Научная статья на тему '"обязательность" службы дворянского сословия и особенности ее прохождения в русской армии в XVIII в'

"обязательность" службы дворянского сословия и особенности ее прохождения в русской армии в XVIII в Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1666
80
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Juvenis scientia
ВАК
Область наук
Ключевые слова
XVIII ВЕК / ДВОРЯНЕ / ДВОРЯНСКИЕ НЕДОРОСЛИ / ПРИНУЖДЕНИЕ / ВОЕННАЯ СЛУЖБА / ПРОХОЖДЕНИЕ / ОТСТАВКА / EIGHTEENTH CENTURY / NOBLEMEN / NOBLE IGNORAMUS / COERCION / MILITARY SERVICE / PASSAGE / RESIGNATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Бенда В.Н.

В статье автор прослеживает регламентация обязательности и порядка прохождения военной службы дворянским сословием российского государства на протяжение XVIII столетия. Особое внимание в статье обращается на меры, предпринимаемые органами власти по принуждению дворянам и их недорослей к явкам на так называемые «смотры», на которых решались вопросы направления дворян и их недорослей на гражданскую или военную службу, или же для прохождения обучения в военно-специальных и других учебных заведениях. Выделяются и описываются характерные особенности прохождения дворянами военной службы, повышения их в чинах и условия их отставки. В работе рассматриваются отдельные проблемы, связанные с таким распространенным нарушением воинской дисциплины офицерским и унтер-офицерским составом русской как попытки уклонения от службы. В научный оборот вводятся ранее неиспользованные источники.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

"BINDING" SERVICE OF THE NOBILITY AND ESPECIALLY ITS PASSAGE IN THE RUSSIAN ARMY IN THE XVIII CENTURY

In the article the author traces the regulation of the obligation and the order of military service by the nobility of the Russian state during the XVIII century. Particular attention is paid to the measures taken by the authorities to compel the nobles and their undergraduates to attend the so-called "reviews", which addressed the issues of sending nobles and their undergraduates to civil or military service, or for training in military-special and other educational institutions. Allocated and describes the characteristics of the passage of the nobility of military service, increasing their ranks and the conditions of their retirement. The paper deals with some problems associated with such a widespread violation of military discipline by officers and non-commissioned officers of the Russian as attempts to evade service. Previously unused sources are introduced into scientific circulation.

Текст научной работы на тему «"обязательность" службы дворянского сословия и особенности ее прохождения в русской армии в XVIII в»

УДК: 94(47).05.06 ГРНТИ: 03.23.31 DOI: 10.32415/jscientia.2019.08.02

«ОБЯЗАТЕЛЬНОСТЬ» СЛУЖБЫ ДВОРЯНСКОГО СОСЛОВИЯ И ОСОБЕННОСТИ ЕЕ ПРОХОЖДЕНИЯ В РУССКОЙ АРМИИ В XVIII В.

В. Н. Бенда

Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина Россия, 196605 г. Пушкин, Петербургское шоссе, 10

ЕЗ Бенда Владимир Николаевич - bvn.1962@mail.ru

В статье автор прослеживает регламентация обязательности и порядка прохождения военной службы дворянским сословием российского государства на протяжение XVIII столетия. Особое внимание в статье обращается на меры, предпринимаемые органами власти по принуждению дворянам и их недорослей к явкам на так называемые «смотры», на которых решались вопросы направления дворян и их недорослей на гражданскую или военную службу, или же для прохождения обучения в военно-специальных и других учебных заведениях. Выделяются и описываются характерные особенности прохождения дворянами военной службы, повышения их в чинах и условия их отставки. В работе рассматриваются отдельные проблемы, связанные с таким распространенным нарушением воинской дисциплины офицерским и унтер-офицерским составом русской как попытки уклонения от службы. В научный оборот вводятся ранее неиспользованные источники.

Ключевые слова: XVIII век, дворяне, дворянские недоросли, принуждение, военная служба, прохождение, отставка.

«BINDING» SERVICE OF THE NOBILITY AND ESPECIALLY ITS PASSAGE IN THE RUSSIAN ARMY IN THE XVIII CENTURY

V. N. Bеndа

Pushkin Leningrad State University

10 St. Petersburg Hwy., 196605 Pushkin, Russia

S3 Benda Vladimir - bvn.1962@mail.ru

In the article the author traces the regulation of the obligation and the order of military service by the nobility of the Russian state during the XVIII century. Particular attention is paid to the measures taken by the authorities to compel the nobles and their undergraduates to attend the so-called "reviews", which addressed the issues of sending nobles and their undergraduates to civil or military service, or for training in military-special and other educational institutions. Allocated and describes the characteristics of the passage of the nobility of military service, increasing their ranks and the conditions of their retirement. The paper deals with some problems associated with such a widespread violation of military discipline by officers and non-commissioned officers of the Russian as attempts to evade service. Previously unused sources are introduced into scientific circulation.

Keywords: eighteenth century, noblemen, noble ignoramus, coercion, military service, passage, resignation.

Общеизвестно, что с петровских времен было заведено правило, суть которого заключалось в обязательной военной или гражданской службе дворянского сословия на благо государства. Все дворяне обязаны были являться сами и представлять своих детей и других родственников на так называемые «смотры» в указанное место и время. Например, в указе Петра I «О дворянах» от 19 июля 1715 г. по этому поводу сказано, что «...всем дворянам, дабы они сами и их дети и сродники, которые от 30 до 10 лет возраст имеют, все явились на смотр в Санктпетербург зимою прежде марта и в марте месяце. А кто не явится, и на таких всем извещать вольно ктоб какого звания ни был...» [1, л. 39-40] (орфография и стиль документа сохранены-В.Б.). И в последующем были изданы петровские указы, подтверждающие необходимость являться на «смотры» дворянским детям и самим дворянам в возрасте от 10 до 30 лет. Например, по этому поводу в указе Петра I от 20 июня 1721 г. определено, чтобы «...шляхетским всяких чинов людей детям, недорослям же вышеписанных лет, кроме тех кои с смотров определены в службу и в учение и за негодностью отставлены, ... всем необходимо явиться в Санктпетербург в Военную коллегию» [1, л. 319]. В этом же указе были определены меры наказания тем, кто «ослушался» царского указа и не явился на смотр или укрывал

таковых. Например, если кто-то из дворянских недорослей или самих дворян в указанном возрасте (от 10 до 30 лет -В.Б.) не являлись на смотры, то такие приравнивались к «беглым солдатам» и подвергались таким же наказаниям и штрафам как беглые солдаты. А те недоросли «... которые из бегов не явятся и потом будут пойманы, тех без всякой пощады повелено будет бить кнутом и вырвав ноздри ссылать на вечную работу на каторги. Равным же образом и с теми учинено будет кто их будет укрывать» [1, л. 320] (орфография и стиль документа сохранены -В.Б.). К представителям дворянского сословия, а именно к тем, кто уклонялся от смотров, предусматривались суровые меры наказания и во время правления дочери Петра Великого - Елизаветы. Например, в указе от 29 августа 1759 г. указано, что дворяне «...за неявку к смотру в указанные лета, за утайку себе лет и за не обучение наукам написаны в матросы и солдаты вечно, а престарелые посланы на поселение в Оренбург» [5, л. 460].

Указами Петра I были определены многие аспекты прохождения службы офицерским составом русской армии. В частности, указом от 1 января 1719 г. предписывалось, чтобы офицерских детей и дворян не производить в офицеры без обязательной службы в солдатах гвардии. В этом же указе говорилось о том, чтобы соблюдалась очередность

History and Archeology | Juvenis scientia 2019 № 8

9

в чинопроизводстве (последовательность присвоения воинских чинов - В.Б.), т.е. запрещалось присвоение или «пожалование» через воинский чин (воинское звание - В.Б.). Предусматривалось назначение офицеров на свободные вакансии только на основе баллотировки, т.е. конкурсного отбора из числа двух или трех кандидатов на эту должность (вакансию) [1, л. 105]. Об обязательности службы дворянского сословия, начиная с малолетства, говорится и в других императорских указах. Например, в указе Анны Иоан-новны от 13 мая 1736 г. сказано, чтобы «...дворянские дети от 10 лет и выше являлись при армии командующему генералитету, в губерниях и в городах губернаторам и воеводам, из которых самых неимущих за кем меньше 20 душ, велено определять в армейские полки, а за которыми больше 20 душ, высылать в Санкт-Петербург к герольдмейстеру... И из оных годных в службу определить в армейские и гарнизонные полки по их желанию, а малолетних записывать в школы и обучать грамоте и прочим наукам кто к чему охоту возымеет» [4, л. 48об.]. В этом плане любопытно содержание указа Елизаветы Петровны из Правительствующего Сената в Канцелярию главной артиллерии и фортификации от 15 июля 1752 г., в котором сказано, что «...недорослей Петра и Иосифа Ганибалов, которые в герольдмейстерской конторе явились к первому смотру и показали от роду им Петру - 10 лет, Иосифу - 8 лет, генерал-майора и кавалера дети (имеется ввиду Абрам Петрович Ганнибал - В.Б.), грамоте российской и писать, также немецкому и французскому языкам и часть арифметики обучились, крестьян за отцом их в Новгородском уезде 500 душ по требованию оной канцелярии (КГАиФ) определить в артиллерийскую школу в ученики» [2, л. 52].

Следует заметить, что вплоть до 31 декабря 1736 г. не было определено каких-либо конкретных сроков службы дворянам. Только преклонный возраст, болезнь или увечья давали право на отставку от службы. В соответствии с Манифестом «О порядке приема в службу шляхетских детей и увольнении от оной» [12, с. 1022] было определено, что дворянские дети в возрасте от 7 до 20 лет должны были находиться «в науках», а начиная с 20 лет обязаны были проходить военную службу в течении двадцати пяти лет. Следует заметить, что вступление в силу положений Манифеста было отложено до окончания шедшей в то время русско-турецкой войны, т.е. вплоть до 1740 г. Положения о прохождении службы, определенные вышеуказанным манифестом, остались неизменными и во время правления Елизаветы Петровны.

В мирное время, ежегодно, в зимнее время третьей части всего списочного состава штаб, обер и унтер-офицерского состава, а также и рядовым, имевшим свои деревни, предоставлялись отпуска [10, с. 6]. Офицеры и унтер-офицеры, выслужившие 25-летний срок и по состоянию здоровья были признаны не годными для дальнейшего прохождения службы, увольнялись в отставку без обязательного предоставления ими из числа собственных крестьян годных к службе рекрут (из 100 крестьян - один рекрут - В.Б.). Во всех других случаях отставка строго запрещалась. Довольно часто, офицеры, откомандированные из расположения своих частей и подразделений для выполнения различного рода поручений и указаний, или же находившиеся в отпуске, не являлись к месту службы по первому требованию. Заметим, что подобного рода уклонения от службы среди офицерского состава были довольно частыми. Еще Петр Великий обращал внимание на такие слу-

чаи. В одном из своих Указов, изданным 25 ноября 1719 г. Петр I писал, чтобы «...всем гарнизонным а также и прочим офицерам кои вне полевой армии обретаются и в Военной коллегии на генеральном смотре не были, быть на тот смотр в Военную коллегию кончая в феврале месяце будущего 1720 года, в том числе и тем которые к гражданским делам за Его Царского Величества указом, также и до того указу отлучились. А буде на тот срок не будет и отбывая от того смотру к каким делам употребятся или как иначе от того смотру отбывать будут, по Его Царского Величества указу лишены будут чинов и всех движимых и недвижимых имений» [1, л. 150-151]. Те же офицеры, кто оправдывал свою неявку на службу какой либо болезнью, обязывались пройти освидетельствование в медицинской коллегии [10, с. 6]. На законность увольнения офицеров в отставку, обращалось особое внимание. Например, за увольнение в отставку способного и годного офицера, то должностное лицо, предоставившие это право офицеру, подвергался наказание вплоть до разжалования в рядовые [15, с. 476].

Широко известен тот факт, что в соответствии с Манифестом Петра III «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» [15, с. 912-915] всему Российскому дворянству были пожалованы свобода и вольность. Все дворяне могли продолжать службу в Российской империи «... сколь долго пожелают и их состояние им позволит» [15, с. 913]. Российские дворяне могли продолжать службу как на Родине, так и в других европейских государствах, бывших союзниками России. Дворяне, проходившие военную службу, не имели права подавать прошения об увольнении со службы в военное время или во время боевых действий или же за три месяца до начала таковых. Этим же законом дворянам, имевших детей, предоставлялось права впредь не представлять своих детей для определения на службу и на «смотры» [15, с. 914].

В период царствования Елизаветы Петровны, при производстве в чины неукоснительно соблюдался принцип «старшинства и заслуг». Если же кто из кандидатов на повышение в чине был этого не достоин, то соответствующим командирам предписывалось обязательно указывались причины, из-за которых претендент на повышение в чине по старшинству, не мог быть повышен в чине [13, с. 585]. Например, некому капитан-поручику Якову Зембулатову было отказано в присвоении очередного воинского чина потому, что «...явное команде ослушание и неприлежное рачение к службе Ее Императорского Величества оказал. И затем ныне в силе Государственной Военной коллегии 29 января 1756 года указу 8 пункта к произвождению чина отставляется» [6, л. 888]. Начиная с сентября 1743 г. за особые заслуги, повышение в чинах производилось только после личного доклада императрице [13, с. 910-911].

Конечно же, в современных условиях выглядит довольно странным такой вид прохождения службы как приписка дворянами своих детей к тем или иным полкам. Получалось так, что даже малолетние дети, включенные в списки полков, оставаясь дома у родителей до совершеннолетия и не выполняя никаких служебных и должностных обязанностей в полках, к которым они были приписаны, считались проходившими военную службу и даже повышались в чинах [10, с. 7]. Следует заметить, что особенно этим злоупотребляли высокопоставленные чиновники гражданской и военной службы, и другие представители дворянского сословия, имевшие связи в высших сферах государственного и военного управления. Как правило, малолетних дворянских

детей старались приписать (т.е. формально зачислить в списочный состав полков - В.Б.) к гвардейским полкам, что, в конце концов, повлекло решение правительства о запрете определять на службу слишком малолетних детей дворян. В соответствии с именным указом Елизаветы Петровны полкам лейб-гвардии, изданным 1 октября 1747 г., запрещалось без особого указа императрицы определять в гвардейские полки в качестве солдат детей моложе 15 лет [14, с. 764]. В правление Екатерины II, в мае 1785 г., был издан подобный указ, в соответствии с которым полковым и батальонным командирам строжайше запрещалось принимать на службу малолетних детей и производить их в унтер-офицерские чины сверх установленного комплекта [16, с. 413-414].

Офицерская служба заключалась не только в исполнении своих служебных и должностных обязанностей в частях, где они ее проходили. Значительное количество офицеров, отвлекалось от выполнения своих служебных обязанностей т.к. довольно часто и на длительное время, откомандировывались из расположения своих частей для выполнения различного рода поручений и заданий. Офицеры откомандировывались для набора рекрут, для сбора податей и недоимок, для проведения различного рода ревизий, для поимок воров и разбойников и даже для проведения следственных мероприятий по делам гражданского управления [10, с. 7].

Рассмотрим еще один аспект офицерской службы -это состояние дисциплины и поддержание правопорядка в офицерском корпусе русской армии. Этой теме мы уделяли внимание в ранее опубликованных работах [7, 8, 9]. Приведем несколько примеров, показывающих, что для офицерского корпуса русской армии в XVIII веке были типичными нарушения воинской дисциплины и правопорядка, выражавшиеся в халатном исполнении своих служебных обязанностей, в злоупотреблении спиртными напитками, а то, и в совершении уголовных правонарушений. В частности, в 1756 г. офицеры инженерного корпуса, как то: поручик Василий Антонов, был переведен в гарнизонные полки в том же чине (хотя при переводе в пехотные и гарнизонные полки присваивался воинский чин на один ранг выше -В.Б.) «... за непотребное его состояние» [6, л. 889], а подпоручик Михаил Турчинов в том же ранге был переведен для дальнейшего прохождения службы в гарнизонные полки за злоупотребление спиртными напитками [6, л. 889об.].

Другой офицер инженерного корпуса, некий капитан Сергей Пушкин вместе со своим братом Михаилом были уличены в фальшивомонетчестве, т.е. изготовляли на специальном оборудовании «...государственные банковые подложные ассигнации» [3, л. 670-671]. За фальшивомонет-чество они были приговорены к смертной казни, но Екате-

ЛИТЕРАТУРА

рина II приняла решение «....лишить всех чинов и сослать на вечное житье. Михаила в дальние Сибирские места, Сергея, на вечное заключение как негодного и навсегда вредного в обществе человека в какую ни есть в далекую крепость (в Оренбургскую губернию)» [3, л. 671].

Ранее мы упоминали о таком распространенном негативном явлении в среде офицерского корпуса, как не своевременное прибытие из отпусков в свои части и команды. В силу масштабности такой разновидности нарушения воинской дисциплины и порядка, в январе 1785 г. был издан указ Военной коллегии [16, с. 295-296], в соответствии с которым, все штаб и обер-офицеры, которые на протяжение 4 месяцев, после окончания срока их отпуска, не явились к местам службы и в течении этого времени не уведомили своих командиров и начальников о возможных причинах задержки прибытия из отпуска - подлежали увольнению со службы. А те офицеры, которые были заочно исключены из службы, т.е. исключены из списков частей, команд и подразделений, после этого - прибывали к своим командам и подразделениям, подлежали воинскому суду, который и решал их дальнейшую судьбу.

Приведенные выше примеры позволяют утверждать, что правительства Российского государства и монархи, правившие на протяжение XVIII в., обращали самое пристальное внимание на организацию и упорядочение службы дворянского сословия в военной и других областях государственной деятельности. К уклонявшимся от такой службы или допускавших различного рода нарушения порядка и дисциплины при прохождении службы, особенно офицерским составом русской армии, начиная с петровских времен, применялись самые строгие меры дисциплинарного и иного воздействия, вплоть до привлечения к суду. Подтверждением вышесказанному может служить указ Петра I, объявленный Военной коллегии 25 июля 1721 г., которым предписывалось, что если в каких либо полевых или гарнизонных полках будут находиться такие офицеры, которым «... за шумством и другими непотребными их поступками, в службе быть им невозможно» [11, с. 410].

В заключение отметим, что злоупотребления, нарушения установленного порядка и дисциплины как в полках, так и высших сферах бюрократического аппарата государства, не смогли оказать негативного влияния на высокие духовные качества русских войск, в значительной степени зависящих от правильной системы воспитания войск и объясняющих блестящие победы русской армии на протяжении XVIII столетия. Поддержание воинской дисциплины в армии строилось на правильных основаниях, среди которых, такие как: «приличное военным людям состояние, добропорядочная жизнь, вежливое обхождение, чистота и послушание» [17, с. 210].

1. Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Архив ВИМАИВ и ВС). Ф. 24. Оп. 97/20. Д. 4. [Archive of the Military History Museum of Artillery, Engineering and Signal Corps. Fund 24. Inventory 97/20. Case 4. (In Russ).].

2. Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Архив ВИМАИВ и ВС). Ф. 2. Оп. Генеральное повытье. Д. 41. [Archive of the Military History Museum of Artillery, Engineering and Signal Corps. Fund 2. Inventory "General'noe povyt'e". Case 41. (In Russ).].

3. Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Архив ВИМАИВ и ВС). Ф. 2. Оп. КО (Командное отделение). Д. 197. [Archive of the Military History Museum of Artillery, Engineering and Signal Corps. Fund 2. Inventory "KO (Komandnoe otdelenie)". Case 197. (In Russ).].

4. Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Архив ВИМАИВ и ВС). Ф. 2. Оп. ШГФ (Штаб генерал-фельд-цейхмейстера). Д. 116. [Archive of the Military History Museum of Artillery, Engineering and Signal Corps. Fund 2. Inventory "ShGF (Shtab general-fel'dtseikhmeistera)". Case 116. (In Russ).].

History and Archeology | Juvenis scientia 2019 № В

11

5. Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Архив ВИМАИВ и ВС). Ф. 2. Оп. ШГФ (Штаб генерал-фельд-цейхмейстера). Д. 116. [Archive of the Military History Museum of Artillery, Engineering and Signal Corps. Fund 2. Inventory "ShGF (Shtab general-fel'dtseikhmeistera)". Case 964. (In Russ).].

6. Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Архив ВИМАИВ и ВС). Ф. 2. Оп. ШГФ (Штаб генерал-фельд-цейхмейстера). Д. 116. [Archive of the Military History Museum of Artillery, Engineering and Signal Corps. Fund 2. Inventory "ShGF (Shtab general-fel'dtseikhmeistera)". Case 984. (In Russ).].

7. Бенда В.Н. «Присяга на верность...» как одно из средств воспитания патриотизма в России и русской армии в XVIII в. // Вестник Челябинского государственного университета. 2OO9. № 12(150). С. 56-62. [Benda VN. «Prisyaga na vernost'...» kak odno iz sredstv vospitaniya patriotizma v Rossii i russkoi armii v XVIII v. Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. 2OO9;12(150):56-63. (In Russ).].

8. Бенда В.Н. Особенности воспитательного процесса в военно-учебных заведениях России XVIII века // Война и оружие. Новые исследования и материалы. 2-я международная научно-практическая конференция. В 2 частях. Часть 1. СПб.: ВИМАИВ и ВС. 2Oll. [Benda VN. Osobennosti vospitatel'nogo protsessa v voenno-uchebnykh zavedeniyakh Rossii XVIII veka. In: Voina i oruzhie. Novye issledovaniya i materialy. 2-ya mezhdunarodnaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya. Part 1. Saint Petersburg: VIMAIV i VS. 2Oll. (In Russ).].

9. Бенда В.Н. Нарушения дисциплины и правопорядка школьниками и кадетами в учебных заведениях России в XVIII в. // История повседневности. 2OlS. №1(6). С. 62-75. [Benda VN. Narusheniya distsipliny i pravoporyadka shkol'nikami i kadetami v uchebnykh zavedeniyakh Rossii v XVIII v. Istoriya povsednevnosti. 2OlS;1(6):62-75. (In Russ).].

10. Военный сборник. Т. 43. СПб.: Типография департамента уделов, lS65. [Voennyisbornik. Vol. 43. Saint Petersurg: Tipografiya departamenta udelov, lS65. (In Russ).].

11. Полное собрание законов Российской Империи. Первое собрание. СПб.: Типография II отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. 6 (1720-1722), 1830. [Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi Imperii. Pervoe sobranie. Saint Petersburg: Tipografiya II otdeleniya sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva kantselyarii. Vol. 6 (1720-1722), ^З0. (In Russ).].

12. Полное собрание законов Российской Империи. Первое собрание. СПб.: Типография II отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. 9 (1733-1736), ^З0. [Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi Imperii. Pervoe sobranie. Saint Petersburg: Tipografiya II otdeleniya sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva kantselyarii. Vol. 9 (1733-1736), ^З0. (In Russ).].

13. Полное собрание законов Российской Империи. Первое собрание. СПб.: Типография II отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. 11 (1740-1743), ^З0. [Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi Imperii. Pervoe sobranie. Saint Petersburg: Tipografiya II otdeleniya sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva kantselyarii. Vol. 11 (1740-1743), ^З0. (In Russ).].

14. Полное собрание законов Российской Империи. Первое собрание. СПб.: Типография II отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. 12 (1744-1748), ^З0. [Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi Imperii. Pervoe sobranie. Saint Petersburg: Tipografiya II otdeleniya sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva kantselyarii. Vol. 12 (1744-1748), ^З0. (In Russ).].

15. Полное собрание законов Российской Империи. Первое собрание. СПб.: Типография II отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. 15 (1758-28 июня 1762), ^З0. [Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi Imperii. Pervoe sobranie. Saint Petersburg: Tipografiya II otdeleniya sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva kantselyarii. Vol. 15 (1758 - June 28, 1762), ^З0. (In Russ).].

16. Полное собрание законов Российской Империи. Первое собрание. СПб.: Типография II отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. 22 (1784-1788), ^З0. [Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi Imperii. Pervoe sobranie. Saint Petersburg: Tipografiya II otdeleniya sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva kantselyarii. Vol. 22 (1784-1788), ^З0. (In Russ).].

17. Столетие военного министерства. 1802-1902. Главный штаб. Исторический очерк. Вооруженные силы России до царствования императора Александра I. СПб.: Тип. М.О. Вольф, l902. [Stoletie voennogo ministerstva. 1802-1902. Glavnyi shtab. Istoricheskii ocherk. Vooruzhennye sily Rossii do tsarstvovaniya imperatora Aleksandra I. Sain Petersburg: M.O. Vol'f Publ., l902. (In Russ).].

Поступила в редакцию 06.07.2019

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.