

Земские училища своим появлением обязаны «Положению о начальных народных училищах»

1864 г., согласно которому дело народного образования было передано в ведение земских учреждений. Положение предусматривало передачу управления начальными школами уездным и губернским училищным советам, включавшим представителей министерств народного. Одним из прогрессивных нововведений была возможность изменения программы училищ в зависимости от местных условий. В вопросах финансирования школ государство придерживалось политики невмешательства. Не препятствуя общественной и частной инициативе, правительство, тем не менее, четко разграничивало функции: управление и контроль оно все же оставляло за собой, а финансирование было возложено на общественные организации и меценатов.

С 1868 г. все народные училища губернии стали находиться в ведении губернской земской управы. В первые пять лет деятельности земства, из-за недостатка средств и кадров учителей, дело народного образования развивалось очень медленно. и все же с

1865 по 1870 гг. сельскими обществами и земскими учреждениями было открыто 49 народных училищ, что вдвое превышало показатели первой половины 60-х гг. к началу 90-х годов земская школа стала основным типом начальной школы в Пензенской губернии. В 1899/1900 годах из 682 школ губернии 352 школы были земскими [2. С. 57].

Число девочек, обучавшихся в земских школах губернии, превышало аналогичные показатели по церковноприходским школам, однако удельный вес девочек в таких школах был также невелик. Это было типичным явлениям для всей России. Однако даже при такой достаточно заметной динамике охват женской части населения губернии системой народного просвещения оставался достаточно низким. Также необходимо отметить, что в указанный период в губернии происходило увеличение численности земских школ для обучения детей обоего пола. В земской деятельности из-за ограниченности в средствах реализовалась в основном именно тенденция обучения детей обоего пола. Создание отдельных непосредственно женских школ являлось в этих условиях скорее исключением, чем правилом. Основная часть девочек училась в начальных школах самой низшей ступени. Повышенная начальная школа была доступна только для относительно обеспеченных слоев населения, преимущественно городского.

Основным типом начальных учебных заведений в городах являлись городские училища по «Положению» 1872 г. Они должны были заменить существовавшие по уставу 1828 г. уездные училища, деятельность которых была признана правительством неудовлетворительной. Городские училища учреждались и содержались либо за счет правительства, либо за счет местных обществ, и частных лиц. За обучение взималась плата в размере, определенным инспектором (с 1874 г. - директором) народных училищ, от которой могли освобождаться дети бедных родителей. училища подразделялись на: одноклассные, двухклассные,

трехклассные и четырехклассные (допускалось также открытие пяти - и шестиклассных). Срок обучения в них был одинаков - шесть лет. Открытие училищ с разным числом классов министерство мотивировало необходимостью учитывать финансовые возможности местных обществ и различной степенью потребности в знаниях населения разных городов. Во всех городских училищах изучались одни и те же предметы: Закон Божий, чтение и письмо, русский язык и церковнославянское чтение с переводом на русский, арифметика, практическая геометрия, география и история отечества с необходимыми сведениями из всеобщей истории и географии, сведения из естественной истории и физики, черчение рисование, пение, гимнастика.

Одним из таких учебных заведений в Пензенской губернии было трехклассное женское училище, существовавшее в городе Инсаре. Преобразованное из местного начального училища вследствие ходатайства городской и уездной управы от 14 мая 1903 года. К 1 января 1905 г. в училище обучалось 173 ученицы. Источниками содержания училища было поступления от городских обществ, в 1904 году эта сумма составила 1625 руб., от земств 350 руб., плата за учение 350 руб. частные пожертвования 98 руб. 50 коп. Сбор платы за учение составлял 5 рублей. От государственного казначейства средств не поступало. училище размещалось в двух зданиях, принадлежавших городскому обществу.

Этот тип женских учреждений не получил распространения в провинциальных городах рассматриваемого региона. Также массового внедрения городские училища по «Положению» 1872 года не получили и в целом в России.

В «Положении» от 25 мая 1874 года указывалось, что к начальным народным училищам относятся следующие учреждения ведомства Министерства народного просвещения: а) приходские училища в городах и посадах и селах, одержимые за счет местных обществ и частью за счет казны и пожертвований частных лиц, и б) народные училища, учреждаемые и одержимые частными лицами разного звания, в) все вообще воскресные школы, учреждаемые как правительством, так и общественными городскими и сельскими и частными лицами, для образования лиц ремесленного и рабочего сословий обоего пола, не имеющих возможность пользоваться учением ежедневно» [26. С. 1773]. И хотя правительство отстаивало, как и во всех других учебных заведениях, принцип раздельного обучения мальчиков и девочек, тем не менее Положение 1874 года предполагало исключение (которое было достаточно распространенными): «Там, где не представляется возможным иметь отдельные мужские и женские училища, дети обоего пола могут обучаться в одном и том же училище, но с тем, чтобы в таких смещенных училищах девочки были не старше 12 лет». По инструкции 1875 года в первый класс принимались девочки не моложе 7 лет и не старше 12, а во второй класс мальчики не старше 15 лет, а девочки - 13 лет. При совместном обучении мальчики и девочки «на разных скамьях должны быть» [18].

Первое женское училище (по Положению 1874 г.) в городе Пензе было открыто 15 августа 1878 г. в наемном помещении. Было принято 82 ученицы и, как писали «Пензенские губернские ведомости», «открытием этого училища ознаменовалась победа над вредным предрассудком, будто для девочек низшего класса городского населения даже элементарное образование является роскошью» [19]. До этого времени в городе с 50-тысячным населением не было ни одного училища для девочек из народа. Основание училища было связано с инициативой гласного городской думы, присяжного поверенного И.М. Добровольского, который стал его первым попечителем. учебному заведению была дана организация учебного процесса отличная от большинства начальных училищ в России. В большинстве случаев одному преподавателю приходилось заниматься сразу в одной комнате с тремя отделениями учащихся, представляющих по своим знаниям в сущности три разных класса. В пензенском училище для каждого отделения была назначена своя учительница, переходящая с девочками из класса в класс. Позднее такая система стала, распространена во всех мужских и женских училищах. До 1903 года в училище обучались 1582 ученицы, было сделано 22 выпуска, окончили курс 523 девочки, т. е. 33% всех обучавшихся в нем. В 1903 году здесь обучалось 154 ученицы: 62 -в младшем отделении, 62 - в среднем и 30 - в старшем. Из них дочерей дворян и чиновников - 34, духовного звания - 3, купцов - 6, мещан - 60, крестьян - 51. Многие из учениц, окончивших училище, поступали затем в гимназию и прогимназию, становились учительницами в сельских училищах. В августе 1880 года открыто второе женское училище, в сентябре 1886 г. -третье женское училище, в сентябре 1894 г. - четвертое училище для девочек, в ноябре 1898 г. - пятое, в 1903 г. - шестое женское училище. За 25 лет число учащихся девочек с 82 увеличилось до 821, т. е. в 10 раз. Ежегодный расход на них города с 500 руб. увеличился до 15000 руб. Данные учебные заведения учреждались и содержались как за счет правительства, так и за счет местных обществ. Судя по данным «Отчетных ведомостей министерских земских городских училищ г. Пензы» за 1914 г., к этому времени в городе существовало 14 женских начальных училищ [13]. Несмотря на это, городское общественное управление не успевало открывать столько женских училищ, сколько требовалось. В начале 1903 года было подано 462 прошения о принятии учениц в названные учебные заведения, в то время как размеры училищных помещений позволили принять лишь 333 девочки, поэтому 129 претенденткам было отказано в приеме по причине «крайней переполненности классов».

Городские школы отличались от сельских, прежде всего, длительностью учебного года, составлявшей не менее 180 дней. По сословному составу в городских училищах больше училось детей городских сословий. Число учениц колебалось от 80 до 140. Число же обучающих часто не превышало четырех человек (один законоучитель и, как правило, 3 учительницы, которые обучали в своем отделении по всем предме-

там: арифметике, русскому языку, чтению, чистописанию). Два раза в неделю проводились занятия по пению. условия, в которых приходилось заниматься воспитанницам, оставляли желать много лучшего. В своих отчетах инспектора отмечали крайне бедственное положение училищ: «ученицы нуждаются в одежде и питании, требуется ремонт квартир для учительниц, ремонт мебели» [14]. Нельзя не упомянуть еще об одной стороне деятельности женских училищ, с 1894 года к ним прикомандировывались девушки для прохождения педагогической практики.

Однодневная перепись начальных школ Российской империи 1911 г. показала, что в городах преобладали одноклассные училища с тремя отделениями (почти 77% от общего числа учебных заведений). Та же тенденция прослеживается и в городах Пензенской губернии.

Народные училища могли открываться и частными лицами. учебные планы и программы частных школ утверждались попечителями учебных округов. Пензенское губернское правление в 1864 году положительно отнеслось к открытию в городе Наровчате частной женской школы первоначального обучения, домашней учительницей, вдовой коллежского секретаря Варварой Сорокиной [3]. В школе предусматривалось изучать: Закон Божий, чтение и письмо, русскую и всеобщую историю и географию, арифметику, чистописание, французский и немецкий языки, рукоделие и для желающих музыка и танцы. Ученицы могли оставаться в школе в течение 6 лет.

Определенную роль по восполнению нехватки учебных мест в женских учебных заведениях выполняли курсы для взрослых. Несмотря на рост учебных заведений, они не могли удовлетворить потребности населения губернии, значительная часть девочек оставалась за его стенами. Губернское общество искало пути для решения этой проблемы. В губернии существовал опыт работы женских начальных курсов для взрослых. Так, в январе 1903 года подобные курсы были организованы при Керенском мужском трехклассном училище [12]. Курсы содержались на средства Керенского уездного комитета попечительства народной трезвости, отпускающего на этот предмет 600 руб. в год: 500 руб. - на вознаграждение преподавателей и 100 рублей - на учебные принадлежности. Возраст курсисток колебался от 14 до 28 лет. Всего обучалось 37 учениц: из них дочерей дворян и чиновников - 5, лиц духовного звания - 3, представителей городских сословий -23, сельских - 6. Курс обучения был 3-х годичным и соответствовал полному курсу городского училища. Занятия проводились начиная с трех часов дня, в течение 2-3 часов. Обучение было бесплатным.

Одним из плюсов подобных классов для местного общества, что подобное начинание не требовало больших капиталовложений, т. к. использовалась учебная база мужского училища.

Воскресные школы были еще одним типом, компенсирующим недостаточность учебных мест в учебных заведениях. По прошению жены надворного советника Серафимы Матвеевны Воскресенской

21 января 1890 году в городе Пензе в помещении 4 мужского училища на общественные средства была открыта женская воскресная школа. Школа была предназначена для «лиц женского пола, не имеющих возможности учиться в городских училищах» [15].

Основу программы составляло обучение Закону Божьему (краткий катехизис и священная история), чтению по гражданской и церковной печати, письму, счету (первые четыре действия арифметики). Школа быстро завоевала популярность среди местного населения: к 1895 году, в ней преподавало 18 учительниц, 2 законоучителя, обучалось 193 ученицы [15]. Регулярно оказывали финансовую поддержку городские власти. Но, из-за недостатка помещения и средств руководство школы вынужденно было отказывать малолетним ученицам, и в 1894 г. был установлен возрастной ценз приема учениц - с 15 лет [4]. Ежегодно в приеме отказывалось в среднем 50-ти малолетним девочкам. однако часто учителя отступали от условий приема, если ученицы по важным причинам не могли посещать ежедневную школу. Этим объясняется сохранение прежней численности малолетних: «Все эти девочки сами просят принять их, по целым часам просят включить их дочерей в число учащихся, указывая на полную невозможность обучать их детей в ежедневной школе» [8]. наиболее бедных из них школа принимала, взрослым же ученицам школа никогда не отказывала. Возраст обучающихся колебался от 9 до 40 лет.

Таким образом, за десять лет существования школы записавшихся числилось 2230, из них малолеток - 1259, взрослых - 971 (43%). Но из общего числа записавшихся следует считать прибывших только 1620, а остальные учились не менее 3-4 лет, т. к. записывались по несколько раз. Каждый год выбывало около 50% учениц, некоторые выбывшие затем вновь возвращались в школу. Это можно объясняется тем, что многие неграмотные поступали в учебное заведение, только затем, чтобы научиться писать, а, научившись, покидали школу. Другие желали научиться писать и читать, и, обучившись письму, за недостатком времени покидали школу.

Распределение классификации учащихся воскресной женской школы по сословиям и роду занятий представляется следующим образом: первую группу составляют девушки и женщины, занимающиеся домашним хозяйством, вторую - живущие посредством кустарных промыслов. В частности, в Пензе было распространено вязание пуховых платков, многие ученицы школы были «пушницами», большей частью, работавшие дома. Третью группу по числу учащихся занимают швеи, прислуга, а последнюю - прачки, торговки, женщины занимающиеся полевыми работами и работавшие на фабриках. В этом распределении учениц отражается степень личной зависимости учащихся.

домашние хозяйки и дети, помогавшие по хозяйству, «пушницы», работающие дома, и поэтому посещение воскресной школы не лишает их заработка. Но портнихи, прислуга, прачки, торговки и фабричные работницы - эти женщины лишены возможности располагать своим временем.

При школе существовало общество вспомоществования нуждающимся ученицам. Несмотря на то, что обучение в школе было бесплатным, некоторым ученицам не в чем было дойти до учебного заведения. Учительницы проверяли имущественное положение учениц, посещая их на дому. На средства общества приобреталась одежда для учениц. Так за 1902/1903 учебный год обществом была оказана помощь 18 ученицам: верхняя одежда была приобретена 7 учащимся, а обувь, башмаки и валенки - 13 [7]. В том же учебном году обществом было решено пригласить учительницу кройки и шитья. Но общество вспомоществования, располагало лишь скудными средствами, которых едва хватало на то чтобы не допустить учениц бросить школу. В дальнейшем эта идея была реализована. В 1904 году в рукодельном отделении обучалось 62 ученицы, из них обучались кройке и шитью - 18; вязанию пуховых платков - 32; плетению кружев - 11; вязанию на чулочно-вязальной машине - 1 [5].

В архивных документах упоминается также воскресная школа в городе Мокшане, в 1907 году в ней обучалось 20 человек, размещалась она в местном народном доме [16]. Также имеются сведения, что школа для женщин в возрасте от 14 до 16 лет работала и в городе Саранске [30, С. 158].

Говоря о женском начальном образовании в Пензенской губернии, следует отметить следующую тенденцию: в городах число обучающихся девочек было большим, чем в сельской местности. Данная тенденция хорошо прослеживается по отчетам губернатора: так, в 1883 году в народных училищах было 22357 учеников, из них мужского пола 19450, женского 2907, т. е. первых 86,9%, общего числа, а вторых, -13,1%. Количество городских начальных училищ в губернии составляло 8% всего числа начальных народных училищ. Количество учащихся в них - 14,4% общего числа учащихся в народных школах. Таким образом, на одно училище в городе приходилось 100 учащихся, а в сельских - 51. Мальчиков обучалось в начальных городских приходских училищах 2098 человек, или 69% общего числа учащихся в данных учебных заведениях. Девочек же - 943, или 31% того же числа.

Одной из причин такого положения современники называют «большие стремление городских жителей к образованию, а не тем обстоятельствам, что в городах больше школ». Несомненно, что сельскому населению были присуще старые патриархальные представления

о роли женщины и ее воспитании, и обучение женщины считалось необязательным, сюда же можно отнести и субъективные причины, например, удаленность села от школы, теснота помещений, материальными затруднениями семей и т. д. Крестьяне неохотно отпускали своих дочерей в школу, особенно в тех случаях, когда девочки могли выполнять работу по дому. Замечено, что в неурожайные годы процент девочек в школах увеличивался, так как в этот период не требовались лишние женские руки по обработке урожая. В городах дело обстояло по-иному: женское образование рассматривалось как залог трудоустройства в будущем. В целом следует отметить тот факт, что сосредоточе-

нием женских начальных училищ, профессиональных школ были в основном города. Так, в 1883 году в Пензе было два приходских женских училища, где обучалась 271 девочка; 1 церковноприходская школа со 126 ученицами, 2 женских училища для детей духовенства с 239 ученицами. В уездных и заштатных городах было 10 приходских училищ для женского пола, где обучалось 818 учениц; 5 женских училищ для детей духовенства, 32 обучающимися девочками. В уездах было

1 женское училище для детей духовенства, 7 сельских школ для девочек разных министерств и частных лиц, с количеством учениц 325; для лиц обоего пола -162 учебных заведения, где обучалось только 1135 девочек из 8436 учеников [29].

Несмотря на более интенсивный рост сельских начальных школ, сельское население России, особенно женское, было к концу века менее обеспеченно начальным образованием, чем городское. В городских начальных школах процент девочек среди учащихся (36,2%) был в 1,5 раза выше, чем в сельских школах (22,8%). Ученицы городских начальных школ составляли 2,9% от числа женского городского населения, для сельских местностей этот показатель был в 2 раза ниже - 1,4%. Иначе говоря, одна учащаяся начальной школы приходилась в городах на 34 женщины, а в селах на 79 женщин.

Слабое развитие грамотности среди женского населения губернии можно объяснить также нехваткой места в начальных училищах, недостающих даже для мальчиков. По этому поводу в докладе члена Губернского училищного совета от земства В.Н. Ладыженского имеются следующие данные: губернская управа опросила всех учащих о количестве отказов детям в приеме на 1901-1902 учебный год. Отзывы были получены только из 267 училищ, тем не менее, количество отказов детям поступающих в училища выражается цифрой - 1353 [23].

Следует также заметить, что при многонацио-нальности губернии преобладающей частью населения были русские. Мордовские дети обучались вместе с русскими, обучение велось на русском языке. Татарские дети учились отдельно, при мечетях практически при каждой существовала школа (мектеб). Данные учебные заведения открывались, обычно без какого-либо разрешения учебного начальства. Девочки-мусульманки учились на дому у жен духовных лиц (абыстай) или иных образованных женщин, а также в мектебах, но отдельно от мальчиков. Женские отделения в мектебе существовали за счет сборов с членов общины и пожертвований. Практически никакой финансовой помощи ни от земства, ни от правительства не получали. Основными предметами были: чтение по-татарски, письмо: арабское и татарское, счетоводство, татарское и магометанское воззрение, магометанский Закон Божий.

Таким образом, женское начальное образование шло в общем русле развития народной школы, претерпевая те изменения, происходившие вследствие проводимой государством политики, количество учениц увеличивалось. С 70-х годов ведущей задачей школь-

ной политики правительства в сфере начального образования стало пресечение общественной деятельности, оттеснения земств от школы. Основными средствами для решения этой задачи были избраны: инспекция народных училищ и «образцовые» училища министерства. На решение этой же задачи было направленно и привлечение дворянства к руководству школьным делом на местах, и резкое ущемление прав созданных в 1864 г. училищных советов. Новые тенденции школьной политики в области начального образования были законодательно закреплены «Положением о начальных народных училищах» 1874 г. Это, однако, не дало желаемых результатов и не выполнило те задачи, которые перед ним ставились. Земства продолжали играть ведущую роль в развитии народной школы. В связи с этим в 80-е годы самодержавие в качестве ударной силы попыталось использовать церковь. Следует отметить и то, что система начального образования в России в исследуемый период была чрезвычайно сложной и мно-готипной. К разряду низших общеобразовательных учреждений относились уездные и городские училища, а также «начальные училища разных наименований». Каждая отдельно поименованная школа ориентировалась в своей деятельности на особые законодательные акты, определяющие её специфическую организацию, условия и объем работы, подчинение органам учебной власти и местному представительству, права окончивших школу и учителей и т. д.

Мы не можем говорить о женском начальном образовании как об отдельном сегменте в образовательном комплексе. В силу того, что законодательно женские начальные учебные заведения не были отделены от мужских, рекомендовалось открывать женские школы отдельно, оговаривался возраст поступающих в ученицы. Вследствие этого удельный вес женских начальных школ всех ведомств был низок, что позволяет говорить о начальном женском образовании, как об особом элементе системы начального образовательного комплекса России.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Анфимов А.В. Царствование императора Николая II в цифрах и фактах // Отечественная история. 1994. №3. С. 64 - 70.

2. Власов В.А. Земство и народное образование // Пензенское земство. Научно-библиографический справочник. Пенза, 1996. С. 57-58.

3. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф. 109.Д. 681. Л. 1, 4, 6об.

4. ГАПО. Ф. 109. Оп. 1. Д. 382. Л. 1об.

5. ГАПО. Ф. 109. Оп. 1. Д. 661. Л. 4.

6. ГАПО. Ф. 21. Оп. 1. Д. 17.

7. ГАПО. Ф. 5. Оп. 1 Д. 7494. Л. 11.

8. ГАПО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 7079. Л. 20.

9. ГАПО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 7079. Л. 23.

10. ГАПО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 7176. Л. 5.

11. ГАПО. Ф. 81. Оп. 1. Д. 1152. Л. 172об.

12. ГАПО. Ф. 81. Оп. 1. Д. 1152. Л. 191.

13. ГАПО. Ф. 81. Оп. 1. Д. 1402. Л. 22, Л. 28, Л. 37-64.

14. ГАПО. Ф. 81. Оп. 1. Д. 1402. Л. 27, 28.

15. ГАПО. Ф. 81. Оп. 1. Д. 895. Л. 4.

16. ГАПО. Ф. 9. Оп. 1. Д. 687. Л. 23. Л. 25об.

17. ГАПО. Ф. 9. Оп. 1. Д. 687. Л. 47.

18. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 543. Оп. Д. 264. Л. 38.

19. Двадцатипятилетие Пензенского 1-го женского начального училища // Пензенские губернские ведомости 1903. №234.

20. Двадцатипятилетняя деятельность земских учреждений Пензенской губернии 1865-1889. Пенза, 1894. 394 с.

21. Доклад Пензенской Губернской Земской Управы об участии Пензенского Губернского Земства в развитии народного образования в 1902 г. Пенза, 1902. 142 с.

22. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. В 3-х т. Т. 2. Ч. 2. М., 1994. 398 с.

23. Настольная книга по народному образованию Т. 3. Сост. Г. Фальборк, В. Чарнолуский. СПб., 1904. 1803 с.

24. О женских епархиальных школах // Пензенские губернские ведомости. 1899. №167.

25. О необходимости женских рукодельных школ // Пензенские епархиальные ведомости. 1892. №17. С. 709-711.

26. Обзор Пензенской губернии за 1883 год. Приложение ко всеподданнейшему отчету Пензенского губернатора. Б/г. 124 с.

27. Очерки истории образования и педагогической мысли в Мордовском крае (середина XVII - начало ХХ вв). / Под ред. проф. Е.Г. Оссовского. Саранск, 2001. 208 с.

28. Памятная книжка Пензенской губернии на 1864 г. Пенза: Тип. Губернского правления, 1864. 93 с.

29. По вопросу о положении женщин в крестьянской семье // Пензенские епархиальные ведомости. 1899. №14. С. 554-556.

30. Рашин А.Г. Грамотность и народное образование в России в XIX и начале XX в. // Исторические записки. Т. 37. М., 1973. С. 28-81.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.