Научная статья на тему 'Правовая база и проблемы международного режима ядерного нераспространения'

Правовая база и проблемы международного режима ядерного нераспространения Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
1540
457
Поделиться
Ключевые слова
МАГАТЭ / РЕЖИМ ЯДЕРНОГО НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ / ЯДЕРНЫЙ ТЕРРОРИЗМ / ДОГОВОР О НЕРАСПРОСТРАНЕНИИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Бояркина Дарья Александровна

В статье раскрывается история формирования режима ядерного нераспространения, перечисляются основные документы, регламентирующие этот режим, дается оценка новых угроз режиму и предлагаются пути его укрепления.

Legal Framework and Current Issues of International Nuclear Nonproliferation Regime

The article deals with the history of the nuclear nonproliferation regime, gives the major documents regulating this regime, provides an assessment of new challenges to the regime and proposes the ways to combat them.

Текст научной работы на тему «Правовая база и проблемы международного режима ядерного нераспространения»

УДК 327.341.67

Д. А. Бояркина

правовая база и современные проблемы международного режима ядерного нераспространения

В статье раскрывается история формирования режима ядерного нераспространения, перечисляются основные документы, регламентирующие этот режим, дается оценка новых угроз режиму и предлагаются пути его укрепления.

Ключевые слова: МАГАТЭ, режим ядерного нераспространения, ядерный терроризм, Договор о нераспространении ядерного оружия.

Legal Framework and Current Issues of International Nuclear Nonproliferation Regime. DARIA

A. BOYARKINA (Lomonosov Moscow State University, Moscow).

The article deals with the history of the nuclear nonproliferation regime, gives the major documents regulating this regime, provides an assessment of new challenges to the regime and proposes the ways to combat them.

Key words: IAEA, the nuclear non-proliferation, nuclear terrorism, the NPT.

Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) 1968 г. призван укрепить безопасность государств, затруднить возможность развязывания ядерной войны и приблизить решение о ликвидации ядерного оружия.

На сегодняшний день ДНЯО - самое крупное соглашение, к которому присоединилось 189 государств, включая пять государств, официально обладающих ядерным оружием. Таким образом, по числу участников ДНЯО 1968 г. является многосторонним договором. И он, безусловно, относится к общим многосторонним международным договорам, ибо его объект и цель представляют всеобщий интерес для всех государств.

Объектом Договора является нераспространение ядерного оружия, осуществляемое посредством воздержания государств от действий, способствующих приобретению неядерными государствами ядерного оружия. Цель ДНЯО - предотвращение распространения ядерного оружия среди государств, которые им не обладают. ДНЯО должен стать многосторонним, общим, открытым, универсальным международно-правовым договором.

Одно из центральных мест в Договоре занимает ст. III, в которой изложены контрольные мероприятия, гарантирующие соблюдение международного режима нераспространения ядерного оружия. Контроль в этой области возложен на МАГАТЭ, осуществляющее его в целях недопущения использования в военных целях ядерных материалов,

установок или оборудования, предназначенных для мирного использования ядерной энергии.

Сложность проблемы в том, что между ядерной энергией, применяемой в мирных целях, и немирной ядерной деятельностью существует тесная связь. «... мирные ядерные реакторы при определенных условиях могут быть использованы для получения плутония, необходимого для производства ядерного оружия. Наиболее яркий пример - Пакистан, который получил в 1984 г. плутоний на одном из мирных ядерных реакторов» [2, с. 43]. Кроме того, существует опасность, что неядерные государства смогут создать ядерное оружие, используя отсутствие в ДНЯО 1968 г. четкого определения термина «мирное применение ядерных технологий».

Договор обязывает государства вести переговоры к разоружению, конечной целью которого должно быть полное запрещение, а затем и уничтожение ядерного оружия. Под ядерным разоружением понимается широкий комплекс согласованных мероприятий государств, призванных в конечном итоге обеспечить физическое уничтожение ядерного оружия и недопущение возобновления его производства в дальнейшем.

Построение мира, полностью свободного от ядерного оружия и располагающего всеми гарантиями того, что ядерная энергия будет применяться только в мирных целях, не может на нынешней стадии международных отношений реально рассматриваться как дело обозримого будущего.

БОЯРКИНА Дарья Александровна, аспирант кафедры информационного обеспечения внешней политики РФ факультета мировой политики (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва). E-mail: Daria2002@mail.ru © Бояркина Д.А., 2012

Однако коллективными усилиями всех ядерных государств при должной настойчивости неядерных стран необходимо обеспечить непрерывность процессов ограничения, сокращения и последующей ликвидации ядерных вооружений. В этом состоит основной смысл ст. VI ДНЯО, и от этого зависит жизнестойкость всего Договора, его сохранение в качестве важной составляющей системы международной безопасности.

Нормы ДНЯО 1968 г. заложили прочный правовой фундамент всего международного режима нераспространения ядерного оружия. Договор отвечает безопасности всех государств и интересам обеспечения всеобщего мира. При последовательном и полном его соблюдении Договор закрывает все возможные пути для распространения ядерного оружия и обеспечивает необходимый международный контроль за выполнением государствами взятых по нему обязательств. При этом, являясь ключевым международно-правовым документом в сфере международной безопасности, ДНЯО значительно расширяет для стран, не обладающих ядерным оружием, возможность мирного использования ядерной энергии.

В 1970-1971 гг. специальный Комитет по гарантиям, созданный Советом управляющих МАГАТЭ, разработал соответствующую систему гарантий, получившую название всеобъемлющей (comprehensive). В 1971 г. систему утвердил Совет управляющих МАГАТЭ в виде типового проекта соглашения о гарантиях между Агентством и государством - участником ДНЯО под индексом INFCIRC/153, действующим в настоящее время как INFCIRC/153 (corrected).

Тайная ядерная программа КНДР показала, что любая страна может осуществлять военную ядерную программу, скрывая ее от МАГАТЭ. В связи с этим МАГАТЭ неоднократно обвиняли в том, что оно не смогло предотвратить появления ядерного оружия в Северной Корее, а также образования целого ряда «пороговых» и «околоядерных» государств.

Сегодня режим ядерного нераспространения находится в кризисе. Причинами мировое сообщество считает деструктивные акции, связанные со странами так называемого третьего мира и с негосударственными организациями террористической направленности, стремящимися к обладанию ядерным оружием. Представляется, что данная оценка источников кризиса упрощенная.

Окончание «холодной войны» (1990 г.) привело к трансформации международных отношений и открыло перед странами ДН (странами, участвующими в Движении неприсоединения), не вошедшими в «американскую группу» (стран -

союзников США), новые стимулы для приобретения ядерного оружия. Как следствие, конфликты, на пресечение которых Совет Безопасности ООН не давал согласия (войны против Югославии в 1999 г. и против Ирака в 2003 г.), восприняты странами ДН как неспособность международного права и международных институтов обеспечить национальную безопасность. Обладание ядерным оружием в сложившейся ситуации странами ДН воспринимается как неотъемлемая часть военной политики.

Режимы, направленные на ликвидацию оружия массового уничтожения (ОМУ), были созданы на базе Договора о нераспространении ядерного оружия, Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (1993 г.) и Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (1971 г.). К этой же категории относятся наименее обязательные с юридической точки зрения и наиболее ограниченные по числу участников режимы, которые имеют дело исключительно с нераспространением оружия, такие как режимы экспортного контроля, созданные Группой ядерных поставщиков и Австралийской группой, а также режим контроля за ракетной технологией.

Из всех видов угроз, представляемых разными видами ОМУ, наиболее разрушительными по своим последствиям и широкими по своему охвату являются угрозы, связанные с ядерным оружием. Для устранения такой опасности необходим многосторонний подход. Именно это обстоятельство предопределило, что по своему характеру международный режим нераспространения ядерного оружия (МРНЯО) стал глобальным и близким к универсальному по числу участников.

Профессор международных отношений и бывший советник по разоружению и нераспространению ядерного оружия при ООН и МАГАТЭ Ха-ральд Мюллер в компонентной структуре МРНЯО выделил четыре основных принципа:

1) принцип, связывающий распространение ядерного оружия с повышением вероятности ядерного конфликта;

2) принцип, признающий совместимость многосторонней политики ядерного нераспространения с продолжением и даже распространением использования ядерной энергии в мирных целях;

3) принцип, утверждающий связь между горизонтальным (увеличением числа стран, имеющих ядерное оружие) и вертикальным (наращивание ядерных потенциалов странами, имеющими ЯО) распространением ядерного оружия;

политология

4) принцип верификации -и девять норм, основные из которых: обязательство государств, не обладающих ядерным оружием (НЯОГ), не стремиться к его приобретению; обязательство всех участников режима не способствовать НЯОГ в приобретении ядерного оружия; обязательство официальных ядерных государств стремиться к полному ядерному разоружению.

Другие нормы носят прескриптивный характер и потому принимают форму правил. Таковы нормы, регулирующие экспорт ядерных материалов и оборудования и порядок верификации. Также МРНЯО насчитывает несколько типов процедур, определяющих процесс рассмотрения действия ДНЯО.

Коллектив российских исследователей в двухтомной книге «Ядерное нераспространение» (2002 г.) предлагает следующую дефиницию: режим ядерного нераспространения - это «совокупность международных договоренностей и организаций с участием как ядерных, так и неядерных государств, а также внутренних законодательств стран-участников, целью которых является предотвращение приобретения ядерного статуса государствами, которые не имели его к 1967 г.» [3].

Принципиально новые задачи в сфере ядерного нераспространения возникли вследствие расширившейся практики передачи ядерных материалов, оборудования и технологий по каналам нелегальной коммерции, через тайные сети «черного рынка», включающие поставщиков, посредников, перевозчиков и обслуживающие их структуры.

В мае 2003 г. по инициативе президента США Джорджа Буша-младшего был создан международный механизм принуждения в сфере экспортного контроля - Инициатива по безопасности в области распространения оружия массового уничтожения (ИБОР) [4]. Свое идеологическое оформление ИБОР получила в сентябре того же года в Париже, когда на очередной встрече глав 11 стран, входивших в то время в так называемое ядро ИБОР, было принято Совместное заявление о принципах перехвата оружия массового уничтожения, систем его доставки и относящихся к ним материалов во время их транзита через пространства, не находящиеся под национальным контролем. Ниша деятельности для ИБОР - выявление, предотвращение и пресечение незаконного оборота и трансграничного перемещения товаров, предназначенных для создания оружия массового уничтожения, средств его доставки и их компонентов, прежде всего через «черный рынок».

С ростом незаконного оборота ядерных материалов, оборудования, технологий, средств радиоактивного заражения, ядерных материалов и ядерных взрывных устройств увеличивается угроза их

приобретения террористическими и экстремистскими организациями (такими как «Аль-Каида», имеющая ячейки в десятках стран). Источником для снабжения террористов ядерными взрывными устройствами вполне может быть ядерное государство с неустойчивым политическим режимом, как Пакистан, в случае прихода к власти экстремистских исламских сил.

Проблема «ОМУ-терроризма» больше, чем любая другая проблема нераспространения, носит наднациональный характер, и для достижения успеха в ее разрешении необходимы согласованные усилия всего мирового сообщества.

Возврат ведущих мировых держав, Израиля, Индии, КНДР и Пакистана к нулевому порогу по ОМУ, экономический запрет на поставки технологий двойного назначения и экспорт обычных вооружений могут существенно снизить уровень террористической угрозы, лишив террористов доступа к ОМУ, а также настроить «пороговые» страны (Иран, ЮАР и др.) на отказ от идеи создания ракетно-ядерного и другого оружия массового уничтожения.

На данный момент необходим пакет новых международных и двусторонних договоров и соглашений по сокращению имеющихся вооружений, производства оружия и боевой техники, прекращению НИОКР оборонного характера, полный запрет на экспорт оружия и технологий двойного назначения.

Ядерный и любой другой терроризм можно победить только решительными действиями всего мирового сообщества по двум основным направлениям: связанному непосредственно с ядерным оружием (ускоренное сокращение числа ядерных и других потенциально опасных объектов, в первую очередь военного назначения, и надежная защита объектов «мирного атома», новых прорывных научных открытий «двойного» назначения) и направленному на создание миропорядка, основанного на взаимном доверии и уважении государств и прав человека без национальных, этнических, религиозных и любых внутренних и региональных конфликтов.

Решение проблем ядерного нераспространения предполагает коллективные меры. Резолюцию 1887, принятую единогласно Советом Безопасности ООН 24 сентября 2009 г., можно рассматривать как своеобразную «дорожную карту» по укреплению режима ядерного нераспространения.

В пункте 9 Резолюции 1887 говорится «о заявлениях каждого из пяти официально признанных ядерных государств, отмечавшихся в Резолюции 984 (1995 г.), в которых они дают государствам -участникам ДНЯО, не обладающим ядерным оружием, гарантии безопасности от применения

ядерного оружия против них». Однако статус Резолюции 984, принятой Советом Безопасности ООН 11 апреля 1995 г., не удовлетворяет многие неядерные государства. Они обоснованно продолжают добиваться выработки юридически обязательного международно-правового документа о гарантиях безопасности.

Важнейшей целью является увеличение числа участников Договора и соблюдения всеми участниками всех положений ДНЯО - фундамента режима ядерного нераспространения. Резолюция 1887 (пункт 6) предлагает мировому сообществу «способствовать укреплению Договора и установить реалистичные и достижимые цели по всем трем основным компонентам Договора: нераспространение, использование ядерной энергии в мирных целях и разоружение».

На сегодня ДНЯО не приобрел универсального характера. С одной стороны, ни Индия, ни Пакистан, ни Израиль не готовы присоединиться к Договору в качестве государств, не обладающих ядерным оружием. Мало надежды и на то, что КНДР возвратится в ДНЯО, демонтировав ядерные боезаряды. С другой стороны, невозможно, чтобы эти четыре страны стали участниками ДНЯО в качестве государств, обладающих ядерным оружием. Решением данной проблемы представляется вовлечение государств в режим ядерного нераспространения на условиях выполнения положений ДНЯО как бы «по умолчанию», но через непосредственное участие в других многосторонних инструментах предотвращения распространения ядерного оружия.

Таким образом, необходимы скорейшее вступление в силу ДВЗЯИ (Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний), подготовка и заключение договора о запрещении производства расщепляющегося материала для ядерного оружия и других ядерных взрывных устройств (ДЗПРМ), а также охват Дополнительным протоколом 1997 г. к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ всех без исключения занимающихся ядерной деятельностью государств.

Созвучны указанным выше мерам в области снижения рисков распространения ядерного оружия два зародившихся в 2000-2001 гг. международных проекта: первый - по инновационным ядерным реакторам и топливным циклам (ИН-ПРО), второй - по разработке ядерных реакторов 4-го поколения и инновационных ядерных топливных циклов («Поколение IV»). Эти проекты были дополнены в 2006 г. комплексной международной программой повышения глобальной энергобезопасности, содействия разработке экологически чистых источников энергии, снижения риска ядер-

ного распространения и улучшения состояния окружающей среды (эта программа известна как Глобальное ядерно-энергетическое партнерство -ГЯЭП). Участниками ИНПРО, «Поколения IV» и ГЯЭП являются свыше 30 государств, в том числе все постоянные члены Совета Безопасности ООН, основные поставщики ядерного топлива, страны, владеющие технологиями переработки облученного ядерного топлива (кроме Индии).

3-28 мая 2010 г. в Нью-Йорке состоялась восьмая Конференция по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия. В результате удалось принять согласованный итоговый документ, который состоит из двух частей. Итоговый документ Конференции по ДНЯО принят впервые за 10 лет, вопреки разногласиям в подходах различных групп государств к тому, каким образом укреплять режим ядерного нераспространения [1].

Региональная проблематика была вынесена в отдельный раздел итогового документа. В нем присутствует отдельный подраздел с осуждением КНДР, но в основном рассматривается вопрос о реализации резолюции 1995 г. по Ближнему Востоку. Компромисс по Ближнему Востоку заключался в следующем. Союзники Израиля не стали блокировать упоминание мирной направленности иранских ядерных исследований в итоговом документе. Вместе с тем речь в нем идет не о зоне, свободной от ядерного оружия, а о зоне, свободной от оружия массового уничтожения, что подразумевает обязательства в том числе и арабских государств. Конкретные же действия по реализации резолюции 1995 г. были выработаны на основе внесенного Россией в 2009 г. набора предложений по этому вопросу. Было решено, что в 2012 г. Генеральный секретарь ООН при поддержке государств - соавторов резолюции 1995 г. (Великобритания, Россия и США) и при участии других стран ядерной «пятерки» и всех государств ближневосточного региона созовет конференцию по вопросу о создании, в рамках реализации резолюции 1995 г. по Ближнему Востоку, в этом регионе зоны, свободной от оружия массового уничтожения.

В отличие от проблем нераспространения ядерного оружия и мирного использования атомной энергии, где основные разногласия существуют между развитыми и развивающимися государствами, в вопросах по разоружению главными являются разногласия ядерных и неядерных стран. Несмотря на достижения в области ядерного разоружения (прежде всего подписание в апреле 2010 г. в Праге российско-американского Договора об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений - ДСНВ), большинство неядерных

политология

государств выступили с требованиями о дальнейших радикальных шагах в этой области.

Таким образом, главное достижение Конференции состоит в принятии согласованного итогового документа, демонстрирующего способность государств - участников ДНЯО договариваться по вопросам нераспространения, мирного использования и разоружения [1]. Все положения ДНЯО, а также принятое в 1995 г. решение о безусловном и бессрочном продлении Договора остаются в силе. Конференция продемонстрировала, что развитые и развивающиеся государства устраивает существующий режим нераспространения ядерного оружия, и идти на его подрыв они не готовы.

Одновременно Конференция показала рост влияния развивающихся стран, которые продвинули в итоговый документ многие выгодные для себя положения и заблокировали ряд невыгодных. Данные государства хотят сохранять свободу действий в рамках ДНЯО, не беря на себя дополнительных обязательств. Самостоятельное развитие ядерных программ представляет для большинства развивающихся государств сложную задачу, и по этой причине для них важен вопрос о беспрепятственном получении иностранного оборудования, технологий и материалов.

Вместе с тем многие государства хотят использовать проблематику нераспространения для

достижения иных политических целей: ядерные программы союзников и партнеров получают различные преференции, а ядерные программы политических противников подвергаются критике и санкциям с привлечением международных инструментов. Эта тенденция проявляется также в попытках навязать другим государствам обязательства, которые ведут к появлению односторонних военнополитических преимуществ у тех или иных стран. Это тревожный знак, демонстрирующий, что режим нераспространения для некоторых стран является не целью, а инструментом политической борьбы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Булычев А. Об итогах конференции по рассмотрению действия договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) // Власть: Общенационал. науч.-полит. журн. 2010. № 8. С. 142-145.

2. Осипов Г.А. Развивающиеся страны и нераспространение ядерного оружия. М.: Наука, 1990. 90 с.

3. Ядерное нераспространение: учеб. пособие для студентов высших учебных заведений. В 2 т. Т. 1 / под общ. ред.

В.А. Орлова. 2-е изд. М. : ПИР-центр, 2002. 528 с.

4. ProliferationSecurityInitiative (PSI) . URL: http://fpc.state. gov/documents/organization/102629.pdf.