Научная статья на тему 'ОБ ИТОГАХ КОНФЕРЕНЦИИ ПО РАССМОТРЕНИЮ ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА О НЕРАСПРОСТРАНЕНИИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ (ДНЯО) 2010 г.'

ОБ ИТОГАХ КОНФЕРЕНЦИИ ПО РАССМОТРЕНИЮ ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА О НЕРАСПРОСТРАНЕНИИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ (ДНЯО) 2010 г. Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
746
106
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Власть
ВАК
Область наук
Ключевые слова
КОНФЕРЕНЦИЯ ПО РАССМОТРЕНИЮ ДЕЙСТВИЯ ДНЯО / РЕЖИМ НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ / РАЗОРУЖЕНИЕ / МИРНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ / NPT REVIEW CONFERENCE / NUCLEAR NON-PROLIFERATION REGIME / DISARMAMENT / PEACEFUL USE OF NUCLEAR ENERGY

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Булычев Александр Валерьевич

Статья посвящена ключевым моментам дискуссий по вопросам нераспространения ядерного оружия, мирного использования атомной энергии и разоружения на Конференции по рассмотрению действия ДНЯО 2010 г., а также их отражению в итоговом документе этого форума.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article is devoted to the key points of discussions on non-proliferation, peaceful use of nuclear energy and disarmament at the NPT Review Conference 2010. The article also discovers their reflection in the final document of this forum.

Текст научной работы на тему «ОБ ИТОГАХ КОНФЕРЕНЦИИ ПО РАССМОТРЕНИЮ ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА О НЕРАСПРОСТРАНЕНИИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ (ДНЯО) 2010 г.»

Александр БУЛЫЧЕВ

ОБ ИТОГАХ КОНФЕРЕНЦИИ ПО РАССМОТРЕНИЮ ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА О НЕРАСПРОСТРАНЕНИИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ (ДНЯО) 2010 г.

Статья посвящена ключевым моментам дискуссий по вопросам нераспространения ядерного оружия, мирного использования атомной энергии и разоружения на Конференции по рассмотрению действия ДНЯО 2010 г., а также их отражению в итоговом документе этого форума.

The article is devoted to the key points of discussions on non-proliferation, peaceful use of nuclear energy and disarmament at the NPT Review Conference 2010. The article also discovers their reflection in the final document of this forum.

Ключевые слова:

Конференция по рассмотрению действия ДНЯО, режим нераспространения ядерного оружия, разоружение, мирное использование атомной энергии; NPT Review Conference, nuclear non-proliferation regime, disarmament, peaceful use of nuclear energy.

3—28 мая 2010 г. в Нью-Йорке состоялась очередная, восьмая по счету Конференция по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). В результате напряженной работы конференции удалось принять согласованный итоговый документ, который состоит из двух частей. Первая — обзор ситуации с выполнением всех статей ДНЯО — принята как документ председателя. Вторая — это сбалансированный набор конкретных дальнейших шагов по всем трем фундаментальным составляющим Договора: нераспространению ядерного оружия, мирному использованию атомной энергии и разоружению1. Важно, что итоговый документ Конференции по ДНЯО был принят впервые за 10 лет и вопреки серьезным разногласиям в подходах различных групп государств к тому, каким образом надлежит укреплять режим ядерного нераспространения.

Основное содержание дискуссий на Конференции по каждой группе вопросов состоит в следующем.

БУЛЫЧЕВ

Александр

Валерьевич —

аспирант

Московского

государственного

института

международных

отношений

(Университета)

МИД России

ауЬы1уекеу@

yandex.ru

Нераспространение ядерного оружия

В этой области обсуждались две принципиальные проблемы: необходимость усиления контроля за непереключением мирной ядерной деятельности на военные цели и региональные аспекты нераспространения.

В качестве главных мер по усилению контроля за ядерной деятельностью группой развитых государств выдвигались следующие предложения:

— укрепление гарантийной деятельности МАГАТЭ, включая увеличение финансирования Агентства, универсализация Дополнительного протокола к соглашению о гарантиях с МАГАТЭ и его признание наряду с соглашением о всеобъемлющих гарантиях с МАГАТЭ стандартом проверки обязательств по ДНЯО (заключение соглашения о всеобъемлющих гарантиях с Агентством обязательно для неядерных государств-участников ДНЯО, тогда как Дополнительный протокол носит добровольный характер);

— обеспечение наивысших стандартов физической и эксплуатаци-

1 Приводятся в порядке следования статей ДНЯО. В итоговом документе Конференции 2010 г. порядок следования разделов иной.

онной безопасности при осуществлении мирной ядерной деятельности и поддержка работы многосторонних режимов ядерного экспортного контроля (Группа ядерных поставщиков и Комитет Цангера).

Противниками этих инициатив выступили многие страны Движения неприсоединения (ДН). Некоторые из них открыто заявляли, что к дополнительным обязательствам не готовы и считают подобные предложения попытками ограничить их закрепленное в ДНЯО право на мирное использование атомной энергии. Одновременно эта группа государств продвигала идею о достаточности соглашения о всеобъемлющих гарантиях с МАГАТЭ (почти все они такое соглашение уже заключили). При этом они отмечали необходимость подтверждения решений Конференций 1995 и 2000 гг. в отношении того, что наличие всеобъемлющих гарантий в стране-получателе является необходимым критерием при решении вопросов ядерного экспорта (сам Договор такой экспорт не запрещает). Это — выпад в отношении принятого в 2008 г. решения Группы ядерных поставщиков о снятии ограничений на мирное ядерное сотрудничество с Индией.

В результате развитым государствам удалось добиться включения в итоговый документ Конференции призыва к универсализации Дополнительного протокола, увеличению финансирования гарантийной деятельности МАГАТЭ и поддержанию самых высоких стандартов ядерной безопасности. Также отмечается важность ядерного экспортного контроля, хотя и без прямого упоминания соответствующих режимов. Вместе с тем в завуалированной форме в документ включен и призыв к отказу от экспорта ядерных товаров и технологий в страны, не участвующие в ДНЯО (есть ссылка на упомянутое решение Конференции по рассмотрению действия и продлению ДНЯО 1995 г.).

Что касается региональных аспектов, то узловыми проблемами здесь были реализация резолюции Конференции по рассмотрению действия и продлению ДНЯО 1995 г. по Ближнему Востоку и попытки включить в проект итогового документа положения, содержащие осуждение иранской ядерной программы.

Попытки поставить вопрос об иранской ядерной программе предпринимались группой западных государств. Они были заранее

обречены на провал с учетом присутствия на Конференции представителей Ирана и особенностей правил процедуры ее работы, согласно которым все решения принимаются, как правило, консенсусом. Вместе с тем эта деятельность, а также начатое в мае 2010 г. в Совете Безопасности ООН рассмотрение проекта новой санкционной резолюции по Ирану добавили нервозности на заседаниях. Однако в итоге положения с осуждением ядерной программы Ирана в согласованный документ не вошли.

Что касается резолюции по Ближнему Востоку, то, ставя вопрос о ее реализации, большая группа государств ДН во главе с арабскими странами пыталась нанес -ти удар по Израилю. Принятая в 1995 г. резолюция предусматривает создание в регионе Ближнего Востока зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки в увязке с прогрессом ближневосточного мирного урегулирования. Арабские страны при обсуждении этой проблемы, как правило, вели речь не о зоне, свободной от оружия массового уничтожения (т.е. ядерного, химического и биологического) и средств его доставки, а о зоне, свободной от ядерного оружия на Ближнем Востоке. Ими также поднималась тема вступления Израиля в ДНЯО в качестве неядерного государства и постановки под гарантии МАГАТЭ всех израильских ядерных объектов.

В результате региональная проблематика была вынесена в отдельный раздел итогового документа. В нем рассматривается в основном вопрос о реализации резолюции 1995 г. по Ближнему Востоку (также присутствует отдельный подраздел с осуждением КНДР, но его согласование было менее сложным, поскольку Северная Корея в конференции не участвовала). Компромисс по Ближнему Востоку заключался в следующем. Союзники Израиля не стали блокировать его упоминание в итоговом документе. Вместе с тем речь в нем идет не о зоне, свободной от ядерного оружия, а о зоне, свободной от оружия массового уничтожения, что подразумевает обязательства в т.ч. и арабских государств. Конкретные же действия по реализации резолюции 1995 г. были выработаны на основе внесенного Россией в 2009 г. набора предложений по этому вопросу. Было решено, что в 2012 г. Генеральный секретарь ООН при поддержке государств — соавторов резолюции 1995 г. (Великобритания,

Россия и США) и при участии других стран ядерной «пятерки» и всех государств ближневосточного региона созовет конференцию по вопросам реализации резолюции 1995 г. по Ближнему Востоку о создании в этом регионе зоны, свободной от оружия массового уничтожения. Также было решено, что будет назначен специальный координатор по этому вопросу, уполномоченный поддерживать реализацию этой резолюции.

Мирное использование атомной энергии

Здесь также столкнулись позиции развитых и развивающихся государств. Развивающиеся страны утверждали, что право на мирное использование атомной энергии, закрепленное в ст. IV ДНЯО, не может быть ограничено обязательствами по нераспространению ядерного оружия. Они также настаивали на неограниченной передаче им ядерных технологий. Некоторые пытались даже утверждать, что у стран — обладателей ядерных технологий существует едва ли не обязательство делиться ими с другими государствами. С особым жаром эта группа государств обличала двойные стандарты в области мирного ядерного сотрудничества. Вновь, как и при обсуждении вопросов нераспространения, критиковались многосторонние режимы ядерного экспортного контроля в целом и, прежде всего, принятое в 2008 г. специальное решение Группы ядерных поставщиков о снятии ограничений на мирное ядерное сотрудничество с Индией, которое позволило осуществлять поставки в Индию ядерных товаров и технологий для гражданских целей.

Развитые государства, напротив, настаивали на том, что право на мирное использование атомной энергии неразрывно связано с соблюдением обязательств по нераспространению ядерного оружия. Ими уделялось большое внимание многосторонним подходам к ядерному топливному циклу. Как правило, многосторонние подходы подразумевают оказание услуг по обогащению урана и/или переработке отработанного ядерного топлива странам, не имеющим соответствующих объектов, но без непосредственной передачи им необходимых для этого установок или технологий.

В итоге в заключительный документ Конференции в сильно смягченном виде вошли положения о важности многосторонних подходов к ядерному топливному

циклу. Одновременно в нем упоминается и о важности максимально полного обмена оборудованием, материалами и технологиями для целей мирного использования атомной энергии.

Разоружение

В отличие от проблем ядерного нераспространения и мирного использования атомной энергии, где основные разногласия существуют между развитыми и развивающимися государствами, в вопросах ядерного разоружения главными являются разногласия ядерных и неядерных стран. Несмотря на реальные достижения в области ядерного разоружения (прежде всего, подписание в апреле 2010 г. в Праге российско-американского Договора об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений—ДСНВ), большинство неядерных государств выступили с требованиями о дальнейших радикальных шагах в этой области.

Со стороны государств ДН звучало настойчивое требование об уничтожении ядерного оружия к 2025 г., о начале работы над программой поэтапного уничтожения ядерного оружия с конкретными временными рамками, об учреждении механизма проверки сокращений, осуществляемых ядерными государствами, о постановке объектов ядерных держав под гарантии МАГАТЭ, о разработке универсального, безусловного и юридически обязательного документа, предоставляющего гарантии безопасности неядерным государствам — участникам ДНЯО, о понижении боеготовности ядерного оружия, о снижении его роли в военных доктринах и т.д. Кроме того, некоторые европейские неядерные государства начали активно поднимать тему необходимости сокращения тактического ядерного оружия.

Позиция России базировалась на том, что продвижение по пути ядерного разоружения не должно приводить к нарушению сложившегося военно-политического баланса и уменьшению международной безопасности. Сокращение ядерных потенциалов, а также понижение боеготовности ядерного оружия и повышение транспарентности ядерных арсеналов должны сопровождаться одновременным сокращением обычных вооружений, разрешением региональных конфликтов, отказом от размещения оружия в космосе и развертывания стратегических наступательных вооружений в обычном оснащении. В противном случае ядерное разо-

ружение может привести не к укреплению, а к подрыву международной безопасности, созданию и закреплению одностороннего превосходства одних государств над другими и к возможным попыткам со стороны государств, имеющих военные преимущества, вести разговор с другими государствами «с позиции силы». Дискуссия по тактическому ядерному оружию возможна, но лишь в контексте переговоров о сокращении всех видов ядерного оружия. Предпосылками для нее должен стать вывод тактического ядерного оружия ядерными государствами на свои национальные территории и демонтаж соответствующей инфраструктуры за рубежом.

Принятые решения в целом соответствуют этим подходам. В итоговом документе выражается поддержка российско-американского ДСНВ, говорится о важности усилий всех государств (как ядерных, так и неядерных) для создания условий для реализации цели мира без ядерного оружия. Упоминается важность соблюдения принципа равной безопасности для всех при осуществлении процесса ядерного разоружения (что подразумевает, помимо необходимости сокращения всех видов вооружений, также урегулирование региональных конфликтов). Прямого упоминания тактического ядерного оружия в документе нет. Многие требования неядерных государств также были включены в итоговый документ, но не как обязательства ядерных государств или решения Конференции, а как призывы и пожелания относительно рассмотрения тех или иных вопросов.

Некоторые выводы

Главное достижение Конференции состоит в том, что на ней был принят согласованный итоговый документ, который продемонстрировал способность государств — участников ДНЯО договариваться по наиболее сложным вопросам нераспространения, мирного использования и разоружения. Также важно то, что все положения ДНЯО, а также принятое в 1995 г. решение о безусловном и бессрочном продлении Договора остаются в силе. Конференция продемонстрировала, что в целом как развитые, так и развивающиеся государства устраивает существующий режим нераспространения ядерного оружия, и идти на его подрыв в настоящее время они не готовы.

Одновременно Конференция показала рост влияния развивающихся стран. Они смогли продвинуть в итоговый документ многие выгодные для себя положения и заблокировать ряд невыгодных. Эти государства явно дали понять, что хотят сохранять свободу рук в рамках ДНЯО, не беря на себя дополнительных обязательств. В первую очередь это касается создания «чувствительных» элементов ядерного топливного цикла — обогащения урана и химической переработки отработанного ядерного топлива, которые в случае принятия соответствующего политического решения могут быть использованы для получения оружейных расщепляющихся материалов. При этом самостоятельное развитие ядерных программ представляет для большинства развивающихся государств сложную задачу. Именно по этой причине для них столь важен вопрос о беспрепятственном получении иностранного оборудования, технологий и материалов.

Вместе с тем явно прослеживается желание многих государств использовать проблематику нераспространения для достижения иных политических целей. Это, в частности, проявляется в том, что ядерные программы союзников и партнеров получают различные преференции, а ядерные программы политических противников подвергаются критике и санкциям с привлечением международных инструментов. Также эта тенденция проявляется в попытках навязать другим государствам такие обязательства, которые ведут к появлению односторонних военно-политических преимуществ у тех или иных стран. Это — тревожный знак, демонстрирующий, что режим нераспространения для некоторых стран является порой не целью, а инструментом политической борьбы.

Показательно, что реальные достижения в области ядерного разоружения не оказали значимого влияния на поведение неядерных государств на конференции. Все неядерные государства единодушно выдвинули весьма радикальные разоруженческие требования, а развивающиеся страны в дополнение к этому не стали более уступчивыми и по вопросам нераспространения и мирного использования. Этот факт объективно заставляет вернуться к рассмотрению вопроса о том, насколько действенным инструментом укрепления режима нераспространения ядерного оружия является ядерное разоружение.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.