Научная статья на тему 'Организация психиатрической помощи в земской медицине (к 150-летию земской реформы)'

Организация психиатрической помощи в земской медицине (к 150-летию земской реформы) Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
348
50
Поделиться
Ключевые слова
ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ / ЗЕМСТВО / КОЛОНИИ ДЛЯ ДУШЕВНОБОЛЬНЫХ / ПСИХИАТРИЧЕСКИЕ БОЛЬНИЦЫ / СЕМЕЙНЫЙ ПАТРОНАЖ

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Егорышева Ирина Валентиновна

Начало организации лечебных учреждений для душевнобольных в России было положено приказами общественного призрения в конце ХУШ века. После введения земского самоуправления в 1864 г. лечебные учреждения приказов были переданы земским организациям. С этого времени психиатрические отделения земских губернских больниц стали выделяться в самостоятельные учреждения во главе с врачами-психиатрами, увеличилось число психиатрических коек, широкое распространение в земских психиатрических больницах получили методы нестеснения душевнобольных, трудотерапия. В 1884 г. в Тверской губернии открылась первая загородная колония для призрения душевнобольных-хроников. К началу XX века земская психиатрическая помощь превратилась в самостоятельный специализированный вид медицинской помощи, оказываемой в стационарах и во внебольничных условиях (деревенский патронаж).

The organization of psychiatric care in Zemstvo medicine (to 150th anniversary Zemstvo reform)

In Russia, the organization of curative institutions for insane persons was initiated by prikaz (department) of public charity in the end of XVIII century. After the zemstvo self-government was introduced in 1864, curative institutions were assigned to zemstvo organizations. Since that time, psychiatric departments of zemstvo gubernia hospitals began to be selected as independent institutions headed by psychiatrists. The number of psychiatric beds augmented. Such methods as non-constraint of insane patients and occupational therapy received wide propagation in zemstvo psychiatric hospitals. In 1884, the first suburban colony for charity of chronically insane persons was organized in the Tverskaia gubernia. Up to beginning of XX century zemstvo psychiatric care transformed into independent specialized type of medical care provided in hospitals and in out-patient conditions (rural patronage).

Текст научной работы на тему «Организация психиатрической помощи в земской медицине (к 150-летию земской реформы)»

13. Pavlova M.P. The Pedagogical System of A.S. Makarenko and Modernity [Pedagogicheskaya sistemaA.S. Makarenko]. Moscow: Vys-shaya shkola; 1980. (in Russian)

14. Makarenko A.S. Works in 7 Volumes [Sochineniya]. V. 5. Moscow: APN; 1957. (in Russian)

15. The Organization of Educational Process in the Practice of A.S. Makarenko [Organizatsiya pedagogicheskogo protsessa v praktike A.S. Makarenko] / Ed. V.A. Slastenin, N.J. Fere. Gor'kiy; 1976. (in Russian)

16. Blonskiy P.P. Selected Psychological and Pedagogical Works in 2 Volumes [Izbrannye pedagogicheskie i psikhologicheskie sochineniya]. Vol. 1 / Ed. A.V. Petrovskiy. Moscow: Pedagogika; 1979. (in Russian)

17. Shatskiy S.T. Pedagogical Works in 4 Volumes [Pedagogicheskie sochineniya]. V. 2. Moscow; 1962. (in Russian)

18. The Experience of Pedagogical Activity of S.T. Shatskiy [Opyt pedagogicheskoy deyatel'nosti S.T. Shatskogo] / Ed. V.N. Shackaya, L.N. Skatkin. Moscow: Pedagogika; 1976. (in Russian)

© Егорышева И.В., 2015 УДК 614.2:616.89-082]:93

Егорышева И. В.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В ЗЕМСКОЙ МЕДИЦИНЕ (к 150-летию земской реформы)

Национальный научно-слледовательский институт общественного здоровья им. Н.А. Семашко, 105064, Москва, Россия

Начало организации лечебных учреждений для душевнобольных в России было положено приказами общественного призрения в конце ХУШ века. После введения земского самоуправления в 1864 г. лечебные учреждения приказов были переданы земским организациям. С этого времени психиатрические отделения земских губернских больниц стали выделяться в самостоятельные учреждения во главе с врачами-психиатрами, увеличилось число психиатрических коек, широкое распространение в земских психиатрических больницах получили методы нестеснения душевнобольных, трудотерапия. В 1884 г. в Тверской губернии открылась первая загородная колония для призрения душевнобольных-хроников. К началу XX века земская психиатрическая помощь превратилась в самостоятельный специализированный вид медицинской помощи, оказываемой в стационарах и во внебольничных условиях (деревенский патронаж).

Ключевые слова: психиатрическая помощь, земство, колонии для душевнобольных, психиатрические больницы, семейный патронаж.

Для цитирования: Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2015; 22 (1): 60—64.

Для корреспонденции: Егорышева Ирина Валентиновна, institute@mail.ru

Egorisheva I.V.

THE ORGANIZATION OF PSYCHIATRIC CARE IN ZEMSTVO MEDICINE (TO 150th ANNIVERSARY OF THE ZEMSTVO REFORM)

The N.A. Semashko national research institute of public health, 105064, Moscow, Russia In Russia, the organization of curative institutions for insane persons was initiated by prikaz (department) of public charity in the end of XVIII century. After the zemstvo self-government was introduced in 1864, curative institutions were assigned to zemstvo organizations. Since that time, psychiatric departments of zemstvo gubernia hospitals began to be selected as independent institutions headed by psychiatrists. The number of psychiatric beds augmented. Such methods as non-constraint of insane patients and occupational therapy received wide propagation in zemstvo psychiatric hospitals. In 1884, the first suburban colony for charity of chronically insane persons was organized in the Tverskaia gubernia. Up to beginning of XX century zemstvo psychiatric care transformed into independent specialized type of medical care provided in hospitals and in out-patient conditions (rural patronage). Keywords: psychiatric care; zemstvo; colony for insane persons; psychiatric hospital; family patronage.

For citation: Problemi socialnoii gigieni, zdravoohranenia i istorii meditsini. 2015; 23 (1): 60—64.

For correspondence: Egorisheva Irina, institute@mail.ru

Received 26.06.2014

С отменой крепостного права и введением "Положения о губернских и уездных земских учреждениях"(1864) в 34 губерниях Европейской России была создана система медико-санитарной помощи сельскому населению — земская медицина. Земской медициной были сформулированы передовые принципы охраны здоровья населения, создана сеть лечебных учреждений, а также санитарная организация, с которой тесно связано развитие в России санитарной статистики. Земской медицине также принадлежат большие заслуги в развитии специализированной помощи сельскому населению и в первую очередь — в организации психиатрической помощи.

Первые лечебные учреждения в России для душевнобольных с конца XVIII века создавались приказами общественного призрения, и в 1852 г. их число достигло уже 50. Однако ревизии Министерства внутренних дел установили, что эти учреждения "находятся в крайнем неустройстве и совершенно неудобны для призрения умалишенных; самые заведения не представляют никаких к тому способов, так и по недостатку врачей-психиатров. От того их следует считать скорее местами заключения, чем местами пользования..." [1].

В 1844 г. правительством было принято решение о строительстве в крупных городах окружных психиатрических лечебниц на

100—250 коек для обслуживания 6—7 губерний. В 1869 г. открылась первая окружная психиатрическая лечебница в Казани на 200 коек, устроенная согласно современным требованиям медицины, предъявляемым к психиатрическим лечебным учреждениям. Строительство оказалось дорогостоящим, а доставка больных из других губерний — весьма затруднительной, потому к 1908 г. было построено только 5 окружных больниц.

Первыми земскими лечебными учреждениями стали переданные земствам согласно Сенатскому указу от 9 февраля 1867 г. больницы приказов общественного призрения, в том числе предназначенные для лечения душевнобольных, на 1167 коек. Число психиатрических коек в земских губерниях в первые годы значительно колебалось и составляло от 6 в Олонецкой губернии до 60 в Костромской, Орловской, Пермской, Харьковской, 70 в Полтавской губернии [2]. Из-за малого числа коек в больницы приходилось принимать лишь пациентов с острыми душевными расстройствами. В Московской и Петербургской губерниях психиатрические учреждения отошли к городским управлениям, в результате чего земские губернские организации этих губерний были вынуждены арендовать койки в городских больницах.

Дома умалишенных, доставшиеся губернским земствам от приказов, а также психиатрические отделения в соматических

больницах, по многочисленным свидетельствам современников, мало соответствовали нуждам больных. Большинство помещений требовало капитального ремонта и было лишено элементарного оборудования. Известный земский психиатр В.И. Яковенко характеризовал их как учреждения, возмутительные по внешнему и внутреннему содержанию, тождественные смирительным домам.

Уже с конца 60-х годов XIX века губернские земства начали наводить порядок в доставшихся им больницах и приглашать врачей-психиатров. Первым пригласило психиатра Курское губернское земство (1867), затем Вологодское (1878), Костромское (1879). В конце 70-х годов некоторые земства учреждали в больницах уже вторую должность врача-психиатра. Следует отметить, что оказание психиатрической помощи населению было главным образом централизовано в руках губернского земства. Участие уездных земств в основном выражалось в расходах на патронаж хроников.

80-е годы XIX века ознаменовались успехами в развитии отечественной психиатрии: началось издание первых русских журналов по этой специальности ("Архив психиатрии, неврологии и психопатологии" и "Вестник клинической и судебной психиатрии и неврологии"), психиатрия на медицинских факультетах стала обязательным предметом, вышли первые отечественные учебники по психиатрии — П.И. Ковалевского (1880) и А.У Фрезе (1881). В 1887 г. собирался 1-й съезд психиатров, в котором активное участие приняли земские врачи. Все это оказало влияние на практическую психиатрию.

Постепенно психиатрические отделения в земских губерниях начали отделяться от губернских больниц и становились самостоятельными учреждениями. Если ранее их возглавляли врачи общего профиля, то с этого времени во главе этих учреждений стали работать врачи-психиатры. В соответствии с указом Сената от 15 июля 1875 г. земствам было вменено в обязанность принимать душевнобольных без каких-либо ограничений. Однако земские психиатрические больницы и отделения и без того были переполнены, а земства при этом не располагали достаточными средствами для расширения психиатрических больниц и отделений. Земская администрация вынуждена была приспосабливать различные помещения для душевнобольных, арендовать и покупать частные дома, арендовать койки в городских больницах и приютах, но все яснее становилась необходимость строительства специальных помещений, приспособленных к нуждам психиатрической помощи. Кроме того, во врачебной среде все больше утверждалась мысль о том, что лечебные учреждения для душевнобольных должны служить не в качестве приютов для неизлечимых и опасных больных, а как лечебные заведения, и прием больных надо в первую очередь расширять за счет недавно заболевших пациентов, имеющих перспективы излечения, а не для призрения хроников.

Начиная с 1879 г. изредка стали направляться государственные пособия земствам на строительство или улучшение домов для душевнобольных в размерах, не превышающих половины израсходованных на это сумм. В 1881 г. Министерство внутренних дел разослало всем губернаторам примерные планы и чертежи психиатрических больниц на 500 мест с инструкциями, разработанными по поручению этого министерства профессором психиатрии И.М. Балинским и профессором архитектуры И.В. Штромом [3].

Несмотря на скудные средства земских организаций и редкую правительственную помощь, губернские земства в 80-е годы XIX века по мере возможности расширяли психиатрические больницы и отделения за счет постройки новых зданий (Ярославская, Тамбовская, Таврическая, Смоленская, Псковская, Ека-теринославская, Новгородская, Пензенская, Нижегородская, Пермская губернии) и пристроек к уже имевшимся зданиям (Харьковская, Казанская губернии). В 1888 г. Нижегородское губернское земство сумело завершить строительство специального здания для психиатрической больницы. К концу века большинство земских психиатрических учреждений размещалось в каменных зданиях, преимущественно применялась павильонная система построек, причем в некоторых учреждениях отдельные здания были соединены между собой теплыми галереями. Психиатрические заведения устраивались таким образом, чтобы душевнобольные разных категорий размещались отдельно. Во вновь устраиваемых лечебницах появились центральное отопление, канализация, электрическое освещение. Примечательно,

что в Вятской губернии была создана самостоятельная психиатрическая лечебница для душевнобольных женщин.

Примером неплохого содержания больных, несмотря на крайнюю переполненность, когда больные из-за недостатка мест спали на полу, являлась в 80-е годы Таврическая лечебница, возглавляемая главным врачом Б. С. Грейденбергом. Она состояла из 7 отделений, при которых имелись небольшие сады, библиотека, игры, сапожная, портняжная и столярная мастерские. В штате больницы было 2 врача, 2 фельдшера, 4 надзирательницы, 30 сотрудников младшего медицинского персонала на 158 больных-мужчин и 93 женщин. Увеличение числа коек позволило распределять пациентов по психиатрическим отделениям с учетом формы и тяжести заболевания [4].

В 1887 г. в земских губерниях было 6489, а в 1892 г. — уже 9055 психиатрических коек, и все же это было намного меньше потребности в них [5]. Так, в Тамбовской психиатрической больнице на 119 койках располагалось 211 больных [6]. Невозможность удовлетворить даже десятую долю потребности в необходимой помощи душевнобольным заставляла больничную администрацию при госпитализации отдавать предпочтение больным с острыми формами, а также изобретать сложные правила для помещения больных в лечебницы. Тамбовское земское собрание издало правила (1884), согласно которым больные не могли доставляться без запроса больничной конторы о наличии свободных мест, свидетельства врача о степени опасности больного для окружающих, платы за месяц вперед и письменного обязательства забрать больного по первому требованию больницы. Во многих губерниях госпитализация душевнобольных производилась лишь с ведома полиции.

С конца 70-х годов XIX века в российских психиатрических учреждениях стали практиковаться гуманные методы лечения больных. Большое внимание этому вопросу уделил 1-й съезд психиатров (1887). Постепенно были выведены из употребления цепи для буйных больных. Калужское земство отменило использование смирительного кресла и холодных душей, вместо которых была введена смирительная рубашка. Из земской медицинской практики был исключен принцип острастки, наказания за поступки, обусловленные болезнью. Большие заслуги во внедрении щадящих методов лечения принадлежали профессору А.У Фрезе, проводившему еще в 70-е годы опыты по введению принципов нестеснения больных. Горячим пропагандистом системы нестеснения был С.С. Корсаков. Его сотрудничество с земскими врачами способствовало широкому внедрению системы нестеснения в психиатрических больницах в России. Интересно, что в переполненных, бедных оборудованием русских земских больницах эта система вошла в практику значительно легче, чем в клиниках Франции и Германии [7]. Однако прогрессивные методы лечения находили применение не во всех психиатрических учреждениях. В.П. Сербский в 1887 г. вынужден был уволиться из Тамбовской больницы, потому что не мог добиться отмены связывания больных. По свидетельству современников, суровые методы стеснения душевно-больных применялись также в психиатрической больнице Уфимского земства.

В конце XIX века в практику психиатрических заведений все чаще стала входить трудотерапия. Особенно широко это было поставлено в Харьковской земской губернской больнице, где с приходом старшего врача Д.Ф. Рындовского с 1885 г. началась систематическая организация работ для душевнобольных: начала работать швейная мастерская, обслуживавшая все медицинские учреждения губернского земства. Доход от мастерской окупал жалованье мастеров и удешевил на 30% стоимость больничного белья. Капитал швейной мастерской позволил организовать и другие мастерские: башмачную, сапожную, портняжную, переплетную, плетения циновок, свечной завод (1889) [8]. В Херсонской больнице душевнобольные также работали в сапожной, щеточной, портняжной, столярной, швейной, прядильной мастерских. При устройстве земских психиатрических больниц стремились обособлять душевнобольных разных категорий, число которых в отдельных больницах было доведено до 8.

До создания земства в лечебных учреждениях для душевнобольных взыскивалась высокая плата за лечение. Приняв в свое ведение эти дома, некоторые земства сразу отменили плату (Ярославское в 1867 г.), другие понизили ее (Самарское в 1865 г.. Тверское в 1871 г.), третьи понизили плату для несостоятельных (Тверское в 1868 г.). К началу 90-х годов XIX века уже более тре-

ти земств отказались взимать плату с больных за лечение (Бессарабская, Владимирская, Вологодская, Калужская, Курская, Новгородская, Псковская, Самарская, Симбирская, Тамбовская, Харьковская, Уфимская, Ярославская губернии). Однако плата за лечение психически больных бралась губернскими земствами с уездных земств, которые в свою очередь требовали плату с сельских обществ.

В связи с острой нехваткой мест в психиатрических больницах встал вопрос о необходимости строительства колоний для отдельного содержания хроников, которые стали устраиваться в загородных имениях, приобретаемых земскими организациями. Земские врачи исходили из того, что в загородных колониях душевнобольные могут заниматься физическим, преимущественно сельскохозяйственным, трудом и пользоваться чистым воздухом. В 1883 г. Херсонское земство приступило к строительству загородной колонии. В Саратовской, Уфимской, Черниговской губерниях земством также были куплены земельные участки для строительства колоний. Таврическое губернское земство отказалось от строительства дома для душевнобольных в Симферополе и решило устроить сельскохозяйственную колонию на 50 больных в Мелитопольском уезде.

Первая русская психиатрическая колония, построенная в соответствии с требованиями современной медицины, была открыта в 1884 г. Тверским губернским земством в селе Бурашеве. В течение 13 лет ее возглавлял земский психиатр М.П. Литвинов. В конце 80-х—начале 90-х годов XIX века с ним работали известные психиатры П.П. Кащенко, В.И. Яковенко, М.П. Глинка, В.М. Бяшков, Ф.И. Бертелинг, возглавлявшие позднее крупные психиатрические лечебницы в Тамбове, Смоленске, Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде. В 1888 г. была открыта больница-колония под Рязанью на 70 мест, создание которой было связано с именем видного российского психиатра Н.Н. Баженова. К началу 1900-х годов были открыты колонии для душевнобольных Самарским, Рязанским (1888), Курским (1895), Калужским (1895—1905), Московским (1895—1902), Псковским (1904), Симбирским (1899), Смоленским (1892), Костромским (1902—1908), Петербургским (1902—1909), Таврическим (1898) и Тульским (1903—1912) губернскими земствами.

Колонии строились по павильонной системе. Так, Курская колония состояла из 13 павильонов и на ее строительство было затрачено земством около 1,5 млн руб. В ней имелось электрическое освещение, центральное отопление (калориферное), водоснабжение из артезианского колодца, различные мастерские. Большие территории загородных колоний позволяли больным заниматься сельским хозяйством. Количество коек в колониях колебалось от 100 до 1000. Штат врачей колоний насчитывал в среднем 4—6 человек. Врачи-психиатры постоянно поднимали вопрос об обучении персонала психиатрических лечебниц уходу за больными на специальных курсах. Большую роль в организации колоний сыграли такие видные земские психиатры, как В.И. Яковенко, М.П. Литвинов, а также П.П. Кащенко, В.А. Колосов и другие. Некоторые земские колонии (Покровско-Ме-щерская больница Московского земства, Бурашевская колония Тверского земства, Никольская Костромского земства и др.) не уступали по своему устройству лучшим европейским психиатрическим больницам. В качестве примера деятельности психиатрической лечебницы-колонии может служить колония Московского губернского земства в Покровском-Мещерском, которую создал и на протяжении ряда лет возглавлял В.И. Яковенко. Здесь павильонная система позволяла разместить душевнобольных в зависимости от их состояния. Созданные в больнице так называемые изоляционные коридоры приемных отделений, с одной стороны, давали возможность осуществлять наблюдения за тяжелобольными, с другой — изолировать беспокойных больных от спокойных. Было также предусмотрено постоянное использование светлых широких и просторных коридоров для дневного пребывания больных. Созданный комплекс лечебных зданий для душевнобольных в комплексе с больничным городком для персонала заслужил высокую оценку на двух выставках: Международной выставке в Лейпциге и Всероссийской выставке в Санкт-Петербурге, где осуществленный проект получил золотую медаль [9].

Преимущество колоний заключалось не только в доходах, получаемых от труда душевнобольных, но и в более дешевом типе постройки, так как спокойные хроники не нуждались в помещениях со специальными приспособлениями. Большая Бессарабская колония в Костюженах (более чем на 1000 больных)

была построена на монастырские капиталы, а Смоленская колония — на частные пожертвования. Значительная часть средств на постройку колоний была ассигнована правительством. До середины 90-х годов XIX века земства сумели получить около 1 млн пособий на усовершенствование психиатрических учреждений, которые главным образом были израсходованы на строительство колоний. О том, что эта сумма все же не покрывала потребностей психиатрической помощи, свидетельствует тот факт, что содержание психиатрических учреждений за год обходилось земствам до 2 млн руб.

Наряду с традицией концентрации всей психиатрической помощи в ведении губернских земских организаций Вятское губернское земство выступило пионером ее децентрализации. В 1882 г. оно пригласило на работу врача А. А. Малевинского, который стал инициатором устройства психиатрических отделений для острых больных в 4 уездных больницах [10]. В начале XX века в уездных городах Вятской губернии были созданы лечебницы в Котельниче (160 коек), Елабуге (70), Орлове (50), Сарапуле (65).

Основными причинами развития децентрализации психиатрической помощи были трудности доставки больных в губернские больницы из-за огромных расстояний между губернским центром и уездами, плохих дорог, необходимости выделять для сопровождения больных фельдшеров и санитаров. Выздоровевшие больные зачастую отправлялись из больницы домой с партиями арестантов. Отдаленные уезды пользовались губернской психиатрической больницей значительно меньше, чем жители губернских городов и ближайших к ним уездов. Так, в Харьковскую больницу за 1893—1902 гг. поступления из Харьковского уезда составляли 36,6 на 10 тыс. населения, а из самого отдаленного Старобельского уезда — 6,5. В Пензенской губернии из Пензы поступало в больницу 15, из Пензенского уезда — 6,2, а из отдаленных уездов, например Инсаровского — 1,1 и Керенского — 0,9 на 10 тыс. населения. То же наблюдалось во всех других больницах. Горячим сторонником децентрализации психиатрической помощи являлся Н.Н. Баженов, утверждавший, что "в России призреваются не те, кто преимущественно по состоянию своего психического здоровья в этом нуждаются, а те, кто ближе к больнице живет или просто попал на глаза представителям местной власти или влиятельному деятелю" [11].

На VIII Пироговском съезде (1902) вопрос о децентрализации психиатрической службы был подвергнут глубокому обсуждению. В докладе В.И. Яковенко утверждалось, что организация психиатрических отделений в земских уездных больницах даже при отсутствии специалистов-психиатров делала психиатрическую помощь целесообразной и более доступной населению. Вопрос о децентрализации психиатрической службы вызывал противоречивые мнения врачей-психиатров. Возражения основывались на том, что децентрализация раздробит психиатрические силы, увеличит дефицит кадров, усложнит управление лечебными учреждениями. Указывалось, что губернская больница или колония с квалифицированными специалистами, библиотеками, садами, мастерскими, всевозможными достижениями современной науки может обеспечить более эффективную помощь больным, чем отделение в маленькой уездной больнице. Присутствовавший на обсуждении профессор В. П. Сербский, выразив сочувствие самой идее достижения доступности психиатрической помощи, с сомнением, однако, отнесся к возможности ее реализации в ближайшее время: " У нас нет денег, нет врачей, поэтому думать, что эти больницы будут хорошими, нет оснований; скорее это будут больницы не только плохие, но отвратительные, где будут практиковаться связывание во всех видах, побои и где будет отсутствовать надлежащий психиатрический уход. Поэтому я думаю, что ближайшее осуществление принципа децентрализации принесет не пользу, а вред и только дискредитирует психиатрические лечебницы..." [12]. Дебаты по поводу децентрализации психиатрической службы продолжались на протяжении нескольких лет. Чтобы разгрузить губернские психиатрические учреждения и сделать психиатрическую помощь более доступной, по пути децентрализации все же пошли земства Вологодской, Вятской, Харьковской, Пермской, Полтавской, Черниговской, Московской губерний.

Другой формой децентрализации психиатрической помощи стала организация посемейного призрения (деревенский патронаж) для некоторых категорий душевнобольных под контролем участковых врачей. По замыслу сторонников развития патрона-

жа душевнобольных патронаж должен был осуществляться в связи с центральной психиатрической больницей, под контролем врача-психиатра и фельдшеров. Патронажная система призрения душевнобольных реализовывалась в форме помощи семьям, которые содержали своего больного у себя дома, а также в форме передачи душевнобольных в чужие семьи — посемейное призрение (рассеянное). На патронаж переводились хронические душевнобольные из категории спокойных, безопасных, способных к физическому труду. Семьи, участвовавшие в патронаже, получали денежное пособие от земства. В крестьянских семьях, проживающих вблизи психиатрической больницы, душевнобольные находились под наблюдением врачей. В отдаленных деревнях за пациентами, живущими в крестьянских семьях, наблюдал надзиратель, а врач периодически посещал больных. В наиболее отдаленных деревнях устраивался приемный покой, при котором жили врач и прочий медперсонал. При ухудшении состояния пациенты переводились в приемный покой, а затем переправлялись в психиатрическую больницу.

Посемейное призрение в России практиковалось с конца 80-х годов XIX века. Впервые его осуществил Н.Н. Баженов, организовав в селе Никуличи около Рязани (1886—1887) вне-больничное содержание пациентов. Он доказывал, что по мере удаленности уезда от губернской психиатрической больницы пропорционально падают пользование больницей и процент выздоровления больных. Н. Н. Баженов настаивал на устройстве небольших уездных приемных покоев с колониями и семейным патронажем в окрестных селениях [13]. На проходившем в 1889 г. в Париже Международном конгрессе общественного призрения доклад Н.Н. Баженова о семейном патронаже получил высокую оценку, и его идеи нашли последователей во Франции [14]. Перед первой мировой войной посемейное призрение практиковалось в 18 губерниях. В Подольской губернии губернское земство в 1913 г. ввело должность специального врача-психиатра для организации и контроля за семейным патронажем душевнобольных. Призрение больных в собственных семьях с выдачей денежного пособия от земства достигло наибольшего развития в Московской губернии, где в 1907 г. такой формой призрения пользовалось свыше 500 человек.

Наличие патронажных коек было выгодно и в экономическом отношении. Однако наряду с положительными моментами системы патронажа практика выявила и неблагоприятные стороны этого способа призрения. Главным препятствием для него являлся низкий культурный уровень деревенского населения, обусловливающий грубость обращения с душевнобольными, использование их в качестве батраков, выполняющих наиболее неприятные работы. Поэтому многие психиатры высказывались за ограничение этого способа призрения, допуская его лишь в непосредственной близости от больницы.

К началу XX века земская психиатрическая помощь превратилась в самостоятельный специализированный вид медицинской помощи, оказываемой стационарно и во внебольничных условиях. В 1900-е годы были продолжены исследования по выяснению численности душевнобольных в Московской (1911) и Петербургской (1908) губерниях. По мнению земских психиатров, на постоянном попечении должны были находиться 45% больных, в то время как находилось лишь 15%. Перед Первой мировой войной количество коек в земских психиатрических учреждениях превышало 26,5 тыс. Таким образом, число психиатрических коек за годы существования земской медицины увеличилось почти в 25 раз. Между тем, согласно специальным переписям душевнобольных, это число коек обеспечивало не более трети нуждающихся в помощи больных. Если на 10 тыс. населения в России приходилось 3,8 психиатрической койки (1910), то в Пруссии — 21 койка (1907). При этом уровень обеспеченности психиатрической помощью в земских губерниях сильно колебался. В Московской губернии на 10 тыс. населения приходилось 25 коек, в Петербургской — 20, что было обусловлено наличием крупнейших в России психиатрических учреждений. В остальных земских губерниях этот показатель колебался от 9—10 коек (Ярославская, Нижегородская, Владимирская, Рязанская губернии) до 4 и менее (Самарская, Саратовская, Симбирская губернии). В западных губерниях, где земство было введено лишь в XX веке, на 10 тыс. жителей было менее 2 больных, получивших специальную помощь [15].

В конце 90-х годов XIX века в земских губерниях работали около 90 врачей-психиатров, в 1911 г.— 175, а в 1912 г. —

214. Перед первой мировой войной в земских психиатрических больницах насчитывалось свыше 900 сотрудников среднего медицинского персонала и более 4500 — младшего [16]. Врачи настаивали на организации специального обучения среднего медицинского персонала психиатрических больниц. При психиатрических больницах стали создаваться школы со специальной программой обучения. В Екатеринославской психиатрической колонии губернского земства под руководством психиатра С.А. Суханова и в лечебнице нервных и душевных больных и алкоголиков в Москве действовали особые курсы, а в ряде крупных больниц Санкт-Петербурга — специальные школы. В программу обучения входили лекции и практические занятия по анатомии, физиологии, уходу и обследованию душевнобольных, подаче скорой медицинской помощи. Лучшими психиатрическими учреждениями считались Покровско-Мещерская больница Московского губернского земства, Бурашевская колония Тверского губернского земства, Ляховская—Нижегородского земства, Никольская—Костромского, Сиворицкая—Петербургского земства. На организацию психиатрической помощи уходило от 10 до 20% земского бюджета. В 1912 г. смета земских расходов на содержание психиатрических заведений составила 7,5 млн руб. Согласно закону от 5 декабря 1912 г., треть расходов по призрению душевнобольных должно было оплатить государство [17].

С началом Первой мировой войны многие земские врачи были мобилизованы в армию, часть земских больниц закрыта. Созданными в первые месяцы войны общественными организациями — Всероссийским Земским союзом и Всероссийским союзом городов — была учреждена комиссия по организации помощи душевнобольным воинам. Во главу угла ставились эвакуация и распределение душевнобольных воинов по больницам. Для этого были организованы эвакуационно-распределительные госпитали в Москве, Санкт-Петербурге и Харькове, откуда душевнобольные направлялись в земские и городские лечебные заведения.

Таким образом, конец XIX—начало XX века ознаменовались бурным развитием отечественной психиатрии. Больные в земских психиатрических лечебницах стали не только призреваться, но и получать современное лечение. Новые методы лечения и способы содержания душевнобольных — методы их нестеснения, трудотерапия, создание лечебниц-колоний, развитие системы патронажа — стали выдающимися достижениями земской медицины, послужившими дальнейшему развитию отечественной психиатрии.

ЛИТЕРАТУРА

1. Шульц А. Призрение помешанных в России. Архив судебной медицины и общественной гигиены. 1865; март, раздел Ш: 15.

2. Осипов Е.А., Попов И.В., Куркин П.И. Русская земская медицина. М.: 1899.

3. Юдин Т.И. Очерки истории отечественной психиатрии. М.; 1951.

4. Архангельский П.А. Отчет по осмотру русских психиатрических заведений. М.; 1887.

5. Френкель З.Г. Очерки земского врачебно-санитарного дела в России (в преддверии 50-летнего юбилея русского земства). СПб.; 1913.

6. Веселовский Б.В. История земства за 40 лет. СПб.; 1909; т. 1.

7. Юдин Т.И. Очерки истории отечественной психиатрии. М.; 1951: 151, 259, 278.

8. Рындовский Д .Ф., Линицкий А.Ф. Восемь лет самостоятельного развития и организации работ душевнобольных при харьковских богоугодных заведениях (Сабурова дача). Харьков; 1895.

9. Ханларян Г.М., В.И. Яковенко. К 30-летию со дня смерти и 60-летию со дня открытия психиатрической больницы его имени. Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1953; 12: 974.

10. Старкова Е.В., Куковякин С.А. Психиатрическая помощь в Вятской губернии в земский период. Киров; 2010.

11. Юдин Т.И. Очерки истории отечественной психиатрии. М.; 1951: 331—3.

12. Восьмой Пироговский съезд. М.; 1901; вып. 7.

13. Баженов Н.Н. О призрении и лечении душевнобольных в земствах и, в частности, о новой Рязанской психиатрической больнице. В кн. : Труды Первого Съезда отечественных психиатров. СПб.; 1887: 239.

14. Ушаков Г.К., Гериш А.Г. Жизнь и деятельность Н.Н. Баженова. Журнал невропатологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. 1972; 8: 1236—40.

15. Френкель З.Г. Очерки земского врачебно-санитарного дела в России (в преддверии 50-летнего юбилея русского земства). СПб.; 1913: 135—8.

16. Юдин Т.И. Очерки истории отечественной психиатрии. М.; 1951.

17. Френкель З.Г. Очерки земского врачебно-санитарного дела в России (в преддверии 50-летнего юбилея русского земства). СПб.; 1913: 150—1.

Поступила 26.06.2014

REFERENCES

1. Shul'ts A. Charity lunatics in Russia. Arkhiv sudebnoy meditsiny i olvshchestvennoy gigienny. 1865; March, Section III: 15. (in Russian)

2. Osipov E.A., Popov I.V., Kurkin P.I. Russian Zemstvo Medicine. [Russkaya zemskaya meditsina]. Moscow; 1899. (in Russian)

3. Yudin T.I. Essays on the History of Domestic Psychiatry [Ocherki istorii otechestvennoy psikhiatrii]. Moscow; 1951. (in Russian)

4. Arkhangelskiy P.A. Report Inspection Russian Psychiatric Institutions [Otchet po osmotru russkikh psikhiatricheskikh zavedeniy]. Moscow; 1887. (in Russian)

5. Frenkel' Z.G. Essays Zemsky Medical — care Business in Russia (in the Run-up Theory 50th Anniversary of Russian Zemstvo) [Ocherki zemskogo vrachebno-sanitarnogo dela v Rossii (v preddverii 50-letnego yubileya russkogo zemstva)]. St. Petersburg; 1913. (in Russian)

6. Veselovskiy B.V. History Zemstvo 40 Years [Istoriya zemstva za 40 Iet]. St. Petersburg; 1909; vol. 1. (in Russian)

7. Yudin T.I. Essays on the History of Domestic Psychiatry [Ocherki istorii otechestvennoy psikhiatrii]. Moscow; 1951: 151, 259, 278. (in Russian)

8. Ryndovskiy D.F., Linitskiy A.F. Eight Years of Self-development and the Organization of Work in Kharkov Insane Charitable Insti-

tutions (Saburova House) ¡Vosem'let samostoyatel'nogo razvitiya i organizatsii rabot dushevnobol'nykh pri khar'kovskikh bogougodnykh zavedeniyakh (Saburova dacha)]. Khar'kov; 1895. (in Russian)

9. Khanlaryan G.M., V.I. Yakovenko. On the 30th anniversary of his death and the 60th anniversary of the opening of the psychiatric hospital in his name. Zhurnal nevropatologii i psikhiatrii im. S.S. Korsakova. 1953; 12: 974. (in Russian)

10. Starkova Ye.V., Kukovyakin S.A. Psychiatric help Vyatka Province in Zemsky Period [Psikhiatricheskaya pomoshch v Vyatskoy gubernii v zemskiy period]. Kirov; 2010.

11. Yudin T.I. Essays on the History of Domestic Psychiatry [Ocherki istorii otechestvennoy psikhiatrii]. Moscow; 1951: 311—3. (in Russian)

12. Pirogovsky Eighth Congress [Vos'moy Pirogovskiy s'ezd]. Moscow; 1901; vol. 7. (in Russian)

13. Bazhenov N.N. About charity and the treatment of the mentally ill in zemstvo and, in particular, the new psychiatric hospital Ryazan [Proceedings of the First Congress of Russian Psychiatrists]. Trudy Pervogo S'ezda otechestvennykh psikhiatrov]. St. Petersburg; 1887: 239. (in Russian)

14. Ushakov G.K., Gerish A.G. Life and activity N.N. Bazhenova. Zhurnal nevropatologii i psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 1972; 8: 1236—40. (in Russian)

15. Frenkel' Z.G. Essays Zemsky Medical — care Bvisiness in Russia (in the Run-up Theory 50th Anniversary of Russian Zemstvo)] [Ocherki zemskogo vrachebno-sanitarnogo dela v Rossii (v preddverii 50-letnego yubileya russkogo zemstva)]. St. Petersburg; 1913: 135— 8. (in Russian)

16. Yudin T.I. Essays on the History of Domestic Psychiatry [Ocherki istorii otechestvennoy psikhiatrii]. Moscow; 1951. (in Russian)

17. Frenkel' Z.G. Essays Zemsky Medical — care Business in Russia (in the Run-up Theory 50th Anniversary of Russian Zemstvo) [Ocherki zem-skogo vrachebno-sanitarnogo dela v Rossii (v preddverii 50-letnego yubileya russkogo zemstva)]. St. Petersburg; 1913: 150—1. (in Russian)

ОТДЕЛ РЕКЛАМЫ

Тел/факс (499) 264-70-43

Ответственность за достоверность информации, содержащейся в рекламных материалах, несут рекламодатели.

Редактор Л. И. Федяева Художественный редактор Р. Р. Катеева Корректор А. В. Малахова Все права защищены. Ни одна часть этого издания не может быть занесена в память компьютера либо воспроизведена любым способом без предварительного письменного разрешения издателя.

Сдано в набор 12.03.2015. Подписано в печать 12.05.2015. Формат 60*881;. Печать офсетная. Печ. л. 8.00. Усл. печ. л. 7.84. Уч. изд. л. 10,3. Заказ 111. ОАО «Издательство "Медицина"» 109029, Москва, ул. Скотопрогонная, д. 29/1, подъезд 15. ЛР № 010215 от 29.04.97 Страница в Интернете: www.medlit.ru

Типография: ООО "Подольская Периодика" 142110, г. Подольск, ул. Кирова, 15.

Индекс 73302 Индекс 72412

для индивидуальных подписчиков для предприятий и организаций

ISSN 0869-866Х. Пробл. соц. гиг., здравоохр. и истории мед. 2015. № 2. 1—64.