Научная статья на тему 'Общенаучные основания синергетики'

Общенаучные основания синергетики Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
1267
258
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СИНЕРГЕТИКА / НАУКА / ТЕОРИЯ СИСТЕМ / ЭВОЛЮЦИЯ / ТЕКТОЛОГИЯ / ТЕРМОДИНАМИКА / КИБЕРНЕТИКА / СЕМИОДИНАМИКА / THE SCIENCE / THE SYNERGETRICS / THE THEORY OF SYSTEMS / THE EVOLUTIONISM / THE TECTOLOGY / THE THERMODYNAMICS / THE CYBERNETICS / THE SEMIODYNAMICS

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Ополев Павел Валерьевич

В статье обозначены ключевые источники становления и развития научных оснований синергетики, а также основные источники синергетики: теория систем, концепция эволюционизма, тектология А.А. Богданова, термодинамика, кибернетика, семиодинамика.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The general scientific basis of synergetics

The article is devoted to the key sources of formation and development of scientific basis of synergetrics. This paper shows the key sources of synergetrics: the theory of systems, the concept of evolutionism, the tectology of A. A. Bogdanov, the thermodynamics, the cybernetics, the semiodynamics.

Текст научной работы на тему «Общенаучные основания синергетики»

Библиографический список

1. Гайденко П.П. Социология Макса Вебера // История социологии XIX — начала XX века.М., Наука. -1979.

2. Овчаренко В.И. Дисперсионная рациональная среда // Всемирная энциклопе- дия. Философия. — М. : ACT, Мн.: Харвест. — 2001.

3. Мудрагей Н.С. Рациональное и иррациональное — философская проблема // Вопросы философии. — 1994. — № 9.

4. НТР и художественное творчество. — Ленинград : Наука. — 1980. См., в частности, доклад В.Г. Ларцева «Наука

и поэзия».

5.Манхейм К. Общество в эпоху преобразований // Ман-хейм К.Диагноз нашего времени. — М. : Юрист. — 1994.

КРОЛЕВЕЦ Юрий Леонидович, аспирант кафедры социально-гуманитарных дис циплин Омской гуманитарной академии, начальник Дополнительного офиса Омского филиала ОАО «АК БАРС «БАНК».

Дата поступления статьи в редакцию: 22.10.2008 г.

© Кролевец Ю.Л.

УДК 1+001 П. В. ОПОЛЕВ

Омский государственный педагогический университет

ОБЩЕНАУЧНЫЕ ОСНОВАНИЯ СИНЕРГЕТИКИ

В статье обозначены ключевые источники становления и развития научных оснований синергетики, а также основные источники синергетики: теория систем, концепция эволюционизма, тектология А.А. Богданова, термодинамика, кибернетика, семиодинамика.

Ключевые слова: синергетика, наука, теория систем, эволюция, тектология, термодинамика, кибернетика, семиодинамика.

Становящаяся синергетическая картина мира претендует на роль всеобщего методологического принципа, ядро новой холистической науки. Неологизм «синергетика» появился в энциклопедической литературе недавно. Само слово «синергетика» с греческого означает «совместное действие», «содружество», «сотрудничество», указывая на согласованность, когерентность функционирования частей по отношению к целому [17]. По определению толкового словаря русского языка синергетика — это наука, изучающая явления синергизма, а «синергизм — комбинированное действие компонентов самоорганизующейся системы» [20].

Философский словарь определяет синергетику как «одно из ведущих направлений современной науки репрезентирующее собой естественнонаучный вектор развития теории нелинейных динамик в современной культуре» [16]. Согласно Ю.Данилову, синергетика изучает возникновение, жизнь и гибель структур [7].

В целом данные определения подчеркивают, что синергетика, прежде всего, является общенаучной исследовательской программой, дающей науке новую нелинейную познавательную модель [10]. Как по этому поводу отмечает Г. Малинецкий, «...синергетику все чаще мыслят как подход опирающийся на трех китов — предметное знание, математическое моделирование и философскую рефлексию» [11].

По мнению Г. Хакена, одного из основателей синергетики, синергетика занимается изучением систем, состоящих из множества частей, компонент или подсистем, одним словом, деталей, сложным образом взаимодействующих между собой. Г.Хакен в особенности подчеркивает междисциплинарное качество синергетики [21].

Как отмечает Е.Н. Князева и с. П. Курдюмов, синергетика представляет собой многомерный феномен, который представлен несколькими измерениями: научным, философским, методологическим, эпистемологическим, социальным и футурологическим [12]. В.Г. Буданов выделяет три аспекта синергетики: синергетика как картина мира, методология и наука [5].

Существуют несколько школ, в рамках которых развивается аутентичный синергетический подход. Во-первых, это брюссельская школа И.Пригожина, в русле которой разрабатывалась теория диссипативных систем, раскрывались исторические предпосылки и мировоззренческие основания теории самоорганизации. Во-вторых, школа Г.Хакена, профессора Института синергетики и теоретической физики в Штутгарте. В-третьих, Математический аппарат теории катастроф для описания синергетических процессов разработан российским математиком

В. Арнольдом и французским математиком Р. Тома. В-четвертых, в рамках школы академика А. Самарского и члена-корреспондента РАН с. Курдюмова разработана теория самоорганизации на базе математических моделей и вычислительного эксперимента Синергетика имеет свою хронологическую историю, которая на наш взгляд состоит из трех частей или этапов. Первая часть занимает наибольшую историческую длительность и связана с теми смежными проблемами, вопросами, которые характеризуют онтологический уровень синергетики. Такими проблемами могут считаться самоорганизация, хаос, порядок, нестабильность, время, случайность, то есть все то, что ныне составляет синергетическую онтологию.

Второй этап связан с появлением самого неологизма «синергетика» и становлением эмпирических

«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 1 (75), 2009 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

ФИЛОСОФСИКЕ НАУКИ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 1 (75), 2009

исследований в области самоорганизации (реакция-диффузия, ячейки Бенара, модель брюсселятора и др), нелинейности, динамического хаоса, нестабильности. Термин «синергетика», введенный Г.Хакеном, удачным образом подошел для обозначения нового междисциплинарного направления.

Точкой отсчета для третьего этапа, на наш взгляд, может считаться осознание существования трех способов данности синергетики — аутентичного, метафорического и онтологического. Эта типизация уровней позволяет нам, с одной стороны, указать на специфику как философской, так и общенаучной интерпретации онтологии синергетики.

История методов синергетики связана с именами А. Пуанкаре, Л. Больцмана, А. Тьюринга. К примеру, уже в исследованиях А. Пуанкаре мы встречаем такие понятия, активно использующиеся синергетикой, как аттрактор, точки бифуркации, неустойчивые траектории и др.

Активную роль в становлении методологической базы синергетики сыграла русская школа математиков и физиков: Н.Н. Боголюбов, Л.И. Мандельштам, А.А. Андронов, Н.С. Крылов, А.Н. Колмогоров и др. Вторая половина XX века характеризуется всплеском эмпирических исследований в области самоорганизации. Здесь можно отметить работы Г.Б. Басова, Б.П. Белоусова и А.М. Жаботинского, Ю.Л. Климонтовича,

С.П. Курдюмова, А.А. Самарского и др.

И. Пригожин и И. Стенгерс предпосылки становления и развития теории диссипативных структур возводят к формированию Западной науки в XVII веке. Становление эмпирического метода как ключевого, оппозиция механицизма и витализма в становящейся классической науке является исходным пунктом в становлении синергетики, предпосылкой переосмысления роли времени и нестабильности в рамках квантовой механики, классической и неравновесной термодинамики.

Переход от классического к неклассическому естествознанию был связан и с кризисом установок классического рационализма, формированием нового понимания рациональности, в котором сознание, постигающее эту действительность, наталкивается на ситуацию погруженности в саму эту действительность, находясь в зависимости от социальных, аксиологических и телеологических детерминант [15].

Становление теории происхождения видов, появление квантовой механики, термодинамики и кибернетики окончательно разрушили представления о мире как о пассивном механизме, исключающем случайности и нестабильности [5]. Выяснилось, что многие законы, объясняющие мир, носят статистический характер, то есть не допускают однозначной предсказуемости и, следовательно, являются законами вероятностными, определяющими не единичный микрообъект, а целую их совокупность.

Общенаучное основание синергетики напрямую связано с развитием детерминизма, системных представлений и теории организаций. История развития системных представлений связана с историей развития детерминизма, каузальности и механицизма в классической западной науке 17—18 веков, с именами тех, кто стоял у её истоков: И. Ньютона, И. Кеплера, Г. Галилея, Ф. Бэкона, Р. Декарта. В дальнейшем развитие системных представлений происходило в работах Ж. Ламетри. Он впервые в мире дал иерархическую схему самоорганизации материи, её эволюционного потенциала.

Небезынтересной для формирования системных представлений является идея гомеостаза К. Бернара.

Термин «гомеостаз» образован с греческого слиянием двух слов: homoios — подобный, сходный и stasis — стояние, неподвижность. Гомеостаз — это, во-первых, особое свойство, состояние системы (организма), внутренней среды. Во-вторых, способность системы противостоять изменениям среды. В-третьих совокупность процессов, поддерживающих внутреннюю структуру.

Огромный вклад в развитие системных представлений внес Г. Гегель. Г. Гегель в рамках своего абсолютного идеализма и категорий диалектики переосмыслил многие методологические основы механицизма и детерминизма, даже несмотря на то, что он не имел достаточного количества эмпирического материала для разработки общих схем развития. Как отмечает В.С. Степин, «Сетка категорий, развитая в гегелевской философии на базе этого понимания, может быть расценена как сформулированный в первом приближении категориальный аппарат, который позволял осваивать объекты, относящиеся к типу саморазвивающихся систем» [18].

Синергетическая картина мира рассматривает мир как всякий раз становящееся — самоорганизующееся целое. Одной из своих задач синергетика видит выявления принципов самоорганизации — становления — эволюции. Отсюда не случайно, что некоторые исследователи (Е.Н. Князева, с. П. Курдюмов) указывают, что общенаучные основания синергетики связаны со становлением и развитием эволюционных представлений.

Исходным источником эволюционных идей можно считать космогонические мифы первобытных религий. Первые же эволюционные концепции мы встречаем в рамках античности — Милетской школы, в стихийном материализме Фалеса, Анаксимандра, Ксенофана, Гераклита. Идею постепенного изменения организмов рассматривал Платон в своем известном диалоге «Государство» — улучшение социальной организации через улучшение «породы» людей в результате отбора лучших представителей.

В основании последующих многообразных эволюционных идей лежат идей креационистов и натурфилософские представления, среди которых особое значение имеет «принцип непрерывности», сформулированный Г.В. Лейбницем, и систематический подход К. Линнея. Природное целое существует как непрерывность, не делающая скачков, которая организована в определенную иерархическую лестницу.

Противоречия, которые возникали в результате объединения трансформистского и систематического подходов, были отчасти решены Ж.Б. Ламарком. Опуская многообразные особенности его подхода (концепция пяти элементов, представления об эфире и т.д.), его можно резюмировать в том, что основной движущей силой эволюции является имплицитно, присущая органическому миру стремление к самосовершенствованию.

В целом эта концепция самозарождения жизни может быть обозначена как витализм — концепция, указывающая на наличие некой жизненной силы, регулирующей и координирующей процессы эволюции. Представления об этой исходной точке процесса развития выделилось в две концепции — самозарождения и биогенеза. Идеи самозарождения стали основанием для разного рода материалистических концептов, а идеи, что «живое возможно лишь только от живого», стали основанием для поддержки креационизма.

Становление теории происхождения видов Ч. Дарвина обозначило границы становящейся эволюционной теории, противопоставив себя ламаркизму.

Ламаркизм указывал, что существует имплицитное стремление всего живого к прогрессу, в то время как Ч. Дарвин обозначил принципиальное значение в процессе эволюции того, что он называл естественным отбором.

Особую роль в становлении системных представлений и синергетики сыграла термодинамика. Термодинамика указывала, что материи изначально присуща тенденция к разрушению всякой упорядоченности, стремление к исходному равновесию, что в рамках физики означает отсутствие порядка — хаос. Для отражения этого процесса было введено понятие энтропия. Термодинамическое равновесие ведет к хаосу. Из хаоса, как утверждали, Вселенная зародилась и в хаос же, согласно классической термодинамике, возвратится.

Эволюционные процессы выявленные теорией происхождения видов Ч.Дарвина, свидетельствующие о нарастающей сложности, упорядоченности, организованности, противоречили классической термодинамике. Жизнь в её многообразии форм и проявлений противоречила законам развития неживой природы. Противоречие разрешилось в концепциях универсального эволюционизма: «социальном дарвинизме» позитивиста и социолога Г. Спенсера, теориях нестационарной Вселенной (А.А. Фридман), концепциях биосферы и ноосферы (В.И. Вернадский) и синергетики.

Развитие системных представлений и механизмов эволюции соотносится и с историей теории организации, которая первоначально активно развивалась в экономике. Первоначально экономические процессы разделения, обмена, перераспределения понимались сугубо механистически (что было характерно для социально-гуманитарного знания в целом). Это было исходной точкой для формирования механистической точки зрения на организацию.

Постепенно происходит переоценка понятия организации и системы, к понятиям монолитности, устойчивости, целостности, иерархичности добавилась идея самоорганизации. В.Тарасов дает следующую оценку такого рода процессам: «Обычные представления о хорошем предприятии (фирме) как о монолитной, устойчивой и централизованно управляемой организации уступают место идеям его самоорганизации. Последняя понимается как форма адаптации к быстро меняющимся требованиям рынка... » [19]. Теперь организационное целое понимается как диалектическое единство двух процессов, централизации и контролируемой децентрализации. Каждая часть имеет представление о целом и значимости когерентного взаимодействия с другими частями для поддержания существования этого целого. Это явилось предпосылкой для создания неклассических теорий организации. Наиболее последовательно объективные законы создания и развития организационного целого, системы выразил в своих работах

А. Богданов.

В самом начале своей ключевой работы А.Богданов задает генеральную линию своих идей, методологический ракурс тектологии: «Всякая человеческая деятельность объективно является организующей или дезорганизующей. Это значит: всякую человеческую деятельность — техническую, общественную, познавательную, художественную — можно рассматривать как некоторый материал организационного опыта и исследовать с организационной точки зрения» [2]. Исходным понятием тектологии А. Богданова является понятие комплекса. Комплекс — система — это «процесс, или поток независимых процессов

производства., связанных циклами развития и деградации» [3].

Основная идея теории А. Богданова заключается в том, что все существующие объекты и процессы имеют определенный уровень организованности, который тем выше, чем сильнее свойства целого отличаются от простой суммы свойств комплектующих элементов. Согласно А. Богданову, организованное целое оказывается всегда больше суммы его частей. Как подмечает

В. Тарасов: «А. Богданов вводит три типа комплексов: организованные, дезорганизованные, нейтральные и, утверждая, что эта таксономия зависит от наблюдателя и контекста, по сути, формулирует принцип относительности теорий организаций» [19].

Организация (целое, система, комплекс) рассматривается А. Богдановым как непрерывная про-цессуальность, становление, не замкнутое само в себе, но включенное в еще более общую структуру. А. Богданов указал на значимость кризиса как необходимой составляющей развития, подчеркнул важность объективных законов коэволюции системного целого со средой, в которой оно пребывает.

Общая теория систем была предложена Л. фон Берталанфи, развивалась в работах А.И. Уемова, Д.П. Горского, А. Урманцева, Р. Калмана, Э. Ласло и др. Исходной точкой её формирования послужило предположение о наличии единых принципов организации в открытых системах заведомо разных по природе. В своих работах Л. фон. Берталанфи исследует общие закономерности, которые характеризуют сложные организации органической, неорганической и социальной природы придавая им формальный, объективный характер.

Общая теория систем базируется на понятиях «системы», «структуры», «элемент», «целостность», «организация». Общая теория систем отрицает редукционизм сложного к простому, подчеркивая, что «.целостность системы и неаддитивность, интегра-тивность её свойств обусловлены структурой, то есть способом связи, взаимодействий систем и элементов и подсистем» [8].

Массовое распространение системных представлений, осознание системности мира и роли информации как неотъемлемой характеристики целого, общества и человеческой деятельности связано с именем американского математика Н. Винера.

Синергетика во многом проходит тот же путь как и когда-то кибернетические представления. Как известно, предметом кибернетики являются процессы информации и управления организованной природы, где все системы обладают целесообразной упорядоченностью. Базовым понятием кибернетики является понятие «сложная динамическая система», или «функциональная система». Советский исследователь Н. Жуков, указывая на новизну кибернетического подхода, отмечает: « Если раньше, до второй половины XX века, в специальных науках объекты изучались лишь в плане их субстрата (вещественного состава), структуры и энергетических процессов, то с возникновением кибернетики системы организованной природы стали исследоваться также и в аспекте их функциональной деятельности (поведение в частности) и в информационно-регулятивном плане — одним словом, с учетом кибернетического подхода в целом» [9].

Как отмечает В.Г. Буданов по поводу тектологии А.А. Богданова, общей теории систем и кибернетики: «В этих подходах сформировались общие представления о системах, их конфигурировании, о механизмах поддержания целостности или гомеостаза систем, о способах управления системами с саморегуляцией

«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 1 (75), 2009 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

ФИЛОСОФСИКЕ НАУКИ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 1 (75), 2009

и т.д.» [4]. Синергетика многие понятия вышеперечисленных концепций переосмысляет и в подходе к системному целому «... ставит в центр проблемного поля, берет в качестве концептуального ядра идею эволюции, становления, процессуальности и эмерд-жентности вещей в мире» [13].

Еще одной предтечей синергетики, которая вплотную подошла к проблемам синергетической картины мира, является семиодинамика. Один из разработчиков методологии семиодинамики Р.Г. Баранцев определяет её предмет следующим образом, как качественные изменения сложных систем [1].

Открытая методология синергетики была подготовлена семиодинамикой. Как отмечает Р.Г. Баранцев по поводу различий синергетики и семи-одинамики: «Небольшое различие состоит в том, что семиодинамика по предмету шире, так как не ограничивается процессами самоорганизации, а по методу несколько уже, так как ограничивается знаковым представлением» [1]. Семиодинамика органично помещается внутрь синергетики, что еще раз доказывает значимость методов синергетики в изучении когнитивных процессов, социальной реальности и человека.

В целом синергетика в рамках своих общенаучных оснований обусловлена кризисом классической рациональности основанной на редукционистком подходе к действительности, во всех формах организации научного знания и в самых разных дисциплинарных областях. Предпосылки синергетики связаны с переосмыслением идеи холизма, глубокого внутреннего отношения части к целому и целого к частям, единства макро- и микромира становления принципов эволюционизма в науке.

Библиографический список

1. Баранцев Р. Г. Семиодинамика как предтеча синергетики // Метафизика. Век XXI : сборник трудов. — М. : БИНОМ, 2006. - С. 79.

2. Богданов А. А. Тектология: (Всеобщая организационная наука). — В 2-х кн. : Кн. 1,2 , редкол. Л.И. Абалкин (отв. ред.) и др. / Отд-ние экономики АН СССР. Ин-т. экономики СССР. — М. : Экономика, 1989. — С. 69.

3. Там же. с. 70.

4. Буданов В. Г. Методология синергетики в постнеклас-сической науке и образовании. — Изд. 2-е, испр. — М. : Издательство ЛКИ, 2008. — С. 7.

5. Там же. С. 11.

6. Головин И. И. Взаимодействие философии и науки при раскрытии необходимого и случайного в причинной и

закономерной связях макро- и микромира // Актуальные проблемы философии науки / Отв. ред. Гирусов Э.В. — М. : Прогресс-Традиция, 2007. — С. 183.

7. Данилов Ю. А. Возникновение и эволюция понятия «самоорганизация» // Синергетика. Труды семинара. Т. 4. — М. : МГУ, 2001. — с. 80 — 83.

8. Жуков Н. И. Общая теория систем и кибернетика в структуре научного знания // Вопросы философии. — 1979. — № 4. — с. 69.

9. Там же. С. 73.

10. Капица С. П., Курдюмов С. П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. — Изд. 3-е . — М. : Едитория УРСС, 2003. — С. 58.

11. Князева Е.Н. Курдюмов С. П. Синергетика: нелинейность времени и ландшафты коэволюции. — М. : КомКнига, 2007. — С. 10.

12. Там же. С. 69 — 71.

13. Там же. С. 126.

14. Там же. С. 143.

15. Мамардашвили М. К. , Соловьев Э.Ю. , Швырев В.С. Классика и современность: две эпохи в буржуазной философии // Философия в современном мире. Философия и наука. — М. , 1972. — С. 28 — 94.

16. Можейко М. А. Синергетика // Всемирная энциклопедия: Философия ; Гл. науч. ред. и сост. А.А. Грициа-нов. — М. : АСТ, Мн. : Харвест, Современный литератор, 2001. — С. 925.

17. Синергетика // Словарь иностранных слов — 15-е изд. испр. — М. : Рус.яз. , 1988. — С. 456.

18. Степин В. С. Философия науки. Общие проблемы : учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук / В.С. Степин . — М. : Гардарики, 2006. — С. 214.

19. Тарасов В. Тектология А. Богданова и неклассическая теория организации — предвестник эры реинжиниринга // Проблемы теории и практики управления, 1998. — № 4. — С. 70.

20. Толковый словарь русского языка XX века. Языковые изменения / Под ред. Г. Н. Скляревской / Российская академия наук, Институт лингвистических исследований. — СПб. , 1998. — С. 586.

21. Хакен Г. Синергетика. — М. : Мир, 1980. — С. 381.

ОПОЛЕВ Павел Валерьевич, аспирант кафедры философии Омского государственного педагогического университета, преподаватель кафедры философии Сибирской государственной автомобильно-дорожной академии.

Дата поступления статьи в редакцию: 19.11.2008 г.

© Ополев П.В.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.