Научная статья на тему 'Охрана окружающей природной среды от загрязнения в законодательстве стран ближнего и дальнего зарубежья'

Охрана окружающей природной среды от загрязнения в законодательстве стран ближнего и дальнего зарубежья Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
631
146
Поделиться
Ключевые слова
ОХРАНА ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ

Текст научной работы на тему «Охрана окружающей природной среды от загрязнения в законодательстве стран ближнего и дальнего зарубежья»

4.3. ОХРАНА ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ ОТ ЗАГРЯЗНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ СТРАН БЛИЖНЕГО И ДАЛЬНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ

Ачмиз З.М., соискатель, старший преподаватель кафедры экономики и финансов Кубанского государственного технологического университета г. Краснодар Перейти на Главное МЕНЮ Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ

Угроза экологической безопасности в последнее время стала одной из масштабных проблем. В целях ее нейтрализации государства мира, в первую очередь, предпринимают попытки привести собственное законодательство в соответствие с национальной ситуацией в экологической сфере, а также с нормами международного права.

Это, на наш взгляд, в полной мере соответствует международным стандартам, которые предписывают: «Государства должны сотрудничать в духе глобального партнерства с целью сохранения, защиты и восстановления здоровья и целостности экосистемы Земли. Ввиду различного вклада в ухудшение состояния глобальной окружающей среды государства несут общую, но дифференцированную ответственность. Развитые страны признают ту ответственность, которую они несут в международных условиях по обеспечению устойчивого развития, ввиду давления, которое их общества оказывают на глобальную окружающую среду, и тех технологий и финансовых ресурсов, которыми они располагают»1. Естественно, что в современных условиях сближение различных уголовно-правовых систем объективно соответствует решению задач уголовного права на национальном уровне. Вместе с тем универсализация систем уголовного законодательства государств мира, несомненно, способствовала бы задаче

охраны общечеловеческих ценностей и поддержания

2

международного правопорядка .

Как основной криминогенный компонент в сфере загрязнения окружающей среды, экологи мира называют нарушения странами добывающими и перерабаты -вающими нефть норм и правил соответствующего рода. Как справедливо подчеркивает Д.М. Бергенева, «дело не в том, что нефтедобывающие компании порой руководствуются коммерческими интересами в ущерб окружающей среде, сколько в том, что сами по себе нефтяные загрязнения по степени негативного влияния на флору и фауну стоят на первом месте практически во всех нефтедобывающих странах»3.

1 Декларация РИО «Об окружающей среде и развитию» от 14 июня 1992 г.//Международное право в документах. М., Мысль. 1999.

2Кибальник А. Универсализация уголовно-правовых систем и национальный интерес//Уголовное право. 2005. №5. С. 31.

3 Бергенева Д.М. Экологическая безопасность как часть нацио-

нальной безопасности//Уголовное право: стратегия развития в ХХІ веке. Сборник материалов третьей международной научнопрактической конференции под ред. Рарога А.И. М., 2006. С 355.

Принято считать, что приоритет экологических ценностей зависит от таких условий, как эмоциально -экономическое развитие общества, уровень развития общественной морали, - в свою очередь, обусловливающий приоритетность экологических потребностей. Между тем, как показывает анализ национального уголовного законодательства различных стран ближнего и дальнего зарубежья, это не совсем соответствует реальному положению дел в данной сфере. Если сказать в целом, то в настоящее время фактически все зарубежное уголовное законодательство (как и экологическое) остается весьма либеральным в применении институтов ответственности за экологические правонарушения, несмотря на достаточно тяжелую экологическую обстановку во многих из стран. Это является первым и основным фактором, в большой мере снижающим эффективность всех остальных предпринимаемых усилий по предупреждению и пресечению преступлений в сфере экологии.

Механизм правоприменительной деятельности, призванный непосредственно обеспечивать реализацию нормативно-правовых предписаний в жизнь, как правило, в большинстве государств (особенно, стран СНГ) еще менее совершенен и эффективен. Тот же автор (Д.М. Бергенева) на примере Республики Казахстан указывает: «Существующее в Казахстане законодательство в области охраны окружающей среды, обеспечивая правовое регулирование отношений между хозяйствующими субъектами и государством, не затрагивает важных аспектов экологических нормативов, то есть ответственность хозяйствующих субъектов -за нанесение ущерба экологии республики; местных и государственных органов - за недостаточный контроль над их деятельностью или тайное попечительство над ними; роль и место экологических неправительственных организаций, их взаимодействие с государственными органами и т.п. В итоге разрешение экологических проблем затягивается, так как иностранные компании и отечественные предприятия за причинение серьезного экологического ущерба отделываются незначительными штрафами, не меняя при этом прежних условий работы»4.

Что касается вопроса конкретного регламентирования преступных загрязнений окружающей среды в зарубежном уголовном законодательстве, то следует сразу же подчеркнуть, что в каждой стране перечень этих преступлений разный; к тому же вообще экологические преступления далеко не всегда предусмотрены в кодифицированном национальном уголовном законодательстве. Более того, во многих уголовных кодексах стран дальнего и ближнего зарубежья встретишь главу, которая посвящена посягательствам на окружающую природную среду. Это еще раз свидетельствует об отсутствии сегодня единой унифицированной экологической политики в области защиты окружающей природной среды, несмотря на всю очевидность и масштабность угрозы экологической безопасности.

Возможно, это происходит потому, что экологические преступления относятся к той категории преступных посягательств, социальная опасность которых как правило не подтверждается официальными статистическими данными (либо же их значения чрезвычайно занижены и не учитываются вторичные, отдаленные последствия экологических нарушений). При этом анализ ущерба, причиненного экологии, опирается, в основном, на авторитетные экспертные оценки специали-

4 Бергенева Д.М. Указ. Работа. С. 356.

стов, которые, во-первых, также весьма противоречивы, а, во-вторых, часто не могут служить основой доказательственной базы совершенного экологического преступления, требующей конкретных цифровых данных. Хотя, заметим, что Принцип 15 Декларации РИО «Об окружающей среде и развитию» от 14 июня 1992 г. говорит по этому поводу, что «в случае угроз причинения серьезного или невосполнимого ущерба отсутствие полной научной определенности не должно использоваться как предлог для отсрочки принятия рентабельных мер в целях предотвращения экологической деградации»5.

Рассмотрим некоторые аспекты правового регулирования посягательств, образующих преступное загрязнение окружающей природной среды, в странах ближнего зарубежья. Распад СССР в 1991 году, появление большого числа независимых государств существенно затруднили проведение мер в области охраны окружающей природной среды на территории бывшего СССР. Экологическая политика Союза ССР, которая была уже достаточно устойчивой и стабильной, в новых условиях «расчленения» огромного государства на новые и самостоятельные, несомненно, претерпела существенные изменения далеко не в лучшую сторону - в плане регулирования проблем защиты окружающей среды. Хотя, следует заметить, по образованию СНГ основные вопросы данного порядка вошли в его основные документы и программы деятельности.

В частности, среди целей Содружества, определенных в его Уставе, - осуществление сотрудничества в области экологии. Например, согласно ст.4 Устава СНГ к сфере совместной деятельности государств-членов относятся проблемы охраны здоровья и окружающей среды. В ст.19 Устава указано, что одним из направлений сотрудничества является осуществление совместных природоохранительных мероприятий, оказание взаимной помощи в ликвидации последствий экологических катастроф и других чрезвычайных ситуаций. В феврале 1992 г. ряд государств - членов СНГ заключили Соглашение о взаимодействии в области экологии и охраны окружающей среды.

Основная цель Соглашения - согласованность действий в области экологии и охраны окружающей природной среды (охрана и использование земель, почв, недр, лесов, вод, атмосферного воздуха, растительного и животного мира, естественных ресурсов континентального шельфа, экономической зоны и открытого моря за пределами действия национальной юрисдикции).

Для обеспечения ведения согласованной политики в области экологии и охраны окружающей природной среды участники Соглашения 1992 г. признали необходимым гармонизировать принимаемые ими природоохранительные законодательные акты, экологические нормы и стандарты. Они совместно разрабатывают и осуществляют межгосударственные программы и проекты в области природопользования и охраны окружающей среды и экологической безопасности, включая программы безопасного уничтожения и нейтрализации химического и ядерного оружия, высокотоксичных и радиоактивных отходов.

Для контроля за выполнением положений Соглашения 1992 г. договаривающиеся стороны создали Межгосударственный экологический совет (МЭС) и при нем Межгосударственный экологический фонд (МЭФ).

5 См.: Международное экологическое право. Ростов-на-Дону. Феникс. 2005. С. 103.

В соответствии со ст. 5 Соглашения 1992 г. МЭС осуществляет координацию и проведение согласованной политики в области экологии и охраны окружающей природной среды.

МЭС состоит из руководителей природоохранных ведомств - участников Соглашения 1992 г. Совет принимает решение на основе консенсуса.

В случае возникновения крупномасштабных чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера любой участник Соглашения 1993 г. может обратиться за необходимой помощью к другим участникам, указывая при этом конкретные виды и объемы запрашиваемой помощи.

Самым близким российскому уголовному экологическому законодательству является Уголовный кодекс Республики Казахстан, где экологические преступления размещены в главе XI и наблюдается практически совпадение статей. Это не случайная тенденция, - национальное уголовное законодательство данной страны фактически имплементировало (и сегодня имплементирует) нормы уголовного кодекса Российской Федерации.

Достаточно жесткую уголовную ответственность за экологические преступления установил китайский законодатель в Уголовном кодексе Китайской Народной Республики, где за некоторые преступления против окружающей среды предусмотрены сроки лишения свободы от 3 до 10 лет и штраф.

Рассмотрим существующую на современном этапе развития ответственность за несоблюдение норм уголовного права, регламентирующих природопользование, охраны окружающей среды, экологических правонарушений, среды обитания и здоровья человека на примере ряда стран Европы и мира.

Криминологи положительно оценивают реформу 1985 года в уголовном законодательстве Республики Болгарии (период тоталитарного законодательства), когда были сформулированы специальные составы преступлений против неправомерного использования атомной энергии в мирных целях (раздел V главы одиннадцатой УК). Подтверждением этого правильного подхода является Чернобыльская экологическая катастрофа 1986 г., в связи с которой было возбуждено несколько уголовных дел, главным образом за неправомерное использование информации о радиации в стране.

Интересна норма, содержащаяся в ст. 187 (§1) УК Польши: «Кто уничтожает, значительно повреждает или существенно уменьшает естественную стоимость охраняемой законом территории или объекта, причиняя существенный вред, подлежит штрафу, наказанию ограничением свободы либо лишением свободы на срок до 2 лет».

Хотя в данном положении не уточняется, о каких видах «уменьшения естественной стоимости» территории или природного объекта идет речь, однако данная норма позволяет применять ее во всех случаях, когда причиненный, например, загрязнением ущерб не был подвергнут экологической экспертизе, но может быть оценен с точки зрения, например, хозяйственной (допустим, если речь идет о землях, выделенных под огородничество или строительство индивидуальных домов, и т.д.) Подобной нормы не существует в уголовном законодательстве России, хотя ее применение могло бы, на наш взгляд, расширить спектр реализации института уголовной ответственности в отношении лиц, допустивших загрязнение в любой форме при-

родных объектов, приведшее к уменьшению его экологической либо хозяйственной стоимости.

Отношение к оценочным категориям у ученых- юристов неоднозначно: большинство из них отрицают эффективность применения таких норм, а также гарантированность для таких случаев реализации принципов равенства, законности и справедливости при оценке общественной опасности деяния и личности, назначении наказания). Между тем в данном случае, когда речь идет о посягательствах на природную среду и ее объекты, нам представляется, настало время воспользоваться подобным опытом и в отдельных сложных для экологической оценки случаях, разрешить к применению подобные нормы, позволяя судье руководствоваться хозяйственными нормативами и собственным правосознанием в оценке причиненного экологического ущерба.

Для многих стран зарубежья характерен принцип многостороннего правового регулирования охраны природной среды от загрязнений, что выражается в том, что подобные нормы включены не только в уголовный закон, но и отдельные законы, - как, например, современное уголовное законодательство Японии. В данном государстве вопросам защиты природной среды от преступных посягательств посвящены не только УК, но и специальные уголовные законы, а также уголовно-правовые нормы неуголовного законодательства и нормативные акты местного значения.

Уголовной ответственности за экологические преступления в Уголовном кодексе Кыргызской Республики посвящена целая глава - XXVI. В ст. 266 (1) рассматриваемого УК речь идет о перевозке, захоронении или утилизация радиоактивных, бактериологических, химических веществ и отходов с нарушением установленных правил, если эти деяния создали угрозу причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде, - что наказывается штрафом от пятидесяти до ста минимальных месячных заработных плат либо лишением свободы на срок до двух лет. (2) Те же деяния, повлекшие загрязнение, отравление или заражение окружающей среды, причинение вреда здоровью человека или массовую гибель животных, а равно совершенные в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации, -наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет. Заметим, что понятия «загрязнение», «отравление» и «заражение» окружающей среды фактически используются законодателем как синонимы, -что, в принципе, вполне соответствует истине. Было бы целесообразно (например, в соответствующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ) указать об идентичности данных терминов применительно к экологическим преступлениям, установленным российским УК РФ.

Заметим, что такое последствие, как смерть человека вообще не «прописано» в качестве последствий в УК Республики Кыргызстан, - что, кстати, вполне объяснимо. Мы уже указывали, что ряд отечественных ученых - например, профессор О.Л. Дубовик, полагают, что случаи наступления смерти человека фактически не могут быть прямым последствием экологического загрязнения как такового - чаще всего, речь идет о причинении вреда здоровью, наступлению заболеваний, которые в результате определенных патологических изменений, могут привести к смерти человека.

В частности, указанный автор пишет: «Предметно достаточно трудно представить себе неосторожное причинение смерти человека при загрязнении вод.

Возможно сильное отравление при употреблении питьевой воды. Сложной и спорной является причинная связь, когда загрязнение воды приводит к отравлению рыбы, которая становится непригодной для употребления в пищу, а затем, если ее все-таки употребили, - к смерти человека, съевшего эту рыбу. В этом плане анализ действительного существования причинной связи между загрязнением и наступлением смерти человека ...- непростая задача»6.

Своеобразно регламентирует уголовную ответственность за загрязнение природной среды УК Эстонии. В ст. 158 данного закона установлена ответственность за загрязнение, засорение или истощение атмосферного воздуха, причинившее существенный вред, в квалифицированном составе 9ч. 2 статьи) совершение данного деяния при наступлении крупного ущерба влечет наказание до двух лет лишения свободы. Между тем, загрязнение может наказываться путем применения других норм УК: например, ст. 154/2 - нарушение требований к землепользованию, причинившее значительных ущерб; ст. 154/3 - нарушение требований охраны и использования недр; ст. 156 говорит о потраве и повреждении насаждений по неосторожности; ст. 158/1 - об истреблении рыбных запасов (при причинении значительного ущерба рыбному хозяйству), а ст. 158/2- о незаконной хозяйственной деятельности в экономической зоне (исследование, разведка и разработка природных ресурсов, повлекшее значительный ущерб). Таким образом, в основном речь идет о не прямом, а опосредованном (косвенном) регулировании института уголовно наказуемого загрязнения природы, - что является позитивным (в плане широкого применения данных норм в сложных для оценки случаях) и отрицательным одновременно (неконкрет-ность всегда приводит к искажению принципов законности и справедливости при оценке содеянного, уходу от ответственности большого количества виновных, и т.п.)

В УК Австралии не существует конкретной регламентации норм об экологических преступлениях - они предусмотрены законами штатов, в то время как данный кодекс дает лишь общие предписания по применению их положений7. В Англии отдельно действует Закон об охране окружающей среды 1990 года, Закон о водных ресурсах 1991 года, и Закон об использовании водных ресурсов в индустрии 1991 г. В Бельгии подобные нормы содержатся в Кодексе законов о сохранении и в Кодексе законов о сельском хозяйстве.

Таким образом, если подвести определенные итоги вышеизложенному, то следует выделить следующие тенденции, выявленные при анализе уголовного законодательства стран зарубежья в части регулирования правоотношений, возникающих по поводу преступного загрязнения окружающей среды:

а) уголовное законодательство стран СНГ и ближнего зарубежья в основном конструирует нормы рассматриваемого уголовно-правового института по аналогии с действующим российским УК. Между тем, национальные особенности влияют на некоторые изменения в сторону ужесточения санкций за данные преступления, обобщение отдельных составов пре-

6 Дубовик О.Л. Экологические преступления. В кн.: Учебнопрактический Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. Жалинского А.Э.М., "Эксмо». 2005. С.774-775.

7 Ук Австралии. Санкт-Петербург. Юридический Центр- Пресс. 2002.

ступлений, образующих самостоятельные виды загрязнений, в одном- двух составах;

б) в странах дальнего зарубежья уголовные законы, во-первых, далеко не всегда содержат институты защиты природной среды от загрязнений (этот вопрос является предметом компетенции муниципальных образований); во- вторых, регламентация преступного загрязнения либо очень узка (один вид загрязнения -чаще, воды - как в Японии), либо носит общий характер (как в Аргентине, когда применяются общие нормы об ущербе). Границы наказуемости данных преступлений достаточно широки - от штрафа до тюремного заключения. В государствах Европы меры наказания за экологические преступления весьма разнообразны (от штрафа- до тюремного заключения). «Владелец гаража, выливший отработанное масло на несанкционированную свалку в Португалии заплатит 2500 евро, а во Франции- 75 000 евро», однако, как отмечают российские специалисты, разница между приговором и нормативно- правовым актом, регламентирующим уголовную ответственность, - огромна. Чаще всего, данные лица приговариваются к незначительным штрафам и тюремным срокам8. Последнее является фактически аналогией российской ситуации в сфере уголовной ответственности за совершение экологических преступлений, как это ни странно.

Таким образом, напрашивается следующий вывод: до настоящего времени, несмотря на наличие достаточно разработанной международно- правовой базы регулирования проблемы защиты окружающей природной среды от загрязнений, уголовно- правовая регламентация ответственности в большинстве стран мира находится на недостаточно высоком уровне. В отличие от институтов защиты собственности, личности, общественного порядка, вопрос охраны природы, как сверхактуальный для стран международного содружества, малоразработан.

Это свидетельствует о формальном, фактически декларативном подходе органов государственной власти и правительств к реальной деятельности в данной сфере общественной жизни, игнорировании работы над перспективами повышения эффективности мер предупреждения преступных посягательств на природу.

В такой ситуации было бы целесообразно разработать Международные Основы уголовно- правовой защиты природы от преступных посягательств, где можно было бы предусмотреть обязательные виды преступлений, включаемые всеми государствами международного сообщества в национальное уголовное законодательство, а также рекомендуемые меры ответственности за их совершение. Такая мысль на разных уровнях высказывается достаточно давно. Давно назрела проблема урегулирования и института уголовной ответственности юридических лиц, - вполне допустимым представляется решение этого вопроса на уровне каждой из стран, ведущих активную разработку природных ресурсов.

Рецензия

Актуальность научной статьи не вызывает сомнений ввиду глобальной проблемы, связанной с потеплением климата на земле и вытекающими отсюда непредсказуемыми последствиями для землян.

Статья написана понятным языком. Автор в лаконичной форме проанализировала уголовное законодательство отдельных зарубежных стран и высказала свое мнение относительно положительных аспектов, которые можно ре-цептировать в уголовное законодательство Российской Федерации.

Полагаю, что данная статья заслуживает права быть напечатанной в юридическом журнале.

Научный руководитель:

Кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Кубани

Полковник милиции В.А.Бикмашев

8 Дубовик О. Экологическая преступность в Европе: состояние, структура и динамика и тенденции борьбы с ней//Уголовное право. 2006. № 3. С. 136-137.