Научная статья на тему 'Органы внутрипартийного контроля ВКП(б) в 1923- 1934 годах (на материалах Кубани и Северного Кавказа)'

Органы внутрипартийного контроля ВКП(б) в 1923- 1934 годах (на материалах Кубани и Северного Кавказа) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
139
32
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КК-РКИ (КОНТРОЛЬНЫЕ КОМИССИИ И РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКИЕ ИНСПЕКЦИИ) ВКП(Б) / ВНУТРИПАРТИЙНЫЙ КОНТРОЛЬ / ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ / КОНТРОЛЬНЫЕ КОМИССИИ / ПАРТИЙНАЯ ЧИСТКА / НОВЫЙ ТИП КОММУНИСТА / CONTROL COMMISSIONS LABOUR AND PEASANT INSPECTORATES OF S.P.S.U.(B.) / INSIDE PARTY CONTROL / PARTY AND STATE CONTROL / CONTROL COMMISSIONS / PARTY PURGE / A NEW TYPE OF COMMUNIST

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Иванцов Игорь Григорьевич

Рассмотрена эволюция внутрипартийного контроля ВКП(б), переход к выполнению функций партийно-государственного контроля всех сфер общественной жизни СССР на примерах конкретного региона. Целью проводимой политики являлось создание с помощью органов КК-РКИ нового типа коммуниста, безоговорочно преданного партии

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Authorities of the Inside-party Control of S.P.S.U.(b.) in 1923 - 1934 (on the Materials of Kuban and Northern Caucasus)

The evaluation of the inside party control of S.P.S.U.(B.) and the transition to the function fulfillment of the party and state control of all fields of social life of the USSR at the examples of the concrete region is examined. The aim of realizing politics was the creation of a new type of communist that was faithful to the party unconditionally with the help of authorities of the Control Commissions Labour and Peasant inspectorates.

Текст научной работы на тему «Органы внутрипартийного контроля ВКП(б) в 1923- 1934 годах (на материалах Кубани и Северного Кавказа)»

УДК 93/94

ОРГАНЫ ВНУТРИПАРТИЙНОГО КОНТРОЛЯ ВКП(б) В 1923 - 1934 гг. (НА МАТЕРИАЛАХ КУБАНИ И СЕВЕРНОГО КАВКАЗА)

© 2009 г. И.Г. Иванцов

Филиал Майкопского государственного Branch of Maykop State Technological University,

технологического университета, 385140, Republic Adygeya, Takhtamukaiskiy rayon,

385140, Республика Адыгея, Тахтамукайский район, pos. Yablonovskiy, Svyaz St., 11,

п. Яблоновский, ул. Связи, 11, fmgti@inbox.ru

fmgti@inbox. ru

Рассмотрена эволюция внутрипартийного контроля ВКП(б), переход к выполнению функций партийно-государственного контроля всех сфер общественной жизни СССР на примерах конкретного региона. Целью проводимой политики являлось создание с помощью органов КК-РКИ нового типа коммуниста, безоговорочно преданного партии.

Ключевые слова: КК-РКИ (контрольные комиссии и рабоче-крестьянские инспекции) ВКП(б), внутрипартийный контроль, партийно-государственный контроль, контрольные комиссии, партийная чистка, новый тип коммуниста.

The evaluation of the inside party control of S.P.S.U.(B.) and the transition to the function fulfillment of the party and state control of all fields of social life of the USSR at the examples of the concrete region is examined. The aim of realizing politics was the creation of a new type of communist that was faithful to the party unconditionally with the help of authorities of the Control Commissions - Labour and Peasant inspectorates.

Keywords: Control Commissions - Labour and Peasant inspectorates of S.P.S. U.(B.), inside party control, party and state control, Control Commissions, party purge, a new type of communist.

Контроль, являясь одной из важных функций, присущ любому организованному и управляемому обществу, любому государству. Он один из обязательных элементов политического руководства и управления. В мировой научной литературе по истории, философии, политологии, экономической теории, социологии и праву сущность государственного и общественного контроля давно и однозначно толкуется как совершенно и даже абсолютно необходимое для общества явление.

Особого внимания заслуживает изучение становления и развития партийно-государственного контроля в Советской России. Его организация и функционирование - это явление, которое позволяет всесторонне и убедительно оценить объективное содержание сущности коммунистической партии в СССР, понять историческую диалектику ее судьбы и последующей эволюции вплоть до устранения от власти в стране. Именно в недавнем прошлом лежит корень многих проблем современного российского общества. В статье сделана попытка провести анализ работы органов партийного контроля на территории Кубани и Северного Кавказа в 1923-1934 гг., смысла и цели их деятельности, методов и результатов работы. Материалы исследования позволяют сделать обобщения, относящиеся как к проблемам работы центральных органов внутрипартийного контроля, так и контрольных комиссий на местах.

В 1923 г. начался процесс реорганизации и объединения центральных органов ЦКК ВКП (б) и НК РКИ СССР, образование единого органа государственного, общественного и партийного контроля. Такое объединение позволяло одновременно производить разбор дел на двух уровнях, способствовало сращиванию партийного и государственного аппарата. Затем произошло объединение и местных органов. Представители КК - РКИ обя-

зательно входили в состав соответствующих партийных комитетов почти всех степеней.

Характерной чертой партийно-государственного контроля стало взаимодействие с репрессивными органами, такими как прокуратура, учреждения суда, ВЧК, О111У НКВД. В глазах не только широких беспартийных масс, но и очень многих членов партии органы партийно -государственного контроля выглядели как репрессивные. Органы КК - РКИ после реорганизации 1923-1926 гг. фактически стали срастаться с партийными комитетами, становиться их своеобразными филиалами. Основой для деятельности партийного контроля в ВКП (б) все в большей степени становились решения руководства ВКП (б).

Уже начиная с 1928-1929 гг. партийные организации грубо вмешивались в хозяйственные дела совхозов и МТС, указывали, что им делать в своей практической работе, наказывали за неисполнение приказаний. Этой причиной было вызвано соответствующее постановление президиума Северо-Кавказской КК о взаимоотношениях зерносовхозов и МТС с районными парторганизациями и о строгой ответственности за такую деятельность. Вмешательство доходило до необоснованного шельмования и арестов директоров. Подобные факты отмечались в Ново-Александровском районе [1].

С каждым годом число членов контрольных комиссий (КК) увеличивалось по всему СССР. Так, в 1926 г. их личный состав оценивался в 3619 чел., к началу 1927 г. -4141 чел., а в 1927-1928 гг. - 5198 [2]. Однако ЦКК считала нецелесообразным дальнейшее увеличение численного состава этих комиссий, ибо обследования показывали, что работали они с неполной нагрузкой. А численный рост приводил к тому, что в контрольные комиссии выбирались люди, не имевшие установленного партстажа и необходимого опыта работы. Анализ данных о

председателях 17 районных КК - РКИ Северо-Кавказского края (по состоянию на весну 1932 г) показал, что абсолютное большинство из них имели стаж работы в КК не более одного года, один человек - менее трех лет, один - менее четырех и только один - семь лет [3]. На свои должности десять из них были избраны в 1932 г., шесть - в 1931 г., один - в 1930 г. Частая сменяемость, отсутствие реального опыта работы, малограмотность и иные причины приводили к росту некомпетентности работников внутрипартийного контроля. В их деятельности зачастую отсутствовала самостоятельность и принципиальность в принятии решений, что способствовало потере их авторитета в парторганизациях.

Невысокий уровень «партийной сознательности», желание хорошо жить зачастую приводило ответственных партработников на скамью подсудимых. Член краевой и районной КК Виноделенского района Куликов обвинялся в скупке продуктов (пользуясь служебным положением) и отправке их большими партиями в Ленинград. В Матвеево-Курганской районной парторганизации в 1931 г. секретарь райкома был снят с работы вместе с председателем районной КК за самоснабжение. Они, пользуясь служебным положением, снабжали себя и своих близких дефицитными товарами, что было категорически запрещено. За непротивление такому положению Матвеево-Курганская районная КК - РКИ была примерно наказана [4]. Подобные факты отмечались в Ново-Александровском, Ново-Покровском (ряд работников был предан суду), Прохладненском, Арзгирском и некоторых других районах [5].

Бичом в деятельности КК на местах было то, что, выбирая членов КК по определенным параметрам, таким как партийный стаж, опыт работы, авторитет, совершенно не учитывались их образование и культурный уровень. На 1 декабря 1932 г. в Кущевской районной КК состояло 19 человек, вполне отвечавших основным требованиям, но среднее образование имел всего один, остальные были малограмотными, с низшим образованием [6]. В Славянской КК - РКИ на начало 1932 г. состояло 29 человек, тоже отвечавших всем основным требованиям, но высшее образование имел один, среднее - 4, низшее - 24 чел. [7]. В Отрадненской районной парторганизации на 15 февраля 1931 г. было 505 коммунистов, из них среднее образование имели 3 чел., низшее - 411, малограмотными были 87, совсем неграмотными -4 чел. [8].

Да и откуда могли в сельских районах появляться образованные молодые коммунисты, если этому были немалые препятствия. Учебных заведений там, как правило, не было, а с выездом для обучения в города были большие сложности. Так, 26-летнему Ф.М. Черных коммунальная ячейка станицы Лабинской запретила ехать в Москву поступать в жировой техникум, поскольку лето 1931 г. было разгаром усиленной хлебозаготовительной кампании. Он уехал самовольно, за что был исключен из партии. Секретарем ячейки было отправлено письмо в дирекцию техникума с требованием исключения Черных из состава слушателей [9]. Такая практика была массовой. Коммунисту для выезда по любому делу за пределы своего местожительст-

ва и работы требовалось разрешение парторганизации [10]. Например, председатель районной КК мог уйти в трудовой отпуск или уехать на лечение только после соответствующего положительного решения краевой КК - РКИ [11]. Такое положение способствовало подделке командировочных удостоверений, подкупам, сговорам с должностными лицами и иным противозаконным способам получения разрешения на выезд [12].

Пытаясь исправлять положение, повышать уровень грамотности своих работников, краевая КК в мае 1931 г. утвердила 56 чел., в основном председателей районных КК, для прохождения ими «микояновских» 2-месячных курсов повышения квалификации в г. Геленджике. Кроме того, были утверждены 49 работников КК для прохождения более длительных 6-месячных курсов повышения квалификации в г. Ростове.

25 декабря 1931 г. Президиум Северо-Кавказской краевой КК, опираясь на постановление Президиума ЦКК ВКП (б) от 13.10.1931 г. о максимальном повышении квалификации КК, принял постановление о мероприятиях по подготовке и переподготовке кадров КК -РКИ. В течение 1932 г. было запланировано:

1. Через 2-месячные партийные курсы в г. Геленджике пропустить 65 председателей, 25 заместителей председателей, 10 ответственных секретарей партколлегий и 115 инспекторов КК - РКИ.

2. Через 6-месячные подготовительные партийные курсы (тоже в г. Геленджике) подготовить 20 председателей районных КК - РКИ из числа их актива и актива фабрично-заводских предприятий и 30 инспекторов из числа групп содействия РКИ на предприятиях, в колхозах и совхозах.

3. Организовать в г. Орджоникидзе 2-месячные партийные курсы со сроком работы в течение 6 месяцев для работников КК - РКИ национальных областей и районов. Через курсы предполагалось пропустить председателей районных КК - РКИ - 14 чел., заместителей председателей областных КК - РКИ - 5 чел., уполномоченных областных КК - РКИ - 50 чел., инспекторов КК -РКИ - 70 чел.

4. Практиковать межрайонные совещания конференций председателей областных, городских и районных КК - РКИ от 3 до 5 дней с целью обмена опытом и проработки важнейших партийных директив.

5. Установить (в течение 1932 г.) практику вызова председателей областных, районных и городских КК -РКИ в краевую КК - РКИ на 5-10 дней для участия в практической работе краевой КК - РКИ на заседаниях президиума, партколлегии и т.д.

6. Обеспечить тщательный подбор командируемых на 6-месячные курсы, с тем чтобы использовать их для работы органов КК - РКИ [13].

Повышение профессионального уровня работников партийно-государственного контроля стало необходимостью. Но, видимо, такие курсы повышения квалификации особо не помогали, потому что персональный состав КК по-прежнему не всегда отвечал высоким требованиям ЦКК, предъявляемым к членам КК. Так, за девять месяцев 1933 г. по 16 областям и республикам за искривление партийной линии, разного рода компроме-

тирующие поступки и как не справлявшихся со своей работой был снят 461 из 1536 председателей районных КК, т.е. 30 % [14]. Появилась тенденция к смещению неугодных руководителям парторганизаций работников внутрипартийного контроля. Сам факт высокой сменяемости председателей местных КК - РКИ свидетельствует об этом. ЦК партии даже принял по этому вопросу постановление, запрещавшее снятие и перемещение председателей контрольных комиссий без согласия ЦКК ВКП (б) [15].

Частые перевыборы на районных (городских, областных) партийных конференциях членов КК - РКИ тоже вносили некоторую дестабилизацию в работу этого органа, так как для приобретения необходимого опыта требовался определенный срок. Так, из 29 человек, членов Славянской районной КК - РКИ избирались на эту работу 3 раза и более - 3 чел., 2 раза - 5 чел. и впервые были избраны - 21 чел. [7].

Пятого ноября 1932 г. на заседании Президиума краевой КК ВКП (б) были заслушаны сообщения ее руководителя С.А. Новоселова и секретаря партколлегии ЦКК ВКП (б) Шкирятова, в которых говорилось, что ЦК снизил для Северо-Кавказского края план хлебозаготовок на 59 млн пудов и что оставшийся план вполне реален и, безусловно, выполним. Всем районным, областным и городским КК - РКИ было предложено провести в отстающих районах чистку-проверку обслуживающего персонала крупнейших отстающих колхозов (завхозы, кладовщики, учетчики и т.д.) с целью освобождения этих должностей от чуждых, классово-враждебных и преступных элементов. Не позднее 9 ноября 1932 г. предполагалось написать инструкцию [16] по чистке. Её нужно было закончить к 1 декабря 1932 г. в кубанских районах, и к 1 января 1933 г. - в остальных районах края. Всего к чистке намечалось 19 районов. В помощь районным КК были посланы на две недели работники краевой КК [17].

В соответствии с постановлением бюро крайкома и президиума краевой КК ВКП (б), опубликованном в газете «Молот» от 2 декабря 1932 г., чистка низового советского аппарата была приостановлена до особого указания краевых органов [18]. Тем не менее динамика привлечения к партответственности с каждым годом возрастала. В 1931 г. в Анапской районной парторганизации состояло 716 чел. (привлекалось к ответственности 129, было исключено 55), в 1932 г. - 856 (привлекалось 177, исключено 69), в 1933 г. - 819 (привлекалось к ответственности 316, исключено 172). Рост почти в три раза, и тому были свои причины [19].

В конце 1932 г. в стремлении переложить вину за начавшийся голод на плечи местных парторганизаций партийное руководство в центре санкционировало массовое снятие с постов и аресты местных кадров. Особенно много исключенных из партии коммунистов (подвергнутых суду, осужденных по закону о «пяти колосках» и т.д.) было весной - летом 1933 г., за нежелание работать в поле, не обеспечение сбора хлеба, невыполнение плана по весеннему севу, злоупотребления и т.д. Многие апеллировали в краевую КК - РКИ и ЦКК. Так, из Белореченского района на заседание в комиссию ЦКК 10 октября

1933 г. было вызвано 16 чел. Выездной краевой парттрой-кой по апелляциям на заседание в ноябре 1933 г. было вызвано 18 чел. Всего во второй половине 1933 г. в краевую КК - РКИ апеллировали 23 чел., в ЦКК - 14 чел. [20].

10 декабря 1932 г. Политбюро ЦК приняло постановление «О проведении чистки членов и кандидатов партии в 1933 году». В постановлении говорилось о проведении партийной чистки в течение 1933 г., и о прекращении (со дня опубликования документа) приема в кандидаты и перевода в члены партии по всему СССР как в городе, так и в деревне. Объединенный пленум ЦК и ЦКК, прошедший тогда же, одобрил эти решения и поручил Политбюро ЦК и Президиуму ЦКК организовать чистку так, чтобы очистить ряды партии от ненадежных, неустойчивых и примазавшихся элементов. В 1933 г. чистка была проведена, но не по всей стране, а в 10 организациях: Белорусской, Винницкой, Восточно-Сибирской, Донецкой, Дальневосточной, Киевской, Ленинградской, Московской, Одесской, Уральской [21].

Итоги подводились на XVII съезде ВКП(б). На 1 января 1934 г. чистку прошли 1 149 000 чел. Районными и ячейковыми комиссиями были исключены из партии 17 % проверенных [22]. Каждый год КК вызывали для разбирательств 4-6 % коммунистов по самым различным поводам. В период с 1924 по 1927 г. из партии ежегодно исключались до 1 % ее членов. С 1927 г. начались изменения, приведшие к чисткам всей партии и государственного аппарата. На XVII Московской губпартконфе-ренции, состоявшейся в 1929 г., Е.М. Ярославский заявил, что в результате работы контрольных комиссий из партии ежегодно исключались уже 2-3 % от общего числа коммунистов [23]. Основными причинами возникновения контрольных дел были пьянство (25-30 %), политическая пассивность (до 25 %), проявления карьеризма, бюрократизма, злоупотреблений властью (18-20 %), воровство (10 %), отправление религиозных обрядов (4-6 %), фракционная деятельность (5-6 %), как чуждый элемент (2-4 %) и т.д.

Это общие данные, на местах они в зависимости от конкретной обстановки варьировались. Сводки о составе коммунистов, привлеченных к ответственности и исключенных из партии в 1932-1933 гг., например по Армавирскому району [24] как раз являются тому свидетельством (таблица).

Как видно из приведенной таблицы, в период 19321933 гг. по Армавирскому району наибольшее количество людей привлекалось к ответственности и исключалось за оппортунизм и саботаж хлебозаготовок. Такое положение было характерно для всех зерновых районов края.

Контроль над осуществлением партийных постановлений, как подчеркивалось во всех директивных документах ЦКК, был основным направлением деятельности Центральной и местных КК в период 19301934 гг. В исследованиях данной темы советского периода, как правило, очень невнятно объясняются причины одобренных в конце 1933 г. решений Политбюро ЦК и Президиума ЦКК ВКП(б) о реорганизации партийно-государственного контроля. «Оргмероприятия в

области усиления партийно-советского контроля» были закреплены решениями XVII съезда партии. Объяснялось это ликвидацией эксплуататорских классов, исчезновением социальной базы для возникновения «антиленинских» течений, а также тем, что во внут-

рипартийной деятельности ЦКК занималась контролем по исполнению партийных решений и борьбой с нарушениями партдисциплины, что дублировало работу ЦК, который занимался этим же.

Привлечение к ответственности коммунистов Армавирского района

Причина привлечения к партийной ответственности Привлечено Исключено

Нарушение партийной дисциплины. Всего, из них: 321 149

Отказ от работы в деревне 67 36

Оппортунизм и саботаж хлебозаготовок 154 66

Нарушение коммунистической этики. Всего, из них: 326 66

Связь с чуждым элементом 26 20

Как чуждый элемент 30 23

Пьянство 81 36

Использование служебного положения незаконно и в корыстных целях. Всего, из них: 194 90

Взятки, растраты, воровство и т.п. 73 57

Всего за 1932 - 1933 гг. за все проступки 841 379

Для сравнения, в 1931 г. за все проступки 426 152

Но основная причина была в ином. Внутрипартийной демократии, следить за соблюдением норм которой в том числе и был призван внутрипартийный контроль, фактически больше не существовало. Все попытки оппозиционных группировок сохранить ее при отрицании демократии во всем обществе в целом провалились. Исчерпан был смысл существования внутри партии крупного самостоятельного органа, который мог принимать ответственные решения, влияющие на партийную жизнь помимо ЦК. XVII съезд (26 января - 10 февраля 1934 г.) постановил преобразовать ЦКК в избираемую съездом партии Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б) со своим аппаратом в центре и постоянными представителями в республиках, краях, областях, назначаемыми и отзываемыми Комиссией партийного контроля при ЦК ВКП (б). Таким образом, ЦКК перестала быть органом (хотя бы теоретически) равнозначным ЦК партии. Аппарат ЦКК был передан вновь созданной комиссии, ее руководителем было решено назначить одного из секретарей ЦК [25].

Деятельность органов внутрипартийного контроля в тесной связи их с конституцией всего партийного организма приводит к правомерному выводу, что в 20-е гг. создавался новый тип коммуниста, безоговорочно преданного ВКП(б), инициативного (в дозволенных партией пределах), не склонного ко всякого рода этической рефлексии. Немалая роль в этой формовке новых коммунистов отводилась и органам внутрипартийного контроля. Однако все это было напрасным. Партия, в которую довольно легко принимались массы неграмотных, а иногда и морально нечистоплотных карьеристов, и в то же время с не меньшей легкостью исключались люди достойные, тянувшиеся к знаниям, как Ф.М. Черных из станицы Лабинской, который, зная о последствиях, все же принципиально уехал на учебу в Москву, была изначально обречена на неизбежный, рано или поздно, крах, какой бы работоспособной не была система ее внутрипартийного контроля. Чему мы все собственно и стали свидетелями в 1991 г.

Литература

1. ЦДНИКК (Центр документации новейшей истории Краснодарского края). Ф. 3643. Оп. 1. Д. 24. Л. 68, 68 об.

2. Бюллетень ЦКК ВКП (б) и НК РКИ СССР и РСФСР. 1928. № 6, 25 нояб. С. 28-29.

3. ЦДНИКК. Ф. 10577. Оп. 1. Д. 5. Л. 8.

4. Там же. Ф. 8003. Оп. 1. Д. 4. Л. 28, 149-150.

5. Там же. Ф. 9777. Оп. 1. Д. 23. Л. 80.

6. Там же. Ф. 431. Оп. 1. Д. 20. Л. 2-3.

7. Там же. Ф. 10577. Оп. 2. Д. 26. Л. 5, 5 об.

8. Там же. Ф. 8486. Оп. 1. Д. 22а. Л. 4.

9. Там же. Ф. 10578. Оп. 1. Д. 29. Л. 52.

10. Там же. Ф. 8486. Оп. 1. Д. 23. Л. 5.

11. Там же. Ф. 8003. Оп. 1. Д. 19. Л. 27 об., 53, 53 об.

12. Там же. Ф. 1180. Оп. 1. Д. 5. Л. 90-91, 197-199., Д. 7. Л. 87.

13. Там же. Ф. 431. Оп. 1. Д. 14а. Л. 96., Ф. 797. Оп. 2. Д. 2. Л. 64., Ф.8003. Оп. 1. Д. 19. Л. 6 об., 7, 9, 10., Д. 21. Л. 32., Ф.8485. Оп. 1. Д. 4. Л. 232., Ф. 11381. Оп. 1. Д. 2. Л. 108.

14. За темпы, качество, проверку. 1934. № 2. С. 14.

15. Справочник партийного работника. Вып. 8. М., 1934. С. 853.

16. ЦДНИКК. Ф. 2668. Оп. 1. Д. 2. Л. 1-3.

17. Там же. Ф. 12173. Оп. 1. Д. 18. Л. 261-262., Ф. 10587. Оп. 1. Д. 22. Л. 32-40.

18. Там же. Ф. 12173. Оп. 1. Д. 18. Л. 262.

19. Там же. Д. 22. Л. 28.

20. Там же. Ф. 12175. Оп. 1. Д. 40. Л. 1-41.

21. О чистке партии. Постановление ЦК и ЦКК ВКП(б) от 28 апреля 1933 г. Инструкция областным, районным и низовым комиссиям. М., 1933. С. 15-16.

22. XVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) : стеногр. отчет. М., 1934. С. 287, 299.

23. Ярославский Е. Работа ЦКК ВКП (б). Доклад и за- 25. КПСС. Коммунистическая партия Советского ключительное слово на XVII Московской губпарт- Союза в резолюциях и решениях съездов, конфе-конференции. М.; Л., 1929. С. 68. ренций и пленумов. Т. 6. М., 1985. С. 132-133.

24. ЦДНИКК. Ф. 10703. Оп. 1. Д.47. Л. 18.

Поступила в редакцию 19 мая 2008 г

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.