Научная статья на тему 'Образы России в Китае (по материалам опроса в городе Гуанчжоу)'

Образы России в Китае (по материалам опроса в городе Гуанчжоу) Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
681
492
Поделиться
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ / РОССИЙСКО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ / ОБРАЗ РОССИИ / POLITICAL IMAGERY / RUSSIAN-CHINESE RELATIONS / IMAGES OF RUSSIA

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Бураев Дмитрий Игнатьевич, Балданова Раджана Александровна

В статье исследуются существующие образы России в южной части КНР, по своим социально-экономическим и культурным характеристикам отличающейся от северных китайских провинций. Во-первых, жители южных провинций КНР имеют меньший опыт общения с россиянами. Во-вторых, исторически южане более ориентированы на связи с Западом, нежели с Россией. Среди южан преобладают такие характеристики России, как «военная угроза», «экономическая отсталость», «сильный лидер Путин». Данное исследование стало важным элементом, позволяющим провести сравнительный анализ существующих в Китае образов России. В основу статьи легли материалы, собранные авторами в ходе опроса жителей города Гуанчжоу летом 2014 г.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Бураев Дмитрий Игнатьевич, Балданова Раджана Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Образы России в Китае (по материалам опроса в городе Гуанчжоу)»

УДК 327 (470+571+510)

doi: 10.18097/1994-0866-2015-0-8-119-122

Образы России в Китае

(по материалам опроса в городе Гуанчжоу)*

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Геополитические образы регионов постсоветской России (Сибири и Дальнего Востока) в странах Северо-Восточной Азии», проект № 14-03-00439

© Бураев Дмитрий Игнатьевич

доктор исторических наук, директор Восточного института Бурятского государственного университета Россия, 670000, г. Улан-Удэ, ул. Ранжурова, 4 E-mail: railia@mail.ru

© Балданова Раджана Александровна

студент 5 курса Восточного института Бурятского государственного университета Россия, 670000, г. Улан-Удэ, ул. Ранжурова, 4 E-mail: radzhana1603@mail.ru

В статье исследуются существующие образы России в южной части КНР, по своим социально-экономическим и культурным характеристикам отличающейся от северных китайских провинций. Во-первых, жители южных провинций КНР имеют меньший опыт общения с россиянами. Во-вторых, исторически южане более ориентированы на связи с Западом, нежели с Россией. Среди южан преобладают такие характеристики России, как «военная угроза», «экономическая отсталость», «сильный лидер Путин». Данное исследование стало важным элементом, позволяющим провести сравнительный анализ существующих в Китае образов России. В основу статьи легли материалы, собранные авторами в ходе опроса жителей города Гуанчжоу летом 2014 г.

Ключевые слова: политические образы, российско-китайские отношения, образ России.

Images of Russia in China

(according to the survey in Guangzhou city)

Dmitriy I. Buraev

DSc, Head of the Oriental Studies Institute, Buryat State University 4, Ranzhurova Str., Ulan-Ude 670000, Russia

Radzhana A. Baldanova

student of the Oriental Studies Institute, Buryat State University 4, Ranzhurova Str., Ulan-Ude 670000, Russia

The article examines the current image of Russia in the southern part of China, according to their socio — economic and cultural characteristics differ from the northern Chinese provinces. First, residents of the southern provinces of China have less experience with the Russians. Second, historically Southerners are more focused on relations with the West than with Russia. Among Southerners characteristics such as Russian «military threat», «underdevelopment», «Putin is a strong leader» are dominated. Thus, this study is an important element that allows a comparative analysis of the existing images of Russia in China. This article is based on the materials collected by the author in a survey among residents of Guangzhou city in the summer of 2014. Keywords: political imagery, Russian-Chinese relations, the images of Russia.

Тема российско-китайских отношений в последние годы становится все более актуальной. Россия и Китай имеют длительную историю взаимных контактов и одну из самых протяженных границ в мире. Две страны обоюдно предпринимают шаги в сторону укрепления сотрудничества, которые вышли на уровень «доверительного партнерства» в 1996 г., а затем и «стратегического партнерства» в 2007 г.

Согласно данным ГТУ КНР, в январе — сентябре 2014 г. российско-китайский товарооборот увеличился на 7,0 % до 70 777,7 млн дол., в том числе экспорт России в КНР — 31 381,4 млн дол. (+2,9 %), импорт из КНР — 39 396,3 млн дол. (+10,5 %). Темпы прироста товарооборота в сравнении с аналогичным периодом 2013 г. увеличились на 7,1 %, в основном за счет российского экспорта (+12,9 %) [6].

8 марта 2015 г. глава МИД КНР заявил, что для Китая сотрудничество с Россией является стратегическим, а условия для укрепления отношений между двумя странами дала дружба народов. «Мы

будем укреплять стратегическое сотрудничество по защите мира и безопасности в мире. Китайско-российские отношения не подвержены влиянию мировых потрясений, они не направлены против третьих стран, они характеризуются прочным взаимным доверием, стабильностью», — сказал Ван И [3].

Подобное стремительное развитие современных российско-китайских отношений делает актуальным вопрос — «Что о нас думает Китай?». У посещающих Китай россиян зачастую складывается впечатление, что китайцы очень хорошо относятся к России и имеют довольно ясное представление о ней и ее культуре. Но в ходе нашего исследования, проведенного на юге Китая в городе Гуанчжоу, стало очевидно, что мнение южных китайцев по этому вопросу несколько отличается от мнения их северных соотечественников. Это говорит о том, что образ России в Китае не един. Отсюда возникает закономерный вопрос — в чем причина подобной разницы между севером и югом Китая.

Для начала нужно разобраться, что такое образ и почему так важно, чтобы он был позитивным. На сегодняшний день глобализация стала важнейшей составляющей развития мира. Ей подвержены международные экономические, политические, научно-технологические, культурные и другие связи и отношения. Это приводит к интенсификации контактов между странами и народами, выстраивающими взаимные отношения в том числе на основе существующих образов. В связи с этим особую роль сегодня играет процесс формирования и трансформации данных образов. Государство, одержимое идеей территориального суверенитета, рискует утратить, по мнению Дж. Рамо, суверенитет над собственным образом. Политический образ представляет собой, с одной стороны, отражение реальных характеристик объекта восприятия, а с другой стороны — проекцию ожиданий субъекта восприятия, т. е. граждан. В политическом образе отражаются знания, представления, мнения, оценки, ожидания, эмоции, требования граждан к объекту восприятия. Образ страны определяет, какую репутацию приобретает государство в сознании мировой общественности в результате тех или иных действий. Для правительства, ориентированного на участие в международных соглашениях и договорах, репутация есть решающий ресурс, и самый важный аспект репутации — уверенность других участников в том, что данное государство сдержит свои будущие обязательства даже в особых ситуациях, когда это не совсем выгодно для него.

К факторам, оказывающим воздействие на формирование политических образов, относятся политико-культурные особенности, региональная специфика, исторический контекст, политический опыт, текущая социально-экономическая и политическая обстановка, конкретные события и СМИ.

Российско-китайская граница расположена на севере Китая. За годы интенсивных приграничных контактов с россиянами у северных китайцев сложилось ясное представление о России. Основной поток российских туристов в Китай и китайских туристов в Россию приходится именно на приграничные и близко расположенные районы. В Харбине, Шеньяне, Чаньчуне, Хух-Хото и в других северных городах находятся университеты, которые сотрудничают с российскими вузами и проводят активный студенческий обмен. Китайские студенты, среди которых изучение русского языка довольно распространенное и популярное явление, хорошо ознакомлены с российской культурой. Они приезжают на учебу в Россию и тем самым имеют возможность составить представление о нашей стране через призму собственных наблюдений и опыта.

В то же время в ходе опроса китайских студентов-южан на вопрос «Хотели бы вы изучать русский язык?» в основном отвечали следующим образом: «Хочу. Вдруг русские опять станут сильными, вот тогда для работы будет плюс. А сейчас вы слабые». «Если только буду иметь контакт с Россией. Если нет, то его роль небольшая. Не могу сказать, что есть перспектива в изучении русского языка» и т. п.* Это указывает на то, что в силу географической удаленности от России южные китайцы мало мотивированы на изучение русского языка и ставят в качестве приоритета изучение английского, что можно объяснить фактом компактного расположения западных компаний в Гонконге, Шен-жене, Гуанчжоу и других открытых экономических районах на юге Китая.

Помимо географического положения есть и другие причины разницы в образе России в различных регионах Китая. Исторически в XX в. на севере страны находились базы коммунистов, находивших поддержку у СССР, а на юге заседал Гоминьдан во главе с Чан Кайши. Юг был оплотом буржуазных отношений и всегда довольно скептически относился к коммунизму и всему, что с этим ассоциировалось.

Как отмечает отечественный востоковед Сергей Лузянин, на образ России влияет история территориальных споров, уходящая корнями в отношения между царской Россией и Цинской империей [5]. Юридическая точка в этом вопросе была поставлена в 2005 г. [4], но эмоциональное напряжение со-

* Здесь и далее материалы опросов, проведенных автором в Гуанчжоу летом 2014 г.

храняется и подпитывает националистов в китайском обществе** [1]. На вопрос «Как вы относитесь к России в целом?» респонденты отвечали: «Очень настороженно. Боюсь, что красные будут лезть в Китай. Раньше русским уже доводилось оккупировать большую часть Северного Китая во время династии Цин». «Я больше волнуюсь, если в России к власти придет милитарист и диктатор». «Я не контактировал с русскими, все, что я знаю о России, — из новостей. В наших СМИ Россия представлена как воинствующая нация».

На вопрос «Считаете ли вы Россию безопасной страной?» были получены следующие ответы: «Нет, очень много террора. И могу только добавить, что мы ничего не можем узнать о России в Китае, в отличие от США. У них хорошая пропаганда, поэтому мы думаем, что лучше и безопасней жить в США». «Не безопасная. Люди очень вспыльчивые. В интернете часто видел, как отморозки избивают людей ни за что». «Не так безопасно, как в Китае».

Также довольно примечательно представление южан о социальном развитии России. На вопрос «Обеспокоены ли вы тем, что Россия станет супердержавой, угрожающей Китаю?» один из респондентов ответил: «Не волнуюсь. Россия, даже несмотря на военное могущество, имеет слабый социальный уровень жизни, сверхдержавы не должны вкладывать деньги только в одну сферу в ущерб другим».

А на вопрос «Считаете ли вы Россию коррумпированной страной?» 24-летний программист ответил: «Да, но это проблема всех стран третьего мира».

Благодаря российскому экспорту энергоресурсов «имеет место рост, но нет развития» — расхожее выражение, создающее России образ «нефтяного нувориша» и мешающее возрождающейся российской экономике завоевать доверие на мировом рынке. В восприятии многих людей на Западе Россия остается государством диктатуры, догм и коррупции, а ключевыми словами в ее имидже являются «олигархия», «мафия», «шпионы» и «скинхеды».

Что касается Китая, в целом представление о России у южан довольно стереотипное: на вопрос «Какие три слова ассоциируются у вас с Россией?» в основном отвечали: «АК-47, холод, девушки, медведи, водка и Путин».

Образ постсоветской России в Китае неточный из-за нехватки качественной информации о России, это следствие малой активности российских источников информации. Долгие годы тема распада СССР находилась в КНР под цензурой. При организации информационной политики, направленной на китайское общество, России следует учитывать, что КНР имеет свои информационные каналы, а международные соц. сети (например, Facebook, Twitter, Вконтакте) и видеоканалы (Youtube) в Китае недоступны или непопулярны.

Из результатов проведенного опроса можно сделать следующие выводы. Кантонцы (южане) представляют Россию страной с сильной внешней политикой, способной бросить вызов Западу. На вопрос «Как вы относитесь к внешней политике России?» отвечали: «Внешняя политика сильная. Россия бросает вызов западным странам. Никаких компромиссов». «Жестокая политика. Ну что вы творите на Украине?», «Воинствующая нация» и т. д.

Только в одном вопросе «Что вы думаете о Путине?» мнения южан сошлись с северянами: «В России очень много жестких людей, которые делают что-то удивительное и преподносят сюрпризы, особенно Путин».

Личная популярность В. Путина — значительный фактор положительного имиджа России в Китае. Его образ включает черты харизматичного сильного лидера, способного предпринимать решительные действия. Жители КНР очень гордятся своей древней культурой и также высоко ценят, когда иностранцы проявляют к ней интерес. Так, поездка Владимира Путина в Шаолиньский монастырь в 2006 г. вызвала настоящий ажиотаж в Китае [2].

Позитивный образ способен помочь России максимально эффективно разрешить международные конфликты и внушить оптимизм деловым партнерам. Негативный образ, напротив, затрудняет разрешение конфликтов и тормозит экономическое развитие. Настоящая великая держава становится мощной не в результате продажи миру рубашек или превращения в мировую перерабатывающую фабрику. Такая страна должна иметь потенциал культурного влияния на окружающий мир. Эта культурная сила проявляется, прежде всего, в том, сколько у нас имеется культурной продукции, пригодной для экспорта за рубеж, чтобы она сформировала у иностранного потребителя психологическую

** В китайском учебнике истории для 8-го класса сказано, что Российская империя отторгла у Цинской династии Китая в общей сложности 1,5 млн км2 территории.

привязанность к ней. Но сейчас у нас нет ничего, что мы могли бы предложить на экспорт, мы намного отстали в этом от стран Запада и ряда азиатский стран (Японии, Южной Кореи, Сингапура). Из результатов нашего опроса стало очевидно, что китайская молодежь юга страны плохо осведомлена о культурных достижениях России в литературе, науке и других сферах. Учитывая, что культура может быть фактором развития экономического сотрудничества, необходимо продвигать в Китай наиболее выгодные образы российской культуры.

В целом для позитивного образа Россия должна наращивать «мягкую силу», то есть пропагандировать национальную культуру, создавать привлекательную поп-культуру для молодежи и активно продвигать это в Китае. Из-за того, что современная молодежь не знакома с российской культурой, она отдает предпочтение западной культуре. Также необходимо работать над созданием целостного позитивного образа России.

Литература

1. История Китая: Учебник. 8 класс. — Пекин: Народное издательство, 2007. — Т. 1. — С. 7-12. (Кит.: ШШШЫШЛРЛ. Ш&ШШШиШШЖФ'Ь^Ш. ФН W&. )\ЧШ. ±®. ЛйЖШ±. 2007^. — 7-12^. [Kecheng jiaocai yanjiusuo. Lishi kecheng jiaocai yanjiu kaifa zhongxin zhubian. Zhongguo lishi. Banianji. Shangce. Renmin chubanshe. 2007nian. — 7-12 ye])..

2. В. Путин стал первым из действующих мировых лидеров, который побывал в Шаолине [Электронный ресурс] // Жэньминь жибао онлайн. — 2006. — 23 марта. — URL: http://russian.people.com.cn/31521/4228736.html

3. Ван И: объем торговли между КНР и РФ в 2015 году составит $100 млрд [Электронный ресурс]. — URL: http://ria.ru/east/20150308/1051465254.html

4. Дополнительное соглашение между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о российско-китайской государственной границе на ее восточной части заключено в Пекине 14 октября 2004 года, ратифицировано Федеральным Собранием РФ: федер. закон от 31 мая 2005 года № 52-ФЗ [Электронный ресурс] // Бюллетень международных договоров. — 2005. — № 7. — URL: http://www.mid.ru/BD0MP/spd_md.nsf/0/4FBD8AE628B4DC4344257CBD00281BC2

5. Лузянин С. Г. «Китайская мечта»: между геополитикой, национализмом и выживанием [Электронный ресурс] // МГИМО. — 2013. — 18 июля. — URL: http://www.mgimo.ru/news/experts/document240669.phtm

6. Российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество [Электронный ресурс] // Министерство экономического развития Российской Федерации: [сайт]. — URL: http://www.ved.gov.ru/exportcountries/cn/cn_ru_relations/cn_ru_trade/

References

1. Istoriya Kitaya [History of China]. Beijing: People's Publishing House, 2007. V. 1. Pp. 7-12. (Chinese).

2. V. Putin stal pervym iz deistvuyushchikh mirovykh liderov, kotoryi pobyval v Shaoline [Vladimir Putin became the first of current world leaders who visited Shaolin]. «Zhen'min' zhibao onlain» — People's Daily Online. March 23, 2006. Available at: http://russian.people.com.cn/31521/4228736.html

3. Van I: ob"em torgovli mezhdu KNR i RF v 2015 godu sostavit $100 mlrd [Wang Yi: the trade volume between China and Russia will amount to $ 100 billion in 2015. Available at: http://ria.ru/east/20150308/1051465254.html

4. Dopolnitel'noe soglashenie mezhdu Rossiiskoi Federatsiei i Kitaiskoi Narodnoi Respublikoi o rossiisko-kitaiskoi gosudarstvennoi granitse na ee vostochnoi chasti zaklyucheno v Pekine 14 oktyabrya 2004 goda, ratifitsirovano Federal'nym Sobraniem RF (Federal'nyi zakon ot 31 maya 2005 goda № 52-FZ [Supplementary Agreement between the Russian Federation and the People's Republic of China concerning the Russian-Chinese border in its eastern part was signed in Beijing on the 14th of October, 2004, and ratified by the Federal Assembly of the Russian Federation (Federal Law of May 31, 2005 No. 52-FZ)]. Byulleten' mezhdunarodnykh dogovorov — Bulletin of international agreements. 2005. No. 7. Available at: http://www.mid.ru/ BD0MP/spd_md.nsf/0/4FBD8AE628B4DC4344257CBD00281BC2

5. Luzyanin S. G. «Kitaiskaya mechta»: mezhdu geopolitikoi, natsionalizmom i vyzhivaniem "China Dream": between geopolitics, nationalism and survival. MGIMO — MSIIR. Available at: http://www.mgimo.ru/news/experts/document240669.phtm (accessed July 18, 2013).

6. Rossiisko-kitaiskoe torgovo-ekonomicheskoe sotrudnichestvo [The Russian-Chinese trade and economic cooperation]. Ofitsial'nyi sait Ministerstva ekonomicheskogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii — The official website of the Russian Federation Ministry of Economic Development. Available at: http://www.ved.gov.ru/exportcountries/cn/cn_ru_relations/cn_ru_trade/