Научная статья на тему 'Женское образование в России в середине XIX-XX В. : процесс становления и развития. Типы женских учебных заведений'

Женское образование в России в середине XIX-XX В. : процесс становления и развития. Типы женских учебных заведений Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
7008
780
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЖЕНЩИНЫ / ОБРАЗОВАНИЕ / ЖЕНСКИЕ УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ / WOMAN'S EDUCATIONAL ESTABLISHMENTS / WOMEN / EDUCATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Васильева Светлана Павловна

В статье рассматривается процесс становления и развития женских учебных заведений в России в целом и в Тамбовской губернии в частности. Проводится сравнительный анализ основных критериев обучения и воспитания в различных женских образовательных заведениях. Сделана попытка дать оценку их роли в повышении образовательного и культурного уровня в стране.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE WOMEN'S EDUCATION IN RUSSIA: THE PROCESS OF MAKING AND DEVELOPMENT. THE TYPES OF WOMAN'S EDUCATIONAL ESTABLISHMENTS

The article describes the process of making and development of woman's educational establishments in Russia on the whole and in Tambov province in particular. The comparative analysis of the main criterions of the teaching in different woman's educational establishments is made in the article. The attempt to apprehend their role in the rise of country's educational and cultural level is made.

Текст научной работы на тему «Женское образование в России в середине XIX-XX В. : процесс становления и развития. Типы женских учебных заведений»

20. АВПРИ. Ф. 176. Оп. 827. Д. 13 (Служебные документы Лабенского). Л. 94.

21. Там же. Д. 30 (Кабинетские письма 18701879). Л. 71.

22. АВПРИ. Ф. 137. Оп. 475. Д. 53 (Отчет о деятельности МИД за 1864 г.). Л. 41.

23. Там же. Д. 55 (Отчет о деятельности МИД за 1866 г.).

24. Ерусалимский А.С. Бисмарк. Дипломатия и милитаризм. М., 1968.

Поступила в редакцию 1.03.2010 г.

UDC 94(470:430).081

THE ACTIVITIES OF THE RUSSIAN AND GERMAN MINISTRIES OF FOREIGN AFFAIRS IN 1856-1871 (ON THE BASIS OF THE ARCHIVAL MATERIALS)

Petr Ivanovich Korolyov, Kursk State University, Kursk, Russia, Post-graduate Student of General History Department, e-mail: ivanych2107@yandex.ru

The article analyzes the activities of the Russian and German ministries of foreign affairs and their heads. An attempt comparative analysis of the Russian and Prussian diplomacy after the Crimean War is undertaken.

Key words: ministry of foreign affairs; history of foreign relations in XIX century; Bismarck’s diplomacy; Gorchakov’s diplomacy.

УДК 947:37

ЖЕНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ В СЕРЕДИНЕ XIX-XX в.: ПРОЦЕСС СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ. ТИПЫ ЖЕНСКИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ

© Светлана Павловна Васильева

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Россия, аспирант кафедры российской истории, e-mail: valcan@mail.ru

В статье рассматривается процесс становления и развития женских учебных заведений в России в целом и в Тамбовской губернии в частности. Проводится сравнительный анализ основных критериев обучения и воспитания в различных женских образовательных заведениях. Сделана попытка дать оценку их роли в повышении образовательного и культурного уровня в стране.

Ключевые слова: женщины; образование; женские учебные заведения.

В истории России, как и в истории других стран, особое место занимает т. н. «женский вопрос». Это, прежде всего, вопрос статуса женщины в широком смысле, т. е. роль и положение женщины в обществе по сравнению с мужчиной. Одним из аспектов этой темы является женское образование, которое, возникнув гораздо позже мужского, прошло долгий и сложный путь развития. Долгое время образование девочек не имело институциональных форм и было лишь внутрисемейным и домашним делом. До XVII в. не встречается никаких письменных упоминаний об учебных заведениях, где велось бы систематическое обучение девочек [1].

Общественная мысль того времени предусматривала для женщины роль жены и матери, а потому воспитание и формирование личности девочки шло в определенном на-

правлении. Основной задачей воспитания было раскрытие в девушке тех качеств, которые были ей необходимы в семейной жизни. Большую часть жизни женщина в то время проводила дома, в семье. В течение нескольких столетий (XI-XVИ вв.) русские женщины вели затворнический образ жизни, им не полагалось показываться на глаза посторонним людям, посещать общественные места. Девушкам предписывалось жить в дальних покоях и во всем подчиняться воле родителей. Наиболее важным событием в жизни женщины являлось вступление в брак. С X в. церковь присвоила себе монопольное право утверждения брака. Она старалась придать ему силу священного нравственного союза мужчины и женщины, который связывал их взаимными обязательствами на всю жизнь [2]. В таких условиях распространение гра-

мотности среди женского населения не считалось обязательным, не являлось частью государственной политики и носило случайный характер.

В эпоху Петра I распространение грамотности и культуры среди населения становится государственной прерогативой. Были открыты специализированные учебные заведения - навигационная, математическая, аптекарская, артиллерийская школы, в которых готовилась новая элита Российской империи. В конце петровского правления при созданной по его указу Академии наук была открыта академическая гимназия для дворянских детей [3]. Однако все эти учреждения были открыты для мальчиков, школ для девочек открывалось единицы, только в Москве (1694 г.) и Петербурге (1703 г.). В этих школах главное внимание уделялось внешнему воспитанию, заключавшемуся в «политесе». т. е. обходительности в обращении. Открывались также и частные школы, где девочек обучали «для домашнего обихода» чтению (письму обучали не во всех школах). Кроме того, в указе, относящемуся к 1724 г., монахиням предписывалось воспитывать сирот обоего пола, обучая их грамоте, а девочек, сверх того, прядению, шитью и вообще разным рукоделиям [1, с. 59].

В 60-е гг. XVIII в. впервые на государственном уровне была озвучена идея всеобщего просвещения женщин дворянского происхождения. 5 мая 1764 г. в Петербурге было открыто «Воспитательное общество благородных девиц», в обиходе именовавшееся Смольным институтом. Согласно составленному И.И. Бецким и утвержденному Екатериной II 12 марта 1764 г. «Генеральному учреждению о воспитании обоего пола юношества», женское институтское образование было рассчитано, в среднем, на период с 6 до 18 лет [4]. Примечательно, что вскоре при институте было создано отделение для воспитания девиц отнюдь не дворянского происхождения - «училище для мещанских девиц» на 240 персон. Обучение здесь начиналось с 5-6 лет и продолжалось до 18-летнего возраста. С 1764 по 1786 г., т. е. до момента воцарения императора Павла I, Смольный институт окончили 1316 девушек - дворянок и мещанок [1, с. 60].

В основанном 25 мая 1798 г., также в Санкт-Петербурге, «Училище Ордена Свя-

тыя Екатерины», или Екатерининском институте, как его называли, существовал другой возрастной ценз. Согласно «Высочайше утвержденным правилам относительно приема благородных девиц в училище Ордена Св. Екатерины», к участию в конкурсном отборе допускались дворянские девушки, достигшие 10-летнего возраста и при этом бывшие на момент поступления не старше 12-ти лет [4, с. 213].

В Тамбове в 1843 г. был открыт «Тамбовский институт благородных девиц». Решение об его учреждении было принято на собрании дворян Тамбовской губернии по предложению предводителя дворянства Александра Оленина. Первоначально в институте обучалось 60 воспитанниц от 9 до 12 лет, в 1857 г. уже 97, а в 1902 г. - 252. При поступлении необходимым считалось знание десяти заповедей Христа, главных молитв, умение читать и писать и владение иностранным языком. Особое внимание уделялось рисованию, практическому изучению новых языков, преимущественно французскому, эстетическому воспитанию, музыке и танцам. Кроме того, воспитанницы изучали Закон Божий, арифметику, всеобщую историю, в особенности историю Российского государства, географию - русскую и всеобщую, российскую грамматику и словесность, французский и немецкий языки с их словесностью и курсом краткой истории каждого из языков, естественную историю, физику, чистописание, инструментальную и вокальную музыку, пение, танцы, рукоделие и домашнее хозяйство. Полный курс обучения - 6 лет. В 1874 г. был осуществлен переход на семилетнее образование с добавлением новых предметов - геометрии и алгебры. Большое внимание обращалось на воспитание в ученицах религиозного чувства и укрепления веры [5].

Институтское образование не представляло собой альтернативу домашнему и, более того, должно было компенсировать некоторым юным дворянкам отсутствие его получения. При этом особой заботы со стороны государства удостаивались девушки-сироты. Институт представлял собой закрытое сословное учебное заведение, в которое на конкурсной основе принимались воспитанницы преимущественно дворянского происхождения, однако при наличии вакантных

мест (по усмотрению Совета или Губернского предводителя дворянства) принимались дочери личных дворян и высшего купеческого сословия [6]. При зачислении девушек в институт в отношении каждой выяснялось, была ли ей к этому времени привита оспа. Особую роль в профилактике этой болезни играла именно вакцинация, фактическое начало которой в России было положено личным примером императрицы Екатерины II, пожелавшей подвергнуть прививке себя и своего сына, будущего императора Павла I, и массовое распространение которой затронуло детскую возрастную группу [4, с. 220].

Поскольку учреждение было закрытым, никого из девиц до его окончания не отпускали домой, разве только в случае опасной болезни или смерти родственников, но не иначе как под надзором и в сопровождении классной дамы либо другого доверенного лица. Родители или лица, помещавшие девочек в институт, давали обязательство не требовать своих детей обратно до истечения трех лет со дня поступления. Встречи с родными ограничивались воскресением и праздниками и проходили в присутствии классной дамы. Будили девочек в 6 часов утра, а после молитвы и завтрака, в 9 часов, начинались занятия, с двухчасовым перерывом на обед и отдых. В оздоровительных целях в институте была устроена купальня, а с 1861 г. введена гимнастика. При заведении был лазарет и небольшая аптека, на службе состоял зубной врач. На публичных экзаменах выпускницы показывали свои работы: рукоделия, рисунки, карты. После окончания института девушки могли устроиться на работу гувернантками или классными дамами [5, с. 12]. Некоторые девицы, окончившие курс, по усмотрению начальницы института, могли быть оставлены в институте в помощь классным дамам или в должности учительниц, с согласия родителей или благотворителей [6, с. 35].

Таким образом, институты давали девушкам образование, позволявшее им не только блистать в свете, но и при необходимости зарабатывать себе на жизнь.

Развивалась и юридическая основа образования. В 1766 г. был принят Указ об учреждении народных училищ, где можно было проводить обучение без разделения классов по половому принципу. Указом от 1775 г. Приказы общественного призрения обязыва-

лись создавать в городах и селениях «народные элементарные школы», в которых разрешалось обучать девочек. Устав 1786 г. закрепил демократические тенденции, открыв доступ к образованию для девочек из самых широких слоев населения, которые могли беспрепятственно поступать в малые и главные народные училища [1, с. 60].

К середине XIX в. в России существовало 4 разряда учебных заведений для женщин. Институты благородных девиц и дома трудолюбия (1-й и 2-й разряды) давали образование, приближенное к среднему. Мещанские институты и городские училища для бедных девиц (3-й разряд) имели двухтрехгодичный курс, и объем их программы приближался к уездным училищам (особое внимание уделялось женским ремеслам, рукоделию и домоводству). Приюты и сиротские дома (4-й разряд) давали начальное образование [1, с. 61].

Эпоха великих реформ, начавшихся в 1960-1970-х гг., диктовала необходимость поиска качественно других подходов к вопросу женского образования. В июльской книжке «Морского сборника» в 1856 г. вышла статья Н.И. Пирогова, которая послужила исходной точкой наступившего затем педагогического движения не только в литературе и обществе, но и в правительственных сферах: «Не только положение женщины в обществе, но воспитание ее, в котором заключено воспитание всего человечества, вот что требует перемены». Статья Пирогова оказала влияние на женское образование: литература стала открыто указывать на несостоятельность господствовавшей до тех пор закрытой и сословной системы женских институтов [7].

Таким образом, в середине XIX в. женское образование пришло в полное противоречие с требованиями жизни. Выдающиеся русские демократы К.Д. Ушинский, Н.А. Вышнеградский резко критиковали систему закрытого привилегированного женского образования, ее косность, узко сословный характер, отрыв от реальной жизни, пренебрежение к русской культуре. Они требовали воспитания женщин как человека, имеющего равное с мужчиной право на образование. Защищали общеобразовательный, открытый характер воспитания женщины, его бессословность и доступность [8].

Реформа женского образования встретила сопротивление со стороны представителей консервативных кругов, полагавших, что старая система закрытых сословных воспитательных учреждений обеспечивала родителям уверенность, что их дочери будут встречаться в школе с равными им и что на их успехи, приемы, поведение и манеры будет обращено особое внимание [9].

Однако постепенно на смену мысли о специфике женского образования приходит популярная идея равенства полов и применения единых принципов воспитания для мальчиков и девочек. В 1858 г. известный педагог

Н.А. Вышнеградский разработал проект устройства женского образования на новых началах и основал в Петербурге первое в истории России училище «для приходящих девиц», т. е. для тех, кто жил дома и не нуждался в полном пансионе. Его назвали Мариинским в честь императрицы Марии. Это было бессословное училище для детей разных вероисповеданий с такой же, как в мужских гимназиях, программой (исключалось лишь изучение древних языков). Если на момент открытия училища всего 7 % (30 человек) были из мещанок и только одна крестьянка, то по данным на 1908 г. состав училища значительно демократизировался: приблизительно, из 45000 учениц 972 девушки были дочерьми купцов, 126 - из духовного звания, 749 - дочери мещан, 710 - крестьян, 215 - иностранные подданные [1, с. 61].

В Тамбовской губернии первая женская школа открылась в Моршанске в 1859 г. В 1861 г. такие школы появились в Борисог-лебске, Кирсанове, Козлове и Лебедяни. В 1860 г. было издано «Положение о женских училищах», согласно которому в городах стали открываться женские школы 1-го разряда с шестилетним сроком обучения и 2-го разряда - с трехлетним. Первые в 1870-е гг. были реорганизованы в женские гимназии, вторые - в прогимназии [10].

По проекту нового «Положения» от 1860 г., при женских училищах были учреждены попечительные советы, непременными членами которых должны были состоять: уездный предводитель дворянства или лицо, заступающее его место, директор училищ или, в уездных городах, директор гимназии, или инспектор прогимназии, лицо духовного зва-

ния, городской голова или бургомистр и начальница [7, с. 117].

4 октября 1863 г. в Тамбове открылась женская школа 1-го разряда. К 1867 г. в ней обучалось 119 учениц. Из них 116 - православной веры, 2 - римско-католической, 1 -лютеранской. Подавляющее число девочек было из дворянского сословия - 79, представительниц городских сословий насчитывалось 38, а из сельского сословия обучались только 2 девочки [11].

Срок действия Положения 1860 г. истекал 10 мая 1866 г. В сентябре 1865 г. Высочайшим повелением новый проект был внесен на рассмотрение в Государственный Совет. В предложенных к представлению Министерства в Государственный Совет соображениях к новому проекту «Положения о женских училищах» по каждой отдельной статье были повторены многие из присланных из разных мест замечаний на первоначальный проект. Женские гимназии и прогимназии предназначались для всех сословий, но содержимые каким-нибудь одним, дети других сословий допускались лишь с согласия представителей содержащего училище сословия. При женских гимназиях разрешались пансионы, содержимые начальницами, воспитательницами и учительницами гимназий, под надзором местного училищного начальства. Учреждался восьмой дополнительный педагогический класс для подготовки к педагогической деятельности желающих быть впоследствии наставницами и учительницами [7, с. 159].

В 1870 г. Тамбовское женское училище было реорганизовано в Тамбовскую министерскую женскую гимназию. Размещалась гимназия в доме С.М. Лиона (ул. Советская, 108, институт усовершенствования учителей). Программа рассчитывалась на 7 лет, была значительно проще, чем в мужской гимназии, и включала в себя следующие предметы: Закон Божий, русский язык, математика, физика, география, чистописание, рукоделие, гимнастика. Необязательными были: французский и немецкий языки, рисование, педагогика, музыка, танцы и пение [12].

Попечительница Тамбовской женской гимназии, великая княгиня Мария Макси-мельяновна Баденская, пожертвовала в первый год 500 руб., а в следующие - по 300 руб. ежегодно; почетные члены совета гимназии

Нарышкин и граф Строганов давали ей по 300 руб. в год, князь Васильчиков - по 100 руб. Дашков и Никифоров вносили по 300 и 200 руб. в год. Кроме того, два купца, вносившие по 200 руб. ежегодно, обусловливали свой взнос тем, чтобы их служба по гимназии была принята в зачет государственной. Городское общество назначило гимназии по 1040 руб. ежегодно.

Особенность Тамбовской гимназии заключалась в том, что, с разрешения попечительного совета, в приготовительный ее класс принимались и мальчики от 7 до 9 лет; дети купцов и мещан Тамбовской губернии учились бесплатно, а дворянские платили по 25 руб. в год [7, с. 105].

В 1877 г. общая сумма на содержание гимназии составила 13560 руб. 72 коп. Из них городское общество и губернское и уездное земства внесли по 4 тыс. руб., плата за обучение составила 3072 руб. 50 коп., 1900 руб. поступило из городского казначейства. Остальная сумма (616 руб. 30 коп.) сложилась из пожертвований, случайных доходов и процентов с капитала [11, д. 1866, л. 2].

Плата за обучение в женской гимназии составляла: за обязательные предметы - 15 руб. в год, за необязательные - 25 руб. в год с каждой ученицы [11, д. 1866, л. 8]. Во главе Тамбовской женской гимназии стояли попечитель, директор, председатель, директор, члены различных организаций [12].

По новому проекту женские училища должны были находиться в главном ведении попечителей учебных округов, а начальник губернии по своему званию был почетным попечителем всех женских училищ в губернии. Непосредственное управление ими возлагалось на избираемую попечительным советом начальницу. Кроме попечительного совета был еще педагогический (директор народных училищ или, в уездных городах, инспектор прогимназии, или представитель учебного сословия в попечительном совете и, кроме того, начальница и все служащие по учебной и воспитательной части). Все это обилие начальства в женских училищах вызывало наибольшее количество замечаний на проект Министерства.

Педагогический совет Тамбовской гимназии, находя вредным представительство в попечительных советах женских училищ уездных предводителей дворянства, «помимо

даже всякого со стороны их участия в доставлении средств училищу», говорил, что большей частью «эти лица очень мало интересуются устройством женских училищ для городских обывателей». Обязательное председательство уездных предводителей дворянства мешает даже, по мнению тамбовского совета, доставлению средств училищу: «Купечество и городское общество ассигнует известные средства на женское училище, а дворянство не дает ничего; между тем предводитель вступает в звание председателя, принимает начальнический тон и оскорбляет учредителя» [7, с. 121]. Таким образом, можно отметить, что среди руководства имели место разногласия, основанные, в основном, на сословном различии.

После окончания гимназии выпускницы получали звание - учительница народных училищ. Закончив восьмой дополнительный педагогический класс, они получали звание домашней учительницы и могли поступать на высшие учительские курсы.

Наряду с государственными гимназиями в Тамбове существовали и частные. Для поступления в них требовалось предоставление минимума документов. Режим обучения был гораздо свободнее: уроки продолжались 30 минут, большое внимание уделялось организации свободного времени, питанию. Одна из таких гимназий находилась на площади Присутственных мест, в двухэтажном здании с флигелем в стиле модерн и принадлежала Дарье Андреевной Пташник. Она была директором и преподавала французский и немецкий языки. Сейчас в здании бывшей гимназии размещается учебно-производственный комбинат Ленинского района.

Еще одна частная женская гимназия располагалась в доме Никифорова на Дворянской улице. Начальницей ее была Раиса Константиновна Иванова. Здание в виде уютного теремка с высокой крышей, узорчатым гребешком и лепкой по фризу сохранилось до настоящего времени. В нем размещается городская дума [12, с. 6].

Одежда девочек из Министерской гимназии состояла из коричневого платья, в частной гимназии - синего. У всех были белые и черные фартуки и белые воротнички [13].

Оценивая развитие женского гимназического образования, можно сказать, что данный тип заведений возник как необходимый

для повышения уровня женского образования в России. В этом кроется причина их быстрого распространения по всей территории страны. В 1899 г. в России было уже 189 гимназий, в которых обучалось почти 67 тыс. девочек. К 1913 г. количество гимназий достигло 825, а училось в них немногим меньше 312 тыс. человек.

Определяющую роль в развитии начального образования сыграли земские школы, которые были смешанными по составу учащихся. Многие педагоги рекомендовали в те годы совместное обучение детей как передовую меру в воспитательном отношении [1, с. 62].

В 1825 г. в Тамбове и в 1831 г. в Кирсанове открылись малые народные училища. С 1883 г. они стали называться уездными. Курс обучения был три года, а содержались училища на государственные средства.

С момента возникновения государственных школ в Тамбовской губернии была учреждена дирекция народных училищ, которая подчинялась училищному комитету Казанского университета. С 1835 г. университеты были лишены права управлять учебными заведениями своего округа, и управление школами Тамбовской губернии перешло в ведение Харьковского попечительства.

В 1843 г. в наиболее крупных государственных селах появились начальные школы с годичным сроком обучения. Они положили начало системе народного просвещения в деревне. При них открывались женские школы или женские отделения. Однако эта мера не привела к увеличению процента девочек в числе учащихся. Многие крестьяне предпочитали обучать своих дочерей в смешанных школах, где в большинстве своем учителями были мужчины, к которым крестьяне относились доверчивее, чем к учительницам. К началу 1890-х гг. отдельные женские школы были закрыты в большинстве сел [14].

В период своего становления народное образование сводилось к обучению грамоте, причем только небольшое меньшинство учащихся выучивалось читать, а обучившие -ся письму составляли исключение [14, с. 5]. Одной из причин такого невысокого уровня образования были нерегулярные сборы на образование, т. к. крестьяне считали обеспечение школ государственной прерогативой. Вторая причина заключалась в том, что в числе преподавателей практически не было

лиц, имеющих образование. К тому же большинство учителей преподавали безвозмездно, следовательно, не были заинтересованы в результате своего труда. В отчете Тамбовского уездного училищного совета за 1866 г. отмечалось: «В учебном отношении в полной силе устарелая метода преподавания, ничуть не развивающая детей и даже затрудняющая успехи обучения... девять преподавателей ничего не получают за свой труд, а даровые занятия не могут быть успешны» [15]. Таким образом народное образование в селе по своему уровню было гораздо ниже городского, которое испытывало меньше трудностей и с подбором учительских кадров, и со средствами к содержанию. К 1875 г. в селах Тамбовской губернии насчитывалось: 401 мужское училище, 7 женских и 108 смешанных. К 1876 г. по всей губернии было закрыто 57 начальных училищ, однако сведений о причинах закрытия предоставлено не было [11, д. 1843, л. 70]. А также в Елатом-ском уезде было одновременно закрыто 43 школы. Главной причиной закрытия такого значительного количества школ в уездах послужило состоявшееся 26 мая за № 9 постановление совета об устранении от преподавания в сельских начальных школах лиц, не имеющих свидетельства на звание учителя. Кроме того, училищный совет свидетельствовал, что учителя закрытых школ были неблагонадежными как по своей неподготовленности к делу обучения, так и по своему образу жизни. Значительному закрытию школ, по мнению совета, содействовало также и то обстоятельство, что сельские общества предложили скудные средства для школьного дела [11, д. 1843, л. 71]. Однако к 1 января 1876 г. в Тамбовской губернии насчитывалось 513 сельских народных училищ, среди которых было 339 мужских, 11 женских и 127 смешанных [11, д. 1843, л. 86]. Такие цифры в сравнении с предыдущим годом свидетельствовали о возрастании интереса к образованию со стороны населения.

С 1870-х гг. городские думы принимали широкие меры к открытию начальных школ. Помимо этих школ, содержавшихся на средства городских дум, духовная епархия начиная с 1880-х гг. стала открывать при городских церквях церковно-приходские начальные школы с трехлетним, а позднее с четырехлетним курсом обучения [10, с. 3]. К 1884 г. по

Тамбовской губернии числилось 32 сельских церковно-приходских школы, в которых обучалось 550 человек (510 мальчиков и 40 девочек). К 1 января 1886 г. по всей губернии насчитывалось уже 125 церковноприходских школ. В их число входили также школы грамотности - «вольные школы», организованные в селах и деревнях по инициативе крестьян-родителей или сельских обществ. Курс обучения длился два года. 1 мая 1891 г. были изданы «Правила о школах грамотности», согласно которым все они были переданы духовному ведомству.

Особенно остро стоял вопрос о подготовке учительского персонала, в связи с чем в 1895 г. было разрешено открытие в селах особых учительских школ. Они были второклассными с шестилетним курсом обучения (шестой класс - педагогический). Эти школы, мужские и женские, были предназначены для лучших учеников и учениц сельских народных училищ, как церковно-приходских, так и земских и министерских. Окончившие курс второклассной школы получали звание учителей и учительниц школ грамотности. Для подготовки учителей для одноклассных и второклассных церковных школ открывались церковно-учительские мужские и женские школы высшего типа, в которые поступали выпускники второклассных школ [15, с. 168].

К 1894 г. в губернии насчитывалось 293 церковно-приходских училища для мальчиков (8826 человек), 575 смешанных (15035 мальчиков и 2939 девочек), 132 женских (3517 человек). Итого - 1000 церковно-приходских школ, в которых обучалось 23861 мальчик и 6456 девочек [11, д. 2390, л. 6, 7]. Таким образом, можно отметить, что в конце XIX в. преобладал смешанный тип школ, однако, наблюдался небольшой, но устойчивый рост женских школ и увеличение количества обучающихся девочек.

С 1880-х гг. в губернии стали открываться земские школы. Участие земства в содержании этих школ вначале ограничивалось минимальными вложениями, но постепенно оно стало принимать все более деятельное участие и в постройке школьных зданий, и в других проблемах народного образования [14, с. 16]. Однако, несмотря на усилия земства по развитию народного образования, правительство тормозило открытие земских школ, отдавая предпочтение церковно-при-

ходским школам как наиболее дешевому типу школ. В период с 1885 по 1895 г. число земских школ сократилось с 699 до 621, а количество церковно-приходских возросло с 88 до 442, а вместе со школами грамотности число школ духовного ведомства равнялось в 1895 г. 1014. Причинами были, во-первых, консервативный внутриполитический курс правительства, вдохновителем которого являлся обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев, во-вторых - экономический кризис второй половины 1880 - начала 1890 гг., в результате чего произошло увеличение в земских органах самоуправления «крепостнической» части дворянства, стремившейся к сокращению сметных расходов [15, с. 168].

К 1899 г., по сведениям, полученным губернской земской управой, по всей губернии насчитывалось 667 школ МНП, 544 церковно-приходских, 444 школы грамоты. Число учащихся в школах, зарегистрированных в том же году земским исследованием, равнялось 91387 чел. Из них 74299 (81,41 %) мальчиков и 16980 (18,39 %) девочек. В школах МНП обучалось 58,98 % мальчиков и 42,93 % девочек; в церковно-приходских - 27,26 % мальчиков и 37,22 % девочек; в школах грамоты - 13,76 % мальчиков и 19,81 % девочек. Для обучения девочек значение школ ведомства МНП и церковно-приходских почти одинаково: в среднем по губернии в первых учится 43 %, а во вторых - 37 %. В среднем по губернии число учащихся во всех школах составляет 83,03 % мальчиков школьного возраста и 18,07 % девочек [14, с. 81].

Начиная с 1870-х гг. наблюдается неуклонный рост числа учащихся (в среднем по 27 % в год). По уездам цифра колеблется. Большинство учащихся принадлежало к крестьянскому сословию. Крестьянские девочки составляли 90 % всех учениц сельских школ ведомства МНП и церковно-приходских школ и 97 % учениц школ грамоты. Среди детей крестьян девочки составляли в школах ведомства МНП 14 %, в то время как среди детей других сословий они составляли 40,2 %, а в Спасском, Елатомском и Липецком уезда их число равнялось числу учащихся мальчиков. Та же ситуация была характерна и для церковно-приходских школ (44,2 %) и школ грамоты (45,7 %) [15, с. 112]. Следовательно, можно сделать вывод о том, что основным контингентом учащихся этих заведений были

представители низших слоев, причем не только мальчики, но и девочки.

Однако девочки выбывали из школы до окончания курса гораздо чаще, чем мальчики. Как правило, до третьего отделения в народных училищах доходило от 1/9 до 1/12 всех учащихся девочек. Число девочек за год уменьшалось более чем на 1/3, при переходе от второго года обучения к третьему - более, чем вдвое [16]. Причинами в этом случае являлись особенности крестьянского быта (недостаток рабочих рук в доме, отсутствие одежды, погодные условия и т. п. То есть можно сказать, что девочки выбывали из школ не по собственной воле, а по независящим от них обстоятельствам, что вовсе не говорит об их более низких, чем у мальчиков, умственных способностях.

В конце 1906 г. в Тамбовской губернии, как и в России в целом, встал вопрос о введении всеобщего обучения, число народных училищ стало резко расти. В 1914 г. их стало около 2700 (к 1 января 1906 г. в губернии насчитывалось 910 всех начальных училищ). Но вопрос о введении всеобщего обучения не был решен в связи с началом Первой мировой войны.

Для дочерей духовенства первоначально учебных заведений не существовало. Девочки могли освоить кое-какие азы грамотности и счета только дома. Возможность учиться и получать образование у них появилась лишь с открытием специальных учебных заведений [17].

22 октября 1843 г. было открыто первое училище для девиц духовного звания, которое стало образцом для учреждения женских духовных учебных заведений в епархиях Российской империи. Училища не имели единой законодательной базы. Устав училищ, которые находились под покровительством императрицы, был практически единым. Уставы училищ, которые содержались на местные средства, составлялись на местах и утверждались Святейшим синодом. Первым условием для успешного развития таких училищ являлась активная деятельность служителей церкви, направленная на образование дочерей духовенства [18].

Особые задачи, характерные для всех женских духовных училищ (готовить спутниц служителей алтаря Господня), особые программы (отсутствие таких необходимых

для высшего общества предметов, как танцы, музыка, новые языки, скромный набор общеобразовательных предметов, обилие рукоделия), определенная сословная направленность (для дочерей духовного сословия) - все это говорит о том, что в России в XIX в. начала складываться особая, ни на что более не похожая система учебных заведений. В развитие этой системы ощутимый вклад внесли епархии. Они укрепили и развили ее, открывая на свои средства училища для девиц духовного звания. Они состояли в ведении Святейшего синода под попечительством местного духовенства, содержались на средства, выделенные из епархиальных сумм или на средства благотворителей [17, с. 32].

Тамбовское училище утверждалось по образцу Царскосельского, но его устав значительно отличался от столичного. 10 параграфов Тамбовского устава были заимствованы из Царскосельского, а всего в Тамбовском уставе было 59 параграфов. Таким образом, по своему объему он был почти вдвое больше Царскосельского, и в нем более подробно рассматривались вопросы по приему, обучению и выпуску учениц [19].

Со дня открытия до 1868 г. в училище обучалась 91 девушка. Из них на епархиальные средства - 47, на средства благотворителей - 16, на свои средства - 22, «в счет общей экономии» - 1, 5 - приходящих. Помимо девушек из духовного сословия в училище обучались, правда, в небольшом количестве (приблизительно 14 %), девушки из светских сословий [20]. Можно предположить, что это были дочери тех небогатых дворянских фамилий, которым финансовое положение не позволяло отдать дочь на обучение в гимназию.

В 1873 г. Тамбовское епархиальное училище приобрело новый статус - училище для девиц духовного звания было реорганизовано в трехклассное женское епархиальное училище. Менялось не только название, но и характер учебного заведения. Из сиротско-воспитательного учреждения оно превращалось в среднее учебное заведение для воспитания и образования вообще дочерей православного духовенства, как это было записано в первом параграфе Устава училища [21].

С 1883 г. по 1884 г. воспитательницы и их помощницы, все кроме одной (Варвары Мейер), окончили курс в местном училище [20, с. 60]. Воспитательницы находились с

детьми постоянно: помогали учить уроки, присутствовали на службе в церкви, следили за их играми [22].

Главной воспитательной задачей епархиальных училищ считалось воспитание христианского благонравия и чувств патриотизма - в целом задача, схожая с другими учебными заведениями, но в епархиальных училищах она была выражена более ярко. Эпоха «Великих реформ» принесла существенные изменения в представления о роли женщины в обществе и непосредственно о самом женском образовании. Немалую роль сыграло и стремление создать гражданское общество. Именно все эти тенденции и обеспечили введение Устава 1868 г., который стал переломным. Этот документ являлся отправной точкой начала формирования сети епархиальных училищ как учебных заведений. До этого образование дочерей духовенства целиком и полностью зависело от представлений преосвященных по этому вопросу, а также от денег, которые найдет духовенство епархии [17, с. 255]. Таким образом, духовенство стало серьезнее подходить к учебному процессу, стараясь качественно поднять его уровень, тем более что оно имело конкурента в лице светских учебных учреждений.

Еще в 1885 г. в училище был открыт шестой класс, а в 1911 г. - дополнительный педагогический класс, что позволило улучшить подготовку выпускниц, избравших для себя учительскую деятельность. В этом классе проводилось углубленное изучение педагогической психологии и методики. Значительно были увеличены часы и на такие предметы, как русская литература, новейшая история [21, с. 95].

И все же уровень образования в епархиальных училищах был значительно ниже, чем в женских гимназиях. Свидетельство об окончании епархиального училища не приравнивалось к гимназическому. Епархиалки могли поступать на высшие курсы лишь при условии сдачи всех экзаменов за гимназический курс [17, с. 58]. Однако обучение в гимназии требовало значительной суммы денег. Кроме того значительную роль играло общественное мнение, которое еще не избавилось от сословных рамок. Сословные различия стали одной из причин беспорядков в духовных учебных заведениях в годы первой русской революции. В 1905-1907 гг. по епархи-

альным училищам пронеслись волнения, и первым требованием епархиалок было немедленное преобразование епархиальных училищ по типу женских гимназий [17, с. 62].

Тем не менее можно утверждать, что, несмотря на то, что объем знаний, полученный воспитанницами в епархиальном училище был меньше, чем в гимназиях, сфера деятельности выпускниц была довольно широкой, от жены священника и хозяйки дома до медицинского работника и учительницы. Можно утверждать, что епархиальные училища сыграли немалую роль в культурном развитии страны.

Таким образом, в дореволюционной России существовало несколько типов учебных заведений для женщин. Одни из них были открыты для девушек из светских сословий, другие ставили своей целью распространение грамотности среди девочек из низших слоев населения, третьи служили для получения образования в среде духовного сословия. Но, бесспорно, все они сыграли важную роль в распространении образования среди женского населения России в целом и Тамбовской губернии в частности. Получив возможность использовать свои знания, повышать их уровень, развиваться и дальше в этом направлении, женщины смогли сделать огромный шаг на пути изменения своего социального статуса, доказать свою значимость для общества, в котором на протяжении многих веков доминировали мужчины.

1. Калачев А. Женское образование как показатель развития демократии в дореволюционной России // Воспитание школьников. 2007. № 8. С. 59.

2. История женского образования в России с древнейших времен до начала XX века. иКЬ: http://revdution.allbest.ru. Загл. с экрана.

3. Фирсова М.М. Элитарность современного гимназического образования: история, мифы, реальность // Вестник образования. 2006. № 22. С. 55.

4. Успенская В.И. Женщины. История. Общество. Тверь, 2002. С. 212.

5. Трушина М. Институт благородных девиц в Тамбове // Тамбовское время. 1993. № 21. С. 12.

6. Положение о Тамбовском Александрийском институте благородных девиц. Спб., 1843. С. 35.

7. Лихачева Е. Материалы для истории женского образования в России. Спб., 1901. С. 19.

8. Константинов В.М., Недосекина И.Б. У истоков женского образования в России // Высшее образование в России. 1992. № 4.

9. История педагогики и образования. От зарождения воспитания в первобытном обществе до конца XX в. / под ред. А.И. Пискуновой. М., 2001.

10. Кузьменко З.А., Кот М.Г., Кузьменко А.В. Развитие образования в Тамбовской области (ист. справка) // Образование в регионе. 2001. № 2. С. 2.

11. ГАТО (Гос. арх. Тамбовской области). Ф. 105. Оп. 1. Д. 1702. Л. 254.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Щукин Ю., Горелов А. Гимназические учреждения старого Тамбова // Тамбовское время. 1998. 4 марта. С. 6.

13. Орлова В.Д. Тамбовская женская гимназия // Тамбовская энциклопедия. 2004. С. 573.

14. Верещагин П.А. Исторический очерк деятельности земства по народному образованию в Тамбовской губернии. Тамбов, 1903. С. 2.

15. Отчет Тамбовского уездного Училищного Совета за 1866 год. Тамбов, 1867. С.10.

16. Краткий обзор состояния народного образования в Тамбовской губернии в 1914-1915 учебном году. Тамбов, 1917. С. 21.

17. Попова О.Д. В стенах конвикта... (Очерки повседневной жизни женских епархиальных училищ). Рязань, 2006. С. 24.

18. Андреева Е.А. Епархиальные училища в России // Педагогика. 1999. № 3. С. 86.

19. Лебедев В. Историческая записка о Тамбовском женском епархиальном училище за 50 лет его существования. Тамбов, 1914. С. 24.

20. Тамбовское женское епархиальное училище. Тамбов, Б. г. С. 27.

21. Молчанова Г.А., Оленцева Н.В., Щукин Ю.К. Старый Тамбов от А до Я. Тамбов, 2004. С. 95.

22. Попова О.Д. Психологический климат в женских епархиальных училищах середины XIX -начала XX вв. // Педагогика. 2005. № 2. С. 63.

Поступила в редакцию 21.04.2010 г.

UDC 947:37

THE WOMEN’S EDUCATION IN RUSSIA: THE PROCESS OF MAKING AND DEVELOPMENT. THE TYPES OF WOMAN’S EDUCATIONAL ESTABLISHMENTS

Svetlana Pavlovna Vasilyeva, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russia, Post-graduate Student of Russian History Department, e-mail: valcan@mail.ru

The article describes the process of making and development of woman’s educational establishments in Russia on the whole and in Tambov province in particular. The comparative analysis of the main criterions of the teaching in different woman’s educational establishments is made in the article. The attempt to apprehend their role in the rise of country’s educational and cultural level is made.

Key words: women; education; woman’s educational establishments.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.