Научная статья на тему 'Окказиональность как проявление инновационных процессов в сфере слово- и фразоообразования современного русского языка'

Окказиональность как проявление инновационных процессов в сфере слово- и фразоообразования современного русского языка Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
971
201
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НЕОЛОГИЗАЦИЯ / ТРАНСФОРМАЦИЯ / ФРАЗЕОЛОГИЗМ / ОККАЗИОНАЛЬНЫЙ ФРАЗЕОЛОГИЗМ / ОТФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЙ ОККАЗИОНАЛИЗМ / NEOLOGISATION / TRANSFORMATION / PHRASEOLOGICAL UNIT / OCCASIONAL PHRASEOLOGICAL UNIT / FROMPHRASEOLOGICAL OCCASIONALISM

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ермакова Елена Николаевна

В статье рассматриваются процессы неологизации в сфере лексикологии и фразеологии, становящиеся все более активными и значимыми в современном русском языке. Несмотря на разногласия в терминологии, в квалификации речевых и языковых единиц, определении места трансформированных и вариантных инноваций в языке, ученые все же единодушны в определении основных признаков новообразований и в признании процессов неологизации определенной языковой системой. Создание окказиональных единиц (и лексем, и фразеологизмов) имеет ярко выраженную прагматическую направленность, «творец» окказионализма, трансформируя имеющуюся в языке единицу, стремится этим усилить оценочность, экспрессию высказывания, выделить, подчеркнуть и передать сущность своего восприятия. Следовательно, использование новообразований в первую очередь связано с формированием такой языковой системы, которая удовлетворяет растущие потребности в новых обозначениях. После своего «появления» окказионализм может остаться принадлежностью индивидуального языка, закрепленного в языке, а может утратить такую индивидуальность и перейти в статус узуального слова. Заполняя лакуны языковой системы, инновации при этом раскрывают и новые возможности в сфере словои фразообразования современного русского языка.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Occasionality as a manifestation of innovative processes in the field of wordand phrase-formation in the modern Russian language

The article studies the processes of neologisation in lexicology and phraseology, which are increasingly active and important in the modern Russian language. Despite of the differences in terminology in qualifying speech and language units, in determining the place of transformed and variant innovations in the language, scientists are still unanimous in identifying the main features of innovations and in recognising the processes of neologisation as a certain language system. The processes of creating occasional units (as well as lexemes and phraseological units) have a strong pragmatic orientation, a “creator” of occasionalism, transforming the existing unit in the language, attempts to strengthen the evaluative expression of the statement, to highlight, to emphasise and to convey the essence of perception. Thus, the use of such innovations is primarily due to the formation of a language system that meets the growing needs in the new designations. After its “appearance”, an occasionalism may stay a part of the individual language embodied in the language, or lose its identity and get the status of a usual word. Filling the gaps of the language system, innovations open new possibilities in the field of wordand phraseformation in the modern Russian language.

Текст научной работы на тему «Окказиональность как проявление инновационных процессов в сфере слово- и фразоообразования современного русского языка»

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

УДК 811.161.1'366

Ермакова Елена Николаевна

доктор филологических наук, профессор Педагогический институт им. Д.И. Менделеева (филиал) Тюменского государственного университета, г. Тобольск

ermakova25@yandex.ru

ОККАЗИОНАЛЬНОСТЬ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В СФЕРЕ СЛОВО- И ФРАЗОООБРАЗОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА

В статье рассматриваются процессы неологизации в сфере лексикологии и фразеологии, становящиеся все более активными и значимыми в современном русском языке. Несмотря на разногласия в терминологии, в квалификации речевых и языковых единиц, определении места трансформированных и вариантных инноваций в языке, ученые все же единодушны в определении основных признаков новообразований и в признании процессов неологизации определенной языковой системой. Создание окказиональных единиц (и лексем, и фразеологизмов) имеет ярко выраженную прагматическую направленность, «творец» окказионализма, трансформируя имеющуюся в языке единицу, стремится этим усилить оценочность, экспрессию высказывания, выделить, подчеркнуть и передать сущность своего восприятия. Следовательно, использование новообразований в первую очередь связано с формированием такой языковой системы, которая удовлетворяет растущие потребности в новых обозначениях. После своего «появления» окказионализм может остаться принадлежностью индивидуального языка, закрепленного в языке, а может утратить такую индивидуальность и перейти в статус узуального слова. Заполняя лакуны языковой системы, инновации при этом раскрывают и новые возможности в сфере слово- и фразообразования современного русского языка.

Ключевые слова: неологизация, трансформация, фразеологизм, окказиональный фразеологизм, отфразеологиче-ский окказионализм.

На всем протяжении существования языка в нем появляются новые слова и фразеологизмы, что является абсолютно закономерным процессом. Интерес ученых к инновациям в языке только возрастает. При характеристике новых языковых единиц используются разные термины: неологизмы, инновации, новообразования. Наиболее частотен в современной лингвистике термин «неологизм», хотя и он до сих пор не имеет однозначного определения. Н.З. Котелова под новыми словами понимает «как собственно новые, впервые образованные или заимствованные из других языков слова, так и слова, известные в русском языке и ранее, но или употреблявшиеся ограниченно, за пределами литературного языка, или ушедшие на какое-то время из активного употребления, а сейчас ставшие широко употребительными», а также «производные слова, которые как бы существовали в языке потенциально и были образованы от давно образовавшихся слов по известным моделям лишь в последние годы (их регистрируют письменные источники последних лет)» [9, с. 7]. В.В. Лопатин, характеризуя неологизмы, подчеркивает: «Каждое такое слово - общественное явление, ибо порождено оно потребностями общества» [10, с. 20].

Наиболее активно процессы неологизации проявляются в области лексики, что обусловлено рядом ее особенностей в сравнении с другими языковыми уровнями, в частности, высокой степенью экстралингвистической определенности. Проблемам новообразований в разное время посвящали свои работы И.А. Бодуэн де Куртенэ, А.А. Потеб-ня, И.И. Срезневский, А.А. Шахматов. В дальнейшем теорию языковых изменений рассматривают

В.В. Виноградов, ГО. Винокур, В. Габо, Е.Д. Поливанов, А.М. Селищев, А.И. Смирницкий, Л.В. Щерба, И.П. Якубинский и др. В их работах даны первые классификации неологизмов, в основе которых - различные признаки: пути появления в языке, сфера первоначального употребления, причины появления. Современные языковые новообразования анализируют О.А. Александрова,

A. А. Брагина, С.С. Волков, О.А. Габинская, А.Б. Га-цалова, Д.В. Гугунава, Е.А. Земская, А.В. Зырянова, В.П. Изотов, Н.З. Котелова, Л.П. Крысин,

B. В. Лопатин, Р.Ю. Намитокова, Н.А. Николи-на, Т.В. Попова, Л.В. Рацибурская, Е.В. Сенько,

А.Н. Тихонов, И.С. Улуханов, Н.М. Шанский, Н.А. Янко-Триницкая и др. Инновации в сфере лексики рассматриваются лингвистами в различных аспектах, однако признание системности как основного существенного признака требует комплексного исследования, которое способствовало бы выявлению органической обусловленности появления новых слов. Напряжённый ритм современной жизни требует экономии времени, а соответственно, и речевых усилий - необходимо создавать новые, емкие высказывания на базе уже имеющихся языковых средств, но при этом наполнять их иным содержанием.

Язык и речь обусловливают специфику проявления нового в двух аспектах одной лингвистической реальности: новое в языке - неологизмы, новое в речи - окказионализмы. Таким образом, языковое в слове - это его стабильность, а речевое - функциональное использование отдельным носителем языка, способность к различным трансформациям. В этой связи необходимо заметить, что до 1960-х годов все речевые новообразования, не-

© Ермакова Е.Н., 2015

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 6, 2015

95

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

зависимо от способа их образования и отношения к словообразовательной системе языка, обозначались термином «окказиональное слово».

С введением в область исследований окказиональных слов сюда входят и все вопросы, связанные с их изучением: словообразовательная структура, семантические особенности, статус и степень фиксации в современных словарях, анализ причин появления, механизм формирования значений, функционирование и т. д. [4, с. 79].

Окказионализмам посвящали свои работы

О.А. Габинская, РЮ. Намитокова, В.В. Лопатин, Н.И. Фельдман, Э. Ханпира и др. Суть их наблюдений сводится к тому, что окказиональное слово (от лат. occasio - «случайность») - это «одноразовая» лексическая единица, лишённая воспроизводимости.

Большое значение в теории окказиональности имеют работы А.Г. Лыкова. Его точка зрения несколько иная: он считает, что окказиональные слова не могут быть названы новыми, так как они не «растягиваются по глубине диахронного среза» [11, с. 10]. В качестве основного в сфере окказиональности он выдвигает признак необычности единицы: «Думается, что постоянная новизна слова, пусть даже и окказионального, логически немыслима и лингвистически несостоятельна, его новизна временная. Не новизна, а необычность, диковинность - вот что является главным и постоянным признаком окказионализма». [11, с. 74]. В целом А.Г. Лыков называет девять признаков, отграничивающих русское окказиональное слово от канонического: принадлежность к речи; тво-римость; словообразовательная производность; функциональная одноразовость; экспрессивность; номинативная факультативность (необязательность); синхронно-диахронная диффузность; индивидуальная принадлежность; ненормативность [11, с. 11—35].

Развивая теорию окказиональности, Е.А. Земская отмечает, что окказиональные слова присущи только определённому контексту, они создаются одномоментно для определённого текста, «окказиональные явления обычно бывают индивидуальными новшествами, принадлежавшими отдельным лицам, часто писателям. Они реализуют творческую индивидуальность и живут не сериями, но одиночками» [7, с. 181]. Н.Г. Гольцова вскрывает причины появления окказионализмов: «окказиональность употреблений единиц разных лингвистических уровней является одной из возможностей создания экспрессии, или она, как правило, связана с семантическими сдвигами, что приводит к дополнительной экспрессивной насыщенности текста в целом» [3, с. 82].

Анализируя процессы появления окказионализмов, Е.А. Земская приходит к выводу, что двигателем, порождающим все виды новых слов, является аналогия. Без аналогии не рождается не только

ни одно узуальное, но и ни одно окказиональное слово. «...Если в рождении окказионального слова аналогия часто действует как конкретный образец, то в порождении слов узуальных действуют абстрактные аналогические правила, причём чем продуктивнее тот или иной тип, тем абстрактнее правило, т. е. тем менее оно отягощено лексико-семантической конкретностью» [8, с. 182].

Необходимо отметить, что термин «окказиональное слово» в лингвистической литературе употребляется для обозначения всех речевых инноваций, системных и асистемных; речевых новообразований, созданных с отступлениями от современной словообразовательной системы языка; системных новообразований, являющихся реализацией продуктивной словообразовательной модели в речевой акте.

Несмотря на достаточную разработанность проблемы окказиональности, до сих пор в современной лингвистике существует две точки зрения на понимание сущности окказиональных слов: одна из них — более узкая, другая — широкая. Узкая точка зрения представлена в работах Г.О. Винокура, Е.А. Земской, Р.Ю. Намитоковой, А.И. Смир-ницкого и др. Под окказиональными эти ученые и их последователи понимают только индивидуально-авторские слова, термином «неологизм» они характеризуют потенциальные слова. Потенциальные слова, согласно этой теории, — это слова, которые создаются по продуктивным моделям русского словообразования без нарушения его законов, они «потенциально» уже существуют в языке, и нужен лишь внешний стимул, обусловленный речевой ситуацией, чтобы они были употреблены.

Широкое понимание окказионализмов представлено в работах В.В. Лопатина, И.С. Улухано-ва, Эр. Ханпиры и др. Авторы, стоящие на этой позиции, включают в состав окказионализмов все одноразовые слова, созданные в контексте и для определенного контекста, независимо от того, образованы они по правилам русского языка или же с нарушением правил. В этом случае потенциальные слова относятся к окказионализмам. Суть различия окказионализмов и потенциальных слов в этом случае в том, что первые образуются по малопродуктивным или непродуктивным (иногда окказиональным) моделям, при этом, как подчеркивают исследователи, в структуре окказионализмов нарушаются законы действия словообразовательных типов; а вторые — создаются по продуктивным моделям русского словообразования без нарушения его законов.

На наш взгляд, объединение двух групп слов (окказионализмов и потенциальных слов) в один разряд (окказиональных слов) кажется наиболее оправданным, поскольку и те, и другие являются словами, отсутствующими в языковой традиции, создаваемыми в момент речи, тогда как все осталь-

96

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова jij- № 6, 2015

Окказиональность как проявление инновационных процессов в сфере слово- и фразоообразования...

ные слова в момент речи воссоздаются. После своего «появления» окказионализм может остаться принадлежностью индивидуального языка, закрепленного в языке, а может утратить такую индивидуальность и перейти в статус узуального слова.

Не остаются без внимания лингвистов и процессы современного окказионального фразообразования. О путях возникновения, о способах образования фразеологических инноваций пишут Н.Ф. Алефиренко, В.Л. Архангельский, А.М. Бабкин, Н.А. Божко, Е.В. Блинова, А.В. Жуков, В.П. Жуков, А.В. Кунин, А.М. Мелеро-вич, В.М. Мокиенко, З.Д. Попова, В.Н. Телия, И.Ю. Третьякова и др. Описание трансформаций фразеологизмов способствует выявлению объективных закономерностей развития общеязыковой фразеологической системы.

Одним из актуальных направлений фразеологии является изучение фразеологических единиц в функциональном аспекте, так как именно в языке художественной прозы происходят специфические, присущие перу одного автора процессы «переработки» узуальных фразеологизмов, что, в свою очередь, приводит к возникновению новых единиц. Причинами, инициирующими стремление автора к преобразованиям узуального использования фразеологизма, является желание избежать традиционности, употребить новые, неожиданные средства и приемы для передачи содержания. Структурные преобразования, семантические сдвиги, необычные связи и отношения в контексте, прагматическая составляющая - всё, что отступает от нормативного употребления, что вступает в противоречие с принятыми в литературном языке способами выражения мысли, приводит к окказиональному употреблению речевых, а в дальнейшем, возможно, и языковых единиц. Кроме того, одна из основных причин использования трансформированных единиц заключается в том, что «преобразование фразеологизмов позволяет вернуть эффект неожиданности и свежесть восприятия, вновь выделить устойчивые образные выражения в контексте обыденной речи» [6, с. 272].

Окказиональные преобразования фразеологических единиц уже давно интересуют ученых. В работах Н.Ф. Алефиренко, В.Л. Архангельского, А.М. Бабкина, Е.В. Блиновой, А.В. Жукова, В.П. Жукова, А.В. Кунина, А.М. Мелеро-вич, В.М. Мокиенко, З.Д. Поповой, В.Н. Телии, И.Ю. Третьяковой и других рассматриваются приемы и способы трансформации узуальных фразеологизмов.

Термин «окказиональный фразеологизм» сравнительно «молодой». Для характеристики подобных новообразований лингвистика выработала следующие наименования: «авторские ком-пликативы» (С.Г. Гаврин), «речевой фразеологизм» (Ю.А. Гвоздарев), «поэтический фразеологизм»

(А.Д. Григорьева). С.И. Алаторцева, анализируя окказиональное фразеологическое сочетание, указывает, что это «индивидуально употреблённый фразеологизм в нестандартном составе (форме) или значении (или и то и другое вместе)». По ее мнению, преобразования такого типа обычно не входят в систему языковых фразеологических единиц [1, с. 87]. Е.В. Блинова предлагает такое определение окказиональным фразеологизмам: «Это сверхсловные речевые единицы, создаваемые посредством различных способов трансформации языковых ФЕ, сохраняющие деривационные связи со своими языковыми прототипами» [2, с. 117]. И.Ю. Третьякова предлагает более дифференцированное определение: «Окказиональный фразеологизм - это речевая единица, образованная на базе языковой ФЕ, но отличающаяся от языкового прототипа (языковой ФЕ) семантикой и/или структурно-грамматическим выражением» [12, с. 9].

Соглашаясь с теми учеными, в работах которых отражено широкое понимание окказиональности, принимаем термин «окказионализм» как рабочий для определения трансформированных фразеологизмов и слов-инноваций, образованных на базе фразеологизмов современного русского языка. Окказиональные преобразования фразеологизмов рассматриваем как явление окказиональной фразеологической деривации, в результате которой образуются окказиональные варианты и окказиональные фразеологизмы, соотносимые со своей деривационной базой - узуальными фразеологическими единицами. В соответствии с таким представлением, под окказиональным фразеологизмом понимаем фразеологизм, претерпевший структурно-семантические или семантические преобразования, обусловленные коммуникативнопрагматическими задачами автора художественного текста, сохранивший деривационные связи с мотивирующим фразеологизмом.

Рассмотрим пример использования окказионального фразеологизма в языке художественной прозы: Наиля почувствовала меня и сшила мне сумасшедший пиджак: сочетание шелка, холста и замши. Это называется: в огороде бузина -в Киеве дядька. Казалось бы, несовместимые вещи: где огород, а где Киев? Но еще хуже, когда в огороде бузина - и в Киеве бузина. Именно так - скучно и одномерно - выглядели пиджаки из западных универмагов, даже самых дорогих (В. Токарева. Казино). В тексте рассказа употреблен языковой фразеологизм в огороде бузина, а в Киеве дядька, значение которого - «полная бессмыслица, чепуха (о нелогичности, несообразности чьей-либо речи, рассуждений)». Виктория Токарева весьма нетрадиционно употребляет фразеологизм: она используется его не для характеристики чьей-либо речи, с помощью экспрессивно-окрашенной единицы подчеркивается несочетаемость тканей в одежде. Так как виды

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова «S> № 6, 2015

97

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

тканей (холст и замша) не используются в одном изделии (так же, как предметы не сопоставимы друг с другом - огород нельзя противопоставить Киеву, а бузину - дядьке), то использование фразеологизма в данном контексте оправдано. Мало того, автор обыгрывает фразеологизм в следующем предложении: ...когда в огороде бузина - и в Киеве бузина. Сегментированный фрагмент бузина становится компонентом-заместителем в преобразованном фразеологизме. В результате окказиональный фразеологизм приобретает другую семантику: значение узуального фразеологизма «нелогичный, несообразный» меняется на значение «однотипный, однообразный, скучный».

Рассмотрим еще пример окказионального преобразования - использование сегмента узуального фразеологизма: Договорились работать у него в доме. Рабочий день начинался в десять утра. Девушка явилась без опоздания, ровно в десять часов, - милая, тихая. Вера напряглась: в тихом омуте черти водятся. Но никаких чертей не предвиделось. После первого знакомства выяснилось, что девушка замужем, имеет ребенка. Успела окончить педагогический институт. Значит, умная и серьезная. Вера успокоилась и даже расположилась к молодой сценаристке. Звали ее Леонсия, сокращенно Лена (В. Токарева. Дерево на крыше). В контексте используются и узуальный фразеологизм полностью: в тихом омуте черти водятся со значением «тихий, скрытный человек способен на поступки, которых от него, казалось бы, нельзя было ожидать», и в следующем предложении - его «осколок» черт. Исключение фразообразующих компонентов приводит к появлению окказиональной единицы, которая «сохраняет» значение всего фразеологизма. Отделение сегментов и включение их в текст в такой последовательности способствует другому, в данном случае - вопреки всем ожиданиям - неожиданному восприятию персонажа.

Окказиональное употребление фразеологизма несет дополнительный эмоционально-экспрессивный заряд. Проиллюстрируем это на примере языка В. Шукшина. В рассказе «Жена мужа в Париж провожала» читаем: Чудик обладал одной особенностью: с ним постоянно что-нибудь случалось. Он не хотел этого, страдал, но то и дело влипал в какие-нибудь истории - мелкие, впрочем, но досадные (В. Шукшин. Чудик). - [Колька] пытался воздействовать на нее [жадную жену], но получил железный отпор. - У нас в деревне и то бабы не такие железные... - Заткнись со своей деревней, -посоветовала Валя. - Ехай туда, кому ты здесь нужен! «Ну и влип...» - терзался изумленный Колька. - Как влип! Процессуальный фразеологизм влипнуть в историю имеет значение «оказываться замешанным в каком-либо предосудительном деле, быть причастным к какому-либо неприятному происшествию», образованная на его базе отфразео-

логическая лексема влипнуть (влип) сохраняет значение производящего фразеологизма, но это значение получает дополнительную коннотацию. Герой произведения с помощью этой лексемы не только характеризует свое положение, но и ярко выражает свои эмоции.

Но узуальные фразеологизмы являются базой не только для окказиональных фразеологизмов. На их базе образуются и окказиональные лексемы: испускать бумагу ^ бумагоиспускание; глядеть по верхам ^ верхоглядство; всё до лампочки ^ всёдо-лампочкизм; вынь да положь ^ выньдаположный; до фени ^ дофенечник; золотая рота ^ золоторотец; не от мира сего ^ неотмирсегошный; от себя ^ отсебятина. Такое явление, несомненно, имеет право и на свое самоопределение. Считаем, что новообразования-лексемы, возникшие на базе фразеологизмов, можно квалифицировать как «от-фразеологические окказионализмы» (неузуальная речевая лексическая единица, образованная на базе фразеологизма, созданная говорящим одномоментно под влиянием контекста, ситуации речевого общения для осуществления какого-либо актуального коммуникативного задания, главным образом - для выражения смысла, необходимого в данном случае [6, с. 244].

Бывшие компоненты фразеологизма теряют свойство быть раздельнооформленными и становятся морфемами производного слова. Проиллюстрируем: Наметанным глазом отметила белый крахмальный воротник, подпирающий холеные щеки. Подумала: беловоротничковый (В. Токарева. Все нормально, все хорошо). Фразеологизмом белые воротнички, как правило, называют служащих учреждений в некоторых западных странах. Употребление окказиональной лексемы помогает автору охарактеризовать героя как успешного «хозяина жизни», что практически соотносится в сознании обывателей того времени, о котором пишет В. Токарева, с понятием «иностранец». Далее в рассказе отфразеологическая лексема начинает «жить своей жизнью»: герой получает «прозвище» - вместо фамилии его называют беловоротничковый. Читаем: Беловоротничковый взял ключ и отошел.

Несмотря на то что раздельнооформленность производящего фразеологизма утрачивается, компоненты фразеологизма сохраняются, а значит, сохраняется и основное значение бывшего фразеологизма. Производящая и производная единицы все же семантически соотносятся друг с другом. После образования отфразеологический окказионализм может остаться принадлежностью индивидуального языка, а может перейти в статус узуального слова.

Учёные приходят к выводу, что основным фактором появления слов, образованных на базе фразеологизмов, является желание автора придать сообщаемому особую выразительность. Произво-

98

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова jij- № 6, 2015

Окказиональность как проявление инновационных процессов в сфере слово- и фразоообразования...

дные неологизмы становятся основным средством экспрессии художественного текста. Процессы создания окказиональных единиц «имеют ярко выраженную прагматическую направленность, главным условием трансформации является желание говорящего использовать имеющуюся в языке единицу в «обновленном виде», тем самым усилить оценочность, экспрессию высказывания.

Изменение лексического и фразеологического составов языка - закономерный и предсказуемый процесс. Необходимость пополнения лексического и фразеологического фондов, в первую очередь, связана с формированием такой языковой системы, которая должна удовлетворять растущие потребности в новых обозначениях. Образование новых номинативных единиц, в том числе и окказиональных, на базе уже существующих в языке фразеологизмов занимает в системе языка особое место и является одним из источников такого пополнения. Отфразеологические окказионализмы придают особую красочность языку, служат для создания ярких образов. Производные единицы (и отфразеологические окказионализмы, и окказиональные фразеологизмы) постепенно заполняют лакуны в лексико-фразеологической системе русского языка.

Библиографический список

1. Алаторцева С.И. Проблемы неологии и русская неография: дис. ... докт. филол. наук: 10.02.01. - СПб., 1998. - 317 с.

2. Блинова Е.В. Окказиональное отфразеологи-ческое слово- и фразотворчество в художественном тексте: на материале художественной литературы XX века: дис. ... канд. филол. наук. - Кострома,

2005. - 217 с.

3. Гольцова Н.Г. Окказиональность слова и окказиональность фразеологизма // Русский язык в школе. - 1993. - № 3. - С. 81-86.

4. Ермакова Е.Н. Инновационные процессы в сфере отфраземного словообразования // Филологические науки. Вопросы теории и практики. -Тамбов: Грамота, 2013. - № 6 (24): в 2 ч. - Ч. 1. -

С. 78-81.

5. Ермакова Е.Н. Фразо- и словообразование в сфере фразеологии современного русского языка: монография. - Тюмень, 2009. - 416 с.

6. Ермакова Е.Н., Прокопова М.В. Трансформация фразеологических единиц как языковая стратегия массовой литературы (на материале цикла Б. Акунина «Нефритовые четки») // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. - 2013. - № 3. - С. 271-281.

7. Земская Е.А. Словообразование как деятельность. - 2-е изд., стереотипное. - М.: КомКнига, 2005. - 224 с.

8. Земская Е.А. Активные процессы словопроизводства // Русский язык конца XX столетия (1985-1995). - М., 1996. - С. 90-141.

9. Котелова Н.З. Предисловие // Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х годов / под ред. Н.З. Ко-теловой и Ю.С. Сорокина. - М., 1971. - С. 5-15.

10. Лопатин В.В. Рождение слова. Неологизмы и окказиональные образования. - М., 1973. - 152 с.

11. Лыков А.Г. Современная русская лексикология (русское окказиональное слово). - М.: Высшая школа, 1976. - 120 с.

12. Третьякова И.Ю. Окказиональная фразеология (структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты): автореф. дис. ... докт. филол. наук: 10.02.01. - Ярославль, 2011. - 51 с.

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова «S> № 6, 2015

99

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.