Научная статья на тему 'Некоторые методы партийно-государственного управления в СССР в 1920-1934 гг. (на материалах Кубани)'

Некоторые методы партийно-государственного управления в СССР в 1920-1934 гг. (на материалах Кубани) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
653
41
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АКТИВ / АППАРАТ / ВКП (Б) / КАДРЫ / КОНТРОЛЬНЫЕ КОМИССИИ / КК-РКИ / ОГОСУДАРСТВЛЕНИЕ / ПАРТИЙНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ / ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА / УПРАВЛЕНИЕ / CPSU (B) / PAPERWORK / SECRECY / CONTROL COMMISSION / THE PARTY ORGANIZATION / THE POLITICAL SYSTEM / RULES / SECRET TEXTS / THE SECRET SERVICE / COURIER CASE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Иванцов Игорь Григорьевич

Система партийно-государственного контроля советского государства была тесно связана с динамикой развития взглядов большевистского руководства на сущность и роль в общественной жизни государства. В процессе ее становления все социальные институты, в явной либо скрытой форме подверглись огосударствлению. Само становление происходило под жестким руководством и при непосредственном участии РКП (б) ВКП (б) на всем протяжении рассматриваемого периода. Особенно явно это прослеживается в утрате советами всех уровней статуса органов полновластия трудящихся, реально существовавшего с момента их возникновения. Сеть и структура органов партийного контроля на местах разрабатывались партией в соответствии с конкретными задачами того или иного периода. Объединение партийного и государственного контроля в один мощный институт позволило поставить ВКП (б) под свой полный контроль партийные и государственные структуры, общественные институты.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Иванцов Игорь Григорьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SOME METHODS OF PARTY-GOVERNMENT MANAGEMENT IN THE USSR IN 1920-1934. (ON THE MATERIALS OF CUBAN)

The Article is devoted to the secret correspondence of the CPSU (b), which began its existence in the early period of Soviet power. In the USSR, 1922-1923 were secretly carried out of the party and state reform, in which was installed dictatorship of the ruling party He. The old model of domination of individual Bolshevik leaders were eliminated. All power concentrated in the hands of a few of its leaders at the top. As further development, there is a simple and archaic system of government which is not bound to any laws or control of the company. Whoever was at the top, disposing of everything and governs all. The basis of the Soviet state was the hierarchy of party committees headed by the undersecretaries of 1992. In addition, after the entry of Stalin in the post of Secretary General of the relation of the Supreme party organs to the party apparatus on the ground began to carry secret correspondence between them was classified. Circle functionaries who were sent extracts of the minutes of the Central Committee of the CPSU (b), the party committees and individual orders of the undersecretaries of the Central Committee and party committees, persons carrying out intra-party correspondence was strictly limited.

Текст научной работы на тему «Некоторые методы партийно-государственного управления в СССР в 1920-1934 гг. (на материалах Кубани)»

УДК 94(47+57) ББК 63.3(2)6-3 И 23

НЕКОТОРЫЕ МЕТОДЫ ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В СССР В 1920-1934 ГГ. (НА МАТЕРИАЛАХ КУБАНИ)

(Рецензирована)

Иванцов Игорь Григорьевич,

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории, культурологии и музееведения Краснодарского государственного института культуры, г. Краснодар. Тел.: (905) 476 92 07, е-mail: IIG23@yandex.ru

Аннотация. Система партийно-государственного контроля советского государства была тесно связана с динамикой развития взглядов большевистского руководства на сущность и роль в общественной жизни государства. В процессе ее становления все социальные институты, в явной либо скрытой форме подверглись огосударствлению. Само становление происходило под жестким руководством и при непосредственном участии РКП (б) - ВКП (б) на всем протяжении рассматриваемого периода. Особенно явно это прослеживается в утрате советами всех уровней статуса органов полновластия трудящихся, реально существовавшего с момента их возникновения. Сеть и структура органов партийного контроля на местах разрабатывались партией в соответствии с конкретными задачами того или иного периода. Объединение партийного и государственного контроля в один мощный институт позволило поставить ВКП (б) под свой полный контроль партийные и государственные структуры, общественные институты.

Ключевые слова: актив, аппарат, ВКП (б), кадры, контрольные комиссии, КК-РКИ, огосударствление, партийная организация, политическая система, управление.

SOME METHODS OF PARTY-GOVERNMENT MANAGEMENT IN THE USSR IN 1920-1934. (ON THE MATERIALS OF CUBAN)

(Reviewed)

Ivantsov Igor Grigoryevich,

candidate of historical Sciences, associate Professor of history, cultural studies and Museum studies, Krasnodar state Institute of culture, Krasnodar. Ph: (905) 476 92 07, e-mail: IIG23@yandex.ru

Summary. The Article is devoted to the secret correspondence of the CPSU (b), which began its existence in the early period of Soviet power. In the USSR, 1922-1923 were secretly carried out of the party and state reform, in which was installed dictatorship of the ruling party He. The old model of domination of individual Bolshevik leaders were eliminated. All power concentrated in the hands of a few of its leaders at the top. As further development, there is a simple and archaic system of government which is not bound to any laws or control of the company. Whoever was at the top, disposing of everything and governs all. The basis of the Soviet state was the hierarchy of party committees headed by the undersecretaries of 1992. In addition, after the entry of Stalin in the post of Secretary General of the relation of the Supreme party organs to the party apparatus on the ground began to carry secret correspondence between them was classified. Circle functionaries who were sent extracts of the minutes of the Central Committee of the CPSU (b), the party committees and individual orders of the undersecretaries of the Central Committee and party committees, persons carrying out intra-party correspondence was strictly limited.

Keywords: CPSU (b), paperwork, secrecy, control Commission, the party organization, the political system, rules, secret texts, the secret service, courier case.

Система партийно-государственного контроля советского государства была тесно связана с динамикой развития взглядов большевистского руководства на сущность и роль в общественной жизни государства. В процессе ее становления все социальные институты и организации, в явной либо скрытой форме подверглись огосударствлению. Само становление происходило под жестким руководством и при непосредственном участии РКП(б) - ВКП(б) на всем протяжении рассматриваемого периода. Особенно явно это прослеживается в утрате советами всех уровней статуса органов полновластия трудящихся, реально существовавшего с момента их возникновения. Партийное руководство местными органами управления начало официально ужесточаться уже в 1920-е годы. Так, в положении о горсоветах 1925 г., утвержденному ВЦИК РСФСР, говорилось, что контроль их работы со стороны партийных комитетов был усилен [1].

Деятельность советских, профсоюзных, образовательных, военных, силовых и иных органов, учреждений, предприятий и организаций регулярно обсуждалась на заседаниях органов партийно-государственного контроля: контрольных комиссий - рабоче-крестьянских инспекций (КК-РКИ) при райкомах, горкомах, окружкомах, обкомах и крайкомах ВКП(б). И в соответствующих административно-территориальных единицах различного рода национальных автономий [2]. Партийные органы на всех уровнях занимались проблемой подбора и подготовки кадров аппаратов районных, городских, окружных и т.д., советов. Партия контролировала советы через своих членов, занимавших основные посты в управленческом аппарате: в составе советских органов, в подавляющем большинстве были члены и кандидаты в ВКП(б). В официальных документа органов КК-РКИ ВКП(б) во второй половине 1920-х гг. особо подчеркивалась роль органов контроля по содействию (на деле навязыванию) административным и хозяйственным органам в деле подбора состава сотрудников, выработке практических мероприятий к подготовке претендентов на руководящие должности [3].

В связи с этим особое внимание партия уделяла росту первичных партийных организаций. ЦК партии подробно инструктировал, каким образом следует создавать новые партийные ячейки: «вы пишете, что мало у вас большевиков, но пусть и эта малая часть организуется в нашу партийную ячейку. ... Мы со своей стороны сделаем все, чтобы поддержать вас» [4].

Большим подспорьем в этом деле был актив городских и районных КК-РКИ ВКП(б). Так по состоянию на 20.04. 1932 г. в одном только Ейском районе числилось актива КК-РКИ - 1089 человек (по

району-685 человек, по городу Ейску-404 человека) [5]. В основном эти добровольцы участвовали в обследованиях РКИ. В большинстве актив состоял из членов и кандидатов партии, либо из сознательных и проверенных беспартийных, пользовавшихся авторитетом в т рудовых коллективах.

В состав актива Кропоткинской районной КК-РКИ (в президиум были избраны 5 членов и 3 кандидата) входили: 1. Ячейковых партследователей

- 78 человек. Внештатных партследователей - 22 человека. Партзаседателей - 30 человек. Бюро жалоб и его актив - 26 человек (в середине 1932 г. актив кропоткинского районного бюро жалоб составлял уже 333 человек [6]. Секции РКИ при сельсоветах и горсовете г. Кропоткина, комсоды и бюро расследований - 350 человек. Внештатных инспекторов

- 32 человека. Все обследования проходили с обязательным привлечением добровольных помощников (особенно РКИ). За первое полугодие 1932 г. к обследованиям было привлечено 860 человек [7].

Разветвленный аппарат, в частности КК-РКИ, позволял партийным властям отслеживать состояние массового сознания, общественного мнения. Главными источниками информации для обкомов были сведения, собираемые городскими и районными комитетами партии. Те, в свою очередь, имели своих информаторов в низовых партийных организациях. Обычно о состоянии дел в той или иной партийной организации, в городе и районе, на предприятии, в организации, учреждении, колхозе и совхозе, вышестоящие партийные инстанции информировал секретарь партийного комитета, иногда его заместитель.

Здесь необходимо заметить, что в некоторых случаях актив был, что называется, только на бумаге и к работе не привлекался в связи с отсутствием средств и материальной базы [8]. Очковтирательство существовало всегда. У секций РКИ, как правило, не было постоянных секретарей, своих помещений в населенных пунктах, члены актива не могли разыскать должностных лиц, ответственных за участки работ и т.д. [9]. Однако такие явления систематическими не являлись.

ВКП(б) постоянно осуществляла контроль исполнения своих решений и постановлений государственными органами. Ни одно важное решение не принималось ими без соответствующих указаний со стороны партии. Одной из форм партийного руководства являлось принятие совместных решений партийными и государственными органами по наиболее значимым вопросам. При этом партийный аппарат осознано стремился сохранить анонимность своей власти и поддерживать образ партии, как очень значимой, но все-таки, общественно-политической организации.

По этой причине вся переписка государственных и партийных органов по вопросам директивного характера, постановления и выписки из постановлений политбюро, оргбюро и секретариата ЦК, президиума ЦКК, а также переписка, содержащая указания на постановления партии, шла под грифом «секретно». Эти материалы не должны были фиксироваться и проводиться по журналам входящих и исходящих бумаг, и никем, кроме руководителя госучреждения (или лица имеющего соответствующие полномочия руководителя учреждения), они не могли вскрываться. Хранить их, также, было положено только в секретном отделе. Лишь в тех случаях, когда партийные органы обращались к советским учреждениям за содействием или присылкой необходимых для них сведений просто как рядовая общественная организация (бывало и так), лишь тогда документация проходила, открыто, в официальном порядке [10].

Впрочем, начиная с 1936 года, ранее несекретные сведения были все полностью закрыты, получив гриф «строго секретно» [11].

Как свидетельствуют архивные материалы, неподконтрольных партии областей общественной жизни, уже к 1930 году, фактически не осталось. Абсолютное большинство вопросов, обсуждавшихся местными партийными организациями, имело, как правило, хозяйственный характер. Однако действенным методом партийно-государственного контроля являлся принцип публичности частной жизни, который стал зависеть от существующего в государстве и обществе политического режима.

Особая роль в управлении страной отводилась молодежи. Особенно организованной. Контроль состава и работа комсомольской организации являлась одной из функций райкомов (горкомов) ВКП(б). Им выделялись в помощь (фактически для руководства ими) представители КК-РКИ [12]. На КК при районных комитетах ВЛКСМ возлагались функции внутрикомсомольского контроля по образцу районных КК ВКП(б). Крымская районная КК даже приняла решение помочь бюро ВЛКСМ района создать институт следователей и заседателей, по своему образцу [13]. Однако во время проведения партийной чистки на Кубани в конце 1932 г., проводилась и чистка комсомольских организаций. При проведении чистки конфликтные комиссии ВЛКСМ показали свое полное бессилие и некомпетентность, устранившись от помощи КК [14].

Из постановления президиума Горячеключев-ской районной КК-РКИ от 03.1. 1933 г.: Отсутствие руководства и безответственное отношение к КК комсомола, плохой подбор ее состава, все это и явилось причиной необеспечения должной работы

КК ВЛКСМ Горячеключевского района и ее борьбы с болезненными явлениями в комсомоле, с засоренностью отдельных ячеек комсомола классово чуждым элементом. Новый состав районной КК ВЛКСМ так же еще не достаточно развернул свою работу. Нет активности в проведении разбора дел, болезненных явлений и элементов разложения отдельных комсомольцев, в проведении борьбы с этими негативными явлениями, Не достаточно еще проводится политико-воспитательная работа, несмотря на совершенно низкий политический уровень в отдельных звеньях комсомола».

Президиум Горячеключевской районной КК-РКИ постановил предложить КК комсомола усилить борьбу с болезненными явлениями и элементами разложения в комсомоле. Ввести в практику более частые выезды КК для разбора дел на местах, в ячейках и станицах. Разбирать дела на собраниях ячеек, на конкретных примерах болезненных явлений и элементов разложения воспитывать и моби-лизовывать комсомольскую организацию.

Освобождаться от не способных проводить на деле политику партии, ставших на сторону классового врага-кулака, проводящих саботаж, организуемый кулачеством».

«Обязать партийные ячейки и коллективы проработать на партийных и комсомольских собраниях решение крайкома ВКП(б) о подготовке к чистке ВЛКСМ и задачах партийных организаций».

«Обязать бюро партийных ячеек и коллективов усилить свое руководство и отчетность на бюро и партсобраниях партийных прикрепленных к ячейкам комсомола об их работе и руководстве комсомолом. Привлекать партприкрепленных к партийной ответственности за бездействие, формальное отношение к этой работе» [15].

Собственно, такие постановления больше уже походили на заклинания. Требуя, во чтобы ни стало, выполнения заданий партии, одновременно из комсомола вычищались все способные и думающие молодые люди, а на их место заступали просто безынициативные исполнители. Так в первой половине 1933 года из Староминской районной комсомольской организации было исключено 314 человек. Из них секретарей ячеек-31; членов бюро ячеек-65; секретарей станкомов ВЛКСМ-4; членов бюро станкомов-28 [16]. Данные цифры говорят только об одном, районные организации ВЛКСМ были задавлены.

Претензии к конфликтным комиссиям со стороны «старших» хорошо видны на примере резолюции краснодарской городской КК-РКИ ВКП(б), от 04.10. 1933 г. Называлась резолюция «О работе Городской Конфликтной комиссии ВЛКСМ и борьбе с болезненными явлениями в комсомоле».

Содержание ее было следующим: Заслушав доклад партприкрепленного тов. Покальниса о результатах обследования работы КК горкома ВЛКСМ, партколлегия краснодарской городской КК ВКП(б) постановляет:

1. В работе КК горкома комсомола наблюдается отрыв от масс. Из 20-ти проведенных заседаний выездным было одно. Разбор дел недопустимо затягивается.

2. Нет реального руководства низовыми КК со стороны городской КК, и как результат конфликтные комиссии отсутствуют даже в организациях ВЛКСМ крупных заводов и предприятий.

3. Отсутствует проработка характерных дел в комсомольских и молодежных беспартийных массах, нет освещения таких дел в печати.

В качестве мер по исправлению создавшегося положения бюро городского комитета ВЛКСМ было велено:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Пересмотреть состав президиума КК городской организации, выведя из его состава всех неработоспособных.

2. Срочно организовать низовые конфликтные комиссии.

3. Обязательно разгрузиться от скопившихся конфликтных дел, впредь сократив срок их рассмотрения до 7 дней.

4. Не менее 70 % всех поступающих дел разрешать путем выезда на места, практикуя разбор дел на открытых комсомольских собраниях.

5. Разбор всех дел проводить в городской КК ВЛКСМ, в присутствии секретарей или членов бюро низовых организаций, с обязательным участием председателей и уполномоченных местных КК и самих привлекаемых к комсомольской ответственности.

6. Не реже одного раза в месяц проводить инструктивные совещания председателей и уполномоченных низовых организаций, особо уделяя внимание вопросам работы КК, проводить специальные совещания по вопросам технического оформления конфликтных дел, сокращения сроков расследования и т.д.

7. Особо характерные дела прорабатывать в других организациях, в качестве докладов.

8. Отказаться от злоупотребления карательными мерами.

9. Особое внимание уделять проработке вопросов производственного характера.

10. Обязать партийных следователей и парт-заседателей заслушивать доклады ответственных секретарей КК ВЛКСМ на заседаниях партколлегии районной КК-РКИ ВКП(б), с обязательным содокладом прикрепленного от ВКП(б) [17].

В январе 1934года, выступая на IV городской

партконференции г. Новороссийска, председатель городской КК-РКИ - Муценек говорил, что «комсомол работает хуже всех» [18].

Конечно, такого рода постановления прямо указывают на полное отсутствие самостоятельности в принятии каких-либо серьезных решений райкомами ВЛКСМ, организациями на местах, на их подчиненное положение райкомам ВКП(б), партийным организациям крупных заводов, сельских партийных коллективов и т.д. в системе партийных органов, которые зачастую ими просто пренебрегали [19]. А еще становится ясным, что, по крайней мере, в 1933 году, КК комсомола превратились в полную фикцию, и как показали дальнейшие события, уже не возродились. Конфликтные комиссии в районных комитетах ВЛКСМ были ликвидированы, параллельно с ликвидацией в феврале месяце 1934 года комиссий внутрипартийного контроля (КК-РКИ) в ВКП(б), на основании постановления пленума ЦК ВЛКСМ (март 1934 г.), «О перестройке организаций ВЛКСМ на основании решений XVII партсъезда».

Не только комсомол был под пристальным контролем партии. Так, в июле-ноябре 1930 года Краснодарский горком ВКП(б) четыре раза рассматривал кадровые вопросы профсоюзов на заседании бюро горкома и на собрании городского актива. В результате, для руководства, было выделено 30 человек из партийного актива в качестве внештатных инструкторов городского совета профсоюзов [20].

Постепенно у коммунистов складывалось соответствующее восприятие партийных комитетов. Они начинали восприниматься именно как органы власти, что во многом явилось причиной отчуждение от них рядовых членов партии. Очень характерным в этом плане представляется письмо секретаря Сибирского бюро ЦК И. И. Ходоровско-го, разосланное в губкомы и райкомы партии летом 1922 г., в котором он недоумевал, почему районные партийные комитеты «не являются в настоящее время теми центрами, куда члены партии, а также беспартийные приходили бы, как это было в первые два года революции, со всеми нуждами и запросами или хотя бы только с целью отдохнуть, узнать последние новости и т. д.» [21].

Таким образом, имея в своих руках всю полноту власти, правящее партийное руководство поддерживало свое положение не силой авторитета, а с помощью, по большей части, подчиненных ей репрессивных органов. К началу 1923 г. было покончено с многопартийностью, что, в значительной степени упростило проблему политического руководства, сводя ее к голому администрированию. Возникла всепроникающая вертикаль власти, кото-

рая работала фактически в одностороннем режиме, сверху вниз, без обратной связи. Уже вначале 1920-х гг. начала складываться система жесткой регламентации духовной, общественной и даже личной жизни коммунистов, поставленная под надзор низовых партийных ячеек и партийных контрольных комиссий. Кроме того, особую роль в насаждении конформизма внутри самой партии как раз и играли чистки личного состава ВКП(б).

В соответствии с этими решениями районный внутрипартийный контроль и стал перестраивать свою работу [22]. Совершенно очевидно, что контрольные комиссии к этому времени окончательно эволюционировали от органов, занимавшихся исключительно внутрипартийными делами, до органов выполняющих государственную функцию контроля в различных областях не только идеоло-го-политической или партийно-воспитательной, но и финансово-экономической, культурной и в прочих областях.

В 30-е годы происходило повышение государственной дисциплины и уровня контроля. Наряду с ЦКК-РКИ, начал действовать государственный административный контроль. Эту функцию стала выполнять образованная в декабре 1930 г. Комиссия исполнения при Совнаркоме СССР, а с февраля 1931 г., аналогичные комиссии при совнаркомах союзных и автономных республик. К комиссиям перешел ряд функций ЦКК-РКИ по контролю за исполнением правительственных решений, что способствовало некоторой разгрузке в работе КК-РКИ.

Как свидетельствуют документы, уже с 1933 г. чистки и самопроверки аппаратов государственных, кооперативных и других учреждений стали просто беспрерывными, причем зачастую они проводились своевольно, без всяких согласований. Президиум краевой КК-РКИ, в целях уточнения порядка проведения чисток, в конце года постановил:

1. Всякая массовая чистка госаппарата, аппаратов иных учреждений и организаций может производиться с разрешения краевой КК-РКИ.

2. Постановления комиссий по чистке выполняются приказом администрации данного учреждения не от имени комиссии, а от своего имени, с занесением результатов чистки в трудовой список проверенного сотрудника, причем формулировки вроде «считать проверенным», туда не заносятся.

3. Аппеляции по чисткам подаются в районные (городские, областные) КК-РКИ по месту проведения чистки и рассматриваются в декадный срок со дня поступления. И уже сами КК-РКИ (а не аппели-рующие) в трехдневный срок высылают аппеляции несогласных с приложением своего первоначаль-

ного решения и всех документов жалобщика в краевую КК.

4. Все аппеляции рассматриваются особой ап-пеляционной комиссией при группе «Улучшение госаппарата», с последующим утверждением президиума краевой КК-РКИ [23].

Особая роль в работе районных КК-РКИ отводилась выездным парттройкам. Члены троек, проводившие проверку, получали в КК инструктаж. Сведения на аппарат предполагаемых к проверке учреждений получался ими из ОГПУ. На местах тройки исследовали состояние парторганизаций, одновременно проверяя исполнение заданий посевных и уборочных компаний, хлебозаготовок, собираемости налогов. Проверялись районные потребительские общества на предмет соблюдения сметной дисциплины, снижения административно-управленческих расходов и т.д. [24].

Годовой план работы Ейской районной КК (с декабря 1930 по декабрь 1931 гг.) предусматривал проведение 143 обследований по самому широкому спектру вопросов, начиная от обследований работы секций РКИ и заканчивая проверкой «состояния обучения кадров птицеводов». Такое положение сохранялось вплоть до последнего дня существования КК-РКИ [25].

Контрольные комиссии принимали активнейшее участие в хозяйственно политических компаниях по индустриализации и коллективизации. Планами индустриализации и коллективизации предусматривалась их широкая пропаганда. Специально для этой цели с января 1930 г. стал выпускаться ежемесячный журнал «Пролетарский контроль», орган краевой КК-РКИ. Он в обязательном порядке распространялся среди членов КК-РКИ, в секциях, группах содействия и внештатных инспекторов РКИ [26], в партъячейках и фракциях сельсоветов (фракции-группы коммунистов-работников сельсоветов). Поощрялось сотрудничество с журналом широких масс и общественных организаций. Местными газетами печатался цикл статей о значении этого журнала [27]. Впрочем, газетная реклама прошла без успеха. За несколько месяцев в Крымском районе был распространен всего 21 экземпляр [28]. Но все, же к середине 1931 г., благодаря массовой «добровольной» подписке, общий тираж журнала поднялся до 16 тыс. экз. Краевая КК даже предложила выпускать его два раза в месяц [29]. Тем не менее, подписка на него по-прежнему осуществлялась принудительно.

Разного рода товарищества, учреждения, организации и т.п., которые по существу являлись группами содействия РКИ, брали на себя обязательства по претворению в жизнь партийно-правительственных планов. Славянское районное совещание

РКИ, к примеру, объявило себя ударниками по выполнению планов осеннего сева или реализации займа «Пятилетка в 4 года» и т.д. [30] Но такого рода ударничество зачастую сводилось к организации дополнительного давления на людей, и особенно на членов ВКП(б). Впрочем, массовая пропаганда не влияла на реальное выполнение планов по заготовкам и коллективизации.

Сеть и структура органов партийного контроля на местах разрабатывались партией в соответствии с конкретными задачами того или иного периода. Объединение партийного и государственного контроля в один мощный институт позволило поставить ВКП(б) под свой полный контроль партийные и государственные структуры, общественные институты. В таком виде партийный контроль просуществовал до 1934 г., когда на XVII съезде партии ЦКК была преобразована в Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б) с основной задачей: надзора за претворением в жизнь решений партии.

ИСТОЧНИКИ:

1. Собрание Узаконений и Распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР (СУ РСФСР). 1925 г. № 91.

2. ГАРФ (Государственный архив Российской федерации). Ф. 406. Оп. 1. Д. 561. Л.7.

3. ГАРФ Ф.406. Оп.1. Д.561. Л.6.

4. Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями. Т.2. - М., 1957. С.160.

5. ЦДНИКК (Центр документации новейшей истории Краснодарского края). Ф.439. Оп.1. Д.70. Л.1.

6. ЦДНИКК. Ф.1725. Оп.1. Д.184. Л.1-2.

7. ЦДНИКК. Ф.1725. Оп. доп. Д.9. Л.25-27.

8. ЦДНИКК. Ф.8265. Оп.1. Д.19. Л.43 об., Ф.8350. Оп.1. Д.26. Л.81.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. ЦДНИКК. Ф.10577. Оп.1. Д.11. Л.3.

10. Павлова И.В. Павлова И.В. Механизм политической власти в СССР в 20-30-е годы.// Вопросы истории. № 11-12. 1998. С.61.

11. ЦДНИКК. Ф.12394. Оп.1. Д.25. Л.64-151.

12. ЦДНИКК. Ф.1725. Оп.1. Д.182. Л.9.

13. ЦДНИКК. Ф.6397. Оп.1. Д.27. Л.17., Ф.11380. Оп.1. Д.1. Л.4.

14. ЦДНИКК. Ф.9777. Оп.1. Д.39. Л.5.

15. ЦДНИКК. Ф.10580. Оп.1. Д.16. Л.2-3.

16. ЦДНИКК. Ф.8277. Оп.1. Д.44. Л.53.

17. ЦДНИКК. Ф.20. Оп.1. Д.22. Л.42-42 об.

18. ЦДНИКК. Ф.821. Оп.1. Д.71. Л.226.

19. ЦДНИКК. Ф.558. Оп.1. Д.8. Л.99.

20. ЦДНИКК. Ф.1072. Оп.1. Д.17. Л.8.

21. Цит. по: Павлова И.В. Механизм политической власти в СССР в 20-30-е годы.// Вопросы истории. № 11-12. 1998. С.50.

22. ЦДНИКК. Ф.1725. Оп.1. Д.177. Л.6.

23. ЦДНИКК. Ф.8485. Оп.1. Д.12. Л.24.

24. ЦДНИКК. Ф.11380. Оп.1. Д.1. Л.5, 46, 53, 64.

25. ЦДНИКК. Ф. 439. Оп.1. Д.75. Л.115.

26. ЦДНИКК. Ф.10577. Оп.1. Д.3. Л.7.

27. ЦДНИКК Ф.4380. Оп.1. Д.13. Л.2-3.

28. ЦДНИКК Ф.6397. Оп.1. Д.16. Л.53.

29. ЦДНИКК. Ф.8003. Оп.1. Д.6. Л.242.

30. ЦДНИКК. Ф.10577. Оп.1. Д.13. Л.5.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.